Библиографическое описание:

Шаханин В. А. Н. М. Коркунов о задачах государства [Текст] // Право: современные тенденции: материалы III междунар. науч. конф. (г. Краснодар, февраль 2016 г.). — Краснодар: Новация, 2016. — С. 30-33.



 

Известный ученый-юрист Николай Михайлович Коркунов родился 14 апреля 1853 г. В 1874 г. он окончил курс на юридическом факультете Санкт-Петербургского университета. С 1876 г. Н. М. Коркунов являлся преподавателем энциклопедии права в Александровском лицее. В 1878 г. он стал преподавателем энциклопедии права в Санкт-Петербургском университете, а с 1879 г. читал государственное право иностранных держав и основания международного права в Военно-юридической академии. В 1893 г. Н. М. Коркунов защитил в Юрьевском университете диссертацию на степень магистра государственного и международного права (тема — «Курс государственного права»). В том же году его назначили членом комиссии по кодификации основных законов Финляндии. В 1894 г. он защитил в Санкт-Петербургском университете диссертацию на степень доктора государственного права (тема — «Указ и закон»). Тогда же Н. М. Коркунов стал ординарным профессором государственного права в Санкт-Петербургском университете [2].

Перу Н. М. Коркунова принадлежат следующие сочинения:

                   «Лекции по общей теории права». — СПб., 1886;

                   «Общественное значение права». — СПб., 1890;

                   «Сравнительный очерк государственного права иностранных держав». Часть I: «Государство и его элементы». — СПб., 1890;

                   «Русское государственное право». Том I: «Введение и общая часть». — СПб., 1892;

                   «Русское государственное право». Том II: «Особенная часть». — СПб., 1893;

                   «Указ и закон». — СПб., 1894;

                   «Пропорциональные выборы». — СПб., 1896;

                   «История философии права». — СПб., 1908 [3].

Н. М. Коркуновым был опубликован ряд статей в таких периодических изданиях, как «Журнал гражданского и уголовного права», «Юридическая летопись», «Журнал Министерства народного просвещения» и «Журнал Министерства юстиции» [3].

В первом томе «Русского государственного права» нашли свое отражение взгляды Н. М. Коркунова на стоящие перед государством задачи. Н. М. Коркунов отмечает, что эти задачи, равно как и границы деятельности государства, определяются принудительным характером государственного властвования. Так обычно и ставится вопрос о задачах государства, но решается он различными политическими теориями неодинаково [1, с. 52].

Н. М. Коркунов указывает на проблему согласования принудительной власти государства с личной свободой, определения границы, разделяющей сферу действия государственной власти и область индивидуальной свободы [1, с. 53].

В зависимости от того, какое содержание приписывают цели государства, обычно различают три теории (см. таблицу 1) [1, с. 53].

 

Таблица 1

Теории государственной цели

Теория

Цель государства

Правовая теория (теория правового государства)

Осуществление права

Теория полицейского государства

Осуществление благосостояния

Смешанная теория (теория правомерного государства)

Осуществление благосостояния в формах права

 

Н. М. Коркунов добавляет, что кроме указанных трех теорий, выделяют и другие. Так, например, различают, как цель государства, материальное и нравственное благосостояние [1, с. 53].

По мнению ученого, такое различение теорий имеет второстепенное значение. Во взглядах на этот вопрос можно заметить и более глубокое различие. Н. М. Коркунов отмечает отсутствие согласия не только в том, что составляет цель государства, но и в том, что необходимо понимать под целью государства, а также в чем заключается сам вопрос? Таким образом, нет согласия относительно того, как должен быть поставлен вопрос. Здесь Н. М. Коркунов обращает внимание на существование трех различных направлений. Так, одни сводят вопрос к тому, ради какой цели существует государство? В этом случае цель государства — основа бытия государства. Другие понимают под вопросом о цели государства проблему того, какие цели или задачи ставят государству составляющие его люди? При такой постановке вопроса цель государства не является уже основанием его бытия, а только принципом его деятельности. Возникновение и существование государства объясняется уже не принципом цели, а принципом причины. И, наконец, третья группа исследователей полностью заменяет вопрос о цели государства вопросом о задачах его деятельности. Вопрос здесь сводится не к тому, какие цели ставились государству, а к тому, какие задачи оно может с успехом выполнять [1, с. 54].

Далее Н. М. Коркунов более подробно рассматривает особенности каждого из этих направлений. Так, первую группу составляют исследователи, сводящие вопрос к тому, ради какой цели установлено государство? Подобная постановка вопроса является самой первой. Ее можно назвать телеологической, поскольку она основана на предположении о том, что государство не является следствием необходимо действующих в истории человечества причин, а возникает как необходимое средство для достижения определенной цели, обусловливающей его существование. При этом предполагается, что у государства может быть только одна цель. Ученый отмечает, что такая постановка вопроса допускает различные модификации. Цель, которая является основой бытия государства, может пониматься или как цель субъективная, т. е. цель первоначально образовавших государство людей, или как цель объективная, а именно цель исторического процесса развития человечества, независимая от человеческой воли. В соответствии с этим и различают субъективную и объективную теорию цели государства [1, с. 54].

Н. М. Коркунов говорит о том, что субъективная теория цели неразрывно связана с теорией произвольного установления государства людьми. Поэтому ее представителями являются сторонники школы естественного права (особенно Гуго Гроций, Томас Гоббс и Жан-Жак Руссо). По их предположению, люди сознательно и произвольно установили государство в качестве средства для определенной, сознательно поставленной цели. Гроций считает целью государства право и пользу. Гоббс признает такой целью безопасность, а Руссо — свободу. Н. М. Коркунов отмечает признанную наукой несостоятельность гипотезы произвольного (на основе договора) установления государства. Вместе с этой гипотезой утрачивает свое значение и неразрывно связанное с ней учение о сознательно поставленной основателями государства цели [1, с. 54].

Другую разновидность учений о цели государства (как основания его бытия) составляют теории объективной цели. Главными представителями этих теорий являются Гегель и Аренс [1, с. 55].

Гегель считает целью государства осуществление нравственности. Эта цель объективна и определяема неуклонным процессом диалектического развития абсолюта. Аренс понимает под целью государства осуществление права (в смысле совокупности зависящих от человеческой воли условий всестороннего и гармоничного развития личности). По мнению Н. М. Коркунова, такая постановка вопроса основана на произвольном и не допускающем проверки предположении о существовании объективных целей, определяющих происходящие в мире явления [1, с. 55].

Исследователи, принадлежащие ко второй группе, говорят не о цели существования государства, а только о целях его деятельности. При этом, однако, они пытаются найти объективное основание для решения поставленного ими вопроса в изучении того, какие именно цели ставили и ставят в реальной государственной деятельности составляющие его люди. Указанная постановка вопроса допускает две различные модификации. Некоторые предполагают, что у всех людей одни и те же требования к государству. Таким образом, целями государственной деятельности они считают ожидания и требования отдельных личностей, составляющих государство. Так понимают вопрос о цели государства Этвеш и Герман Шульце. Этвеш признает такой целью деятельности государства безопасность. Шульце же доказывает, что человек ждет от государства содействия во всех его целях, которых насчитывается три: право, благосостояние и образование. Н. М. Коркунов делает вывод о том, что подобное различие во взглядах самих представителей этой теории заставляет усомниться в ее состоятельности. Если бы, по мнению ученого, все составляющие государство личности требовали от него осуществления одних и тех же целей, подобного разногласия и не было бы. Требования, обращаемые людьми к государству, являются крайне разнообразными и неопределенными [1, с. 56].

Доказательством последнему утверждению может служить рассмотрение содержания тех конституций, в которых даются определения цели государства. В конституциях XVIII века можно заметить тенденцию к ограничению задачи государства обеспечением права и безопасности. Но строго последовательного проведения этих взглядов нельзя найти ни в одной из них. Далее Н. М. Коркунов приводит выдержки из текстов некоторых конституций. Так, во введении к Конституции США говорится, что народ установил их «с целью образовать более совершенный союз, установить правосудие, водворить внутреннее спокойствие, устроить общую защиту, содействовать общему благосостоянию и обеспечить от посягательств на свободу». В двух первых французских конституциях 1791 и 1793 гг. и в Конституции Лигурийской Республики цель государства определяется, как «сохранение» и «обеспечение» естественных и неотъемлемых прав человека. Эти конституции не проводят последовательно указанного в них определения, а значительно расширяют задачи государства. Прямую противоположность, по мнению ученого, представляет широкое определение государственной цели, сформулированное в Конституции Франции 1848 г., а именно: «Принимая республиканскую форму, Франция поставила себе целью пойти более свободно по пути прогресса и цивилизации, обеспечить все более и более справедливое распределение общественных выгод и тягостей, увеличить благосостояние каждого посредством постепенного уменьшения государственных расходов и налогов, и вести всех граждан без новых потрясений, последовательным и постоянным действием учреждений и законов, ко все более и более высокой степени нравственности, просвещения и благосостояния». В более поздних конституциях редко встречаются общие определения цели государства. Исключение составляют союзные конституции и некоторые американские. В них задачи государства не ограничиваются обеспечением права и безопасности, а ставятся четыре задачи: внешняя защита, право, безопасность и благосостояние [1, с. 57].

Другая разновидность этой же теории заменяет отдельные личности народом, составляющим государство, как одно органическое целое. Цель государства отождествляется с целями всего народа. В качестве представителей указанной теории Н. М. Коркунов называет Франца Гольцендорфа и Блунчли. Так, по мнению Гольцендорфа, реальные цели государственной жизни могут выводиться только из общего сознания самих народов. Свое сознание народ проявляет в трех основных отношениях, которыми определяются и три цели государства. Народ осознает себя: 1) как обособленное целое по отношению к другим народам, 2) как единое целое по отношению к отдельным индивидам, его составляющим, и 3) как объединенное общение по отношению к противоположным интересам составляющих его общественных классов. В соответствии с этим и государство всегда имеет три цели: 1) национальную цель могущества, 2) индивидуальную цель права, и 3) общественную цель культуры. Таким же образом Блунчли приходит к выводу о наличии у государства двух целей, а именно сохранения и развития народных сил [1, с. 57].

Н. М. Коркунов говорит о том, что данные теории основаны на учении исторической школы о существовании особого народного сознания, народного духа, определяющего весь склад и все развитие народной жизни. В то же время, учение о народном духе, понимаемом не просто как совокупность индивидуальных стремлений, а как особая самостоятельная сила, едва ли может быть принято, поскольку нет подтверждающих его данных [1, с. 58].

Третья группа исследователей понимает вопрос о цели государства, как вопрос о том, какие задачи могут выполняться государством согласно его специфической природе и организации. Так смотрят на проблему преимущественно экономисты (Милль, Вагнер, Шеффле и др.). Н. М. Коркунов считает, что эта постановка вопроса является единственно правильной и должна быть усвоена теорией государственного права. Какие бы ни ставились цели государству, подчеркивает Н. М. Коркунов, реально выполнить оно может только задачи, соответствующие его внутренней природе и организации [1, с. 58].

Обращаясь к рассмотрению вопроса о содержании задач государственной деятельности с подобной точки зрения, необходимо признать одинаково несостоятельными обе крайние теории: и теорию, ограничивающую задачу государства только охраной права, и теорию, излишне расширяющую задачу государства до отождествления ее с задачами всего человечества [1, с. 58].

В политической литературе, отмечает Н. М. Коркунов, нет недостатка и в попытках найти средний путь в определении задачи государства, избежать и крайнего ее сужения, и чрезмерного ее расширения. В качестве примера Н. М. Коркунов называет учения Аренса и Моля [1, с. 59].

Так, Аренс говорит о том, что государственная деятельность, распространяясь на различные предметы, должна при этом всегда ограничиваться установлением одних лишь условий осуществления интересов, предоставляя само осуществление их индивидуальной деятельности. Однако, по мнению Н. М. Коркунова, осуществление интересов и заключается в создании всех условий, необходимых для реализации явления, представляющего осуществление нашего интереса [1, с. 59].

Моль видит границу государственной деятельности в том, что государство должно действовать только в тех случаях, когда силы отдельных личностей и частных обществ оказываются недостаточными. При ближайшем рассмотрении, говорит Н. М. Коркунов, эта формула оказывается совершенно неопределенной [1, с. 60].

Н. М. Коркунов полагает, что вне границ государственной деятельности должны быть сферы веры и знания, в которых недопустимо принуждение. Ученый отвергает опасение перед возможностью полного уничтожения личной самостоятельности в сфере практической деятельности. Так, государственная деятельность слагается из действий отдельных личностей. Ее задачи, характер, направление и формы определяются волей людей. Н. М. Коркунов предлагает обеспечить каждому возможность участия в политической жизни [1, с. 63].

В целом, несмотря на прошедшие со времен Н. М. Коркунова более чем сто лет, анализируемые им проблемы остаются актуальными и в наше время. Как ученые, так и политики продолжают обсуждать проблемы, касающиеся целей и задач государства, пределов регулирования государством жизни общества, понимания свободы человека и др. В чем-то можно согласиться с Н. М. Коркуновым, в чем-то нет, но нельзя не отметить тот важный вклад, который внес ученый в развитие науки государственного права.

 

Литература:

 

  1.              Коркунов Н. М. Русское государственное право. Том I. Введение и общая часть / Под ред. и с доп. М. Б. Горенберга. — Изд. 6-е. — СПб., 1909.
  2.              Николай Михайлович Коркунов. URL: http://www.law.edu.ru (дата обращения: 30.12.2015).
  3.              Основные научные труды Н. М. Коркунова. URL: http://www.law.edu.ru (дата обращения: 30.12.2015).

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle