Библиографическое описание:

Акопян А. В. Уголовно-правовая характеристика посредничества во взяточничестве. Проблемы квалификации [Текст] // Право: современные тенденции: материалы III междунар. науч. конф. (г. Краснодар, февраль 2016 г.). — Краснодар: Новация, 2016. — С. 122-124.



 

Рассматривается краткий анализ развития законодательства о посредничестве во взяточничестве, проблемы, возникающие при квалификации посредничества во взяточничестве.

Ключевые слова: сравнительный анализ; ответственность; посредник; соучастие; посредничество во взяточничестве.

 

Посредничество во взяточничестве, согласно статье 2911 УК РФ, представляет собойнепосредственную передачу взятки по поручению взяткодателя или взяткополучателя либо иное способствование взяткодателю и (или) взяткополучателю в достижении либо реализации соглашения между ними о получении и даче взятки взначительном размере. [1]

Посредничество во взяточничестве как самостоятельное преступление было установлено впервые в декрете СНК РСФСР от 16 августа 1921г. «О борьбе со взяточничеством». В период развития законодательства о взяточничестве развивалась и норма о посредничестве во взяточничестве, и в настоящее время данная норма закреплена в УК РФ и в УК РА. Слово «посредничество» означает содействие соглашению, сделке между сторонами или содействие в налаживании отношений между кем-либо. Следовательно, посредник — это лицо, которое содействует достижению соглашения между взяткодателем и взяткополучателем. В отличие от вышеупомянутых лиц посредник не имеет целью удовлетворения взяткополучателем своих требований, выполнения им каких-либо действий по службе в интересах посредника. Он выступает от имени взяткодателя и в его интересах, и не может быть инициатором взятки. То есть посредник фактически способствует совершению преступлений взяткодателем и взяткополучателем. [2]Из этого следует вывод о том, что посредник одновременно является соучастником двух преступлений — получение взятки и дача взятки. Такое соучастие позволило законодателю выделить его в отдельное преступление — посредничество во взяточничестве. Если бы такой нормы в УК не содержалось, деяния посредника следовало бы квалифицировать как идеальную совокупность пособничества в даче взятки и пособничества в получении взятки. Но необходимо отличать посредничество во взяточничестве от случаев соучастия в даче взятки и её получении. Во-первых, посредник одновременно связан как с взяткодателем, так и с взяткополучателем. Это обязательный признак посредничества, так как соучастник в даче или получении взятки может быть связан или только с взяткодателем, или только с взяткополучателем. Во-вторых, посредник действует только по поручению взяткодателя или взяткополучателя, но ни в коем случае не по своей инициативе. В отличие от посредника соучастник может действовать по своей инициативе (например, организатор дачи и получения взятки).

Объективная сторона данного преступления выражается в совершении следующих действий:

1)        непосредственной передаче взятки должностному лицу, иностранному должностному лицу либо должностному лицу публичной международной организации по поручению взяткодателя или взяткополучателя;

2)        ином способствовании в достижении либо реализации соглашения между взяткодателем и взяткополучателем о получении взятки в значительном размере. [3]

Значительным размером здесь является сумма, превышающая 25 тысяч рублей, то есть если сумма предмета взятки составляет менее 25 тысяч рублей, то состав посредничества во взяточничестве будет отсутствовать. Но в этом случае действия лица, передавшего взятку, будут квалифицироваться как соучастие. Под иным способствованием в достижении или реализации соглашения следует понимать, например, ведение переговоров, подыскание должностного лица, склонение его к оказанию содействия взяткодателю и т. д. Данное преступление считается оконченным с момента принятия должностным лицом хотя бы части предмета взятки. А в случае посредничества во взяточничестве в виде иного способствования взяткодателю или взяткополучателю преступление считается оконченным с момента совершения действий, образующих указанное способствование. Особый интерес представляет часть 5 ст. 2911УК РФ, в которой предусмотрен самостоятельный состав преступления — обещание или предложение посредничества во взяточничестве [3]. Под обещанием посредничества понимается выражение согласия в будущем осуществить действия, которые образуют объективную сторону посредничества. Под предложением посредничества понимаются инициативные действия со стороны посредника, раскрывающего свои возможности договориться с соответствующими лицами о совершении необходимых действий в интересах дающего взятку или интересах представляемых им лиц [3]. Как обещание, так и предложение посредничества считаются оконченными с момента совершения указанных действий. Обещание и предложение посредничества во взяточничестве, которые по сути представляют собой приготовление к посредничеству, признаются законодателем оконченными преступлениями. Так, лицо, обещавшее либо предложившее посредничество во взяточничестве, которое не успело по независящим от него обстоятельствам совершить указанные действия, несёт ответственность по ч. 5 ст. 2911УК РФ. А если лицо уже приступило к совершению действий по способствованию реализации соглашения между взяткодателем и взяткополучателем, но не смогло по независящим от него обстоятельствам завершить задуманные действия, то его деяния следует квалифицировать как покушение на ч. 1 ст. 2911УК РФ [4]. Некоторые авторы считают, что ч. 5 ст. 2911УК РФ была принята для исключения квалификации деяния виновных лиц по ст. 159 УК РФ с ссылкой на ст. 30 УК РФ. В качестве примера приводится следующая ситуация: в одном из следственных управлений РФ окончено производством и направлено прокурору с обвинительным заключением уголовное дело в отношении главы администрации, получившего денежные средства в сумме пятьсот тысяч рублей, и обещавшего передать их конкретным должностным лицам для положительного решения вопроса о получении земельного участка [4]. После предъявления обвинения лицу в совершении преступления по ч. 5 ст. 2911УК РФ, он пояснил, что на самом деле имел целью завладеть деньгами, а не передать их иным должностным лицам. Защитник должностного лица ходатайствовал о переквалификации содеянного на ч.3 ст. 30, ч.3. ст. 159 УК РФ, но в удовлетворении ходатайства ему было отказано. Однако, некоторые учёные считают, что действия должностного лица в этом случае свидетельствуют о наличии состава мошенничества, ведь данный субъект имеет умысел на присвоение взятки [5].

Нужно отметить, что на практике и в теории уголовного права, после введения нормы об ответственности за посредничество в мае 2011 года, начались дискуссии относительно данной нормы. Во-первых, дискуссии идут относительно признака посредничества во взяточничестве — значительного размера. Правоприменителю неясно, к какому виду посредничества относится данный признак. Первый вид посредничества — это непосредственная передача взятки. В тексте УК этот вид отделён от признака значительного размера, и некоторые учёные сделали вывод о том, что значительный размер относится только ко второму виду посредничества — к иному способствованию достижения либо реализации соглашения между взяткодателем и взяткополучателем. Но из текста УК понятно, что законодатель под непосредственной передачей взятки понимает один из вариантов способствования достижения либо реализации соглашения между взяткодателем и взяткополучателем. То есть деление посредничества на виды не означает, что это два отдельных вида криминального поведения. Так, судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ заключила, что не основаны на законе доводы кассационного представления государственного обвинителя о том, что диспозиция ч.1 ст. 2911УК РФ предусматривает ответственность за совершение двух самостоятельных деяний. Судебная коллегия указала, что как при непосредственной передаче взятки посредником, так и при ином способствовании достижению либо реализации соглашения о получении и даче взятки, уголовная ответственность наступает лишь в случае, если размер взятки превышает 25 тысяч рублей, то есть является значительным [6].

Также, в теории активно обсуждается вопрос о разграничении посредничества в даче взятки от дачи взятки должностному лицу за действия (бездействие) по службе в пользу представляемого взяткодателем лица. Проблема состоит в следующем: посредник и взяткодатель осознают, что, передавая взятку за действия в пользу другого лица, действуют в целях совершения действий должностным лицом в интересах представляемого ими лица. Некоторые учёные считают, что взяткодатель всегда заинтересован в совершении должностным лицом определённых действий, даже если он действует от имени представляемого им лица, поэтому конечной целью взяткодателя является определённое поведение взяткополучателя. То есть критерием разграничения вышеуказанных действий они считают наличие интереса у лица, передающего взятку. Мы считаем, что сложно согласиться с таким критерием разграничения деяний посредника и взяткодателя, действующего в интересах представляемых им лиц. Так, Яни П. С. приводит следующий пример: сын передал отцу деньги, чтобы последний передал их знакомому военкому за незаконную отсрочку от призыва. И, если исходить из наличия интереса у лица, передающего взятку, следует, что если отец заинтересован в получении взятки военкомом и в совершении им действий в пользу сына, то получается, что он взяткодатель, а если отец безразличен к судьбе сына и не заинтересован в совершении действий в пользу сына, то получается, что он посредник. Как видно из примера, критерий интереса не является вполне определённым, и Яни П. С. предлагает иной критерий — принадлежность имущества, из которого передаётся взятка [7]. Исходя из такого критерия, передачу взятки посредником от дачи взятки взяткодателем в пользу представляемого им лица можно разграничить следующим образом: посредник, передающий взятку, действует от имени и за счёт имущества взяткодателя, а взяткодатель, передающий взятку за деяния в пользу представляемого им лица, использует имущество, которое принадлежит ему.

 

Литература:

 

  1. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации»(постатейный) (13-е издание, переработанное и дополненное)(отв. ред. В. М. Лебедев), («Юрайт», 2013)
  2. Волженкин Б. В., Квашис В. Е., Цагикян С. Ш. Ответственность за взяточничество. Ереван, 1988. С.114
  3. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации»(постатейный) (13-е издание, переработанное и дополненное)(отв. ред. В. М. Лебедев), («Юрайт», 2013)
  4. Гарбатович Д. Посредничество во взяточничестве: преобразованный вид пособничества // Уголовное право. 2011.N5.С. 4–8.
  5. Розовская Т. И., Пешков Д. В. Обещание или предложение посредничества во взяточничестве: вопросы правоприменения // Наука и образование: хозяйство и экономика; предпринимательство; право и управление. 2012. № 3. С. 94–97.
  6. http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=ARB;n=304720
  7. http://lexandbusiness.ru/view-article.php?id=1416

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle