Библиографическое описание:

Федоров П. Р. Проблемы процессуального статуса дознавателя по УПК РФ [Текст] // Юридические науки: проблемы и перспективы: материалы IV междунар. науч. конф. (г. Казань, май 2016 г.). — Казань: Бук, 2016. — С. 258-259.



Современный этап развития Российской Федерации характеризуется интенсивными преобразованиями системы уголовной юстиции. Серьезные изменения происходят в сфере правового регулирования уголовного судопроизводства, в том числе в части регламентации деятельности его участников. УПК РФ закрепил правовой статус такого нового участника процесса, как дознаватель [1].

Дознаватель — это должностное лицо органа дознания, правомочное либо уполномоченное начальником органа дознания осуществлять предварительное расследование в форме дознания, а также иные полномочия, предусмотренные УПК [2].

Процессуальныйстатус дознавателя, представляющий собой совокупность его прав и обязанностей, установленных нормами права и отвечающих выполняемой импроцессуальнойфункции, а также роль и место, отводимые этому участнику в уголовном процессе, закрепляется в УПК РФ не в полной мере и без конкретизации некоторых положений.

Обращает на себя внимание не совсем удачная формулировка ч. 1 ст. 41 УПК РФ, согласно которой «полномочия органа дознания, предусмотренные п. 1 части второй ст. 40 настоящего Кодекса, возлагаются на дознавателя начальником органа дознания или его заместителем». Совершенно очевидно, что полномочиями органа дознания дознаватель не обладает, и никто их на него не возлагает, — ими обладает только начальник органа дознания. Штатный дознаватель, обладая правом возбуждать уголовное дело и принимать его к своему производству (ч. 1 ст. 144 и ст. 146 УПК РФ), не нуждается в том, чтобы на него «возлагали» соответствующие полномочия, он ими обладает в силу своего служебного положения. Аналогичную критику вызывает п. 7 ст. 5 УПК РФ, где дается понятие дознавателя [3].

В соответствии с УПК на дознавателя, помимо непосредственных его функций, возложено также проведение неотложных следственных действий. Под неотложными закон понимает следственные действия, осуществляемые органом дознания после возбуждения уголовного дела, по которому производство предварительного следствия обязательно, в целях обнаружения и фиксации следов преступления, а также доказательств, требующих незамедлительного закрепления, изъятия и исследования. Лицо, производящее неотложные следственные действия, не является дознавателем в процессуальном смысле этого слова. Статус субъекта, выполняющего неотложные следственные действия, иной. Если орган дознания поручает кому-либо производство неотложных следственных действий, то на арене появляется новый субъект уголовного процесса — лицо, производящее неотложные следственные действия, которое требует законодательного закрепления.

Дознаватель, будучи, наряду со следователем, лицом, осуществляющим расследование по уголовным делам, в отличие от последнего является субъектом наименее защищенным от возможного противоправного воздействия со стороны заинтересованных лиц. Включение дознавателя в перечень лиц, в отношении которых применяется особый порядок уголовного судопроизводства, совершенно необходимо.

Дознаватель должен решать как информационные, так и правозащитные задачи. Информационные задачи выражаются в сборе качественного доказательного материала, а правозащитные в обеспечении прав участников процесса. Для качественной реализации указанных задач дознаватель должен быть наделен большей процессуальной самостоятельностью. Так по ряду правовых позиций следователь обладает большей процессуальной самостоятельностью, чем дознаватель. В отдельных случаях, предусмотренных законом, процессуальные решения дознавателя требуют согласования с начальником органа дознания, поскольку в противном случае решение не будет иметь юридической силы. Например, обвинительный акт требует утверждения у начальника органа дознания [1].

Взаимоотношения начальника органа дознания с дознавателем следует в законе оговорить более подробно. Целесообразно ввести в УПК РФ норму, содержащую перечень полномочий начальника органа дознания, подобную ст. 39 УПК определяющей перечень (пусть и не исчерпывающий) полномочий начальника следственного отдела. Это позволило бы снять многие противоречия, возникающие в процессе осуществления дознавателем своей профессиональной деятельности.

Законодатель, поместив дознавателя в группу участников со стороны обвинения, фактически узаконил обвинительный уклон. Однако процессуальная роль дознавателя не позволяет ему быть только обвинителем. Она не должна трактоваться упрощенно — как обвинение любой ценой. Изобличение подозреваемого и обвиняемого подразумевает установление по делу объективной истины.

Таким образом, на основании вышеизложенных положений, можно сделать вывод о том, что потребность в глубоком изучении процессуального статуса дознавателя обусловлена тем, что фигура дознавателя в уголовном процессе противоречива. Эта противоречивость вызвана целым рядом факторов: правовых, организационных, идеологических и прочих. Стоит обратить внимание на тот факт, что УПК РФ уже трижды уточнял нормативное определение дознавателя [1]. И всякий раз появлялись новые признаки этого понятия, расширяющие как круг субъектов, охватываемых этим понятием, так и сферу их полномочий.

В связи с этим существует необходимость в том, чтобы законодатель отреагировал на данную проблему путем уточнения некоторых понятий и введения новых, определяющих процессуальное положение дознавателя.

Литература:

  1. Эркенов М. Б. Процессуальный статус дознавателя. Дисс. канд. юрид. наук: 12.00.09. Н. Новогород. 2007. с. 16.
  2. Уголовно-процессуальный кодекс РФ (УПК РФ) от 18.12.2001 № 174-ФЗ.
  3. Семенцов В. А., Науменко О. А. Проблемы совершенствования дознания как формы предварительного расследования // Общество и право. — 2011. — № 4. — с. 257–262.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle