Библиографическое описание:

Сушкова О. В. Половая принадлежность лица как признак специального субъекта изнасилования [Текст] // Актуальные проблемы права: материалы IV междунар. науч. конф. (г. Москва, ноябрь 2015 г.). — М.: Буки-Веди, 2015. — С. 227-229.



 

Субъектом преступления по ст. 19 УК РФ [1] признается вменяемое физическое лицо, достигшее возраста, установленного Уголовным кодексом. В силу ч. 2 ст. 20 УК РФ уголовной ответственности за изнасилование подлежит лицо в возрасте от 14 лет, что обусловлено особой общественной опасностью данного преступления, осознаваемой даже в столь раннем возрасте, а также умышленной формой вины при его совершении.

Вышеназванные признаки в комплексе характеризуют общего субъекта преступления. Для квалификации действий виновных по отдельным статьям УК РФ к субъекту преступления предъявляются особые, специфические требования, касающиеся его физических свойств и качеств (пол, возраст, состояние здоровья и трудоспособности), определяющие его социальную роль и правовое положение (должностное лицо, врач, водитель транспортного средства и т. д.), а также характеризующие его взаимоотношения с потерпевшим (родители, дети, мать и т. п.). Ш. С. Рашковская также выделяет дополнительную группу признаков, среди которых: факт совершения какого-либо преступления в прошлом; наличие судимости или административного взыскания; особо опасный рецидив и др. [2; с. 109].

Наука уголовного права России и судебная практика выработали подход, в соответствии с которым субъектом изнасилования обязательно должно быть лицо мужского пола. Таким образом, изнасилование в определенных кругах принято считать преступлением со специальным субъектом — мужчиной.

Сторонники идеи общего субъекта ст. 131 УК РФ допускают возможность соисполнительства женщины, противники — исключают её из числа ответственных лиц.

В. Н. Ткаченко предлагает рассматривать женщину, совместно с мужчиной выполнившую часть объективной стороны изнасилования, как пособника [3; c.112]. А. П. Дьяченко приходит к выводу, что оказание физического или психического насилия к потерпевшей независимо от того, лицом какого пола оно осуществляется, есть лишь пособничество и в силу его самостоятельного значения ни в коей мере не может расцениваться как соисполнительство [3; с. 112]. Подобного мнения придерживается и Л. А. Андреева [4; с. 68].

В. В. Сергеев, напротив, находит возможным «привлечение к уголовной ответственности в качестве соисполнителей изнасилования лиц, применяющих насилие к потерпевшим, но не способным по каким-либо причинам совершить половой акт» [5; с. 16]. А. Н. Игнатов предлагает квалифицировать действия женщины как соисполнительство с распределением ролей.

Перечисленные точки зрения с достаточной очевидностью указывают на неоднозначность решения исследуемой проблемы. Как же следует квалифицировать действия женщины-соучастницы изнасилования? Для ответа на этот вопрос обратимся к учению о специальном субъекте преступления.

Взгляды ученых на сущность специального субъекта преступления отличаются многообразием. Так, В. С. Орлов, А. А. Пионтковский, А. М. Лазарев, Г. Н. Борзенков специальным субъектом считают лицо, не только обладающие свойствами общего субъекта, но и наделенное дополнительными, присущими только ему качествами [6; с. 606]. Законодатель, по их мнению, не во всех случаях указывает признаки специального субъекта в диспозиции статьи, а даёт его характеристику косвенно, например, путем указания на способ совершения преступления и другие объективные признаки, которые предполагают, что не всякое вменяемое физическое лицо может совершить данное преступление [7; с. 70].

Н. С. Лейкина и Н. П. Грабовская ограничивают признаки специального субъекта лишь теми, которые названы в диспозиции конкретной уголовно-правовой нормы [6;с. 607].

Хотя в ч. 1 ст. 131 УК РФ половая принадлежность субъекта не обозначена, подавляющее большинство правоведов сходятся во мнении о том, что изнасилование — мужское преступление, на что указывает характер совершаемых действий. Действительно, одним из обязательных признаков изнасилования является противоправное половое сношение, осуществляемое в форме полового акта путем введения пениса в преддверие или собственно во влагалище лица женского пола. Отсюда следует, что объективную сторону в части полового сношения может выполнить только мужчина, а применить насилие может и женщина.

В теории высказывалось предложение наделить мужчину также такими специальными свойствами, как наличие пениса, либидо, потенции, эрекции и сексуальной ориентации [8; с. 95]. Как считает Ф. Г. Бурчак, отсутствие у индивида этих дополнительных характеристик исключает его уголовную ответственность даже в случаях, когда им совершаются действия, представляющие объективную сторону изнасилования [9; с. 139].

Мы не готовы согласиться с этой точкой зрения хотя бы по той причине, что часть объективной стороны, связанную с применением насилия, могут выполнить и лица, имеющие нетрадиционную сексуальную ориентацию, страдающие импотенцией и т. д.

Женщина может выступать не только в роли организатора, подстрекателя или пособника изнасилования, что вытекает из ст. 131 УК РФ и подтверждается нормами о соучастии в преступлении.

Выше уже было указано, что объективная сторона ст. 131 УК РФ, если не брать в расчет использование беспомощного состояния жертвы, состоит из двух обязательных действий — полового сношения и применения насилия. Хотя женщина и не способна совершить половое сношение, она может содействовать насильнику путем дачи советов, указаний на месте преступления, применять к потерпевшей физическое и психическое насилие, что квалифицируется как соисполнительство.

Так, приговором Приморского краевого суда от 20 мая 2015 г. К., была осуждена по п. «б» ч. 2 ст. 131 УК РФ, поскольку принимала участие в исполнении изнасилования, отдавая указания непосредственному насильнику и применяя силу к потерпевшей [10].

Приговором Нижегородского областного суда от 09 июня 2007 г. действия Ф. были квалифицированы как соисполнительство в совершении изнасилования и насильственных действий сексуального характера группой лиц по предварительному сговору. Суд обосновал квалификацию тем, что Ф. активно содействовала непосредственному исполнителю преступления путем применения насилия к потерпевшей: она раздела её, закрывала рот, чтобы та не могла кричать и звать на помощь [11].

Закон не исключает признания женщины и единственным исполнителем изнасилования в ситуации, когда она совершает преступление посредством использования других лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу возраста, невменяемости или других обстоятельств, установленных УК РФ (ч. 2 ст. 33 УК РФ). Складывается интересная ситуация: исходя из определения субъекта преступления как лица, которое может нести ответственность за совершенное им умышленно или по неосторожности общественно опасное деяние, несовершеннолетний либо невменяемый мужчина юридически не считается субъектом, поэтому вместо него соответствующим уголовно-правовым статусом наделяется женщина. Это обстоятельство подрывает тезис о специальном субъекте изнасилования.

Юридическое значение института специального субъекта состоит в установлении ограничений по кругу лиц, которые могут совершить конкретное преступление. В. В. Устименко справедливо указал: «специальный субъект преступления — это такое лицо, которое обладает наряду с вменяемостью и возрастом еще и иным, дополнительным признаком, предусмотренным в уголовном законе или прямо вытекающим из него, ограничивающим круг лиц, несущих ответственность по данному закону». Фактически закон допускает ответственность за изнасилование женщины не только как соисполнителя, но и как посредственного исполнителя, следовательно, ст. 131 УК РФ неверно рассматривать как преступление со специальным субъектом.

Таким образом, исследовав проблему половой принадлежности лица как признака специального субъекта изнасилования, мы приходим к следующим выводам:

  1.      Изнасилование не является преступлением со специальным субъектом, поскольку часть его объективной стороны в виде применения физического либо психического насилия к потерпевшей может быть выполнена лицом женского пола, что не исключает оценку действий женщины как соисполнителя изнасилования в составе группы лиц по предварительному сговору или организованной группы.
  2.      Закон разрешает привлекать женщину к ответственности как единственного исполнителя изнасилования. В таком случае женщина, выступая в роли посредственного исполнителя, юридически наделяется статусом субъекта преступления вместо реального лица, которое фактически выполнило объективную сторону в виде полового сношения. Такое лицо можно охарактеризовать как «живое орудие» преступления.
  3.      Соисполнителем изнасилования может признаваться также любое лицо мужского поланезависимо от сексуальной ориентации, способности к совершению полового акта, эрекции, потенции и иных подобных обстоятельств.

 

Литература:

 

  1.      Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. № 64-ФЗ: по сост. на 08 июня 2015 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. — 1996. — № 25. — Ст. 2954.
  2.      Тарасова Ю. В. Специальный субъект преступления и его значение в уголовном праве: дисс. …канд. юрид. наук: 12.00.08 / Ю. В. Тарасова. — Москва, 2006. — 195 с.
  3.      Поддубная Е. В. Изнасилование и насильственные действия сексуального характера: уголовно-правовая характеристика и квалификация: дисс. …канд. юрид. наук: 12.00.08 / Е. В. Поддубная. — Москва, 2008. — 219 с.
  4.      Андреева Л. А. Состав преступления изнасилования в советском уголовном праве: дисс. …канд. юрид. наук: 12.00.08 / Л. А. Андреева. — Москва, 1962. — 208 с.
  5.      Сергеев В. В. Соисполнительство по советскому уголовному праву: автореф. дис. ….к.ю.н./ В. В. Сергеев. — Москва, 1972. — 16 с.
  6.      Энциклопедия уголовного права: состав преступления / — СПб: Издание профессора Малинина — СПб ГКА. — 2005. — Т. 4. — 797 с.
  7.      Энциклопедия уголовного права: преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности / — СПб: Издание профессора Малинина — СПб ГКА. — 2011. — Т. 15. — 582 с.
  8.      Дыдо А. В. Изнасилование: проблемы уголовно-правовой квалификации: дисс. …канд. юрид. наук: 12.00.08 / А. В. Дыдо. — Владивосток, 2006. — 214 с.
  9.      Бурчак Ф. Г. Учение о соучастии по советскому уголовному праву / Ф. Г. Бурчак. — Киев: Наукова думка, 1969. — 216 с.
  10. Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 15 ноября 2005 г. № 56–005–73 [Электронный ресурс] // Судебная практика Российской Федерации: сайт. — URL: http://old.ourcourt.ru/practice/feder06/pr06481.htm (дата обращения: 14.10.2015).
  11. Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 04 сентября 2007 г. № 9-О07–61 [Электронный ресурс] // Верховный Суд Российской Федерации: сайт. — URL: http://supcourt.ru/vscourt_detale.php?id=5344 (дата обращения: 14.10.2015).

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle