Библиографическое описание:

Попова В. В. Развитие института условно-досрочного освобождения от отбывания наказания по российскому законодательству [Текст] // Юридические науки: проблемы и перспективы: материалы IV междунар. науч. конф. (г. Казань, май 2016 г.). — Казань: Бук, 2016. — С. 247-249.



Отечественный институт условно-досрочного освобождения имеет длинный путь развития. На протяжении долгого времени теория и практика его применения претерпели значительные изменения, которые затронули все положения этого института. В статье проводится анализ развития условно-досрочного освобождения в различные исторические периоды нашего государства, что поможет пролить свет на эффективное применения этого института в современной России.

Впервые о целесообразности введения института условно-досрочного освобождения от наказания в России был упомянут членами русской группы Международного союза уголовного права в 1890 г. На его применении настаивал А. А. Пионтковский. Правовед рассматривал условно-досрочное освобождение от наказания как часть карательной системы, которая в последствии послужит окончательному прекращению карательного воздействия.

Видный государственный деятель П. А. Столыпин, выступая 6 марта 1907 г. в Государственной Думе высказался, что условно-досрочное освобождение обоснованно практикой большинства государств [5]. Институт условно-досрочного освобождения был введен в царской России Законом «Об условном досрочном освобождении» от 22 июня 1909 года. Можно отметить, что к каторжникам на Сахалине его применяли намного раньше, о чем свидетельствуют путевые заметки А. П. Чехова «Остров Сахалин». Законом запрещалось освобождать осужденных, приговоренных к каторге и ссылке. Вместе с этим освобождение было возможно не раньше отбытия осужденным трех четвертей наказания. Досрочное освобождение сопровождалось определенными условиями. Его отменяли, если осужденный совершил новое преступление, а также в случае «непорочного поведения, могущего угрожать личной и общественной безопасности или порядку».

Стоит заметить, что условно-досрочное освобождение, применявшееся в начале действия Закона от 22 июня 1909 г. было достаточно скупо. Например, число условно-досрочных освобожденных в 1915 г. уменьшилось в 2 раза по сравнению с 1910 годом. А в 1916 г. оно стало меньше еще на четверть, чем в 1915 г. [6]

В. И. Ленин считал условное освобождение одним из путей «быстрого исправления исправляемых» [4].

В советском государстве был принят Декрет № 2 «О суде» от 7 марта 1918 г., который был первым законодательным актом, закрепившим положения условно-досрочного освобождения. Декрет предусматривал две формы досрочного освобождения от наказания: условное и безусловное. Постановлением Народного комиссариата юстиции РСФСР от 25 ноября 1918 г. была утверждена инструкция «О досрочном освобождении». В инструкции осталось право применения досрочного освобождения за судебными органами. Она пополнила круг лиц, которые могут ходатайствовать об условно-досрочном освобождении, добавляя к ним близких осужденного.

Идея Инструкции о необходимости надзора за условно освобожденными считалась разумной. Однако состояние Гражданской войны в стране не позволяла воплотить эту идею в жизнь.

Народный комиссариат юстиции утвердил постановление от 7 августа 1920 г. «Об изменении инструкции о досрочном освобождении», в котором содержалось два добавления. Одно налагало запрет о возбуждении вопроса о досрочном освобождении народными судами и революционными трибуналами, что способствовало объективному разрешению дела по существу. Второе дополнение налагало народному суду или революционному трибуналу, исследовавшему дело о досрочном освобождении, предварительно запросить уголовное дело из суда, который вынес приговор. Это дополнение было обусловлено тем, что в состоянии Гражданской войны было нелегко установить информацию о личности преступника и совершенном им деянии.

После революции и Гражданской войны в 1922 г. были приняты Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы РСФСР. Действующий Уголовный кодекс закреплял возможность применения условно-досрочного освобождения к осужденному к лишению свободы и принудительным работам, если они отбыли не менее половины срока наказания и обнародовали свое исправление. Кодекс обязывал суд рассматривать ходатайства об условно-досрочном освобождении не позднее месяца со дня их поступления. Обязательно было участие представителя губернской распределительной комиссии в процессе. Не разрешалось обжалование определений суда об отказе в освобождении.

Постановлением ВЦИК был утвержден Уголовно-процессуальный кодекс в редакции от 13 февраля 1923 г. В кодексе три статьи посвящались условно-досрочному освобождению. Вторая сессия ВЦИК XI созыва, состоявшаяся 16 октября 1924 г., утвердила Исправительно-трудовой кодекс (далее — ИТК), который внес изменения в практику применения условно-досрочного освобождения.

Если в УК РСФСР 1922 г. право условно-досрочного освобождения оставалось у суда, а распределительная комиссия лишь ориентировочно обсуждала эту проблему и сообщала суду свою позицию, которая была не обязательна, то с введением ИТК применять условно-досрочное освобождение к осужденным была привилегия распределительной комиссии. Такое отношение законодателя можно изложить поисками наилучшего решения этой проблемы. Принятие нового кодекса привело к изменениям Уголовного и Уголовно-процессуального кодексов. Из статей который можно сделать вывод о том, что суд мог применять условно-досрочное освобождение к осужденным, заболевшим тяжелой неизлечимой или душевной болезнью. В других случаях решение об освобождении оставалось за распределительной комиссией.

В Основных началах уголовного законодательства СССР и союзных республик [1] от 31 Октября 1924 г. условно-досрочному освобождению посвящался специальный IV раздел. Этот раздел состоял из двух статей (38 и39). 25 февраля 1927 г. ЦИК СССР своим постановлением преобразовал редакцию ст.38, убрав из нее указание о применении условно-досрочного освобождения тем судом, который вынес приговор, или судом того района, где содержится осужденный. Законодатель выделял, что условно-досрочное освобождение применяется к лицам, не только осужденным к лишению свободы или принудительным работам, но и приговоренным к ссылке.

Противоречия между ст. 38 Основных начал и ст. 56 УК РСФСР были устранены 6 июня 1927 г., обозначая в последней возможность условно-досрочного освобождение лиц, приговоренных к любой срочной мере наказания [2]. Действие условно-досрочного освобождения в РСФСР было расширено.

В 1939 положения об УДО, содержащиеся в УК РСФСР 1926 г., утратили силу вплоть до 1954 г. Институт УДО использовался ограничено, по решению Особого совещания при НКВД СССР.

Со смертью И. Сталина и изменением политического климата в стране был принят Указ Президиума Верховного Совета СССР от 14 июля 1954 г. «О введении условно-досрочного освобождения из мест заключения».

В нем указывалось, что условно-досрочное освобождение применяется к лицам, осужденным к отбытию наказания в местах заключения и доказавшим свое исправление честным отношением к труду и примерным поведением, по отбытию ими не менее 2/3 срока.

Применение условно-досрочного освобождения к осужденным регулировал суд по месту содержания осужденного на основании представления администрации места заключения. Рассмотрение условно-досрочного освобождения судом содействовало всестороннему рассмотрению и справедливому разрешению дела. Суд являлся единственным органом, выносившим приговор и освобождающим от ранее установленного наказания.

21 апреля 1955 г. был принят Указ «О порядке рассмотрения судами дел о досрочно и условно-досрочном освобождении из мест заключения». Указ предоставлял суду право освобождать осужденного и от дополнительного наказания. Определения не подлежали обжалованию, однако могли быть опротестованы в порядке надзора.

Закон от 11 июля 1969 г. «О внесении дополнений и изменений в Основы уголовного законодательства СССР и союзных республик» дополнил Основы уголовного законодательства статей 44–1. Здесь освещался круг лиц, на которых условно-досрочное освобождение и замену наказания менее строгим решено было не расширять. В этот круг входили особо опасные рецидивисты; осужденные за особо опасное государственное преступление; бандитизм; поступки, нарушающие работу исправительно-трудовых учреждений и т. д.

До Закона от 11 июля 1969 г. полагалось, что испытательный срок истекает удачно, если условно-досрочно освобожденный не совершает в этот период новое похожее или не менее тяжкое преступление.

Указ Президиума Верховного Совета СССР от 8 февраля 1977 г. дополнил Основы законодательства ст. 23–2 и 44–2 [3]. Статья 23–2 гласила об условном осуждении к лишению свободы с обязательным привлечением к труду, закрепленным еще в 12 июня 1970 г Указом Президиума Верховного Совета СССР. Статья 44–2 закрепила условное освобождение из мест лишения свободы с обязательным привлечением преступника к труду. Минуя 5 лет границы условно-досрочного освобождения снова были ограничены.

Ст. 44–1 Основ уголовного законодательства (в редакции т 26 июля 1982 г.) и ст. 53–1 (в редакции от 3 декабря 1982г.) ввели запрет на условно-досрочное освобождение к лицам, осуждавшимся за умышленные преступления более двух раз, если их судимость за прежние преступления не погашена, а также лицам, освободившимся условно-досрочно или условно с обязательным привлечением к труду и повторно совершившим преступление в течении неотбытой части наказания или обязательного срока работы.

С 1 января 1997 г. вступил в силу новый Уголовный кодекс, а с 1 июля 1997 г. — Уголовно-исполнительный.

В Уголовном кодексе ст. 79 и 93 посвящались условно-досрочному освобождению. В Уголовно-исполнительном кодексе отводились ст. 175 и ст. 176.

Исследуя пути становления законодательства об УДО, необходимо опираться на опыт, накопленный отечественной юридической и историко-правовой наукой за весь предшествующий период. Можно сделать вывод, что при Советской власти и в постсоветской период условно-досрочное освобождение от наказания предпочтительно нацелено на достижение целей уголовного наказания при минимальных затратах.

Как мы видим, упразднение в 1939 г. законодательного регулирования условно-досрочного освобождения проявило себя безуспешной, но в 1954 г. было возобновлено.

Очевидно, что Советская власть отличается особой жестокостью, но не стоит пропускать тот факт, что были достигнут и прогресс, включая закрепления на законодательном уровне института условно-досрочного освобождения.

Институт условно-досрочного освобождения от наказания берет начало со времен царской России и меняется на протяжении всего времени, в зависимости от политического климата в государстве. Современная наука уголовного права совершенствуется и движется вперед по мере изменения общественных отношений. Ввиду этого изменяются и подходы к формулировки юридической природы условно-досрочного освобождения. Но нельзя забывать изучение проблем с исторической точки зрения, что помогает устранить недостатки, которые были допущены в прошлом. Это нужно и для того, чтобы усовершенствовать законодательство, сделать его более целесообразным и соответствующим для современного общества.

Литература:

  1. СЗ СССР. 1924. N 24, Ст. 205.
  2. СУ. 1927. № 49. Ст. 330.
  3. Ведомости Верховного Совета СССР. 1977. № 7, Cт. 117.
  4. Ленин В. И. Полн. собр. Соч. Т. 35. С. 204.
  5. Столыпин П. А. Полное собрание речей в Государственной Думе и государственном Совете. —М.:, 1991. — 60 с.
  6. Утевский Б. С. Советская исправительно-трудовая политика. — М.:, 1934. —223 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle