Библиографическое описание:

Галиева О. С. Соглашение о «золотом парашюте»: баланс интересов менеджеров и акционеров [Текст] // Право: история, теория, практика: материалы IV междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, июль 2016 г.). — СПб.: Свое издательство, 2016. — С. 49-53.



Статья посвящена анализу и исследованию споров, связанных и выплатой денежной компенсации руководителю компании в случае прекращения трудового договора по решению уполномоченного органа юридического лица.

Ключевые слова: «золотые парашюты», корпоративные споры, сделка с заинтересованностью, судебная практика

Вопросы о «золотых парашютах» для топ-менеджеров компаний, об их размере и обоснованности уже долгое время являются источниками многочисленных дискуссий как в среде людей активно занимающихся бизнесом, так и в рамках юридического научного сообщества. В чем смысл и значение термина «золотой парашют»? Какими нормами регулируются, и в чем заключается правовая природа данного явления? Каким образом соглашение о «золотом парашюте» может повлиять на права и законные интерсы акционеров и причинить вред юридическому лицу? Ответы на эти и другие вопросы — в настоящем докладе.

1. История «парашютов»: от жестяного до золотого.

Термином «парашют», «компенсационный парашют» («severance parachutes») юристы и бизнесмены именуют нечто иное, как предусмотренную трудовым договором норму о выплате работнику определенной денежной суммы в случае досрочного расторжения с ним трудового договора.

Почему именно термином «парашют» обозначаются данные выплаты? Парашют в рассматриваемом случае представляет собой явление, которое является определенной материальной защитой, гарантией и опорой для уволенных работников не по своей инициативе.

В теории корпоративного права существует три вида «парашютов», которые предоставляют корпорации своим работникам: золотой («golden parachutes»), серебряный («silver parachutes») и жестяной («tin parachutes») [1].

Серебряный парашют — это компенсационный парашют, заключаемый со средним менеджментом корпорации и отличающийся от золотого парашюта значительно меньшими компенсационными выплатами. Иногда серебряным парашютом называют золотой парашют, заключенный с топ менеджером компании, по которому проходит незначительная сумма денежных средств. Жестяной парашют — это компенсационный парашют, которым наделяются все работники компании. [1].

Таким образом, «золотой парашют» — это компенсационный парашют, заключаемый с топ-менеджментом корпорации. Именно они получили на практике наибольшее распростарнение и представляют наибольший интерес как предмет многочисленных корпоративных споров.

«Золотой парашют» представляет ценность на практике в качестве защиты руководителя юридического лица от ситуаций, когда другое юридическое лицо имеет цель на поглощение данного юридического лица с последующим отстранением от должности руководителя компании (действующего менеджера) и назначением собственного руководителя. Безусловно руководитель имеет наибольший процент зависисимости от владельцев компании в отличии от других категориев работников: он напрямую связан с интересами и желаниями акционеров. В связи с этим формируются особые трудовые отношения, в рамках которых уполномоченному органу юридического лица предоставляется право без объяснения причины прекратить трудовые отношения. В связи с особым статусом трудовых отношений необходим и особый механизм предоставления гарантий и защиты данному работнику.

На сегодняшний на практике выделяют две функции «золотого парашюта»: как гарантия от неблагоприятных последствий после увольнения, и как определенного рода барьер для тех, кто хочет поглатить компанию и устранить от должности руководителя.

2. Законодательное регулирование. Практика.

Название данной выплаты не зря отслылает нас к одному из видов самого драгоценного металла, поскольку сумма денежной компенсации довольно часто имеет достаточно большой размер. Периодические печатные издания не раз публиковали рейтинг самых больших «золотых парашютов» современности. Одним из самых известных примеров — выплата экс-президенту ПАО «Ростелеком» Александру Провоторову «золотого парашюта» в размере 200 млн рублей в 2015 году [2].

На сегодняшний день законодатель установил в ст. 279 Трудового кодекса Российской Федерации (далее-ТК РФ) от 30.12.2001 N 197-ФЗ (ред. от 30.12.2015) следющее регулирование данной гарантии для руководителя организации: «В случае прекращения трудового договора с руководителем организации в соответствии с пунктом 2 статьи 278 настоящего Кодекса при отсутствии виновных действий (бездействия) руководителя ему выплачивается компенсация в размере, определяемом трудовым договором, но не ниже трехкратного среднего месячного заработка, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Кодексом» [3].

Стоит отметить, что по смыслу положений ст. 279 ТК РФ во взаимосвязи с положениями ст. 278 ТК РФ выплата компенсации — необходимое условие прекращения трудового договора с руководителем организации в случае принятия уполномоченным органом юридического лица, собственником имущества организации или уполномоченным им лицом (органом) решения о прекращении трудового договора при отсутствии виновных действий (бездействия) руководителя.

Рассматриваемая статья 279 ТК РФ претерпела несколько редакций, в связи с признанием предыдущей редакции несоответствующей Конституции РФ. Кроме этого, в отношении «золотых парашютов» в практике существуют следующие спорные моменты:

2.1 Размер денежной компенсации.

Первоначально законодателем не был устанавлен конкретный размер компенсации, что рассматривалось долгое время как возможность злоупотребления правом со стороны работодателя.

Вопрос относительно установления минимального размера денежной компенсации в случае увольнения руководителя организации был предметом рассмотрения в Конституционном Суде Российской Федерации (далее — КС РФ). В Постановлении КС РФ от 15.03.2005 N 3-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 2 статьи 278 и статьи 279 Трудового кодекса Российской Федерации и абзаца второго пункта 4 статьи 69 Федерального закона «Об акционерных обществах» КС РФ пришел к выводу о том, что «правовой статус руководителя организации (права, обязанности, ответственность) значительно отличается от статуса иных работников, что обусловлено спецификой его трудовой деятельности, местом и ролью в механизме управления организацией: он осуществляет руководство организацией, в том числе выполняет функции ее единоличного исполнительного органа, совершает от имени организации юридически значимые действия (статья 273 Трудового кодекса Российской Федерации; пункт 1 статьи 53 ГК Российской Федерации)». [4]

В своем Постановлении КС РФ также подчеркнул, что отстутвие минимального размера компенсации — легальная возможность устанавливать компенсацию в размере, не отвечающем цели данной выплаты (при том что для лица, претендующего на должность руководителя, бывает затруднительно договориться о включении в трудовой договор наиболее выгодных для себя условий по обстоятельствам объективного и субъективного характера, таким как конкуренция на рынке труда, характер и цели деятельности юридического лица, его организационно-правовая форма), либо не устанавливать ее вообще и потому не выплачивать.

Таким образом, КС РФ пришел к выводу о неконститутционности данной нормы: «отстутствие минимального размера компенсации приводит к несоразмерному ограничению права каждого свободно выбирать род деятельности и профессию, права на защиту от безработицы, иных, связанных с ними, прав и свобод человека и гражданина, к нарушению равенства при осуществлении трудовых прав, баланса прав и законных интересов сторон трудового договора».

Со временем законодатель внес изменение в данную норму: на сегодняшний день минимальный размер гарантии составляет не ниже трехкратного месячного заработка.

2.2. Оспаривание «золотых парашютов» акционерами общества:

  • Соглашение о «золотом парашюте»— сделка сзаинтересованностью;

Президиум ВАС РФ в постановлении от 04.09.12 № 17255/09 отметил, что соглашение о «золотом парашюте» можно рассматривать как гражданско-правовую сделку, которая регулируется в том числе нормами корпоративного права, поскольку является сделкой с заинтересованностью, когда лицо, назначаемое на должность единоличного исполнительного органа, является также и акционером данного общества (ст. 81 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ (ред. от 29.06.2015) «Об акционерных обществах», далее- Закон об акционерных обществах) [5]. Закон об акционерных обществах предусматривает особый порядок заключения данного рода сделок, поскольку может возникнуть конфликт интересов общества или его акционеров [6].

Таким образом, еще в 2012 году судебная практика пришла к выводу о том, что контракт с руководителем может ущемлять права акционеров общества, следовательно, они имеют право оспаривать данного рода сделку.

  • Вопрос ущемления прав акционеров;

Каким образом данного рода соглашение с руководителем компании может также повлиять на права акционеров? В Обзоре судебной практики ВС РФ № 3 (2015), утв. Президиумом ВС РФ 25.11.15 (определение ВС РФ от 30.03.15 № 307-ЭС14–8853 по делу № А56–31942/2013) в рамках разрешение споров, возникающих из корпоративных правоотношений, рассматривается ситуация, когда совет директоров необоснованно увеличил размер выплаченной компенсации, что нарушило баланс интересов участников корпоративных отношений и причинило вред обществу и его акционерам.

В процессе рассмотрения спора Верховный суд пришел к выводу, что определяя размер компенсации, совет директоров не мог действовать произвольно. Он должен был «исходить из предназначения компенсации как адекватной гарантии защиты бывшего руководителя от негативных последствий, наступивших в результате потери работы. Одновременно с этим на совете директоров лежала обязанность по соблюдению баланса интересов, с одной стороны, упомянутого руководителя, расторжение трудового договора с которым не было связано с его противоправным поведением, с другой стороны, акционеров, чьи инвестиционные интересы нарушаются выплатой явно завышенной и необоснованной компенсации» [7].

Высшая судебная инстанция в своем Обзоре обращает внимание на то,что для установления выплаты, не вытекающей из буквального значения условий трудового договора, совету директоров, осуществляющему стратегическое управление обществом и контролирующему деятельность исполнительных органов (п. 1 ст. 64, ст. 65, п. 1 ст. 69 Федерального закона от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ «Об акционерных обществах»), следовало представить веские обоснования и раскрыть акционерам информацию о причинах ее назначения, обеспечив прозрачность расчетов и четко разъяснив применяемые подходы и принципы.

Таким образом, на данном примере понятен баланс интересов: интерес менеджмента и акционеров. Такая выплата как компенсация руководителю компании в случае досрочного прекращения трудового договора, тем более выплата «золотого парашюта» отличаются своими большими размерами, должна быть максимально обоснована и одобрена акционерами: представлена информация о расчете, о причинах увеличения/уменьшения выплаты и иная информация. Данное право вытекает из сути их статуса как инвестора, интерес которого заключается в сохранении благосостояния и активов компании прежде всего.

  • Целевое назначение «золотого парашюта»

Пленум Верховного суда РФ в постановлении от 02.06.15 № 21 «О некоторых вопросах, возникших у судов…» подчеркнул, что при возникновении спора необходимо учитывать целевое назначение «золотого парашюта» [8]. Оно состоит в защите директора от негативных последствий, которые могут наступить в результате потери работы.

В связи с этим Верховный суд РФ в рассматриваемом Постановлении указал в качестве фактических обстоятельств, которые следует учитывать суду при возникновении спора относительно размера выплаченной компенсации, следующие:

‒ длительность периода работы уволенного лица в должности руководителя организации,

‒ время, остающееся до истечения срока действия трудового договора, трансформацию срочного трудового договора в трудовой договор, заключенный на неопределенный срок (часть четвертая статьи 58 ТК РФ),

‒ размер сумм (оплаты труда), которые увольняемый мог бы получить, продолжая работать в должности руководителя организации,

‒ дополнительные расходы, которые он может понести в результате прекращения трудового договора.

Но нельзя не отметить определенные риски, которые уже на сегодняшний день являются реальными при следовании на практике данной позиции ВС РФ. В данном случае уволенному руководителю было отказано в выплате компенсации, и, таким образом, руководителю не была предоставлена гарантия, предусмотренная трудовым законодательством, в принципе. Т. е. на практике суды должны будут признать «золотой парашют» чрезмерным и просто отказать в выплате. Но в то же время, как высказывался по данному поводу КС РФ в Постановлении от 15.03.2005 N 3-П “компенсация должна быть адекватной гарантией защиты бывшего руководителя от негативных последствий, наступивших в результате потери работы”, таким образом, в любом случае должен быть соблюден баланс интересов генерального директора и участников общества, что на сегодняшний день представляется трудно осуществимым.

Таким образом, мы видим насколько стремительно прогрессирует в правовом регулировании вопрос об установлении компенсации руководителям компаний в случае досрочного увольнения. Конфликтная ситуация вокруг данного рода соглашений длится уже более десяти лет: от установления на практике компенсации в сверхбольшом размере до определения критериев чрезмерности денежной выплаты высшими судебными инстанциями. Тем не менее, «золотые парашюты» являются необходимой гарантией и защитой от неблагоприятных последствий для любого топ-менеджера в случае досрочного увольнения, но как и любая другая правовая гарантия, должна осуществляться в рамках соблюдения баланса интересов.

Литература:

  1. Золотые парашюты от А до Я // Официальный сайт издательства «Дело и сервис» URL: http://dis.ru/library/553/25229/ (дата обращения: 07.06.2016);
  2. «Золотой парашют» экс-президента «Ростелекома» признан незаконным// Официальный сайт издпния CNEW. URL: http://www.cnews.ru/ (дата обращения: 07.06.2016);
  3. Трудовой кодекс Российской Федерации от 30.12.2001 N 197-ФЗ (ред. от 30.12.2015);
  4. Постановление Конституционного Суда РФ от 15.03.2005 N 3-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 2 статьи 278 и статьи 279 Трудового кодекса Российской Федерации и абзаца второго пункта 4 статьи 69 Федерального закона «Об акционерных обществах» в связи с запросами Волховского городского суда Ленинградской области, Октябрьского районного суда города Ставрополя и жалобами ряда граждан;
  5. Постановление Президиума ВАС РФ от 04.09.2012 N 17255/09 по делу N А73–8147/2009;
  6. Федеральный закон от 26.12.1995 N 208-ФЗ (ред. от 02.06.2016) «Об акционерных обществах»;
  7. «Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 3 (2015)" (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 25.11.2015);
  8. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 02.06.2015 N 21 «О некоторых вопросах, возникших у судов при применении законодательства, регулирующего труд руководителя организации и членов коллегиального исполнительного органа организации»

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle