Библиографическое описание:

Галиева О. С. О сущности суверенного государства на примере анализа современных микрогосударств [Текст] // Юридические науки: проблемы и перспективы: материалы IV междунар. науч. конф. (г. Казань, май 2016 г.). — Казань: Бук, 2016. — С. 46-50.



Статья посвящена анализу микрогосударств, рассматриваются характерные признаки данных образований, исследуется возможность признания за микрогосударством комплекса прав и обязанностей государств, а также перспективы признания за микрогосударствами международной правосубъектности.

Ключевые слова:суверенитет государства, микрогосударства, виртуальные государства, микронации.

В настоящее время на мировой арене появились особые образования, заявляющие о собственной государственности, верховной власти и особой международной правосубъектности. На практике такие самопровозглашенные княжества, империи и республики именуют «виртуальными государствами». Нередко определяют их положение как «микрогосударства» и «микронации» ввиду незначительности территории и численности населения. Одним из самых известных примеров для изучения данного вопроса является княжество Силэнд (англ. Sealand), основанное в 1967 году [1]. Данный прецедент не является единичным.

Целью данной работы является анализ правового статуса микрогосударств, возможность признания их в качестве суверенных государств, а также анализ перспектив полноценного участия виртуальных государств в международных отношениях.

1. Микрогосударства: понятие, признаки, механизмы возникновения. Первостепенное значение для исследования имеет рассмотрение вопроса относительно природы и правовой сущности микрогосударств. На данный момент не представляется возможным назвать точное количество подобного рода образований, однако на примере наиболее стабильных из них можно провести соответствующие исследования.

Ввиду неопределенности статуса микрогосударств в теории международного права, отсутствует научное определение данного понятия. Первым определением можно считать введение и использование термина «микронации» (англ. micronations). Принято считать, что термин ввел в употребление Роберт Бэн Мэдисон в ходе провозглашения независимости Королевства Талосс. С тех пор термин также стали использовать при описании непризнанных образований в XIX веке [2, с 12].

В дальнейшем понятие «микрогосударство» вошло в употребление совместно с термином «микронация». Микрогосударства — образования, которые провозглашаются независимыми государствами, заявляющие о суверенитете на незначительной территории и в отношении малочисленного количества населения, при этом воспроизводят формальные атрибуты государственности (флаг, герб, гимн и др.), создают систему органов государственной власти, но не признаются мировым сообществом [2, с 12].

Вместе с тем следует подчеркнуть, что под влиянием Интернета и коммуникаций идея создания подобных образований получила развитие в киберпространстве как возможность создания утопического государства в виртуальном мире. В связи с этим стал употребляться термин «виртуальное государство». Однако, на мой взгляд, необходимо сделать разграничение между рассматриваемым явлением микрогосударств и виртуальными государствами. Во-первых, микрогосударства так или иначе связаны с претензиями на территорию, в то время как виртуальные государства не имеют собственного географического определения, базируясь исключительно в Интернете. Во-вторых, виртуальные государства являются экспериментами в области учений о государстве и праве, не претендуя на реальное участие в международных отношениях. Наиболее известным примером является проект Виртландия (англ. Virtland). Он объединяет пользователей всемирной сети с целью пропаганды демократических идей [3].

Исходя из определения термина «микрогосударство», можно выделить характерные признаки, которыми обладает почти каждое микрогосударство: 1) наличие территории и населения; 2) наличие атрибутов государственности; 3) наличие органов государственной власти; 4) непризнание мировым сообществом.

Рассмотрим данные критерии на примере нескольких микрогосударств.

1. Наличие территории: Большинство микрогосударств претендуют на незначительную территорию, максимальный размер которой не превышает границ административного района или небольшого острова. Например, Княжество Себорга (итал. Principato di Seborga) является одним из самых больших микрогосударств (около 14 кв. км) и включает всю территорию одноименного поселка Республики Италия. Точное топографическое определение границ обозначено на официальном сайте Княжества, где представлены снимки с международной космической станции, а также исторические карты, подтверждающие независимый статус данной территории [4].

Самое известное микрогосударство — Княжество Силенд, территория которого представляет собой заброшенную морскую платформуРафс-Тауэр (англ. Roughs Tower) в Северном море вблизи берегов Великобритании. Независимость Княжества провозглашена 2 сентября 1967 году. Основатель государства — Падди Рой Бейтс воспользовался тем, что данная платформа не попадала под юрисдикцию Соединенного Королества. Территория Силенда охватывает пространство всего лишь в 0,00055 кв.км [1]. Однако это не единственный случай провозглашения государственности на платформе. В нескольких милях от берегов Италии в Адриатическом море о своей независимости в 1969 году заявила Республика Острова Роз. В отличие от Силенда, данная платформа изначально предназначалась для государства. Коммерческая деятельность, проводимая на территории Республики, не понравилась итальянским властям: было принято решение вывезти людей на материк и уничтожить платформу. В дальнейшем основателем «государства» Джорджио Розой было сформировано правительство в изгнании [5].

Некоторые из микрогосударств в качестве суверенной территории провозглашают земельные участки, находящиеся в частной собственности, а также здания и сооружения, например, Республика Молоссия, занимающая два с половиной гектара в штатах Невада и Южная Калифорния в США, состоящая из единственного здания [6]. Другой пример — дом в форме шара в центре Вены — Республика Кугельмегель, созданная художником Эдвином Липбургером. Территория дома огорожена проволокой, предусмотрен специальный режим для проезда и прохода в Республику [7].

В качестве отдельных групп микрогосударств можно выделить микрогосударства, претендующие на территорию Антарктиды. Известно, что ООН провозгласило Антарктиду «континентом международного сотрудничества» [8], однако несколько стран выдвинули свои территориальные претензии еще до признания особого правового статуса, например, ведутся споры о единственной официально не занятой территории — Земле Мэри Бэрд. Так, в 2009 году даже возник конфликт, который рассматривают как первую и единственную войну в Антарктиде между микрогосударствами [9].

При рассмотрении вопроса необходимо различать микрогосударства и карликовые государства, такие как Республика Сан-Марино, Княжество Монако, Княжество Лихтенштейн и др. Безусловно, территории данных образований относительно малы по сравнению с остальными государствами, однако карликовые государства признаны суверенными образованиями и являются полноправными субъектами международного права, в отличии от микрогосударств.

2. Наличие атрибутов государственности: Каждое микрогосударство, претендующее на независимость, имеет свой флаг, герб и гимн, выпускает собственные денежные знаки и монеты, печатает марки и оформляет паспорта. Так, мэр Филеттино, протестуя против способов преодоления финансового кризиса, объявил о создании одноимённого независимого государства со своей валютой — фиорито. Княжество Силенд также известно выпуском и продажей паспортов, что стало причиной многочисленных махинаций [5].

3. Наличие органов государственной власти: В качестве формы правления большинство микрогосударств выбирают конституционную монархию, в которой власть передается по наследству. Так, в княжестве Силэнд с 1999 года правит наследный принц Михаил I [1].

Среди микрогосударств также есть провозглашенные республики, главные должностные лица которой президент и премьер-министр.

4. Непризнание в качестве государства: Микрогосударства не воспринимаются в качестве политико-территориального образования, ни одна страна не признает их независимость. Известны случаи, когда микрогосударства пробовали вступить в ООН. Например, жители Республики Фрестония подали заявление на членство с целью интеграции в мировое сообщество и представления интересов своего государства, но получили отказ. Такой подход не препятствует вступлению микрогосударств в отношения с подобного рода образованиями. Так, Бьорнская Социалистическая Республика признана государством Ладония.

При составлении характеристики микрогосударств нужно изучить механизмы возникновения. Самым распространённым способом провозглашения государства является заявление о независимости части территории суверенного государства, но это происходит не в рамках осуществления права народов на самоопределение, а ввиду нежелания подчиняться законам другого государства и т. д. Например, маленькая община Арамона в Новой Зеландии объявила независимость, протестуя против строительства алюминиевого завода на прилегающей территории.

Иногда государства образуются на участках суши в водном пространстве: так, на остров в территориальных водах Великобритании претендует микрогосударство Форвик, отрицающее своё нахождение в составе Соединённого королевства.

Таким образом, большинство государств обладают незначительной территорией, которая попадает под юрисдикцию другого государств; имеют атрибуты, подтверждающие государственность, а также немногочисленные органы публичной власти, но при этом не признаются другими государствами.

II. Сравнительная характеристика государства имикрогосударства

На сегодняшний день существует единственное нормативное закрепление признаков государства в Межамериканской конвенции о правах и обязанностях государств 1933 года, согласно которой «государство как лицо международного права должно обладать следующими условиями: 1) постоянное население; 2) определенная территория; 3) правительство; 4) способность вступать в отношения с другими государствами»

Рассмотрим данные особенности применительно к микрогосударствам.

1) Постоянное население. Под населением в международном праве подразумевается организованная совокупность людей, постоянно проживающих на территории конкретного государства и подчиненных его юрисдикции [10 с.71]. При этом, не установлено, какое количество людей можно считать населением. Так, в Королевстве Молоссия проживает всего лишь 4 человека, двое из них — Президент и Премьер-министр. [6]. В Силэнде отсутствует постоянное население в связи с труднодоступным месторасположением, однако численность лиц, которые считают себя гражданами Королевства, достигает 2тыс. человек [1]. Следовательно, некоторые микрогосударства такие, как Молоссия, Себорга, обладают данным признаком, а такие, как Силэнд и Вестарктика, не обладают.

Стоит отметить, что количество человек, проживающих на территории, должно быть постоянным, а не фиксированным по количеству выданных паспортов. В связи с вышеизложенным критерием, наличие постоянного населения у микрогосударств отсутствует, т. к. охватывают небольшую территорию, располагаются в труднодоступных местах или в непригодных для жизни условиях.

2) Определенная территория. Данный критерий предполагает наличие у государства собственной контролируемой сферы, на которую распространяется его территориальное верховенство, исключительная политическая власть и юрисдикция. Микрогосударства включают в себя незначительные территориальные владения. Согласно нормам международного права, государства равны независимо от площади занимаемой территории, следовательно, небольшие размеры территории микрогосударств не являются препятствием. Однако ранее мы пришли к выводу, что большинство таких образований провозгласило свою независимость на территории других государств. Данный факт не позволяет говорить о собственной неприкосновенной территории, а следовательно и исключает право на юрисдикцию и верховенство на данной части.

3) Правительство. Данный признак также является важным для определения государства как политически стабильного сообщества. Правительство представляет собой не только группу должностных лиц, правительство — это, прежде всего, система, благодаря которой государство реализует свои властные функции, устанавливает систему отношений внутри государства без какого-либо контроля извне. Очевидно, что правительства микрогосударств в большинстве примеров реально не функционирует. Независимость их действий также исключена на практике, поскольку они подчиняются законам другого государства и платят налоги в его казну.

4) Способность вступать в отношения с другими государствами. Данный критерий имеет немаловажное значение, так как условия глобализации требуют тесного сотрудничества всех представителей международного сообщества. Микрогосударства могут вступать в отношения с другими государствами, но данные отношения не будут строиться на основе равноправия сторон, так как в микрогосударствах отсутствует функциональная система регулирования подобного рода отношений. Например, наличие гражданства не означает в данном случае существование механизма защиты прав и интересов граждан на территории других государств по причине отсутствия органов и структур, способных взаимодействовать с иностранным государством.

Существование государства предполагает, что для удовлетворения собственных интересов необходимо интегрироваться в международное сообщество. Микрогосударство не выступает в качестве стабильного и нормально функционирующего субъекта международных отношений, который способен выполнять свои международно-правовые обязательства, поэтому установление контактов с такими образованиями не представляют для остальных государств никакого политического, экономического или иного интереса.

В Конвенции 1933 г. отсутствует существенный признак — суверенитет государства, который имеет приоритетное значение. Суверенитет означает, что «государство в принципе может свободно и самостоятельно устанавливать для себя государственный строй и форму правления, регулировать свою внутреннюю организацию и поведение своих граждан, также свою внутреннюю и внешнюю политику» [10 с.74]. Более того, «государственный суверенитет лежит в основе и предопределяет качественные особенности международно-правовой субъектности государств [10 с.84]. Стоит отметить, что суверенитет государства не может быть ограничен. Применительно к микрогосударствам данное требование невыполнимо, так как они попадают под юрисдикцию того государства, на территории которого они находятся, следовательно, не могут в полном объеме контролировать поведение своих граждан и самостоятельно конструировать политическую систему внутри другого государства.

Подводя итог вышеизложенному, микрогосударства не соответствуют пониманию государства. По своей природе данные образования не способны функционировать в качестве суверенного государства, представлять интересы народа в мировом сообществе.

III. Возможность рассмотрения микрогосударств вкачестве субъектов международного права.

Положение микрогосударств исключает признание за ними всего комплекса прав и обязанностей, свойственному государству, поэтому выступать на мировой арене наравне с другими государствами они не могут. Однако государства не являются единственными субъектами международного права, поэтому необходимо рассмотреть возможность признания за микрогосударствами международной правосубъектности в целом.

Субъекты международного права несут на себе определённые функции в международных отношениях, располагая для этого реальной организационной и материальной силой, при помощи которой осуществляется управление международными делами. Именно в правовых функциях субъекты проявляют свою правосубъектность. Фельдман Д. И. в качестве основополагающих функций, выполняемых субъектом международного права выделяет а) нормотворческую; б) правоисполнительную; в) правоохранительную [11, с. 6].

Нормотворческая функция заключается в способности субъекта создавать нормы, регулирующие отношения с другими субъектами в соответствии с потребностями объективного развития международных отношений. Нормы могут быть как обязательного, так и рекомендательного характера. В данном случае выполнение рассматриваемой функции микрогосударства как субъекта международного права представляется возможным, поскольку микрогосударства, могут заключать договоры с другими субъектами, создавая тем самым нормы международного права. Однако, на сегодняшний день, неизвестны случаи, когда микрогосударство выступало стороной в договоре, следовательно, на практике данная функция не была реализована.

Правоисполнительная функция представляет собой способность субъекта самостоятельно реализовывать международные действия, способность к правовому волеизъявлению и независимому осуществлению норм. Как уже было указано ранее, микрогосударства, за исключением государства Силэнд, попадают под юрисдикцию другого государства. Возможно осуществление волеизъявления микрогосударств, не нарушающее норм международного права. На практике большинство микрогосударств не принимают меры, свойственные сепаратистским движениям, не организовывают вооруженное восстание, их деятельность не является широкомасштабной, осуществляется только в рамках собственных интересах. Например, вводят собственную валюту, флаги, марки и печатные издания.

Правоохранительная функция обязывает всех субъектов международного права стремиться к укреплению и поддержанию мира. Как отмечалось ранее, неизвестны случаи, когда деятельность микрогосударства угрожала международной безопасности, ни одно из микрогосударств не провозглашает режимов, нарушающих основные права человека. Более того, большинство микрогосударств стремится к воплощению самоуправляемого общества, которое будет основано на полном доверии к представительным органам. Воплощение идеалов уважения прав и свобод человека на локальном уровне возможно повлияет положительно на признание и интеграцию идей на международной арене. Таким образом, препятствий для осуществления данной функции в перспективе не имеется.

Итак, рассматривая международную правосубъектность, мы пришли к выводу о возможности выполнять правоохранительные и правоисполнительные функции на международной арене. Но на практике для признания правосубъектности за микрогосударствами не реализована возможность осуществления правотворческой функции, следовательно, возникает проблема признания микрогосударства в качестве полноценного субъекта международного права.

Следует обратиться к рассмотрению статусов различных субъектов в теории. Категории субъектов международного права отличаются друг от друга происхождением, реализацией правовых функций, целями и задачами. Отсюда содержание международной правосубъектности неодинаково. Одной из классификаций субъектов международного права является деление их на универсальные (типичные) и специальные (производные). Универсальными субъектами являются государства, которые обладают всеми правами и обязанностями, а специальные субъекты, такие как международные организации, имеют ограниченную международную правоспособность [11, с.6]. В данном случае представляется возможным рассматривать микрогосударства как субъектов, обладающих ограниченной правоспособностью.

Ограниченная правоспособность в международном праве называется также функциональной, т. е. служит для реализации определенных целей и задач. Необходимо рассмотреть возможность признания за микрогосударствами отдельных прав и обязанностей в ограниченном объеме. Как отмечалось ранее, существование микрогосударств проявляется лишь в осуществлении ими деятельности в рамках локальных интересов. Наиболее устойчивые микрогосударства осуществляют экономическую деятельность в сфере туризма такие, как Княжество Себорга и Республика Молоссия. Однако некоторые микрогосударства создаются для осуществления махинаций с выдачей паспортов и виз. Следовательно, мировому сообществу необходимо выработать механизм контроля деятельности данных образований. Это реально, поскольку, как мы выяснили, признание суверенитета микрогосударств невозможно. Но в то же время, как субъекту международного права, микрогосударству необходимо предоставить право участвовать по вопросам сотрудничества в культурной, образовательной, научной или иной сфере. Таким образом, можно признать микрогосударства территориальными образованиями с ограниченным правовым статусом для реализации определенных функций.

На данный момент существование микрогосударств на международной арене не представляется эффективным, но это не является препятствием для образования большого количества подобных субъектов. Причина ускорения процесса, на мой взгляд, кроется в отсутствии на нормативном уровне регулирования порядка образования новых субъектов международного права, а также критериев, позволяющих оценивать образование как полноценного участника международных правоотношений.

В связи с тем, что субъекты международного права являются единственными создателями норм, регулирующих правоотношение, наиболее возможным представляется согласование воль субъектов международного права, в частности государств, относительно того, представляет ли какой-то интерес для мирового сообщества существование микрогосударств. Исходя из этого, решение должно быть либо в сторону недопущения подобного самовольного провозглашения, либо предоставления ограниченной правосубъектности в рамках признания за ними особого правого статуса.

Литература:

  1. Sealand // Официальный сайт Княжества Силэнд. URL: http://www.sealandgov.org/ (дата обращения: 30.03.2016).
  2. John Ryan, George Dunford, Simon Sellars.Micronations. — Lonely Planet, 2006.
  3. Wirtland // Официальный сайт интернет-государства Виртландия. URL: http://www.wirtland.com/ (дата обращения: 30.03.2016).
  4. Seborga // Официальный сайт Княжества Себорга. URL: http://principalityofseborga.org/seborga_menu_UK.html (дата обращения: 30.03.2016).
  5. Современные микрогосударства // Интернет-ресурс об исследовании микрогосударств. URL: //http://esper.narod.ru/ru/micros/ (дата обращения: 30.03.2016).
  6. Molossia // Официальный сайт Республики Молоссия. URL: http://www.molossia.org/ (дата обращения: 30.03.2016).
  7. Kugelmugel // Официальный сайт Республики Кугельмегель. URL: http://www.republik-kugelmugel.com/ (дата обращения: 30.03.2016).
  8. Договор об Антарктике № 5778 // Сайт Организации Объединенных Наций. URL:http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/pdf/antarctic.pdf (дата обращения: 30.03.2016).
  9. Родзейская война в Антарктиде // Интернет -издание «Частный корреспондент». URL: http://www.chaskor.ru/article/rodezijskaya_vojna_v_antarktide_19367 (дата обращения: 30.03.2016).
  10. Кокорев Р. С. Понятие и характерные черты государства как субъекта международного права // государство и право. — 2012. — № № 12. — С. с.71–79.
  11. Фельдман Д. И. Курдюков Г. И.. Основные тенденции развития международной правосубъектности. — Казань: Изд-во Казан. ун-та, 1974. — 131 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle