Библиографическое описание:

Устинова А. В. К вопросу о внесении земельных долей в уставный капитал юридических лиц, возникших в ходе реорганизации колхозов и совхозов [Текст] // Юридические науки: проблемы и перспективы: материалы IV междунар. науч. конф. (г. Казань, май 2016 г.). — Казань: Бук, 2016. — С. 210-213.



Многие граждане Российской Федерации давно стали собственниками земельных долей в результате реорганизации сельскохозяйственных предприятий. Однако, как показывают исследования и судебная практика, до сих пор граждане, желающие реализовать свое право собственности на земельную долю, сталкиваются с серьезными трудностями. Причинами такой ситуации специалисты называют несовершенство ранее действовавшего и современного законодательства и судебной практики.

При разрешении споров, связанных с осуществлением и защитой прав в отношении земель сельскохозяйственного назначения, в правоприменительной практике большую актуальность имеет проблема внесения земельных долей вуставный капитал юридических лиц, возникших входе реорганизации колхозов исовхозов.

Актуальность этого вопроса заключается в том, что в настоящее время нет как единой взгляда на обозначенную проблему со стороны законодателей и учёных, так и единообразной судебной практики, поэтому окончательную точку в спорах о внесении доле в уставный капитал ставить ещё отнюдь рано.

Анализ литературы и судебной практики показал, что существует две точки зрения на проблему внесения земельных долей в уставный капитал реорганизованных сельскохозяйственных предприятий.

1. ВзглядыГ.А.Волкова на проблему внесения земельных долей вуставный капитал организаций.

Законодательство об аграрной реформе начала 1990-х гг. содержало закрытый перечень способов, которыми собственник земельной доли мог ею распорядиться. В связи с этим в подавляющем большинстве случаев лица, получившие право на земельную долю, добровольно внесли ее в уставный капитал хозяйственных обществ и товариществ, сельскохозяйственных производственных кооперативов, образованных при реорганизации бывших колхозов, совхозов и других сельскохозяйственных предприятий. Именно эти вновь созданные сельскохозяйственные организации стали собственниками имущества, переданного им учредителями (участниками, членами). Однако в некоторых случаях если собственник не выделил в счет доли земельный участок для создания крестьянского (фермерского) хозяйства, то, по мнению Г. А. Волкова, эта доля автоматически внесена в уставный капитал сельхозорганизаций.

Ведь получение членом реорганизуемого предприятия земельной доли без использования ее одним из предлагаемых законодательством способов противоречило волеизъявлению собственника земли — государства — и не было предусмотрено действовавшим на тот период законодательством [1].

Кроме того, при учреждении хозяйственного общества или сельскохозяйственного кооператива на базе конкретного колхоза или совхоза его члены или работники, став учредителями нового юридического лица, оплачивали уставный капитал земельными долями и имущественными паями. В противном случае не состоялось бы учреждение сельскохозяйственного предприятия [2, с. 12–18].

Также следует отметить, что в соответствии с решениями общих собраний учредителей и представленными списками граждан-учредителей каждого вновь образованного хозяйственного общества, товарищества, производственного кооператива на основании постановлений администрации того или иного района сельскохозяйственные угодья бывших колхозов и совхозов были переданы в собственность вновь образованных хозяйственных обществ и товариществ. Этим сельскохозяйственным организациям были выданы соответствующие свидетельства о праве собственности на землю без указания на «коллективно-долевую собственность» и приложенного списка сособственников.

Такого же подхода придерживаются ФАС Московского округа, Владимирский областной суд [3], где право собственности признаётся за сельскохозяйственной организацией, получившей свидетельство о праве собственности на земельный участок, или ее правопреемником. В тоже время в данных случаях суды признают основными и достаточными доказательствами для признания права собственности на земельную долю за сельскохозяйственными организациями учредительные документы о создании путем реорганизации новых юридических лиц, указывающие на внесение земельных долей гражданами-учредителями в уставный (паевой) капитал вновь созданных организаций, а не свидетельствам о праве собственности на земельные доли.

ВзглядыН.Н.Мельникова, В.В.Устюковой иА.А. Ялбулгановой на проблему внесения земельных долей вуставный капитал организаций.

Н. Н. Мельников, специально занимавшийся проблемой формирования уставного капитала, в отличие от Г. А. Волкова не считает, что судьба земельных долей была предопределена закрытым перечнем способов распоряжения ею. Внесение земельных долей в уставный капитал, подчеркивает он, по правовой природе является сделкой. Следовательно, ее нужно оценивать с позиций соответствия действующему законодательству. Если при заключении учредительного договора и внесении доли в уставный капитал граждане исходили из того, что доли остаются в их собственности и соответствующая запись имеется в договоре и (или) учредительных документах, такие характеристики являются существенными условиями сделки. Если условия заключенного учредительного договора предусматривали положение, согласно которому земельные доли оставались в собственности граждан и не переходили к сельскохозяйственной организации, то любые действия юридического лица, направленные на лишение гражданина права собственности на доли, является не чем иным как нарушением прав собственников земельных долей. Следовательно, может быть заявлен иск об устранении возникших нарушений [4, с. 82–88].

Более того, А. А. Ялбулганова утверждает, что бездействие (молчание) по общему правилу не считается намерением совершить сделку (п. 3 ст. 158 ГК РФ). Исключения из такого положения должны быть прямо предусмотрены либо законом, либо соглашением сторон. Ведь, как мы знаем, основаниями динамики правоотношений признаются юридические факты — обстоятельства реальной действительности; бездействие (молчание) же есть отсутствие факта; отсутствие факта само по себе юридических последствий породить неспособно [5, с. 40–46].

Более того, согласно позиции Пермского областного суда: «В случае если лицо, которому выдано свидетельство о праве коллективно-долевой собственности на земельную долю, по каким-либо причинам не внесло эту долю в уставный капитал сельхозорганизации и не распорядилось ею иным образом, это не означает, что оно утратило это право и перестало быть участником общей долевой собственности на землю» [5]. Сходной позиции придерживается и ФАС Северо-Западного округа, который для решения вопроса об установлении права собственности граждан на земельные доли требует предоставить доказательства оформления внесения земельной доли в уставный капитал. В частности, необходимы: заявления о внесении земельной доли в уставный капитал, договор о передаче земельной доли, акт приема-передачи земельной доли между юридическим лицом и каждым учредителем; оценка внесенных в земельный капитал земельных долей; факт регистрации перехода права собственности на земельную долю и др. Как правило, ФАС Северо-Западного округа отказывает сельскохозяйственным организациям в признании права собственности на земельные доли по причине отсутствия достаточных доказательств внесения их в уставные капиталы.

На наш взгляд, более правильно стоит считать последнюю точку зрения, поскольку в данном случае мы не должны руководствоваться исключительно формальным подходом, базирующимся на императиве к свободе распоряжения земельной долей. Так, если гражданин, наделенный земельной долей, не совершил с нею никаких положительно выраженных действий, то земельная доля так и продолжает принадлежать тому, у кого возникло на нее право. Принадлежность этой доли измениться сама по себе (без участия гражданина, наделенного ею, при его фактическом бездействии) никак не может.

Кроме того, учитывая несовершенство законодательства того времени и противоречивую современную судебную практику, только всестороннее и полное исследование всех фактических обстоятельств дела, а также анализ всей совокупности доказательств (учредительные документы, акт приема-передачи, бухгалтерские документы и др.) позволят суду вынести законное и обоснованное решение о признании права собственности на земельную долю за гражданином или юридическим лицом.

Подводя итог нашим рассуждениям, следует иметь в виду, что на практике вряд ли кто-то из граждан — бывших работников колхоза или совхоза, «вступая» во вновь создаваемое юридическое лицо, понимал, что на самом деле происходит. Для большинства из них происходящее являлось простой сменой вывески: раньше был колхоз «Светлый путь», а теперь будет АОЗТ «Светлый путь». Соответственно, мало кто из них даже читал устав соответствующего АОЗТ дальше титульного листа. Но это, конечно, не оправдание, тем более для суда. Однако всё же к каждой отдельной ситуации необходимо подходить дифференцированно, устанавливая все обстоятельства по поводу внесения (невнесения) гражданами земельной доли в уставный капитал организаций и руководствуясь законодательством, действующим в момент совершения сделки.

Литература:

  1. Архив Владимирского областного суда. Апелляционное определение от 11 июля 2013 г. по делу N 33–2061/2013 // «Консультант Плюс» (дата обращения: 27.04.2016).
  2. Волков Г. А. О проекте Федерального закона «Об упорядочении отношений собственности, возникших при приватизации земель сельскохозяйственного назначения» // Экологическое право. 2007. N 1.
  3. Архив Владимирского областного суда. Апелляционное определение от 11 июля 2013 г. по делу N 33–2061/2013 // «Консультант Плюс» (дата обращения: 27.04.2016). См. также апелляционное определение Московского областного суда от 10.04.2013 по делу N 33–8162/2013; апелляционное определение Московского областного суда от 25.03.2015 по делу N 33–6809/2015 и др.
  4. Мельников Н. Н. Внесение земельных долей в уставный капитал. Проблемы теории и практики // Хозяйство и право. 2005. N 4.
  5. Оборот земельных долей и участков сельскохозяйственного назначения: современные проблемы» // под ред. А. А. Ялбулганова // «Консультант Плюс».
  6. Справка Пермского областного суда от 23.03.2006 // «Консультант Плюс» (дата обращения: 27.04.2016).

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle