Библиографическое описание:

Эпова Д. Д. К вопросу об определении момента начала уголовно-правовой охраны жизни человека [Текст] // Юридические науки: проблемы и перспективы: материалы IV междунар. науч. конф. (г. Казань, май 2016 г.). — Казань: Бук, 2016. — С. 259-262.



Жизнь человека, безоговорочно, самое ценное благо. Право на жизнь — естественное право каждого. В соответствии со ст. 17 и ст. 20 Конституции РФ каждый имеет право на жизнь, а также на защиту основных прав и свобод, принадлежащих от рождения. Уголовный кодекс РФ признает охрану прав и свобод человека и гражданина от преступных посягательств одной из своих задач. О степени приоритетности этой задачи можно судить по тому, что в Особенной части УК РФ преступлениям против личности отведено первое место.

Общеизвестно, что жизнь человека имеет начало и конец и существует как предмет посягательства только тогда, когда человек родился и еще не умер. Но что же следует считать началом и концом жизни? Эти вопросы до сих пор остаются дискуссионными. Как правильно отмечает Борзенков Г. Н.: «не может быть убийства ни до начала жизни, ни после её прекращения» [14, С. 19]. В связи с этим установление момента начала жизни имеет прямое уголовно-правовое значение, необходимое для признания деяния убийством, либо простым прерыванием беременности (абортом). Можно ли плодоизгнание (аборт) считать убийством, ведь плод в утробе матери тоже живет и развивается.

На сегодняшний день нет единого подхода к тому, что считать началом человеческой жизни. Мнения ученых варьируются от момента зачатия до родов. Согласно преобладающей в настоящее время концепции жизнь человека начинается в момент физиологических родов, кода появляется возможность непосредственного физического воздействия на тело ребенка. Такой позиции, например, придерживался Н. И. Загородников [7, С.35].

Современные представители данной точки зрения при обосновании своей позиции ссылаются на ст. 106 УК, где, в частности, предусмотрено убийство ребенка во время родов. Они полагают, что если подобные действия вместо матери совершило другое лицо (например, акушер), оно подлежит ответственности за убийство по соответствующей статье УК РФ [10, С.8].

Такая позиция отражена и в ч.1 ст.53 ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в РФ», где моментом рождения ребенка признается момент отделения плода от организма матери посредством родов. Определяя момент начала жизни используют критерии живорождения, установленных Приказом Минздравсоцразвития РФ от 27 декабря 2011 г. № 1687н. «О медицинских критериях рождения, форме документа о рождении и порядке его выдачи». Согласно указанному приказу, живорождением является момент отделения плода от организма матери посредством родов при сроке беременности 22 недели и более при массе тела новорожденного 500 грамм и более (или менее 500 грамм при многоплодных родах) или в случае, если масса тела ребенка при рождении неизвестна, при длине тела новорожденного 25 см и более при наличии у новорожденного признаков живорождения (дыхание, сердцебиение, пульсация пуповины или произвольные движения мускулатуры независимо от того, перерезана пуповина и отделилась ли плацента) [5].

Уголовный закон не признает плод в утробе матери в качестве потерпевшего в составе убийства, хотя этот факт в известной мере отражается в некоторых статьях уголовного законодательства. Так п. «г» ч. 2 ст. 105 УК РФ, предусматривает убийство женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности. Этот вид убийства представляет повышенную общественную опасность в связи с тем, что виновный фактически посягает на две жизни: на жизнь потерпевшей и на жизнь плода человека. Законодатель исходит из того, что зачатый ребенок — это возможный будущий субъект права, поэтому и усиливает ответственность за посягательство на жизнь беременной женщины.

Существуют иные позиции на этот счет. Так, Н. Е. Крылова высказывает мнение о необходимости уголовно-правовой защиты эмбриона: «Любой живущий на Земле человек прошел через стадию эмбрионального развития прежде, чем родиться и получить правовой статус личности. Если уж УК России становится на защиту животных, предусматривая ответственность за жестокое с ними обращение, повлекшее их гибель или увечье (ст. 245), то почему в этом отказано человеческому эмбриону?» [13, С.44]

Г. Б. Романовский считает, что отрицание человеческого статуса у эмбриона приводит к безграничности возможных манипуляций над ним. Тем более, что многочисленные репродуктивные технологии это позволяют делать. В любом случае отношение к нерожденному не должно основываться на «сельскохозяйственном» подходе. Мало закрепить общую формулу о необходимости надлежащей защиты человека на всех стадиях его развития (включая дородовую), ревизии следует подвергнуть многие правовые институты, в том числе находящиеся в сфере ведения уголовного права [12, С.47].

Р. Шарапов говорит о том, что юридически жизнь человека — есть жизнь его мозга, и начало жизни мозга означает начало жизни человека. Следовательно, с правовых позиций начальная граница жизни человека на сегодняшний день как минимум должна связываться с появлением оформившейся массы головных клеток (рождением головного мозга), делающих плод жизнеспособным. Свою позицию он обосновывает тем, что моментом смерти человека признают его биологическую смерть, т. е. смерть головного мозга. Соответственно, если момент смерти человека — это гибель его головного мозга, то моментом начала жизни следует признавать зарождение мозга, которое происходит к 22 неделям беременности [11, С.75].

На наш взгляд такая позиция является наиболее правильной. Очевидно, что жизнь человека зарождается гораздо раньше, чем принято считать (раньше родов). Существует внутриутробная жизнь, в период которой человеческий эмбрион растет, «живет», развивается. Таким образом, моментом начала жизни человека следует признавать рождение головного мозга, т. е. достижение плодом 22 недель развития.

Исходя из изложенного, считаем необходимым обеспечить охрану жизни человеческого плода после 22 недель развития. Предлагаем признавать убийством посягательство на жизнь ребенка, находящегося в утробе матери, при сроке беременности свыше 22 недель.

Должны быть внесены изменения в ст. 106 УК РФ, по которой будут квалифицироваться убийства матерью не только новорожденного ребенка во время или сразу же после родов, но и убийство вынашиваемого ею ребенка в период более 22 недель беременности.

Потребуется изменения и в п. «г» ч. 2 ст. 105 УК РФ. В новой редакции должен указываться сроке не более 22 недель. Убийство беременной женщины с плодом при сроке беременности свыше 22 недель, должно квалифицироваться как убийство двух или более лиц.

Литература:

  1. Конституция Российской Федерации: принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. // Рос. газ.-1993.- 25 дек.
  2. Уголовный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ / в ред. ФЗ от 30.03.2015, с изм. от 07.04.2015 //Собр. законодательства РФ. — 17.04.1996 г. — № 25. — ст. 2954.
  3. Об охране здоровья граждан: Основы законодательства Российской Федерации от 21 ноября 2011 г. // Рос газ.- 2011.- 21 ноября.- № 323.
  4. О трансплантации органов и (или) тканей человека: Закон Российской Федерации от 22 декабря 1992 г. // Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ.- 2007.- 29 ноября.- № 279.- Ст. 62.
  5. Об утверждении Инструкции по определению критериев и порядка определения момента смерти человека, прекращения реанимационных мероприятий: Приказ Министерства здравоохранения РФ от 4 марта 2003 г. № 73 // Российская газета.- 2003.- 15 апреля.- № 72.
  6. Бояров С. Проблемы определения начала жизни человека в уголовном праве / С. Бояров // Уголовное право. — 2004. — № 4. — С. 13–14.
  7. Загородников Н. И. Преступления против жизни по советскому уголовному праву. — М., 2010.- 278 с.
  8. Козаев Н. Ш. Вопросы уголовно-правовой охраны жизни в свете современных достижений научно-технического прогресса // Медицинское право. — 2014. — № 2. — С. 6.
  9. Сердюк Л. Детоубийство: вопросы правовой оценки / Л. Сердюк // Российская юстиция. — 2003. — № 11. — С. 43–45.
  10. Татарников В. Г. Уголовная ответственность за тяжкие и особо тяжкие преступления против личности / В. Г. Татарников. — Иркутск, 2000. — 195 с.
  11. Шарапов Р. Начало уголовно-правовой охраны жизни человека: опыт юридического анализа / Р. Шарапов // Уголовное право. — 2005. — № 1. — С. 75–77.
  12. Романовский Г. Б. Начало жизни человека в уголовном праве//Уголовно-правовые меры борьбы с преступностью, 2012.- № 3.- С. 47.
  13. Крылова Н. Е. Ответственность за незаконное производство аборта и необходимость уголовно-правовой защиты «будущей» жизни // Вестник МГУ. Сер. 11 Право. — 2002. — № 6. — С. 44–45.
  14. Борзенков, Г.Н. Квалификация преступлений против жизни и здоровья. М., Зерцало-М, 2005. С. 19.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle