Библиографическое описание:

Лынёва А. Д., Филипов В. А. Столыпинская аграрная реформа в России [Текст] // Право: современные тенденции: материалы III междунар. науч. конф. (г. Краснодар, февраль 2016 г.). — Краснодар: Новация, 2016. — С. 21-24.



 

В статье рассматриваются ход и результаты столыпинской аграрной реформы в России. Выявлены специфические особенности, проявившиеся в ходе проведения аграрной реформы, представлен обобщенный анализ столыпинской аграрной реформы в начале ХХ века.

Ключевые слова: аграрная реформа, землеустройство, агрономическая помощь, Крестьянский поземельный банк, переселенческая политика, хутора, община.

 

Возросший интерес к проведению и итогам столыпинских реформ в настоящее время объясняется тем, что переживаемые Россией масштабные трансформации последнего двадцатилетия так или иначе заставляют историков [1; 2; 3; 4], юристов [5; 6; 7; 8] и экономистов [9] обращаться к урокам и опыту системных преобразований начала ХХ в. Внимание многих ученых и исследователей обращено к аграрным преобразованиям начала ХХ века, так как столыпинская реформа имела реальную законодательную базу, ход и результаты, по которым можно оценить ее эффективность. Исследование всего комплекса аграрного реформирования под руководством П. А. Столыпина дает возможность увидеть как недочеты, так и успехи реформы, а также представляет современным реформаторам возможности применения определенных способов «реформирования» аграрного сектора экономики современной России.

Александр II Освободитель отменил крепостное право. Эта оглушительная реформа потрясла Россию своей смелостью. Но мало кто предвидел, что реформа эта была половинчата и в результате косвенно создавала почву для революционной ситуации. Крестьянин получил свободу, но не получил земли. Только Столыпин довел эту реформу до конца. Указом от 9 ноября 1906 г. русскому крестьянину разрешался свободный выход из общины. К 1915 г. 60 % земли общинной земельной собственности стали наследуемой собственностью крестьян. Государство оказывало всемерную помощь крестьянам в землеустройстве, в переселении из густонаселенных, т. е. малоземельных районов, на непаханые земли Сибири и Приморья. Предоставлялись кредиты, но только через Крестьянский банк. Кредит предоставлялся под 2 %, а срок возмещения 51 год. Мало того, часть процентов выплачивало государство. С 1906 по 1911 г. отечественное производство сельхозмашин и инструментов утроилось и превысило импорт таких машин. В два раза увеличилось число сельскохозяйственных училищ. Более 300 тыс. крестьян проходили курсы по сельскому хозяйству.

Взяв на себя огромные материальные расходы по земельной реформе, государство оставило за собой право собственности на весь земельный фонд. Отныне русская земля не могла быть продана иностранцам, не могла быть заложена иначе, чем в Крестьянском банке, не могла быть отдана за личные долги. Воспрещалась концентрация земли в одних руках более шести наделов (около 60 га). Реформа препятствовала появлению чрезмерных землевладений, земля не могла быть предметом спекулятивных сделок.

Практическая реализация столыпинского законодательства со временем наглядно показала, что только расширением участкового землевладения невозможно решить задачу перехода к прогрессивным методам хозяйствования у «новых помещиков» и способствовать скорейшей рационализации крестьянских хозяйств. Так например, к 15 августа 1909 г. в Симбирской губернии было создано более 500 хозяйств с единоличным владением. На 1 января 1916 г. в Симбирской губернии насчитывалось 31 326 хуторов и отрубов площадью в 335 180 дес., что составляло 11 % от общего числа крестьянских дворов и 8 % всей удобной земли. Уже к 1 января 1917 г. в губернии появилось 35 342 единоличных крестьянских хозяйств [10].

Весь комплекс столыпинских аграрных Столыпинская аграрная реформа заключалась в том, чтобы, отменив оставшиеся выкупные платежи, дать возможность всем крестьянам право свободно выходить из общины и закреплять за собой надельную землю в наследуемую частную собственность. При этом имелось в виду, что только экономическими методами можно побудить помещиков продавать свою землю крестьянам, а также использовать государственные и иные земли для наделения ими крестьян. Подразумевалось, что постепенно число крестьянских собственников и площадь земли в их руках будут возрастать, а община и помещики будут ослабевать. В результате должен был быть решен извечный для России аграрный вопрос, причем мирно и эволюционно. Так оно и было, многие помещики уже продавали земли, а Крестьянский банк их покупал и продавал на условиях льготного кредитования желающим крестьянам.

Вершиной столыпинского аграрного законодательства являлось «Положение о землеустройстве» от 25 мая 1911 г., которое расширяло права землеустроительных комиссий. Теперь наряду с основным землеустроительным делом комиссий — размежеванием земель, отводом их к одним местам и образованием единоличных хозяйств (выделение отдельных домохозяев из общины), на них возлагалось оказание крестьянам материальной помощи на перенос и возведение построек, а также содействие в переселении за Урал, приобретении земли через Крестьянский банк, продаже и сдачи казенных земель. В обязанности комиссий входили также забота о производстве простейших мелиорационных работ, агрономическая помощь и содействие огнестойкому строительству в районах хуторского расселения. Кроме того, землеустроительные работы проводились в сложных одноплатных общинах, где необходимо было произвести земельный раздел между селениями, частями селений, выдел земли выселкам для последующего создания хуторских и отрубных хозяйств. Такое землеустройство являлось жизненно необходимым, так как оно сокращало дальноземелье и чересполосицу в одноплатных общинах. Темпы землеустроительных работ на местах зависели от ряда факторов и прежде всего от уровня разложения общины, степени развития капитализма в земледелии, близости сел и деревень к рынкам, железным дорогам и водным путям, которые способствовали росту зернового производства. Наличие в России большого числа мукомольных предприятий создавало условия как для переработки зерна, так и для широкого товарного обмена внутри страны, так и для вывоза хлеба за границу [11, с. 39–40].

Столыпинская аграрная реформа в корне отличалась от идеи левых политиков конфисковать землю у помещиков и просто раздать ее. Во-первых, такой подход был неприемлем с точки зрения норм цивилизованной частной собственности. Во-вторых, то, что дается даром, в России редко используется эффективно. Традиционный в более позднее советское время метод «отнять и поделить» никогда никому не приносил пользы. Нельзя создать ответственного собственника, нарушая права собственности других. Таким образом, Столыпин придерживался чисто экономических принципов реформирования экономики. Реформа подразумевала огромную техническую работу по развертыванию тысяч деревень, что могло привести к огромному числу спорных ситуаций. Нужны были детальные инструкции, многие тысячи хорошо подготовленных землемеров. Штат землемерной части землеустроительных комиссий, например, вырос с 650 человек в 1907 г. до 7000 человек к 1914 г. Бюджет земельного ведомства непрерывно увеличивался: с 46 млн. руб. в 1907 г. до 157 млн. руб. в 1914 г. (ведомство стало одним из ведущих по этому показателю) [12, с. 13–14].

Жизнь всегда многограннее того, что отражает закон. Однако адекватное определение юридической природы любого социального института дает возможность глубже вникнуть в его судьбу, особенно если речь идет о таком сложном явлении, как крестьянская община. Законодательство — определенный срез взаимоотношений общины и власти, действия которой сочетали умеренное и радикальное начала. Европейская логика развития общинного землевладения проста: через подворное владение к частной собственности на землю. В России такой путь оказался невозможен. А был свой — извилистый и небыстрый. Община как институт обычного права оказалась очень живучей, трансформируясь в новых условиях, гибко к ним приспосабливаясь, но не исчезая. Законодательство, обеспечивая индивидуализацию надельного землевладения, не могло не считаться с реалиями, поэтому не ломало общину как институт, но создавало условия ее отмирания в будущем. Законодательное сохранение общины отражало специфику жизни деревни, которая была не в состоянии за несколько лет, отпущенных реформе историей, принять индивидуализацию землевладения и расстаться с укорененными веками уравнительными установками общинного крестьянства. Не исключено, что именно это стало причиной смещения приоритетов правительства от разрушения общины к землеустройству. До распространения на крестьян общегражданских норм и превращения их прав на надельную землю в институт частной собственности было далеко [13, с. 50].

В результате Столыпинской реформы были созданы предпосылки к возникновению новых систем земледелия: исчезла чересполосица, крестьяне становились собственниками земли, накапливали знания, инвентарь; земледелие приобретало небывалые потенциальные возможности для своего развития. Столыпинская аграрная политика создавала условия для подъема земледелия страны. Однако правительству не удалось окончательно разрушить общинное землевладение и как следствие — создать слой зажиточных крестьян-хуторян и отрубников в качестве основной опоры правительства в деревне. Недостаточная государственная поддержка и неспособность крестьян к переустройству своих хозяйств на капиталистический путь обусловили хищническое использование земли, ухудшение почвенного плодородия.

Хутора и отруба показали свою эффективность и прогрессивность по сравнению с хозяйствами большинства крестьян-общинников. Единоличные хозяйства были в большей степени заинтересованы в применении улучшенных систем полеводства, приобретении усовершенствованных сельскохозяйственных орудий труда. В этот период крестьяне начали заниматься подсобными отраслями сельского хозяйства: садоводством и огородничеством, которые постепенно превращались в неотъемлемую часть каждого крестьянского хозяйства, и в первую очередь, единоличного. Данные улучшения появились благодаря предоставлению крестьянам агрономической помощи, организованной губернским и уездными земствами. За годы столыпинского реформирования произошло выраженное социальное расслоение деревни вследствие роста имущественной дифференциации крестьянства. Улучшили условия своего существования зажиточные крестьяне, а бедные, даже перейдя на хутора и отруба, продолжали сталкиваться со многими проблемами, надеясь, что в будущем им удастся улучшить свои хозяйства.

 

Литература:

 

  1.                Прилуцкая, О. А. Столыпинская аграрная реформа в Среднем Поволжье 1906–1917 гг. (по материалам Пензенской, Самарской, Симбирской губерний): дис.... кандидата истор. наук. Пенза, 2003. 289 с.
  2.                Котляров, С. Б. Столыпинская аграрная реформа в Симбирской губернии (1906–1917 гг.):дис.... кандидата истор. наук. Саранск, 2005. 276 с.
  3.                Хасянов, О. Р. Экономическая, общественная и культурная жизнь провинциального дворянства в начале ХХ века (на материалах Симбирской губернии): дис.... кандидата истор. наук. Ульяновск, 2009. 231 с.
  4.                Зоркова, Н. Н. Столыпинская аграрная реформа в мордовском крае (1906–1914 гг.): дис. … кандидата истор. наук. Чебоксары, 2013. 254 с.
  5.                Румянцев, Ф. П. Особенности правового обеспечения столыпинской и современной аграрной реформы России: дис. … кандидата юрид. наук. Н. Новгород, 2004. 227 с.
  6.                Тараканова, Н. Г. Противоречия крестьянской волостной юстиции в России второй половины XIX — начала XX века // История государства и права. 2011. № 18. С. 41–45.
  7.                Котляров, С. Б. Правосознание крестьян Симбирской губернии накануне столыпинских аграрных реформ // История государства и права. 2014. № 9. С. 29–33.
  8.                Чичеров, Е. А., Котляров С. Б. Современная историография столыпинских аграрных преобразований / В сборнике Интеграция образования в условиях инновационной экономики материалы Международной научно-практической конференции: в 2 частях. Ответственный редактор Б. Ф. Кевбрин. Саранский кооперативный институт РУК, 2014. С. 172–175.
  9.                Аграрная Россия: история, проблемы, перспективы / Под общей редакцией В. М. Володина. Пенза: Издательство ПГУ, 2007.
  10.            ГАУО. Ф. 46. Оп. 10. Д. 198. Л. 3.
  11.            Котляров, С. Б. Итоги столыпинской аграрной реформы к 1917 году (на примере Симбирской губернии) // Вестник НИИ Гуманитарных наук при Правительстве Республики Мордовия. 2014. № 2(30). С. 38–46.
  12.            Теряков, Д. С., Володина Н. В. Реформы Столыпина: направление, итоги, значение // Модели, системы, сети в экономике, технике, природе и обществе. 2012. № 1(2). С. 12–18.
  13.            Забоенкова, А. С. Правовые аспекты разрушения общины в период столыпинской аграрной реформы // Вестник БФУ им. И. Канта. 2013. № 12. С. 44–51.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle