Библиографическое описание:

Котова А. И., Денисенко В. В. Делиберативная демократия: обзор концепции Ю. Хабермаса [Текст] // Право: современные тенденции: материалы III междунар. науч. конф. (г. Краснодар, февраль 2016 г.). — Краснодар: Новация, 2016. — С. 10-13.



 

В статье рассматривается теория делиберативной демократии Ю. Хабермаса. Анализируются ключевые положения теоретической модели. Даётся определение основных понятий (коммуникативное действие, делиберация, дискурс, «идеальная речевая ситуация», консенсус) и выявляется сущность рассматриваемых явлений. Выделяются черты, отличающие модель делиберативной демократии от концепции электоральной демократии. Определяется значение концепции делиберативной демократии Ю. Хабермаса.

Ключевые слова:делиберативная демократия; дискурсивная теория Ю. Хабермаса; делиберация; дискурс; публичное обсуждение; «идеальная речевая ситуация»; консенсус.

 

В условиях постоянно развивающихся общественных отношений у государств возникает необходимость наиболее рационального управления обществом, которое бы максимально отвечало потребностям граждан. Общемировой тенденцией является демократизация власти. Бесконечный поиск лучшего решения подстегивает учёные умы к разработке теоретических концепций, воплощение которых могло бы вывести общество на новый уровень развития. Этим занимались многие политологи, философы, социологи, и каждый из них представлял своё видение теории с различных позиций.

В статье предпринимается попытка систематизировать теоретические положения, разработанные известным немецким философом ХХ века Юргеном Хабермасом. Именно он внёс заметный вклад в становление и развитие данной теории в рамках концепции коммуникативного взаимодействия и стал её популяризатором.

При этом Ю. Хабермас подчёркивает особую роль коммуникативного действия в делиберативной демократии. Напомню, коммуникативным действием по Ю. Хабермасу является «взаимодействие как минимум двух способных говорить и действовать субъектов, вступающих (с помощью вербальных или невербальных средств) в межличностные отношения. Действующие субъекты ищут взаимопонимания относительно ситуации действия с целью взаимосогласованного координирования своих планов действия, а, следовательно, и своих действий». [1, с. 11]

Прежде всего необходимо разобраться, что представляет собой делиберативная демократия.

В переводе с латинского «deliberation» означает «размышлять», «советоваться», «взвешивать за и против», «проводить консультации». В английском языке «deliberation» понимается как обсуждения или дискуссии. В общем, делиберация — это акт размышлений, тщательные обсуждения и экспертиза. [2, с. 29–44]

В научных работах Ю. Хабермаса и его последователей делиберативную демократию зачастую именуют дискурсивной. Термином «дискурс» в политологии называют социальный диалог, происходящий через общественные институты между общественными и политическими акторами. Политический дискурс — это обмен обоснованными позициями, взглядами в соответствии с определёнными правилами, в результате чего предпринимаются действия для решения социально значимых проблем. [3, с. 3–9] Дискурс, как и любой коммуникативный акт, предполагает наличие двух фундаментальных ролей — говорящего (адресанта) и адресата. При этом роли могут поочередно перераспределяться между участниками дискурса — в этом случае говорят о диалоге. Монологом является такой дискурс, при котором роль адресанта закреплена за конкретным лицом, она не меняется с течением времени. Так, дискурс может быть диалогичным или монологичным.

Наличие дискурса еще не означает, что он по умолчанию делиберативен. Существует точка зрения, согласно которой дискурс является более широким понятием, нежели делиберация. Дискурс может быть не только демократическим, но и властным, пропагандистским и т. д. [4, с. 29–44] В то же время делиберация всегда предполагает наличие диалога, где стороны являются равными, что роднит данную концепцию с либертарной теорией правопонимания В. С. Нерсесянца. [5, с. 285]

Ю. Хабермас писал, что значимы только те нормы действия, с которыми в рациональном дискурсе могли бы согласиться все, на ком могли бы отразиться последствия принятия этих норм. [6, с. 104] Основным требованием к дискурсу является обеспечение свободы самовыражения, которая достигается путём отказа от любых форм насилия, что Хабермас называет «идеальной речевой ситуацией». [7, с. 7–8] Участники дискурса должны обладать «коммуникативной компетенцией», обеспечивающей им равенство шансов донести свои идеи до оппонента. При этом свобода самовыражения исключает формирование подавленных комплексов, а взаимность отношений субъектов в акте коммуникации — односторонне обязывающие нормы общения. [8, с. 190] В. В. Денисенко отмечает, что такая идея идеальной речевой ситуации представляет собой демократическую процедуру, которая способствует свободе от нелегитимной власти. [9, с. 135–137]

«Делиберативная демократия опирается на идеал сообщества свободных и равных индивидов, которые в политической коммуникации определяют формы своей совместной жизни». [10, с. 194] Субъектами дискурса выступают структуры общественности, которые противопоставляются публичности. Они находятся в сфере частной жизни граждан, неприкосновенной для государства. В ходе обсуждения необходимо добиваться, чтобы диалог общественности и государства был основан на паритетных началах, где нет места иерархии и подчинённости. В дополнение А. В. Поляков подчёркивает: народный суверенитет, который растворяется в коммуникативном процессе, не сможет функционировать в полном объёме без поддержки политической культуры и убеждений людей, привыкших к политической свободе. [11, с. 552]

Целью делиберативного дискурса является достижение консенсуса. Консенсусом является принятие решения на основе общего согласия, полученное в ходе обсуждения. [12, с. 703] Консенсус, который достигается в ассоциации свободных и равных, покоится на единстве процедуры, по поводу которой пришли к согласию. [13, с. 216] Консенсус выполняет этическую функцию, делая ценности всеобщими, а также осуществляет идеологическую функцию, то есть выступает демократической процедурой, которая не только стремится сгладить противоречия между различными социальными группами, но также консолидировать (объединить) общество. [14, с. 113]

Итак, можно выделить следующие черты делиберативной демократии.

Во-первых, делиберативная демократия предполагает равенство участников обсуждения: каждый имеет право высказывать свое мнение, при этом голоса участников признаются равными.

Во-вторых, в любом случае подразумевается некая ненасильственная процедура, сами нормы формируются как рационализированное следствие обмена аргументами, любое давление на участников исключается. Также дискурс свободен, отсутствует принуждение кого-либо к участию в нём.

В-третьих, делиберативный дискурс повышает качество суждений, так как в ходе коммуникации происходит обмен знаниями, проблема рассматривается максимально разносторонне, что позволяет установить все обстоятельства, которые имеют значение для разрешения дела. Также это нередко приводит к корректировке мнений участников и появлению абсолютно новых вариантов решений.

В-четвертых, как пишет Дэвид Миллер, публичное обсуждение имеет морализующее воздействие, сводит к минимуму эгоистические предпочтения и фокусирует внимание на соображениях общего блага. [15, с. 272] Дискурс направлен на разрешение возникающих конфликтов интересов. Чтобы обрести сторонников, участники стремятся к аргументации своей позиции как самой рациональной, полезной для всего общества. Хабермас считал: «Существует лишь одна, вечная рациональность, которая заключается в том, чтобы обнаруживать всеобщее под разнообразием страстей и предрассудков». [16, с. 290]

Интересными для изучения представляются различия делиберативной и электоральной демократии.

Дэвид Лэйн заостряет внимание на том, что между делиберативной демократией (что часто встречается на Западе) и электоральной демократией (которая распространена в социалистических государствах) различие состоит в том, что на Западе имеет значение сам процесс, «вводные данные» («input»), тогда как во втором случае важен лишь результат демократического процесса («output»). [17, с. 144] Можно вывести основные положения, характерные для электоральной демократии: решение также принимается большинством, но без предварительного обсуждения (или оно не учитывается в принципе). Самое главное — это вынесение решения путем голосования, безальтернативного принятия точки зрения большинства. Для государства такая модель удобна, поскольку степень контроля со стороны общества над принимаемыми решениями сведена к минимуму. [18, с. 95–101]

Так, можно сказать, что электоральная демократия отлична от делиберативной тем, что она лишь фиксирует общественное мнение, сухо констатирует факт голосования и переводит процесс принятия решения в количественную плоскость.

Н. Бусова отмечает, что дискурсивная теория демократии является интерпретацией представительной демократии. [19, с. 276] Это является обоснованным, так как в масштабных современных обществах при наличии всеобщего избирательного права невозможно организовать дискурс с неограниченным количеством участников. Такие обсуждения займут неоправданно много времени и вряд ли будут эффективными. Поэтому для решения вопросов относительно законов и политического курса граждане избирают своих представителей. И в целях оптимизации демократических процедур необходимо на правовом уровне закрепить порядок их осуществления, так как деятельность выборных лиц должна строго регламентироваться, быть «прозрачной» и подконтрольной общественности.

В. В. Лапаева сформулировала суть делиберативной демократии: «Демократия у Ю. Хабермаса — это конституирующая основа права, которое выступает как продукт демократического дискурса. Права человека для Хабермаса — не только и не столько то, что обеспечивает возможность участия человека в процессе социальной и политической коммуникации, сколько продукт такого участия». [20, с. 281]

Как и любая теоретическая модель, делиберативная демократия не лишена недостатков. Н. Бусова приводит примеры критики концепции Ю. Хабермаса. Так, Э. Филипс называет делиберативных демократов «обитателями мира романтических мечтаний» из-за недооценки подлинных конфликтов интересов, Б. Фливберг также указывает на несогласованность идеала и реальности: в реальной социально-политической жизни общинный идеал не сможет подавить эгоистичные и корыстные интересы рядового участника обсуждения. [21, с. 271]

Однако, как мыслит Ю. Хабермас, критика (особенно самокритика) демократии является для неё полезной и «санирующей», в ней он видит действенный способ развития и совершенствования.

Делиберативная теория демократии по Хабермасу подразумевает, что государственно-правовая сфера должна быть максимально открытой и подвижной, созданной гражданами для самих себя. А принимаемые решения должны быть результатом публичного обсуждения, с возможностью пересмотра результатов дискурса. Концепция делиберативной демократии выступает идеалом, к которому необходимо стремиться. Теория создана для того, чтобы воплотить её на практике и создать действительно эффективные механизмы осуществления народовластия.

Таким образом, Ю. Хабермас выводит положение о том, что демократия — это единственный путь социального развития, а её реализация возможна лишь через публичный дискурс. Он пересмотрел ценности либеральных идей и демократической мысли: в демократии нужно исходить не из предопределённой воли граждан, а из процессов формирования их взглядов.

 

Литература:

 

1.                Хабермас Ю. Отношения к миру и рациональные аспекты действия в четырех социологических понятиях действия / Пер. с нем. Т.Тягуновой // Социологическое обозрение, 2008. — Т. 7. — № 1.

2.                Зайцев А. В. Делиберативная демократия как институциональный диалог власти и гражданского общества // NB: Проблемы политики и общества. — 2013. — № 5.

3.                Тимофеева Л. Н. Власть и оппозиция в России: проблемы политического дискурса (К «совершеннолетию» российской оппозиции) // Власть. — 2007. — № 4.

4.                Зайцев А. В. Делиберативная демократия как институциональный диалог власти и гражданского общества // NB: Проблемы политики и общества. — 2013. — № 5.

5.                Лапаева В. В. Типы правопонимания: правовая теория и практика: монография. / М.: РАП, 2012.

6.                Хабермас Ю. Моральное сознание и коммуникативное действие / пер. с нем.; под ред. Д. В. Скляднева. — СПб., 2000.

7.                Денисенко В. В. Демократизм нормотворчества: легитимация в различных типах правопонимания // Вестник ВИ МВД России. — 2014. — № 1.

8.                Хабермас Ю. Демократия. Разум. Нравственность: Москов. лекции и интервью / Ю. Хабермас; Отв.ред. Н. В. Мотрошилова; РАН. Ин-т философии.— М.: KAMI: Изд. центр «Akademia», 1995.

9.                Денисенко В. В. Легитимность права и демократизация нормотворчества: теоретико- методологический анализ // Юридическая техника. — 2014. — № 8.

10.           Хабермас Ю. Демократия. Разум. Нравственность: Москов. лекции и интервью / Ю. Хабермас; Отв.ред. Н. В. Мотрошилова; РАН. Ин-т философии.— М.: KAMI: Изд. центр «Akademia», 1995.

11.           Поляков А. В. Общая теория права: Курс лекций / А. В. Поляков; Ассоц. юрид. центр; Каф. теории и истории гос. и права С.-Петерб. гос. ун-та.— СПб.: Юридический центр Пресс, 2001.

12.           Крысин Л. П. Толковый словарь иноязычных слов. — М.: Эксмо, 2008.

13.           Хабермас Ю. Демократия. Разум. Нравственность: Москов. лекции и интервью / Ю. Хабермас; Отв. ред. Н. В. Мотрошилова; РАН. Ин-т философии.— М.: KAMI: Изд. центр «Akademia», 1995.

14.           Ерохов И. А. Современные политические теории: кризис нормативности / И. А. Ерохов; [Ин-т философии РАН. Гос. ун-т гуманитар. наук (ГУГН), Фак. политологии].— М.: Праксис, 2008.

15.           Бусова Н. А. Модернизация, рациональность и право / Н. А. Бусова; Харьк. нац. ун-т им. В. Н. Каразина.— Харьков: Прометей-Прес, 2004.

16.           Лапаева В. В. Типы правопонимания: правовая теория и практика: монография. / М.: РАП, 2012.

17.           Лэйн Д. Мираж демократии. / Полис. Политические исследования. — 2014. — No 6.

18.           Беляев М. А. Эпистемологическая характеристика делиберативной демократии / Вестник Воронежского государственного университета. Серия: Философия. — 2015. — № 2 (16).

19.           Бусова Н. А. Модернизация, рациональность и право / Н. А. Бусова; Харьк. нац. ун-т им. В. Н. Каразина.— Харьков: Прометей-Прес, 2004.

20.           Лапаева В. В. Типы правопонимания: правовая теория и практика: монография. / М.: РАП, 2012.

21.           Бусова Н. А. Модернизация, рациональность и право / Н. А. Бусова; Харьк. нац. ун-т им. В. Н. Каразина.— Харьков: Прометей-Прес, 2004.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle