Библиографическое описание:

Курмангалиев Р. А. Проблемы разрешения споров Судом Евразийского экономического союза [Текст] // Право: современные тенденции: материалы III междунар. науч. конф. (г. Краснодар, февраль 2016 г.). — Краснодар: Новация, 2016. — С. 152-154.



 

Евразийский экономический союз — это международная организация региональной экономической интеграции, обладающая международной правосубъектностью, создаваемая в соответствии с целями и принципами Устава ООН, а также другими общепризнанными принципами и нормами международного права, в том числе правилами Всемирной торговой организации. «Созданный союз — это принципиально новая ступень евразийской интеграции, обеспечивающая на своем пространстве свободу движения товаров, услуг, капитала и рабочей силы, а также проведение скоординированной, согласованной или единой политики в отраслях экономики» [1].

Система разрешения споров в ЕАЭС, как и любая другая система разрешения споров не является идеальной и имеет свои определенные проблемы. Кроме того, нельзя забывать о том, что это вновь созданная организация. Явные проблемы Суда ЕАЭС, на сегодняшний день, не обрели яркие черты ввиду низкой активности деятельности, как хозяйствующих субъектов, так и государства членов.

Компетенция суда Евразийского Экономического союза определена главой IV Статута Суда ЕАЭС (приложение № 2 к Договору о Евразийском экономическом союзе от 29.05.2014 года, далее — Договор).

«Суд Союза рассматривает споры, возникающие по вопросам реализации Договора, международных договоров в рамках Союза и(или) решений органов Союза:

1)                по заявлению государства-члена:

                   о соответствии международного договора в рамках Союза или его отдельных положений Договору;

                   о соблюдении другим государством-членом (другими государствами-членами) Договора, международных договоров в рамках Союза и (или) решений органов Союза, а также отдельных положений указанных международных договоров и (или) решений;

                   о соответствии решения Комиссии или его отдельных положений Договору, международным договорам в рамках Союза и (или) решениям органов Союза;

                   об оспаривании действия (бездействия) Комиссии;

2)                по заявлению хозяйствующего субъекта:

                   о соответствии решения Комиссии или его отдельных положений, непосредственно затрагивающих права и законные интересы хозяйствующего субъекта в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, Договору и (или) международным договорам в рамках Союза, если такое решение или его отдельные положения повлекли нарушение предоставленных Договором и (или) международными договорами в рамках Союза прав и законных интересов хозяйствующего субъекта;

                   об оспаривании действия (бездействия) Комиссии, непосредственно затрагивающего права и законные интересы хозяйствующего субъекта в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, если такое действие (бездействие) повлекло нарушение предоставленных Договором и (или) международными договорами в рамках Союза прав и законных интересов хозяйствующего субъекта.

Для целей настоящего Статута под хозяйствующим субъектом понимается юридическое лицо, зарегистрированное в соответствии с законодательством государства-члена или третьего государства, либо физическое лицо, зарегистрированное в качестве индивидуального предпринимателя в соответствии с законодательством государства-члена или третьего государства» [2].

К сожалению, практика Суда Союза, на сегодняшний день, ограничивается только обращением хозяйствующих субъектов государств-членов Союза. 28 декабря 2015 года вынесено первое решение Суда союза по делу ИП Карасик К. П. о признании оспариваемого бездействия Комиссии союза не соответствующим международным договорам в рамках ЕАЭС. «Юридически значимое бездействие — это регламентированное правом пассивное поведение субъекта, выраженное в неиспользовании лицом предоставленных ему возможностей либо не совершении им обязательных действий. Бездействие противоправно, если право предписывает, обязывает субъекта действовать в соответствующих ситуациях определенным образом, однако он воздерживается, не выполняет своих обязанностей» [3]. В остальном же выносились постановлении Суда, в которых, по тем или иным причинам, Суд не принимал к рассмотрению исковые заявления. На сегодняшний день, стоит вопрос определения компетенции, которую в принципе определяет сам Суд союза. Другими словами, не станет ли обычной практикой, когда Суд союза будет не принимать к рассмотрению исковые заявления умышленно, с целью не навредить союзу, ведь оспариванию подлежат и решения других органов союза. Следующим вопросом является правовая неграмотность подаваемых исковых заявлений, недостача необходимых документов и т. д. Тем самым, мы наблюдаем низкий уровень подготовленности наших юристов-международников к вступлению в новую региональную международную организацию.

Кроме того, государства-члены ЕАЭС могут отнести к компетенции суда Союза иные споры, разрешение которых Судом Союза прямо предусмотрено Договором, а также международными договорами в рамках Союза, международными договорами Союза с третьей стороной или иными международными договорами между государствами-членами.

Вопрос о наличии компетенции Суда Союза по разрешению спора разрешается самим Судом Союза. Суд, при определении того, обладает ли он компетенцией рассматривать спор, руководствуется Договором, международными договорами в рамках Союза и международными договорами Союза с третьей стороной.

Суд по заявлению государства-члена или органа Союза осуществляет разъяснение положений Договора, международных договоров в рамках Союза и решений органов Союза, а также по заявлению сотрудников и должностных лиц органов Союза и Суда положений Договора, международных договоров в рамках Союза и решений органов Союза, связанных с трудовыми правоотношениями.

Суд осуществляет разъяснение положений международного договора Союза с третьей стороной, если это предусмотрено таким международным договором.

Третья проблема, на сегодняшний день, это недоверие к Суду союза со стороны государств-членов или нежелание делегировать ему больше полномочий в силу ненавреждения Союзу. Решения Суда ЕАЭС обязательны для исполнения Комиссией ЕАЭС. Другими словами, исполнение решений Суда Союза возлагается на Комиссию. При этом, возникает не мало вопросов по поводу компетенции Комиссии в данном вопросе и почему государства-члены ЕАЭС не возложили данную функцию на Суд Союза. Логически можно заключить, что Комиссия должна заниматься другими направлениями, к примеру:

1)                таможенно-тарифное и нетарифное регулирование;

2)                таможенное регулирование;

3)                техническое регулирование;

4)                санитарные, ветеринарно-санитарные и карантинные фитосанитарные меры;

5)                зачисление и распределение ввозных таможенных пошлин;

6)                установление торговых режимов в отношении третьих сторон;

7)                статистика внешней и взаимной торговли;

8)                макроэкономическая политика;

9)                конкурентная политика;

10)           промышленные и сельскохозяйственные субсидии;

11)           энергетическая политика;

12)           естественные монополии;

13)           государственные и (или) муниципальные закупки;

14)           взаимная торговля услугами и инвестиции;

15)           транспорт и перевозки;

16)           валютная политика;

17)           интеллектуальная собственность;

18)           трудовая миграция;

19)           финансовые рынки (банковская сфера, сфера страхования, валютный рынок, рынок ценных бумаг);

20)           иные сферы, определенные Договором и международными договорами в рамках Союза.

К тому же, основными задачами Комиссии является обеспечение условий функционирования и развития Союза, а также выработка предложений в сфере экономической интеграции в рамках Союза.

«Комиссия обязана в разумный срок, по не превышающий 60 календарных дней с даты вступления в силу решения Суда, если иной срок не установлен в решении Суда, исполнить вступившее в силу решение Суда, в котором Суд установил, что оспариваемое действие (бездействие) Комиссии не соответствует договору и (или) международным Договорам в рамках Союза и что таким действием (бездействием) Комиссии нарушены права и законные интересы хозяйствующих субъектов, предусмотренные Договором и (или) международными договорами в рамках Союза.

В случае неисполнения решения Суда государство-член вправе обратиться в Высший Евразийский экономический совет с целью принятия необходимых мер, связанных с его исполнением.

В случае неисполнения Комиссией решения Суда хозяйствующий субъект вправе обратиться в Суд с ходатайством о принятии мер по его исполнению.

Суд по ходатайству хозяйствующего субъекта в течении 15 календарных дней с даты его поступления обращается в Высший Евразийский экономический совет для принятия им решения по данному вопросу» [2].

На мой взгляд, полное отсутствие рычагов исполнения решения у суда довольно интересный шаг, к тому же это лишь затягивает исполнение. Обращаясь то в Комиссию, то к Высшему совету за исполнением решения Суд, как и стороны, теряют достаточное количество времени, а время, как известно, для хозяйствующих субъектов может дорого стоить.

Возможно, это обусловлено тем, что ожидалась большая загруженность Суда ЕАЭС, но основываясь на практике Суда ЕврАзЭС можно заключить, что как таковой загруженности не было и вряд ли появится.

И последнее, это проблема исполнения решения третьей стороной, другими словами насколько полномочия Комиссии ЕАЭС позволяют принуждать третью сторону, то есть государство, либо международную организацию, не входящую в ЕАЭС, к обязательному исполнению решения Суда союза.

За недолгий срок существования ЕАЭС, в суд уже поступило несколько исковых заявлений. В основном, как отмечалось ранее, все заявления, поступившие в Суд ЕАЭС, содержат обращения юридических лиц с признанием бездействия Евразийской экономической комиссии, которое повлекло нарушение предоставленных Договором и (или) международными договорами в рамках Союза прав и законных интересов хозяйствующего субъекта.

С целью решения обозначенных проблем, на мой взгляд, следует, во-первых, изменить процедуру исполнения решения Суда, а именно исполнять решения необходимо самим Судом, точнее исполнение напрямую возлагать на стороны разбирательства, а не обращаться для этого в Комиссию.

Во-вторых, касательно правовой неграмотности обращения в Суд, необходимо повышать квалификацию отечественным юристам-международникам с учетом региональных реалий, а именно создание ЕАЭС. Учитывая направленность организации, следует сделать вывод о том, что в скором будущем возникнет немало международных споров в рамках ЕАЭС. На сегодняшний день, существует немало способов обучения, как в очном порядке, так и в заочном, к примеру: проведение семинаров, вебинаров и т. д.

Подводя итог, не стоит забывать, что ЕАЭС молодая организация, которой исполнилось только год, однако успевшая зарекомендовать себя как стратегически выгодный партнер. Расширение круга деятельности, сотрудничество с другими странами и международными организациями таит в себе скрытую угрозу в плане разрешения споров в рамках организации. Необходимо пересматривать положения, касающиеся Суда союза с учетом масштаба развития Евразийского экономического союза.

 

Литература:

 

  1.              Мансуров Т. А. — ЕВРАЗЭС: от экономического сотрудничества к Евразийскому экономическому союзу — Деловая слава России. 2015. № 5–1 (48). С. 5–9.
  2.              Договор о Евразийском Экономическом союзе от 25 мая 2014 года.
  3.              Решение Суда Союза по делу ИП Тарасик К. П. против Комиссии Союза от 28 декабря 2015 г.;

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle