Библиографическое описание:

Давлетова К. В. Затруднения в обращении взыскания на дебиторскую задолженность, ее розыск и реализация [Текст] // Юридические науки: проблемы и перспективы: материалы IV междунар. науч. конф. (г. Казань, май 2016 г.). — Казань: Бук, 2016. — С. 156-158.



Ключевые слова: розыск, дебиторская задолженность, исполнительное производство

Уступка права требования (притязания) — классический институт гражданского права; его содержание обусловлено спецификой частноправовых отношений, а именно: равенством сторон, автономией воли участников, необходимостью беспрепятственного осуществления гражданских прав.

Обращение взыскания на дебиторскую задолженность предполагает использование для целей исполнительного производства гражданско-правовой конструкции уступки права требования. При этом происходит «приспособление» института цессии к публичным правоотношениям. Под воздействием императивного начала в исполнительном производстве сущностное содержание уступки права требования изменяется, приобретает черты, не свойственные ей в рамках гражданского права.

Возможность обращения взыскания на дебиторскую задолженность в научной литературе и судебной практике аргументируется ссылкой на ст.128 ГК РФ, в соответствии с которой имущественные права являются объектом гражданских прав и признаются имуществом, а значит, на них может быть обращено взыскание, состоящее из ареста, изъятия и принудительной реализации (ст. 46 Закона). Принудительная реализация осуществляется на основе договора купли-продажи, в основе этого договора лежит сделка уступки права требования, регулируемая гл. 24 ГК РФ. В соответствии со ст. 382 ГК РФ право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке или перейти к другому лицу на основании закона [1. с. 54].

В соответствии с исполнительным законом судебный пристав-исполнитель вправе объявить розыск должника или его имущества, в том числе и дебиторской задолженности, только при наличии согласия взыскателя нести бремя расходов по розыску и авансировать указанные расходы согласно ст. 83 Закона. К сожалению, четко разделить исполнительные действия и розыскные мероприятия и однозначно определить, что возможно совершить в рамках исполнительного производства, а что в рамках розыскного дела, невозможно.

При толковании ФЗ № 229 «Об исполнительном производстве» от 02.10.2007г. судебный пристав-исполнитель должен направить запрос в налоговые органы, да и то лишь при отсутствии сведений о наличии счетов и вкладов в банках и иных кредитных организациях. Все остальные запросы могут быть направлены как в ходе исполнительного производства, так и в рамках розыскного дела. Конечно, есть общие нормы, предписывающие судебному приставу-исполнителю предпринять и иные меры принудительного исполнения, однако какие конкретно нигде не говорится.

Важно отметить, что положения Закона «Об исполнительном производстве» именно в части розыска должников, являющихся юридическими лицами или индивидуальными предпринимателями, вызывают несколько ключевых вопросов. A именно, одной из основных проблем является отсутствие достаточно полной законодательной базы, которая бы регулировала весь порядок розыска как самого должника, так и его имущества или дебиторской задолженности. Правовой основой совершения судебным приставом действий по розыску должника в РФ в настоящее время является упомянутая выше ст.28 ФЗ№ 229 «Об исполнительном производстве», а также ст. 12 ФЗ № 118-ФЗ «О судебных приставах», принятого 21 июля 1997 года. При этом ни тот, ни другой закон не содержит в себе определение самого понятия «Розыск» применительно к действиям, которые осуществляет судебный пристав в рамках обнаружения и установления фактического места нахождения должника.

Исследователь Валеев Д. Х. обращался к проблеме института розыска в исполнительном производстве, автор пришел к выводу, что, закрепленный институт розыска должника по взысканию дебиторской задолженности хоть и был закреплен законом, но так и не получил достаточного уровня исполнения и регламентации в российском законодательстве [2. с. 26–34].

Так, судебный пристав-исполнитель не имеет права на проведение оперативно-розыскной деятельности. Уже давно вносились предложения предоставить судебным приставам соответствующие полномочия, но изменений в действующем законодательстве до сих пор нет. Перейдем к вопросу об ареста и реализации дебиторской задолженности. Так, судебный пристав-исполнитель производит опись документов, подтверждающих наличие дебиторской задолженности, объявляет запрет на совершение должником любых действий, приводящих к изменению либо прекращению правоотношений, связанных с возникновением дебиторской задолженности должника. При необходимости, если есть основания полагать, что должник не обеспечит сохранность документов, подтверждающих дебиторскую задолженность, они изымаются и передаются на хранение в соответствующее подразделение судебных приставов-исполнителей [3. с. 41].

Как правило, оспаривание должником действий судебного пристава-исполнителя, связанных с наложением ареста на дебиторскую задолженность, достаточно редкое явление. Если должник сам добросовестно представляет документы, подтверждающие дебиторскую задолженность, то он вряд ли станет оспаривать действия судебного пристава-исполнителя. Если же должник не представил добровольно соответствующие документы, то предполагается, что дебиторская задолженность у него отсутствует и следует обратить взыскание на иное имущество, относящееся к первой очереди.

Кроме того, в целях обеспечения сохранности имущества должника судебный пристав-исполнитель вправе наложить арест на иное имущество и запретить ему отчуждать и обременять правами третьих лиц это имущество [4. с. 176]. Как показывает судебная практика, даже арест недвижимости, относящейся к имуществу третьей очереди (в качестве обеспечения), признается правомерным и соответствующим действующему законодательству. Здесь также следует иметь в виду, что в соответствии со ст. 46 Закона «Об исполнительном производстве» окончательная очередность обращения взыскания на денежные средства и иное имущество должника определяется судебным приставом-исполнителем.

Итак, та небольшая часть рассмотренных проблем, существующих в связи с обращением взыскания на дебиторскую задолженность, свидетельствует о том, что отечественная правотворческая и правоприменительная деятельность в этой сфере находится пока в состоянии становления. Между тем, стоит признать, что сделанные в этом направлении шаги существенно повысили степень участия в хозяйственном обороте такого объекта гражданских прав, как права требования. Необходимость развития в данном направлении, обусловлена, прежде всего, потенциально (при должном законодательном регулировании и последовательной судебной практике) высокой ликвидностью данного вида имущества.

В то же время необходимо отметить существующие недостатки регулирования. Подзаконное регулирование обращения взыскания на дебиторскую задолженность вступает в противоречие с ГК РФ. При этом аргумент о соответствии такого регулирования ФЗ «Об исполнительном производстве» не может быть признан достаточным. При обращении взыскания на дебиторскую задолженность происходит уступка права требования, а значит, должны быть соблюдены требования главы 24 ГК. Представляется также, что содержание понятия дебиторской задолженности рассматривается чересчур узко, в него не включаются некоторые представляющиеся ликвидными права требования.

Cудебная практика по данному вопросу неоднозначна. Выявленные спорные моменты требуют выработки в доктрине и отражения в законодательстве единого подхода к вопросам уступки прав требований (притязаний) в сфере гражданского оборота и исполнительного производства, принятия в сфере исполнительного производства нормативно-правовых актов, ряд положений которых корреспондировал бы нормам гражданского законодательства.

Литература:

  1. Насонов, А. М. Применение норм главы 24 ГК РФ в сфере гражданского оборота и исполнительного производства // Право и экономика, № 1, 2003. С.54.
  2. Валеев, Д. Х. Проблемы эффективности исполнительного производства // Исполнительное производство: Процессуальная природа и цивилистические основы. М., С. 26–34.
  3. Голубева, А. Р. К вопросу о правовых отношениях, возникающих в исполнительном производстве: материально-правовые аспекты // Бюллетень службы судебных приставов Минюста РФ. 2003. № 2. С. 33.
  4. Мозоин, В. П. Современная доктрина и гражданское законодательство // Юстис. Юстицинформ, Спб., 2008. С. 176.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle