Библиографическое описание:

Угрюмова Ю. В. Термины гражданского права в праве налоговом [Текст] // Право: современные тенденции: материалы III междунар. науч. конф. (г. Краснодар, февраль 2016 г.). — Краснодар: Новация, 2016. — С. 88-91.



 

Проблемы взаимосвязи налогового и гражданского права исследуются юридическим сообществом уже не первый год, вместе с тем, интерес к данной теме до сих пор не угасает, а научные полемики разворачиваются вновь и вновь. Все это свидетельствует о том, что, несмотря на уже достигнутый уровень научных изысканий и весомость сделанных выводов, все же остается ряд неразрешенных и актуальных проблем в рамках данной тематики.

За последние годы были сделаны принципиально важные выводы, ставшие отправной точкой всех дальнейших исследований. Тот факт, что налоговое и гражданское право тесно взаимосвязаны, уже ни у кого не вызывает сомнения. Более того, к настоящему времени изучена правовая природа этой взаимосвязи — общий имущественный характер гражданских и налоговых отношений. Так, например, по мнению Чекалова С. С., единство правовой материи налогового и гражданского права заключается в имущественно-стоимостных отношениях, ядром которых является экономическая выгода [1].

М. В. Сенцова (Карасева) не просто указывает на взаимосвязь налогового и гражданского права, а делает вывод о гражданско-правовой детерминации налогового правотворчества и правоприменения. Причем, по замечанию М. В. Сенцовой (Карасевой), важно именно определить пределы такой детерминации, ее причины и сущностную обусловленность [2].

Как пишет А. В. Брызгалин, и гражданское, и налоговое право существуют в единой сфере экономических (деловых, коммерческих) отношений, в сфере предпринимательства. Кроме того, гражданские и налоговые правоотношения есть имущественные отношения, а общая терминология, применяемая этими отраслями, дает основания говорить о том, что гражданское и налоговое право выступают частями единого правового пространства, но раскрывают его с разных сторон [3].              Действительно, использование общей терминологии, по крайней мере, можно отнести к одному из формальных признаков общности вышеуказанных правовых феноменов. Вряд ли законодатель допустил бы ситуацию, когда две совершенно автономные отрасли оперировали бы одинаковыми терминами. Вместе с тем, ограничиться только лишь констатацией этого факта недостаточно. Очевидно, что одна из базовых проблем взаимосвязи налогового и гражданского права — проблема использования схожих и аналогичных терминов — нуждается в детальной разработке и анализе. Остановимся на некоторых вопросах подробнее.              Для начала отметим, что ключевыми положениями, регулирующими вопросы применения норм гражданского законодательства в налоговом праве, являются п. 3 ст. 2 ГК РФ и п. 1 ст. 11 НК РФ. Согласно п. 3 ст. 2 ГК РФ к имущественным отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, в том числе к налоговым и другим финансовым и административным отношениям, гражданское законодательство не применяется, если иное не предусмотрено законодательством (курсив наш). На первый взгляд может показаться, что п.1 ст. 11 НК РФ, согласно которому институты, понятия и термины гражданского, семейного и других отраслей законодательства Российской Федерации, используемые в настоящем Кодексе, применяются в том значении, в каком они используются в этих отраслях законодательства, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом, в какой-то степени нивелирует запрет, установленный ГК РФ и является тем исключительным случаем, когда нормы гражданского права все же применяются к публичным отношениям. По нашему мнению, это не совсем так. Прямым указанием на возможность применения гражданского законодательства к налоговым отношением можно считать, к примеру, ст. 73 НК РФ, в п. 7 которой сказано, что к правоотношениям, возникающим при установлении залога в качестве способа обеспечения исполнения обязанностей по уплате налогов и сборов, применяются положения гражданского законодательства, если иное не предусмотрено законодательством о налогах и сборах; ст. 74 НК РФ, содержащую аналогичную норму, но уже о поручительстве; ст. 25.3, касающуюся договора о создании консолидированной группы налогоплательщиков и допускающую возможность применения гражданского законодательства к такого рода договорным отношениям и т. д.              Статья же 11 НК РФ указывает на то, что понятия, термины и институты, используемые Налоговым кодексом, но не относящиеся к налоговому законодательству, должны применяться в их собственном отраслевом значении. Исключение может составлять лишь та ситуация, когда в НК РФ содержится прямое указание на иное определение конкретного понятия, термина или нормы либо же это явствует из смысла самой нормы. Наиболее ярким таким примером является термин «пеня», которая в соответствии со ст. 330 ГК РФ признается определенной законом или договором денежной суммой, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения. Пеня в данном случае синонимична штрафу и неустойке.

Ст. 75 НК РФ содержит совершенно иное определение пени — ею признается установленная настоящей статьей денежная сумма, которую налогоплательщик должен выплатить в случае уплаты... налогов или сборов … в более поздние по сравнению с установленными законодательством о налогах и сборах сроки. В данном случае нет отождествления пени с неустойкой и штрафом. Последний в рамках налогового права представляет собой санкцию за совершенное налоговое правонарушение.              По мнению некоторых ученых, на практике наметилось преувеличение роли п. 1 ст. 11 НК РФ для толкования норм налогового законодательства. Данная норма способствует тому, что в налоговое право переносятся не только гражданско-правовые значения терминов и понятий, но и сами гражданско-правовые нормы, а иногда даже и принципы гражданско-правового регулирования. Однако указанное положение должно относится лишь к правилам толкования норм налогового законодательства, в которых в качестве их элементов использована гражданско-правовая и иная позаимствованная терминология [4].

Не менее важным представляется вопрос о способах использования гражданско-правовых категорий в налоговом праве.              Одной из первых задач, стоящих на пути разрешения данного вопроса, является необходимость отграничения «термина» от «понятия» и «института». Очевидно, что легального определения вышеуказанных категорий нет. Однако под «термином» в науке традиционно понимается слово или словосочетание, являющееся точным названием строго определенного понятия науки, техники и других сфер знаний, деятельности. Термин характеризуется четкостью, однозначностью, обозначает понятие строго определенного содержания и объема. Точность, четкость термина достигаются научными определениями, а точность правовых терминов, используемых в законодательстве, достигается также с помощью легальных дефиниций, формулируемых в самих законах или актах официального толкования [5]. Правовые понятия в свою очередь представляют собой лишь логически оформленные мысли по вопросам права. Это содержательные научные абстракции, которые в концентрированной форме выражают накопленные знания о государстве и праве [6].

Следует отметить, что единого мнения относительно порядка использования терминов гражданского права в праве налоговом нет.              Так, Челышев М. Ю., Петрушкин В.А отстаивают позицию, что гражданско-правовые категории могут применяться как в неизменном, так и в трансформированном виде; как по прямому указанию законодателя, так и без такового, представляя собой в обоих случаях коллизионное регулирование [7]. Широкое применение гражданско-правовой терминологии в части первой НК РФ они связывают с межотраслевым значением гражданско-правовой отрасли.

По утверждению М. В. Сенцовой (Карасевой), следует различать термины гражданского законодательства, закрепленные в норме налогового права и используемые в гражданско-правовом смысле, и термины гражданского законодательства, используемые в НК РФ в значении, определяемом налоговым законодательством, т. е. термины, совпадающие по звучанию с понятием в гражданском законодательстве. Причем последние, как правило, имеют дефиниции в налоговом праве или их содержание выявлено путем толкования [8].              Анализ судебной практики позволил М. В. Карасевой (Сенцовой) сделать вывод: запрет применения норм гражданского права в налоговых отношениях, установленный в ст. 2 ГК РФ, означает недопустимость их использования по аналогии, но при этом даже в случаях, когда понятия или термины гражданского законодательства не закреплены в НК РФ, суды часто толкуют налоговые нормы с использованием цивилистического инструментария [9].              С. В. Овсянников пишет, что термины и понятия гражданского права фактически встраиваются в структуру нормы налогового законодательства, становятся ее элементами. Это часто приводит к деформации гражданско-правовых понятий в процессе имплементации, но, по мнению автора, не должно менять их смыслового цивилистического значения. Иногда законодатель целенаправленно и обоснованно выбирает для налогообложения какую-либо терминологическую замену, например, используя термин «организация» вместо привычного «юридическое лицо» [10].

Против различного толкования терминов гражданского права в иных отраслях достаточно часто выступают цивилисты, указывая на недопустимость интерпретации тех или иных устоявшихся гражданско-правовых понятий. Кроме того, по мнению общих теоретиков права, складывается не лучше ситуация, когда в документе, работе используется один и тот же термин в разных значениях. Единообразное понимание терминов — это одно из аксиома- тичных логических правил [11].

Таким образом, вопрос об использовании гражданско-правовых терминов в налоговом праве, несмотря на достаточную изученность, однозначно не разрешен, однако фактически речь ведется о двух вариантах: 1) встраивание таких понятий в саму норму налогового права; 2) использование таких понятий при толковании налоговой нормы с целью помочь уяснить ее смысл.

 

Литература:

 

  1.         Чекалов С. С. Причинность взаимодействия налогового и гражданского права // Финансовое право.2012.№ 12. С. 36–39.
  2.         Карасева (Сенцова) М. В. Гражданско-правовая детерминация налогового правотворчества и правоприменения // Финансовое право. 2012. N 4.
  3.         По материалам выступления А. В. Брызгалина на конференции «Гражданское и налоговое право: конфликт правопонимания» (31 октября — 1 ноября 2008 г., юридический факультет Санкт-Петербургского государственного университета, г. Санкт-Петербург) // Налоги и финансовое право. 2009. N 4.
  4.         Овсянников С. В. Формы и пределы взаимодействия гражданского и налогового права // ВВАС РФ.2009.№ 1.
  5.         Черданцев А. Ф.. Логико-языковые феномены в юриспруденции: монография. — М.: Норма: ИНФРА-М. — 320 с., 2012
  6.         См., например: Кашанина Т. В. Правовые понятия как средство выражения права // Советское государство и право. 1981. № 1
  7.         Челышев М. Ю., Петрушкин В. А. Гражданско-правовая терминология в иных отраслях права // Вестник ФАС Московского округа. 2010. N 4. С. 61–63.
  8.         Карасева (Сенцова) М. В. Термины гражданского права в налоговом законодательстве и правоприменении // Закон. 2013. N 6.
  9.         Карасева (Сенцова) М. В. Гражданско-правовая детерминация налогового права: понятие и формы проявления // Налоговое и бюджетное право: современные проблемы имущественных отношений: Матер. Междунар. науч.-практ. Конф. 2012.
  10.   Овсянников С. В. Формы и пределы взаимодействия гражданского и налогового права // ВВАС РФ.2009.№ 1.
  11.   Кашанина Т. В. Юридическая техника: учебник / Т. В. Кашанина. — 2-е изд., пересмотр. — М.: Норма: ИНФРА-М, 2011. — 496 с.
  12.    

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle