Библиографическое описание:

Прудникова Ю. Г. Иудейское право как разновидность религиозно-правовой семьи и его положение в современном праве Израиля [Текст] // Актуальные проблемы права: материалы IV междунар. науч. конф. (г. Москва, ноябрь 2015 г.). — М.: Буки-Веди, 2015. — С. 256-266.



 

Иудейское право — одна из древнейших правовых систем, существующих в XXI веке. Необходимость и важность его изучения вместе с другими правовыми системами и правовыми семьями обусловлена не только философскими или же религиозными причинами, но и причинами практического характера. Без глубокого понимания сущности и содержания иудейского права, его социальной роли и значения в жизни древнего еврейского общества практически невозможно полноценно изучить современное израильское право, особенно семейное право, которое создавалось и развивалось на основе многовековых традиций и обычаев. Невозможно также понять обсуждаемый во многих странах мира «еврейский вопрос».

Итак, для того чтобы понять современную правовую систему Израиля и ее источники, необходимо ознакомиться с правовой системой древних евреев — иудейским правом.

Говоря об иудейской правовой семье, невозможно не указать на взаимосвязь религии и права, которые являются мощнейшими социальными регуляторами.

Первое их сходство заключается в том, что и религиозные нормы, и нормы права зафиксированы в своих специфических источниках. Правовые нормы закреплены в нормативно-правовых актах, судебных решениях, международных договорах и т. д., а религиозные нормы — в священных книгах (Библия, Талмуд, Коран). Вторым сходством можно назвать совпадение многих религиозных норм по смыслу с правовыми (например, такие заповеди как «не убий», «не укради», «не лжесвидетельствуй»). Данные виды норм настолько схожи с положениями нормативных актов, что даже находят свое отражение в законодательстве многих современных государств.

Право и религия были слиты воедино в эпоху Средневековья, когда законом считались Священные тексты. Однако позже, в процессе развития человечества, религиозные и правовые предписания отделились друг от друга. Первым различием стало то, что религиозные нормы базируются на внутреннем авторитете, то есть на совести, а правовые — на внешнем, то есть охраняются и санкционируются государством. Во-вторых, религиозные нормы формировались в процессе развития общества в течение длительного времени, в то время как правовые нормы формируются и закрепляются уполномоченными государственными органами в случае многократного повторения общественных отношений. В-третьих, религиозные нормы регулируют внутреннее поведение человека, выражающееся в его внешних поступках, в то время как право способно регулировать только внешнее поведение (никто не может нести ответственности за свои мысли). В-четвертых, разница очевидна в последствиях несоблюдения норм. Нарушение Божьих законов приводит не только к применению санкций, предусмотренных религией, но и к использованию средств морального воздействия (нарушитель рассматривается как грешник, и в качестве санкции выступают вечные пытки после смерти). Несоблюдение же правовых норм влечет за собой применение юридических санкций, установленных различными нормативно-правовыми актами (штраф, лишение свободы, исправительные работы и т. д.).

Как правило, сегодня отношения между религией и правом регулируются конституционным правом, которое декларирует отделение церкви от государства. Это утверждение распространяется не на все страны. Так, религия и право дополняют и взаимодействуют друг на друга, поскольку их цель — совершенствование человека. Одной из основных задач любой правовой нормы является установление порядка. Религия «генетически» предшествует праву, оказывая существенное влияние на его возникновение и формирование. Понятие греховного и преступного во многом совпадают, многие религиозные нормы стали источником правовых норм, посягательство на религию рассматривается как преступление. И, наоборот, религия объявляет грехом нарушение не только религиозных, но и юридических норм и способствует тем самым выполнению последних [1].

Ярким примером сочетания права и религии на практике является существование религиозной правовой семьи.

Религиозно-правовая семья — это правовая система, в которой основным источником права является священное писание, то есть религиозные нормы.

Характерной чертой любой религиозной правовой семьи является неразрывная связь с религией. Нормы права основаны на религиозных представлениях и верованиях, поэтому правовые и религиозные нормы тесно переплетены или и вовсе совпадают. Итак, в религиозных правовых семьях не произошло четкого отделения норм права от других социальных норм.

Другим признаком религиозной правовой семьи является то, что право рассматривается как результат божественного открытия, а не как следствие рациональной деятельности человечества. По Божьим законам человечество наделяется правами с момента возникновения и навсегда. Единственной задачей человека остается осознание и толкования божественных норм. Таким образом, правотворчество невозможно, возможно лишь современное толкование священных текстов (только христианство и иудаизм из всех существующих религий признали собственное право создавать новые правила поведения).

Характерной чертой религиозной правовой семьи также является персональный характер действия права. Это означает, что религиозные правовые нормы распространяются не на определенную территорию (государство), а на конкретную религиозную общину или лиц, исповедующих эту религию, независимо от того, где территориально они проживают.

Что касается конкретно иудейского права, то это совокупность норм и правил, регулирующих общественные отношения между иудеями. Основным его принципом является абсолютное равенство всех членов общества перед Богом, независимо от имущественного или (и) социального положения. Иудейское право — это право еврейского народа, оно является составной частью иудаизма. Оно распространяется исключительно на одну нацию — евреев. Соблюдение религиозных положений так же обязательно, как и соблюдение законов.

Единого представления об иудейском праве в науке нет. Одни правоведы считают, что данное право произошло от древних обычаев религиозных иудеев. Другие исследователи рассматривают его как систему юридических норм, регулирующих различные стороны повседневной жизни евреев и их верований. По мнению третьих, иудейское право представляет собой не только систему религиозных норм, принципов, многочисленных толкований еврейских священных книг и писаний, но также включает в себя решения религиозных (раввинских) судов.

Понятие «иудейского права» не следует отождествлять с понятием «израильского права». Хотя большая часть израильского населения исповедует иудаизм [2] (в некоторых политических и научных изданиях утверждается, что иудаизм НЕ формально юридически, а фактически является «государственной религией», «официальной религией государства Израиль» [3]), тем не менее иудейское право по названию и по содержанию не может отождествляться с израильским правом. Оно может считаться лишь его составной частью.

Спорной является позиция Р. Давида, который выделяет среди основных систем права (англосаксонской, романо-германской и социалистической) мусульманское и индусское право, которые являются религиозными системами права, не говоря об иудейском праве лишь на том основании, что сфера его влияния уже, чем сфера влияния других правовых систем и семей [4].

Самым существенным признаком иудейского права является его преимущественно императивный характер, преобладание запретов, ограничений и обязанностей над правами и свободами субъектов иудейского права. Главное — обязанность строгого соблюдения религиозных канонов и верности своему Богу. В так называемом Синайском законодательстве (обращение Бога к пророку Моисею) указываются именно запретные нормы: у Моисея и «богоизбранного народа» не должно быть «других богов перед лицом Божьим»; не делать себе кумира; соблюдать все заповеди; не произносить имени Господа Бога напрасно» и т. д. [5].

Важнейшие этические, религиозные и одновременно юридические обязанности в системе иудейского права — это обязанности, связанные с неукоснительным соблюдением религиозных праздников. В священных писаниях особое внимание уделяется субботе. «Помни день субботний, чтобы святить его; шесть дней работай и делай всякие дела твои, а день седьмой суббота Господу, Богу твоему: не делай в оный никакого дела ни ты, ни сын твой, ни дочь твоя, ни раб твой, ни рабыня твоя, ни скот твой, ни пришлец, который в жилищах твоих; ибо в шесть дней создал Господь небо и землю, море и все, что в них, а в день седьмой почил; посему благословил Господь день субботний и освятил его.».. [6]. Субботний день считается освященным самим Богом и должен быть посвящен ему.

Еще одним интересным признаком иудейского права является его персональный характер. Еврей может поменять веру, однако иудеем нельзя стать, им можно только родиться. Иудейское право не претендует на универсальный или территориальный характер. Оно является персональным правом каждого еврея, независимо от места его жительства, гражданства и веры. Поэтому даже тогда, когда еврей принимает другую веру, он все равно остается евреем, хотя и может при этом потерять определенные права. То есть особенностью иудейского права является то, что оно с самого начала было одновременно и религиозным, и национальным.

Однако, несмотря на персональный характер иудейского права, оно имеет определенные черты публичного права, поскольку регулирует отношения между членами иудейского общества и своим государством, общественными институтами, а самое главное — между иудеями и Богом. Конечно, правоотношения между Богом и человечеством неравноправны, потому что Бог имеет больше «полномочий». Он есть мерой всего, Он решает судьбы людей. Однако, говоря о преобладании в системе иудейского права обязанностей и запретов, следует отметить, во-первых, условность разделения в религиозных правовых системах, подсистем публичного и частного права, а во-вторых, условность разделения прав и обязанностей между собой.

Особенностью иудаизма также является положение женщины в обществе. Хотя религиозного равенства между мужчиной и женщиной нет (им предписано выполнять различные заповеди, причем религиозные требования к женщине гораздо мягче), оба пола равны перед Богом. Согласно Талмуду: «муж должен любить жену, как самого себя, и уважать ее больше, чем самого себя». Об уважении, которым окружена женщина в иудаизме, свидетельствует и то, что принадлежность ребенка к еврейству определяется не по отцу, а по матери.

Также нужно обратить внимание на многофункциональность иудейского права. Оно выполняет не только общий, присущие любой правовой системе функции (регулятивные, воспитательные и т. п.), но и имеет свои собственные, специфические функции. Одна из них — объединяющая. Соблюдение общих законов, возникших на основе одной религии, одних и тех же заповедей, традиций, объединяло иудеев между собой на протяжении многих веков, независимо от того, находились они на своей исторической родине или в других странах.

Среди составляющих компонентов иудейского права, как и любой другой системы права, важную роль играют принципы. Традиционно они выступают как основополагающие идеи и положения, пронизывают собой всю систему права и во многом определяют сущность, содержание и характер всего права.

Принципы иудейского права не систематизированы в одном документе, а разбросаны по нескольким источниках или достаточно легко выводятся логически и формулируются в процессе изучения права. Принципы права не остаются раз и навсегда устойчивыми и неизменными. Вместе с развитием государства, права и общества они также развиваются и изменяются [7].

Несмотря на то, что сегодня иудейское право теряет прежнюю практическую и юридическую силу из-за неприспособленности к современной жизни и чрезмерной религиозности, его принципы остаются неотъемлемой частью культурного наследия евреев и мощнейшим фактором, влияющим на правотворчество и правоприменение, на процесс формирования и развития правового сознания общества, его правовой культуры.

Одним из основных принципов иудейского права является принцип мессианства и богоизбранности еврейского народа. Во Второзаконии так говорится об иудейском народе: «Ты народ святой у Господа, Бога твоего, и тебя избрал Господь, чтобы ты был ему избранным народом из всех народов, которые есть на земле» [8]. Этот принцип в различных формах и вариациях прослеживается во многих священных книгах, законах и заповедях. Принцип мессианства и богоизбранности еврейского народа идеализирует иудейское сообщество и выделяет его среди других сообществ. Но необходимо иметь в виду, что определенный элемент превозношения того или иного народа присущ практически любой религиозной правовой семье.

Следует также выделить принцип органичного сочетания в данной правовой системе религиозного начала с этническим, а позже — с национальным. Примером такого сочетания является жесткая регламентация семейных отношений, которая исключала браки с иностранцами.

Среди принципов иудейского права выделяют также принцип строгой последовательности соблюдения законов, обычаев и заповедей. Требование неукоснительного соблюдения религиозных правил пронизывает собой все иудейское право. Чтобы убедиться в этом, достаточно проанализировать содержание хотя бы нескольких священных книг Ветхого Завета. В Книге Второзакония сказано, что надо соблюдать «заповеди, постановления и законы, которые Я [Бог] тебе [народ иудейский] приказываю выполнять. Итак, Израиль, слушай постановления и законы, которые Я сегодня учу вас исполнять, дабы вы были живы и размножились, и пошли и наследовали этот край, который Господь, Бог отцов ваших, дает вам в наследство» [9]. В Третьей книге Царств в завещании царя Давида сыну Соломону — будущему царю иудеев сказано: «хранить заветы Господа Бога и соблюдать уставы Его, и заповеди Его, и постановления Его, как написано в законе Моисея» [10].

Важную роль среди принципов иудейского права играет принцип верности своему Богу и своему народу. Он заключается в святости иудейского Бога и веры иудейского народа, а также в греховности и униженности неиудейских народов. В современном израильском праве также существует этот принцип. Так, провозглашая свободу вероисповедания в стране, терпимости к гражданам Израиля, исповедующих другие религии и строгой ответственности за оскорбление религиозных чувств окружающих, Уголовный кодекс этого государства в то же время содержит статьи, предусматривающие уголовную ответственность за переход из одной религии в другую. Уголовная ответственность предусмотрена также за побуждение верующих одной религии перейти в другую религию, сопровождаемое предложением каких-либо материальных благ [11].

Среди принципов иудейского права выделяется принцип кровной мести. Несмотря на то, что одна из заповедей иудейского Бога гласила: «Не мсти и не имей зла на сыновей народа твоего, но люби ближнего твоего, как самого себя» [9], институт кровной мести был распространенным. Кровного мстителя нельзя считать убийцей. У иудеев, согласно действующим законам, любое убийство (и умышленное, и неумышленное) подлежало судебному расследованию, и только после этого мститель получал право на месть.

Кроме названных выше, существует еще много принципов, которые встречаются во многих правовых системах, являются общими принципами права и воплощением морали. Например, принципы уважительного отношения друг к другу и сострадания к обездоленным и бедным.

Иудейское право, как любая система права имеет свои источники.

Вначале своего возникновения иудейское право существовало в устной форме. Это было сделано для того, чтобы постулаты иудейской веры не стали достоянием других народов. Первые устные источники получили название каббалы. Однако со временем, опасаясь, что определенные нормы могут быть потеряны или изменены, нормы иудейского права начали записывать. С тех пор основными источниками считаются: Ветхий Завет, Тора, Талмуд, Агада, Галаха.

Главной в системе источников иудейского права является Библия (в переводе с греческого — книга). Она представляет собой сборник религиозных произведений VIII в. до н. э. — II вв. н. э., включая мифы о сотворении мира, исторические рассказы, отражает в себе различные социальные, политические, этические взгляды и нормы. По своей структуре Библия состоит из двух основных частей: Ветхого Завета, в состав которого вошли священные книги, которые были написаны до пришествия Христа, и Нового Завета, состоящего из книг, которые возникли уже после пришествия в мир Спасителя. Источником иудейского права считается только Ветхий Завет, который иногда даже называют «еврейской библией». Новый Завет иудаизмом не признается.

В основе Завета лежит «Танах» — общепринятое собрание святых книг, которые делятся на три группы. В первую входят книги Моисея, центральное место в которых отводится законам и правилам жизнедеятельности иудеев. Эту группу священных книг чаще всего называют Пятикнижием Моисеевым или Торой. Тора выступает как самостоятельный источник иудейского права. Другие книги — Невиим (книги пророков) и Ктувим (Писания) — носят пророческий и нравственный характер.

Тора является первой частью Танаха, и представляет собой свод иудейского закона. Она устанавливает для человека нормы поведения, в значительной степени определяет его поступки и характер отношений между людьми. Данный источник стал своеобразной конституцией еврейского народа. Тора состоит из 5 книг, которые рассказывают о сотворении мира и человечества, о выходе иудеев из Египта, об отделении из иудейского общества привилегированного колена Левитов, о летоисчислении еврейского народа и т. д. Все нормы иудаизма изложены в стихотворной форме.

Почти на каждую неделю еврейского года определено раздел Торы, который читают и изучают в синагоге. Таким образом, в течение года ее прочитывают всю. Публичное чтение Торы в синагоге — важная иудейская заповедь. Оно происходит по понедельникам, четвергам и субботам во время утренней молитвы, а также в дни еврейских праздников.

Интересно, что еврейском своде законов, Торе, иногда встречаются абсолютно «бессмысленные» запреты. «Бессмысленными» считаются законы, которые Бог не объясняет, и с этого они кажутся не очень логичными. Почему нельзя есть свинину? Почему еврейским священникам нельзя касаться покойников? Ученые — толкователи делают свои объяснения этих запретов, которые получили название «шуким».

Шуким — это вовсе не законы без объяснения, это законы, объяснить которые иудеи пока не способны. Откровение (Тора) — это подарок Бога, кратчайший путь к высшей мудрости. Человечество много чего не знает. Чтобы знать все, надо быть Богом. Возможно, Он повелел евреям не употреблять свинину только потому, что знал о трихинеллезе и приказал евреям держаться в стороне от носителя инфекции. А возможно, причина в том, что Господу известно про свинину то, чего никто не знает, и поэтому его запрет имеет какое-то высшее обоснование, просто сегодня евреи не в состоянии постичь его. С помощью шуким Бог позволяет выразить доверие к Его высшей мудрости. То есть делать не то, что знаешь, а то, что сказал Бог. Шуким — это проверка еврейской веры. Таким образом, евреи принимают законы, не имеющие смысла, не как иррациональные, а как сверхрациональные правила, требующие веры, а не рассуждений [12].

Еще одним источником права является Талмуд (с староевр. — «учение», «наука»). Это большой кодекс религиозно-юридических правил жизни евреев. Талмуд сформировался с IV в. до н. э. до IV в. н. э. Его первоначальное содержание передавалось устно из поколения в поколение. Поэтому в отличие от Торы — «писаного закона», его называют «устным законом» или «комментированием закона». Письменное закрепление религиозных норм произошло в V в., когда появился «Иерусалимский талмуд».

Не существует единого подхода к определению Талмуда. В одних источниках Талмуд рассматривается как собрание догматических по своему характеру религиозных, правовых и этических положений и текстов иудаизма. В других изданиях Талмуд — «толкование и дополнение еврейских раввинов к Ветхому Завету». В третьих же научных работах им называют собрание священных писаний, которое формируют иудейское гражданское и религиозное право и которое подразделяется на две группы — Мишна (сами тексты) и Гемара (толкование этих текстов). Интересно, что в системе норм и догматов иудейского права толкованиям предоставляется гораздо большее значение, чем самим текстам.

В основе Талмуда лежит Тора. Основной целью составителей Талмуда было сохранение Устного Закона, а также приспособления его к меняющимся условиям реальной жизни. Правила, которые они разрабатывали, стали практикой выполнения заповедей, которые получил Моисей на горе Синай. Первые законоположения Талмуда относятся к периоду, когда Иудея была в составе империи Александра Македонского и находилась под сильным влиянием греческой культуры. В III в. до н. э. книжники-хасидеи восстали против эллинов и встали на защиту своей веры. Чтобы сохранить Закон Моисея, хасидеи начали записывать толкование Торы, которые передавались из поколения в поколение в устной форме. Так и появилось собрание Мишны, или «Первое повторение Торы».

Мишна состоит из нескольких разделов. Первый, Зраим, — включает галахические дискуссии по поводу молитв и многих благословений, обсуждения законов о земледельческих работах и урожаях злаковых культур. Второй, Моэд, в котором содержаться законы, общие для всех праздников и специфические законы для некоторых из них. Третий, Нашим, посвящен законам вступления в брак и его расторжении, родительским обязанностям, воспитанию детей. Четвертый, Незикин, — об обсуждении законов о нанесении материального ущерба, системе наказаний и взысканий. Также в нем раскрываются основные принципы еврейского права. Пятый, Кодашим, рассматривает законы жертвоприношений и храмовой службы, законы о еде (Кашрут и Шхита). И последний, шестой — Теорот, который целиком посвящен теме ритуальной чистоты и нечистоты [13].

Над Мишной работало множество ученых, которых называли «Тана» (с арамейского — «изучающие»). Мишна была написана на иврите.

Мишна в свою очередь тоже стала объектом обсуждения и комментирования. Ее комментаторы назывались амораи (в переводе с иврита — «толкователи»). Результатом их работы стала Гемара, полностью написана на арамейском языке.

Талмуд является одним из главных источников иудейского права. Вот, что пишет по этому поводу Д. Рид: «все, что где бы то ни было могло произойти или не произойти в жизни еврея, регулируются законами Талмуда: браки, разводы, имущественные операции, коммерческие операции, всю жизнь, вплоть до мельчайших деталей одежды и туалета» [14]. И поскольку в повседневной жизни постоянно происходят непредвиденные события, то вопрос о том, что законно и что незаконно в каждом случае приводит к бесконечным дискуссиям, результатом которых были заполняющие Талмуд объемные протоколы раввинских решений, то есть толкования текстов заповедей.

Высокая значимость этих источников в том, что изначально, по замыслу создателей иудейского права, оно должно было охватывать и решать все возникающие в жизни иудейского общества проблемы, однако практика показала, что это невозможно. Время от времени возникала необходимость вмешательства в процесс использования иудейского права в связи с изменением общественных отношений. Раввинское толкование стало объективной необходимостью и жизненной потребностью иудеев. Нередко оно стало заменять сам текст иудейских религиозных положений. Ведь даже тогда, когда раввинское толкование вовсе не совпадает с начальным содержанием библейских рассказов и священных традиций, оно тем не менее сохраняет силу и влияет на поведение иудеев. При этом для объяснения и оправдания такого рода разногласий широко используется разработанная самими раввинами так называемая теория (идея) чрезвычайной власти, согласно которой в чрезвычайных условиях допускается довольно широкое толкование устоявшихся канонов. И даже если одно высказывание противоречит другому, то это не обязательно должно означать, что одно из них верно, а другое — ложно. По мнению иудеев, в одних условиях может быть верно одно, а в других — другое.

При толковании иудейский Священных Писаний выдвигались порой фантастические мысли. Например, обсуждались вопросы выполнения заповедей в «плавающей в воздухе башне» или, случаи, когда при произнесении миньян (молитвы, которая должна произносится 10 людьми) присутствовал искусственно создан человек [15].

Таким образом, мы видим, что иудейское право содержится во многих источниках, которые взаимосвязаны между собой и представляют целую систему.

Изучая иудейское право в контексте взаимосвязи права и религии, мы обратили внимание на заключении Договора между Богом и человеком, а именно на правовом аспекте данного Договора.

Как сказано в Торе, Богу не удалось найти народ, который смог бы стать избранным. Поэтому Он решил его создать. Для этого Он выбрал одного человека, от которого произойдет избранный народ. Избранником Его стал выходец из Аравии — Авраам.

Отношения между Богом и Авраамом (его потомками) названы в Торе словом «брит», что означает союз, договор, соглашение, контракт. Таким образом, человек вступает в Союз (в Торе это слово пишется с большой буквы как название конкретного уникального союза) с Богом. Благодаря этой сделке уравниваются неравные субъекты права (Бог имеет огромную власть и полномочия над людьми).

Согласно с Договором оба участника сделки наделены определенными правами и юридическими обязанностями. Авраам должен полностью изменить свою жизнь, начать ее заново, забыть свои корни, семью, родину и идти в чужую страну. Бог хочет, чтобы народ полностью доверился Ему. Говорит Бог Аврааму: "... иди предо Мною и будь непорочен» (Быт. 17.1). «Ходить перед Богом» означает быть открытым для Бога, быть чистым и непорочным, не иметь недостатков.

Несмотря на то, что договорные отношения не основываются на равенстве сторон Договора, Бог, тем не менее, берет на себя некие обязательства. Он обещает дать Аврааму и его потомкам «всю землю Ханаанскую (Палестина, Сирия, Финикия) в вечное владение». Главная обязанность Бога заключается в том, что Он выбирает под Свое «управление» землю, обещанную Им Аврааму и народу Израиля. То есть по Договору Он исполняет функции покровителя и защитника. Также Бог говорит, что Союз будет не временным, а вечным. Говоря юридическим языком, Договором между Богом и Авраамом является бессрочным.

Союз с Авраамом — это пока еще союз с одним человеком. Через некоторое время, когда род Авраама стал большим, и евреев становилось все больше, на горе Синай Бог заключает Союз с евреями. Однако в отличие от истории с Авраамом, требования Бога на горе Синай, были сформулированы четко. Их основу составляют 10 заповедей.

  1. Да не будет у тебя других богов перед лицом Моим.
  2. Не делай себе кумира.
  3. Не произноси имени Господа, Бога твоего, напрасно.
  4. Помни день субботний.
  5. Почитай отца своего и мать свою.
  6. Не убивай.
  7. Не прелюбодействуй.
  8. Не кради.
  9. Не произноси ложного свидетельства на ближнего.
  10. Не желай ничего, что у ближнего твоего.

Зафиксированная в Торе воля Бога не ограничивается Десятью заповедями. Еврейская традиция насчитывает 613 мицвот («заповедь», «приказ») 365 запретов и 248 предписаний. Все эти мицвот представляют собой не случайный набор правил, а единую систему, где одно правило вытекает из другого.

Таким образом, мы видим, что обязанности, которые являются условиями Договора между Богом и еврейским народом, закреплены в источниках религиозного права. А сами заповеди и мицвот являются ничем иным как императивными нормами, устанавливающими определенную модель поведения иудея. Существенное отличие мицвот от императивных норм права в том, что человек не рассматривает мицвот как бремя, выполнение данных обязательств становится его естественным образом жизни.

Подобно Аврааму Бог впоследствии выбирает Ноя и также заключает с ним Союз, дабы человечество не погибло в волнах потопа. «И сказал Бог Ною и сынам его с ним: вот, Я поставляю завет Мой с вами и с потомством вашим после вас, и со всякою душею живою, которая с вами, с птицами и со скотами, и со всеми зверями земными, которые у вас, со всеми вышедшими из ковчега, со всеми животными земными; поставляю завет Мой с вами, что не будет более истреблена всякая плоть водами потопа, и не будет уже потопа на опустошение земли.... Я полагаю радугу Мою в облаке, чтоб она была знамением [вечного] завета между Мною и между землею. И будет, когда Я наведу облако на землю, то явится радуга [Моя] в облаке; и Я вспомню завет Мой, который между Мною и между вами и между всякою душею живою во всякой плоти; и не будет более вода потопом на истребление всякой плоти» [16].

Венгерский ученый Р. Гече писал, что «религиозная идея заключения договора (между Богом к иудейским народом) на горе Синай имела общественное значение: сыновья Израиля являются избранниками Бога, осознание ими своей принадлежности к Яхве, вера в общего Бога превращают их в единый народ». И далее: «Законы этого народа формировались постепенно, по мере перехода к оседлости для формирования государства, но составители Библии верили, что данные законы появились в древние времена, в момент заключения с народом завета через посредника в лице Моисея» [17].

Конечно, следует сказать и о положении иудейского права в современном мире и о его соотношении с израильским правом.

Вопрос религии и государства в Израиле является одним из самых острых социальных вопросов. Несмотря на то, что еврейский этнический конфликт больше не является источником беспокойства для большинства социологов, напряженность вызывают иные спорные вопросы. Какой должна быть Верховная власть: воля народа, выраженная через законы, принятые демократически избранным Кнессетом, или волей Бога, передаваемой с помощью Писаний и толкований раввинов и религиозных судов? Еврейское государство должно жить по предписаниям Галахи, или быть светским, но полагаться на еврейскую традицию и ценности, символы и обряды, или быть как можно более похожей на другие западные страны?

Множество точек зрения касательно иудаизма и иудейского права привели к появлению различных религиозных направлений в иудаизме (ортодоксальное, реформистское и консервативное). Ортодоксы считают, что они должны абсолютно во всем следовать заповедям, которые даны родителями (т. е. традициями). Они считают, что смысл жизни еврея — жить по заповедям, неважно осознает он их содержание или нет. Крайняя форма еврейской ортодоксальности представлена ​​религиозным направлением «натора Карта» (Стражи города), которые не признают государство Израиль, так как его воссоздали светские евреи. Со стороны «светских» евреев часто можно встретить негативное отношение к ортодоксам, так как они обычно не работают, не служат в армии, а только молятся и изучают религиозные книги. В последнее время ортодоксы выступают против существующей в стране правовой системы. Примером может служить 250 — тысячная демонстрация против «диктатуры Верховного Суда» 14 января 1999 г [18]. Реформисты считают, что традиция — это результат исторического развития, а не воли Божией. А это значит, что она должна постоянно обновляться. Для них иудаизм превратился в национальную традицию, а Бог — в определенную условность.

Правовая система Израиля имеет смешанный характер, поскольку ей присущи черты романо-германской правовой семьи, иудейского и даже мусульманского права. Это объясняется тем, что еврейский народ на протяжении тысячелетий находился под властью разных государств. В течение 1517–1917 гг. Территория современного Израиля была провинцией Турции, поэтому там действовало право Османской империи и мусульманское право созданное по французскому образцу. В период 1918–1947 гг. Еврейский народ находился под властью Великобритании, в результате чего произошло внедрение общего права и права справедливости.

Особенностью израильского права является отсутствие конституции как единого нормативно-правового акта, который имеет высшую юридическую силу. В Израиле его заменяют Основные законы (11). Их особенностью является то, что они не могут быть изменены или прекращены постановлениями о чрезвычайном положении, а внесение изменений возможно только при одобрении на голосовании квалифицированным большинством парламента.

Вопрос о соотношении иудейского права и современного израильского права очень сложный и дискуссионный. На сегодняшний день некоторые ученые рассматривают иудейское право как одну из подсистем израильского, которое также включает в себя мусульманское право, действующее внутри арабской общины Израиля, и современное израильское право, источниками которого являются закон, судебный прецедент, подзаконный акт, правовой обычай. Обычаи же применяются только в случае наличия прямого указания на то закона или постоянной практики его применения в данных конкретных правоотоношениях. Обычаи как источники права — достаточно распространенное явление в Израиле и защищаются судебной системой.

Процесс взаимодействия религиозного и светского права — это двусторонний процесс. Иудейское религиозное право, как и иудейская религия в целом, в разных формах и разными путями влияют на израильское светское право. В свою очередь, последнее имеет обратное влияние на первое, также как и на иудейскую религию в целом.

На наш взгляд, не следует считать, что иудейское право полностью устарело и незначительно влияет на современное право. Это находит свое подтверждение прежде всего в действующем законодательстве Израиля, которое в значительной его части было сформулировано и оформлено в соответствии с требованиями иудейского права или же в той или иной степени подверглось воздействию с его стороны. То же самое отмечается и в многочисленных исследованиях, посвященных взаимосвязи и взаимодействии иудейского и израильского права.

Следует обратить внимание на иудейско-правотворческую и правоприменительную деятельность Верховного суда Израиля и всех других его гражданских (в смысле — нерелигиозных) судов. Вообще вся судебная система Израиля находится под влиянием иудейских религиозных традиций и догм. Факт существования и деятельности религиозных (раввинских) судов не только официально признается в современном Израиле, но и законодательно закрепляется (Закон «О юрисдикции раввинских судов», принятого парламентом Израиля в 1953 году). Интересно, что после провозглашения независимости Израиля активность иудейских религиозных судов значительно возросла, а традиционная сфера непосредственного регулятивного воздействия иудейского религиозного права несколько расширилась.

При этом особо подчеркивается, что значительное влияние иудейского права на современное израильское право проявляется не только в его различных институтах, но, частично, в его понятийном аппарате и правовом толковании. Даже Декларация независимости Израиля, 1948 г., которая утверждает по аналогии с декларациями других демократических государств основные принципы права, закрепила положение о том, что «государство Израиль основано на принципах свободы, справедливости и мира в их понимании израильскими пророками» [19].

Кроме всего прочего, иудейское право является неотъемлемой составной частью правовой системы современного Израиля, поскольку регулирует персональное право граждан еврейской национальности, а именно вопросы, которые касаются их личного статуса. То есть с помощью иудейского права регулируется круг таких правоотношений, затрагивающих личные интересы каждого еврея: вопрос бракосочетаний и разводов, материального содержания членов семей и алиментов, вопрос «запрета» (ограничение в семейно-брачных отношениях недееспособных лиц). Кроме того, иудейское право регулирует отношения, касающиеся иудейского религиозного милосердия и богослужения, а также вопросы бракосочетаний и разводов «иностранных евреев», проживающих в Израиле.

Эта узкая сфера прямого регулирования общественных отношений с помощью норм иудейского права вовсе не означает, что оно не влияет на все другие общественные отношения. Такое воздействие осуществляется опосредованно, через систему правовых норм, установленных государством, при активном воздействии на процесс правотворчества и правоприменения со стороны иудейского права.

В качестве примера можно сослаться на так называемое «диетическое право иудейской религии», что нашло свое отражение в действующем законодательстве Израиля. Оно касается ограничения разведения свиней, которые в соответствии с иудейской религией являются «нечистыми животными», и Тора запрещает их употреблять в пищу. В силу этого, под влиянием иудейских религиозных норм и обычаев, в Израиле были приняты законы (Тhе Рig-Raising Ргоhibition Law, 5722–1962), запрещающие под угрозой наказания в виде огромных штрафов держать, выращивать и резать свиней. Указанный правовой запрет не распространяется только на специально определенные в законах места, где проживает в основном христианское населения.

О влиянии иудейского права на израильское говорит факт существования принципа, установленного в первые годы существования государства Израиль — еврейское право должно служить главным источником законодательства. Следует заметить, что данное положение, далеко не всеми еврейскими и зарубежными авторами одинаково положительно воспринимается и приветствуется. Вот, например, точка зрения В. Ю. Козлихина — ответственного редактора и автора введения к книге М. Элона «Еврейское право»: «если речь идет о сохранении фундаментальных принципов, о культуре народа и права как его части, то, конечно, современное право Израиля должно питаться из этого источника. Возрождение же еврейского права в том виде, как оно существовало в XIX в., на мой взгляд, невозможно. Даже если принять во внимание, тот факт, что современные государства склонны передавать часть своих полномочий, с одной стороны, международным организациям, с другой, негосударственным институтам, — это дает некоторые основания предполагать возможность становления некоторой новой формы правового плюрализма. Но все же вряд ли еврейское религиозное право сможет найти свое место в этой новой системе. Ведь оно остается сугубо национальным, современный же мир интернационализируется…» [20]

Другим примером несомненного влияния иудейских традиций и обычаев на современное право Израиля является институт права собственности на землю. Согласно Закону о земле (1969) право собственности на землю в этом государстве не ограничивается только такими присущими законодательством других стран принципами, как непричинение вреда или недопущение разрушения имущества, принадлежащего другим собственникам (разд. 14 Закона о земле), но и таким, весьма своеобразным принципом, как «принцип благопристойности», или «приличия» в процессе реализации данного права. Анализируя этот принцип, можно с полной уверенностью сказать, что в процессе разработки и принятия законодательства о земле в значительной степени сказалось влияние старых иудейских традиций и обычаев, которые радикально ограничивали и даже запрещали куплю-продажу земли, а также право частной собственности на землю.

«Земля не будет продаваться навсегда — говорит Бог, — потому что это Моя земля», а вы — «пришельцы и поселенцы у Меня». По всей земле «владения вашего позволяйте выкуп земли». При этом устанавливаются для каждого иудея следующие правила: а) если «брат твой обеднеет и продаст свою землю, то придет близкий его родственник и выкупит проданное братом его»; б) если же «некому за него выкупить, то сам он будет иметь достаток и найдет сколько нужно на выкуп»; в) в этом случае «пусть он посчитает года продажи своей и возвратит остальное тому, кому он продал, и вступит во владение»; г) если же «не найдет рука его, сколько нужно вернуть, ему, то проданное им останется в руках покупателя до юбилейного года, а в юбилейный год отойдет оно, и он вновь обретет владения свое» [21].

То есть любая покупка-продажа земли юридически рассматривалась как временное соглашение. Фактически она заменялась арендой, договор о заключении которой оставался в силе только до очередного юбилейного года, который отмечали каждые пятьдесят лет. Потому что если до наступления юбилейного года выкуп земли бывшим ее владельцем был невозможен, то в год юбилея она полностью возвращалась ему безо всякого выкупа.

Данное правило, наряду с общим правом выкупа земли и ограничением ее продажи только в пределах определенного срока, было направлено на предотвращение полного отчуждения земельных участков от их обедневших владельцев, на предотвращение их полного обезземеливания и еще большего обнищания. Другими словами, право собственности на землю, как и различные формы распоряжения ей, преследовало не столько коммерческие цели, сколько общесоциальные и общегосударственные цели.

Среди источников иудейского права особую значимость имеет «наследие». В израильской научной литературе этот источник называется также «культурным наследием», «религиозным наследием» или «иудейским правовым наследием». О естественном характере права на возвращение евреев на свою историческую Родину, а также о том, что это право исторически заложено в самом «наследстве» многократно повторялось и в Библии и в других, самых разнообразных источниках. В 50-е годы XX в. оно широко использовалось как важнейший аргумент разработки и принятия соответствующего законодательства («Закон о возвращении», 1950).

Так, обосновывая необходимость принятия Закона о возвращении евреев, тогдашний премьер-министр Израиля Д. Бен Гурион подчеркивал, в частности, что «не государство дарит это право евреям, которые живут за рубежом, на поселение в Израиле, а, наоборот, это право создает условия для строительства израильского государства. Источник права на возвращение евреев следует искать в исторических связях еврейского народа с его Родиной».

Еще один интересный момент влияния иудейского права на государственное — признание субботы выходным днем. Временный Государственный Совет (предшественник Кнессета) принял Постановление в 1948 году, по которому суббота, праздничные и паломнические праздники (Суккот, Песах и Шавуот) были определены как дни отдыха. В 1951 году Кнессет принял другой закон, который дал работникам как минимум 36 последовательных часов отдыха в неделю. Как для евреев, так и для не-евреев, суббота стала еженедельным днем отдыха [25]. В 1987 году муниципалитет Иерусалима предъявил обвинения владельцам некоторых местных кинотеатров за то, что они работали в пятницу вечером. Председательствующий судья признал недействительным постановление и отклонил обвинения на том основании, что муниципалитет не имел достаточно полномочий, чтобы принять Устав, ограничивающих свободы гражданина отдыха в субботу по религиозным причинам: такие полномочия принадлежали исключительно Кнессетау и муниципальное постановление представляет собой необоснованное вмешательство в гражданские права и нарушает основные права светского населения. Но в других случаях, обеспечение выполнения законов Шаббата увенчались большим успехом, например, решение правительства 1981–82 гг. закрыть национальную авиакомпанию «Эль Аль», которая работала по субботам и некоторым еврейским праздникам [22].

И, конечно, нельзя не сказать о политическом влиянии религиозных течений на государство и право Израиля. Существуют различные религиозные партии, которые обычно получают около 15 мест в Кнессете. Их основная задача — защищать религиозные интересы и гарантировать, что государство будет поддерживать еврейский характер. Часто религиозные партии поддерживают другие партии в коалиции. В обмен за это, им дают в управление министерства: религиозных дел, Внутренних дел, иногда — образования и культуры, а также обещают обеспечивать религиозный характер законодательства. Как результат, Кнессет принял ряд законов, призванных обеспечить соблюдение еврейской Галахи [22].

Было бы ошибкой утверждать, что роль религии в Израиле является только результатом политической игры с религиозным партиями. Основной задачей для многих советских сионистов является создание новой еврейской культуры. Цель сионистов не в том, чтобы создать общество, основанное на религиозных обрядах, а, скорее, в развитии новой культуры, основанной на взаимодействии с Землей Израиля, на еврейском языке, историческими еврейскими символами и обрядами, а также с ценностями и мотивами, заимствованными из еврейской духовной литературы.

Однако в современном Израиле, Галаха не является доминирующей правовым источником. Основой правовой системы Израиля служат законы государства. И конечно, израильское право сильно влияет на иудейское. Вопреки сложившейся традиционно религиозной мысли о том, что «светский законодатель» не может ни отметить, ни изменить те или иные религиозные акты или отдельные нормы, поскольку не он их устанавливал и не он является источником религиозного законодательства, он придерживается совсем иного мнения, а именно: нет никаких оснований для того, чтобы «светский законодатель» не мог в случае необходимости отменять или изменять религиозные нормы, потому что в отсутствии конституции в стране (в Израиле нет единого Основного Закона как целого нормативно-правового акта, есть 11 конституционных законов) светский законодатель является всемогущим органом.

Для реализации данного положения израильским законодателем был принят целый ряд нормативно-правовых актов, которые вносят «коррективы» и дополнения в иудейское «процессуальное право». Среди них следует назвать, например, акты, касающиеся процедуры деятельности религиозных судов, порядка их формирования и функционирования, правил добычи и использования доказательств в суде, общей и исключительной юрисдикции религиозных судов и др.

Наряду с этим, Кнессетом Израиля были приняты акты, которые вносят существенные изменения и дополнения в иудейское «материальное право». Например, законодательство, расширяет границы гражданского права за счет иудейского религиозного права: Закон о равноправии женщин, который устанавливливает вопреки существующим религиозным канонам и отдельным нормам, традиционно ставящим женщину в неравное положение с мужчиной, принцип ее равноправия в семейно-брачных отношениях; Закон о правоспособности и опекунстве, при разводах и решении вопросов усыновления или удочерения ставит на первый план интересы детей; Закон об имущественных отношениях супругов закрепляет принцип «равноправия и сотрудничества» супругов при решении имущественных споров между ними.

Кроме того, раввинат страны, а вместе с ним и раввинские суды подпадают под юрисдикцию Высокого суда справедливости. Попытки религиозных кругов доказать обратное вызвали соответствующее решение Верховного суда Израиля о том, что он «обладает высшей властью в делах, касающихся иудейского права и практики его применения», раввинат страны тем не менее остается субъектом юрисдикции Высокого суда справедливости.

К компетенции последнего относится: просмотр (корректировка) решений Главного раввината страны, в которых содержатся противоречащие действующему законодательству «нормы административного права», рассмотрение апелляции на решение того или иного религиозного суда, который, по мнению истца, при рассмотрении дела вышел за пределы своей юрисдикции» (основанием для признания любого решения религиозного суда недействительным может служить даже то, что хотя бы один из участников судебного процесса не является евреем). Таким образом, корректируя решение религиозных судов и приводя его в соответствие с действующим законодательством, высшие судебные инстанции страны тем самым корректируют религиозное законодательство.

Высшие судебные инстанции Израиля корректируют религиозные нормы не только в процессе применения, но и в ходе его толкования [23]. Например, согласно решению Верховного суда Израиля, понятие «еврей» было значительно расширено: это не только «тот, кого родила еврейка, но и тот, кто принял иудаизм», это также и «дети и внуки евреев, жена (муж) еврея, супруги детей евреев и супруги внуков евреев».

И, в-третьих, согласно действующему законодательству Израиля и решением Верховного суда этой страны религиозным судам вменяется в обязанность «соблюдать основные законодательные акты и текущее законодательство», действовать «в рамках конституционного права и с соблюдением принципов фундаментальных прав человека».

В современном государстве Израиль делаются попытки совместить правовую систему демократического государства с иудейским правом, поскольку религия в стране не отделена от государства. Сторонники введения в стране только иудейского права составляют 15–20 % населения. Большинство считает, что наряду с современной системой правосудия необходимо сохранить ряд традиций иудейского права, рассматривая их только как национальные, а не религиозные. 10 ноября 2009 года бывший министр юстиции Израиля Яаков Нееман заявил: «Шаг за шагом мы будем даровать гражданам Израиля законы Торы и сделаем Галаху основным законом страны. Мы должны вернуть народу наследие отцов. Тора дает ответы абсолютно на все вопросы, которые встают перед нами» [24].

 

Литература:

 

  1. Мельник. В. А. Политология / В.А Мельник. — Мн., 1999, — c. 464.
  2. Государство Израиль // Страны мира: Краткий политико-экономический справочник. — М., 1993. — с. 146.
  3. Советский энциклопедический словарь. — М., 1980. — с. 486, 520.
  4. Давид Р. Основные правовые системы современности (сравнительное право). М., 1967. — с. 46.
  5. Второзаконие, 5:6–21 // Викитека. — Режим доступа: http://ru.wikisource.org/wiki/Второзаконие.
  6. Исход 8:1–20 // Православная энциклопедия «Азбука веры». — Режим доступу: http://azbyka.ru/biblia.
  7. Марченко, М. Н. Основные принципы иудейского права. // Вестник Московского университета. Сер. 11, Право. -Вып. 1. — 2001. — с. 65–77.
  8. Толковая Библия. Книга Второзаконии. Гл. — М. — с. 623.
  9. Второзаконие. Глава 4. // Апологетика. — Режим доступу: http://apologetica.ru/biblie/vtor4.html.
  10. Библия. Ветхий Завет. Третья книга Царств. Глава 2. // Открытая православная энциклопедия «Древо». — Режим доступу: http://drevo-info.ru/articles/8911.html.
  11. Конституционное право зарубежных стран: Учебник для вузов / Под общ. ред. чл.-корр. РАН, проф. М. В. Баглая, д. ю. н., проф. Ю. И. Лейбо и д. ю. н., проф. Л. М. Энтина. / Глава 25, § 4 Конституционное право Израиля — М.: Норма, 2004. — с 809.
  12. БенджаминБлех. Иудаизм. / The complete idiot’s guide to. — М., «Астраль», 2003. — c. 51.
  13. БенджаминБлех. Иудаизм. / The complete idiot’s guide to. — М., Аст «Астраль», 2003. — с. 94.
  14. Рид Д. Спор о Слоне. — М., 1993. — с. 89.
  15. Энциклопедия для детей. Том 6. Религии мира. Ч.1. Верования древности. Религии Ирана и Индии. Иудаизм. Буддизм / Иудаизм. — М.: «Аванта+», 2000. — с. 369.
  16. Ветхий Завет, Бытие, 9:8 -15 // Православный календарь. — Режим доступу: http://days.pravoslavie.ru/Bible/B_byt9.htm.
  17. Гене Г., Библейские истории: Ч. 1. Ветхий завет: Ч. 2. Новый завет. — М., 1989. — с. 92.
  18. Нина Володина. Иудаизм и конфессиональная политика в Израиле / Cетевое издание «Религия и право». — Режим доступу: http://www.sclj.ru/analytics/magazine/arch/detail.php?ELEMENT_ID=1286.
  19. Декларация Независимости Израиля / сайт «The Jewish Agency for Israel». — Режим доступу: http://www.jafi.org/JewishAgency/Russian/Education/Jewish+Life/Festivals/Independence+Day
  20. Элоп М. Еврейское право. — c. 23–24.
  21. Библия, Ветхий Завет, 25:23–28 // Электронная библиотека «bookZ.ru». — Режим доступу: http://bookz.ru/authors/biblia/biblia_179/page-20-biblia_179.html.
  22. Jonathan Kaplan. Religion and State // сайт «The Jewish Agency for Israel». — Режимдоступу: http://www.jafi.org.il/JewishAgency/English/Jewish+Education/Compelling+Content/Eye+on+Israel/Society/5 %29+Religion+and+State.htm.
  23. Барак Аарон. Cудейское усмотрение. — М.: Издательство НОРМА, 1999. — с. 74–101, 141–147.
  24. Галаха может стать основным израильским законом // Религия и общество. — Режим доступу: http://newsru.com/religy/11dec2009/tora.html.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle