Библиографическое описание:

Кирин А. А. О некоторых вопросах организации беспошлинной торговли в Таможенном союзе ЕАЭС: юридический аспект [Текст] // Актуальные проблемы права: материалы IV междунар. науч. конф. (г. Москва, ноябрь 2015 г.). — М.: Буки-Веди, 2015. — С. 93-98.

 

Вступивший после образования Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС (далее — ТС) и действующий в настоящий момент Таможенный кодекс (далее — ТК ТС) занимает ведущее место в системе источников таможенного права ТС. Принятие ТК ТС было обусловлено необходимостью унифицировать правила, регулирующие общественные отношения, связанные главным образом с перемещением товаров через таможенную границу ТС и их перевозкой по единой таможенной территории. С формально-юридической позиции кодекс разработан во исполнение Договора о создании единой таможенной территории и формировании Таможенного союза от 6 октября 2007 года, достижение целей которого — обеспечение свободного перемещения товаров во взаимной торговле, создание благоприятных условий торговли ТС с третьими странами, развитие экономической интеграции — невозможно при сохранении партикулярного таможенного законодательства. Тем не менее, концепция ТК ТС не предполагает полного перехода к единому наднациональному регулированию. Об этом свидетельствует внушительное число правовых норм, допускающих за счёт вторичного делегирования отдельных полномочий органов ЕврАзЭС — ЕАЭС национальным правительствам осуществление таможенного регулирования внутригосударственными правовыми актами. Дуализм таможенно-правового регулирования легитимирован посредством закрепления в п. 2 ст. 1 ТК ТС нормы, в соответствии с которой таможенное регулирование по остаточному принципу и до установления соответствующих отношений на наднациональном уровне осуществляется законодательством государств — членов ТС[1]. Однако при детальном ознакомлении с ТК ТС становится очевидным, что за внутригосударственным регулированием закреплена отнюдь не субсидиарная роль.

В правопорядках государств, входящих в состав ТС, для предпринимателей предусмотрены различные условия приобретения статусов, позволяющих им выходить на внешний рынок, закреплены различные права и обязанности, установлены различные меры ответственности за нарушение таможенных правил. В связи с этим участники внешнеэкономической деятельности (далее — ВЭД) — те, кого устранение внутренних границ между государствами — членами ТС и сопряжённое с ним снятие таможенных барьеров призваны простимулировать вступать во внешнеторговый оборот — оказываются в юридически неравном положении. А чрезмерное администрирование деятельности предпринимателей, связанное с закреплением в правовых актах государств — членов ТС зачастую обременительных требований имеет не стимулирующий, а прямо противоположный эффект. По этой причине на практике нередки ситуации, когда организации, первоначально пройдя обязательные административные процедуры и благодаря этому обретя заветный правовой статус, впоследствии по объективным причинам не могут отвечать предъявляемым повышенным требованиям. Дальнейший сценарий в подобных ситуациях схожий: столкнуться с несоразмерными с получаемой прибылью административными штрафами (либо подвергнуться иным административным взысканиям) и покинуть рынок. Таким образом, в качестве участников ВЭД по общему правилу могут выступать крупные «игроки». Таковые, к примеру, представляют рынок беспошлинной торговли, где оборот товарами концентрируется в руках упрочивших своё экономическое положение ритейлеров, каждый из которых, как правило, является собственником нескольких магазинов (далее — МБТ), причём находящихся в разных регионах. Остановимся подробнее на владельцах МБТ и на их примере проанализируем некоторые проблемы, обусловленные комплексным (двухуровневым) таможенно-правовым регулированием.

Согласно ст. 33 ТК ТС в качестве владельцев МБТ могут выступать только юридические лица, отвечающие условиям, определённым таможенным законодательством, и включённые таможенным органом в соответствующий реестр. Имеет значение и организационно-правовая форма юридического лица, претендующего на статус владельца МБТ. В соответствии с ч. 4 ст. 82 и ч. 1 ст. 34 Федерального закона от 27 ноября 2010 года № 311-ФЗ «О таможенном регулировании в Российской Федерации» (далее — ФЗ «О таможенном регулировании в Российской Федерации») в качестве владельца МБТ могут выступать любые организации, за исключением (1) казённых предприятий; (2) государственных унитарных предприятий, деятельность которых способствуют решению задач, возложенных на таможенные органы; (3) организаций, участниками (членами) которых прямо или косвенно являются такие государственные унитарные предприятия; (4) научных, образовательных, медицинских и других организаций, находящихся в ведении Федеральной таможенной службы РФ (далее — ФТС РФ); (5) организаций, участниками (членами) которых прямо или косвенно являются находящиеся в ведении ФТС РФ организации. В Республике Беларусь круг лиц, имеющих право на создание МБТ, и вовсе ограничен перечнем конкретных организаций, обозначенных в Приложении № 1 к Указу Президента от 17 января 2012 года № 38. Подобное государственное вмешательство вряд ли соотносится с принципами рыночной (переходной) экономики. Получается, право Государственного таможенного комитета Республики Беларусь принимать решение о включении юридических лиц в реестр владельцев МБТ является фикцией.

Всю совокупность предъявляемых к владельцу МБТ требований можно разделить на две группы: (1) требования, вытекающие из условий включения в реестр владельцев МБТ; (2) обязанности владельца МБТ. Приведённая классификация основана на системе охранительных норм, содержащихся в п. 1 и п. 2 ст. 35 ТК ТС и предусматривающих таможенно-правовую ответственность в виде исключения юридического лица из реестра владельцев МБТ за несоответствие условиям включения в реестр и неисполнение обязанностей.

Непременным требованием получения статуса владельца МБТ является законопослушность претендента. Должностные лица таможенных органов должны удостовериться, что обратившаяся с целью включения в реестр владельцев МБТ организация не имеет неисполненной обязанности по уплате таможенных платежей, пеней, а также не привлекалась в течение одного года со дня обращения за получением статуса владельца МБТ к административной ответственности (п. 3 и п. 4 ст. 34 ТК ТС). Развивает указанное положение ФЗ «О таможенном регулировании», в ч. 3 ст. 82 которого перечислены конкретные составы правонарушений, привлечение к ответственности за которые служит преградой для допуска на рынок беспошлинной торговли. Это, в частности, недекларирование либо недостоверное декларирование товаров, несоблюдение таможенной процедуры, несообщение либо нарушение срока сообщения в таможенный орган об изменении сведений, указанных в заявлении о включение в один из реестров лиц, осуществляющих деятельность в сфере таможенного дела.

Положение п. 2 ст. 34 ТК ТС об обязательном подтверждении юридическим лицом права на занятие розничной торговлей является диспозитивным и применяется только в случае, если соответствующая обязанность предусмотрена законодательством государств — членов ТС. Так, в соответствии с п. 8 ч. 2 ст. 83 ФЗ «О таможенном регулировании в Российской Федерации» юридическое лицо — претендент на включение в реестр владельцев МБТ должно представить должностным лицам таможни регистрационные или разрешительные документы на розничную торговлю. При этом розничная торговля отдельными видами товаров, например такими, как алкогольная продукция, возможна лишь после получения соответствующей лицензии. В Российской Федерации процедуры лицензирования розничной продажи алкогольной продукции регламентированы Федеральным законом от 22 ноября 1995 года № 171-ФЗ «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потребления (распития) алкогольной продукции» (далее — ФЗ «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потребления (распития) алкогольной продукции»). Из буквального толкования п. 2 ст. 18 указанного закона следует, что, поскольку наличие лицензии на розничную продажу алкогольной продукции не подразумевает возможность хранения данной продукции, а даёт право только на приобретение и продажу, владельцы МБТ как лица, осуществляющие согласно п. 2 ст. 33 ТК ТС и хранение, и реализацию в розницу товаров, помещённых под таможенную процедуру беспошлинной торговли, вынуждены получать сразу две разные лицензии. Данный вывод опирается также на ст. 2 Федерального закона от 28 декабря 2009 года № 381-ФЗ «Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации», которая определяет розничную торговлю как «вид торговой деятельности, связанный с приобретением и продажей товаров.»... Подобное двойное лицензирование[2] следовало бы рассматривать не иначе, как чрезмерное обременение хозяйствующих субъектов. Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ не обошёл вниманием этот вопрос и в п. 1 Постановления от 11 июля 2014 года № 47 высказал защищающую интересы предпринимателей позицию, согласно которой «неотъемлемой частью деятельности по розничной продаже какого-либо товара является его хранение розничным продавцом в необходимых количествах». Получается, что хранение алкогольной продукции подлежит лицензированию лишь тогда, когда оно осуществляется как самостоятельный вид предпринимательской деятельности, не связанный с реализацией алкогольной продукции в розницу. Субъектами такой деятельности выступают, например, владельцы складов временного хранения. Таким образом, с учётом предложенной правовой позиции лицензия на розничную продажу алкогольной продукции покрывает весь объём деятельности, осуществляемой согласно ТК ТС владельцами МБТ.

В соответствии с п. 1 ст. 34 ТК ТС и п. 2 ст. 33 ТК ТС юридическое лицо, претендующее на статус владельца МБТ, должно быть законным пользовладельцем помещения, пригодного для осуществления коммерческой деятельности, связанной с хранением и реализацией в розницу товаров, помещённых под таможенную процедуру беспошлинной торговли. Требования к расположению, обустройству и оборудованию МБТ определяются законодательством государств — членов ТС (п. 1 ст. 304 ТК ТС). Данные требования в национальных законодательствах дифференцированы в зависимости от типов МБТ. Согласно п. 2 ст. 33 ТК ТС и ст. 302 ТК ТС все магазины беспошлинной торговли исходя из категорий покупателей, имеющих право на приобретение товаров в МБТ, можно подразделить на (1) МБТ для физических лиц, выезжающих с таможенной территории ТС, и (2) МБТ для официальных лиц иностранных государств (международных организаций)[3].

Практический интерес имеет изучение требований именно к МБТ первого типа, что объясняется их большей в сравнении с МБТ второго типа распространённостью. Во исполнение п. 1 ст. 36 ТК ТС к числу общих обязательных требований к МБТ рассматриваемого типа законодательства всех государств — членов ТС относят, в частности, требования об оборудовании помещения МБТ, которое бы обеспечило сохранность реализуемых товаров и возможность проведения в отношении них таможенного контроля; о расположении торговых залов таким образом, чтобы исключалась возможность оставления приобретённых в МБТ товаров на таможенной территории ТС, а также возможность доступа в эти залы физических лиц, въезжающих на таможенную территорию ТС. Заметим, что приведённые требования определяются сущностью и предназначением таможенной процедуры беспошлинной торговли. Поскольку в основании владения и пользования помещениями, используемыми в качестве МБТ, лежат преимущественно договоры аренды, соблюдение перечисленных требований зависит не только от владельца МБТ, но, как показывает практика, и от собственников помещений (арендодателей).

ООО «Авиатерминал», являющееся единственным собственником всех помещений, расположенных в международном терминале аэропорта Хабаровска, ущемило права и законные интересы ООО «СДФ», которому сдавало помещение под МБТ в аренду, совершив действия по сносу стены (перегородки), отделяющей склад МБТ и зону регистрации на международные рейсы. Это привело к тому, что помещение, используемое как склад МБТ, перестало отвечать требованию таможенного законодательства об отсутствии доступа в это помещение посторонних лиц, требованию обеспечения сохранности товаров. И, как следствие, — представление Дальневосточной транспортной прокуратуры в адрес ООО «СДФ» об устранении нарушений. В Постановлении от 11 ноября 2013 года Федеральный арбитражный суд Дальневосточного округа признал действия ООО «Авиатерминал», приведшие к ущемлению интересов арендатора, недопустимыми, противоречащими антимонопольному законодательству, а также п. 1 ст. 10 ГК РФ в части злоупотребления доминирующим положением на рынке [7].

Безусловно, судебная практика знает и дела, возбужденные в связи нарушением самими владельцами МБТ правил хранения и реализации товаров, помещенных под таможенную процедуру беспошлинной торговли. Так, в ходе оперативно-розыскных мероприятий в помещениях ООО «АэроТрейдСервис», проведённых сотрудниками ФСБ России, задокументированы факты вывоза на транспортных средствах с территории склада МБТ продукции с маркировкой «DutyFree». Должностные лица Домодедовской таможни составили протокол об административном правонарушении по ч. 2 ст. 16.19 КоАП РФ. Было установлено, что с ворот зоны таможенного контроля склада МБТ ООО «АэроТрейдСервис» сняты средства таможенной идентификации, осуществлены перемещение товаров через границу зоны таможенного контроля, погрузка на автотранспортные средства и передача посторонним лицам, не обладающим полномочиями в отношении товаров и не являющихся лицами, указанными в ст. 302 ТК ТС. Однако суд оставил апелляционную жалобу таможни без удовлетворения, в том числе в силу недостаточности представленных доказательств. Обосновывая свою позицию, суд отметил, что объективную сторону состава правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ч. 2 ст. 16.19 КоАП РФ, образует пользование или распоряжение товарами в нарушение таможенной процедуры беспошлинной торговли, а именно реализация товаров лицам, не поименованным в ст. 302 ТК ТС, что не доказано таможней [8].

Дополнительные требования к обустройству, оборудованию и месту расположения МБТ для физических лиц, выезжающих с таможенной территории ТС, в Российской Федерации установлены в ст. 84 ФЗ «О таможенном регулировании в Российской Федерации». Так, территория МБТ не должна включать объекты, не связанные с его функционированием или обеспечением его работы; помещения МБТ могут состоять из торговых залов, подсобных помещений, складов. МБТ, осуществляющие розничную продажу алкогольной продукции, также обязаны соблюдать требования к помещениям, предъявляемые ФЗ «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потребления (распития) алкогольной продукции». В соответствии с п. 6 ст. 16 указанного закона МБТ для целей продажи алкогольной продукции должны иметь стационарные торговые объекты и складские помещения. На практике владельцы МБТ сталкиваются с отказами органов исполнительной власти включить в действующую лицензию дополнительное складское помещение в связи с тем, что адрес его расположения не совпадает с адресом стационарного торгового объекта, хотя формально прямого запрета на расположение складского помещения по адресу, отличному от адреса стационарного объекта, нет. Административные органы в этой ситуации опираются на разъяснение Росалкогольрегулирования, данное в Письме от 30 апреля 2013 года № 8977/03–04. В п. 10 Письма указано, что организация вправе осуществлять реализацию алкогольной продукции только в тех обособленных подразделениях, которые идентифицированы в соответствующей лицензии, и каждое такое обособленное подразделение организации должно иметь стационарный торговый объект и складское помещение. Следовательно, реализация потребности хозяйствующего субъекта в использовании дополнительных складских помещений, связанной, прежде всего, с развитием (расширением) бизнеса, ограничена.

К особенностям оборудования МБТ, расположенных в пунктах пропуска через Государственную границу Республики Беларусь, следует отнести требование о наличии системы видеонаблюдения с выводом информации на таможенные органы и органы пограничной службы (Указ Президента Республики Беларусь от 17 января 2012 года № 38 «О функционировании магазинов беспошлинной торговли»). Торговые залы МБТ, зарегистрированных в Республике Казахстан, должны находиться за пределами мест, определённых для производства таможенного декларирования товаров, вывозимых физическими лицами при их следовании через таможенную границу ТС. Другим требованием, как следует из п. 1 ст. 54 Кодекса Республики Казахстан «О таможенном деле в Республике Казахстан» является оборудование на территории МБТ мест, предназначенных для осуществления торговых операций, а также отдельных огороженных мест, предназначенных для осуществления операций по обеспечению сохранности товаров и подготовке товаров к продаже (вскрытие упаковки, освобождение от тары и другие).

Отметим, что перечисленные условия включения юридических лиц в реестр владельцев МБТ не являются исчерпывающими, на что указывает п. 5 ст. 34 ТК ТС. Так, ФЗ «О таможенном регулировании в Российской Федерации» предусматривает ряд дополнительных условий. В частности, юридическое лицо должно согласовать открытие МБТ в соответствии с законодательством РФ о Государственной границе (ч. 5 ст. 82). Кроме того, обязательным является предоставление обеспечения уплаты таможенных пошлин, налогов в размере не менее 2,5 млн. рублей (п. 1 ч. 4 ст. 82).

Юридическое лицо, изначально отвечающее всем предусмотренным условиям — закреплённым как в ТК ТС, так и в национальных правовых актах — и, соответственно, включённое таможенным органом в реестр владельцев МБТ, несёт обязанность и впоследствии соответствовать этим условиям под страхом исключения из реестра (п. 2 ст. 36 ТК ТС, п. 1 и п. 2 ст. 35 ТК ТС). Помимо обязанностей по обеспечению сохранности товаров, помещённых под таможенную процедуру беспошлинной торговли, и соблюдению установленных условий и требований владельцы МБТ обязаны обеспечивать возможность проведения должностными лицами таможенного контроля (п. 3 ст. 36 ТК ТС).

Согласно п. 1 ст. 303 ТК ТС под таможенную процедуру беспошлинной торговли могут помещаться как иностранные товары, так и товары ТС. Эти товары — вне зависимости от их происхождения — находятся под таможенным контролем, проведение которого основано на общих принципах, как-то: выборочность, обязательность таможенного контроля, использование системы управления рисками, международное сотрудничество в процессе проведения таможенного контроля и др. Среди форм таможенного контроля, проводимого в отношении МБТ, превалирующими являются таможенный осмотр помещений и территорий; проверка документов и сведений; проверка маркировки товаров специальными марками, наличия на них идентификационных знаков; таможенная проверка; проверка системы учёта товаров и отчётности. Праву должностных лиц таможни применять последнюю из обозначенных форм таможенного контроля корреспондирует обязанность владельца МБТ вести учёт поступления товаров в МБТ и их реализации в магазине, а также представлять таможенным органам отчётность о таких товарах (п. 4 ст. 36 ТК ТС). Подробная информация о товарах, своевременно предоставленная таможенному органу, позволяет проверить владельца МБТ на предмет правонарушений.

 Так, в ходе камеральной проверки должностными лицами Татарской таможни было установлено, что представленные ООО «Казань «Дьюти-Фри» сведения о количестве товаров, помещённых под таможенную процедуру беспошлинной торговли, не соответствуют сведениям, указанным в представленном таможне отчёте. В связи с этим Татарской таможней было возбуждено дело об административном правонарушении по ст. 16.15 КоАП РФ. Однако Арбитражный суд республики Татарстан, принимая во внимание малозначительность правонарушения и руководствуясь ст. 2.9 КоАП РФ, освободил общество от административной ответственности [9].

Наконец, немаловажным пунктом во взаимоотношениях таможенных органов с владельцами МБТ является обязанность последних информировать должностных лиц таможен, включивших их в реестр владельцев МБТ, об изменении изначально заявленных сведений в течение пяти рабочих дней со дня изменения таких сведений (п. 5 ст. 36 ТК ТС). Соблюдение указанного срока принципиально, ведь отступление от него считается противоправным деянием, которое влечёт административную ответственность. Известно дело об административном правонарушении, когда по факту несвоевременного предоставления информации к административной ответственности должностными лицами Пулковской таможни было привлечено ООО «Авиалайн». В Постановлении от 16 декабря 2013 года Тринадцатый арбитражный апелляционный суд Санкт-Петербурга, отменив решение суда первой инстанции, признал вину общества доказанной, а данную таможенным органом квалификацию допущенного правонарушения по ч. 3 ст. 16.23 КоАП РФ правомерной [10].

Как следует из представленного анализа, хозяйствующие субъекты, ориентированные на внешний рынок, должны действовать в публично-правовых рамках, заданных наднациональным таможенным правом — с одной стороны — и национальным административным правом — с другой[4]. При этом внутригосударственные правовые акты, принимаемые в развитие положений ТК ТС и предусматривающие дополнительные правила для приобретения предпринимателями специальной правосубъектности, обусловленной получением правового статуса участников ВЭД, закрепляющие дополнительные права и обязанности, устанавливающие меры ответственности за неисполнение (ненадлежащее исполнение) обязанностей, отличаются в ряде случаев и в определённой части недоработанностью, несогласованностью с нормами других национальных правовых актов и наднациональным законодательством. Рациональным решением данной ситуации можно считать урегулирование большего числа общественных отношений на наднациональном уровне, то есть проведение дальнейшей унификации уже в Таможенной кодексе ЕАЭС. Вместе с тем в условиях сохранения двухуровневого таможенно-правового регулирования сближению правовых статусов участников ВЭД в ТС, выработке единообразной правоприменительной практики будет способствовать гармонизация правил и норм, установленных государствами — членами ТС[5].

 

Литература:

 

  1.                Дмитрикова Е. А. Вопросы административной ответственности за правонарушения в области таможенного дела: гармонизация в условиях интеграции / Е. А. Дмитрикова // http://credo-new.ru/
  2.                Зубач А. В. Таможенное право: учебник для бакалавров. — М.: Издательство Юрайт, 2013. — 479 с. — Серия: Бакалавр. Базовый курс.
  3.                Игнатюк А. З. Таможенное право таможенного союза: учеб. пособие / А. З. Игнатюк. — Минск: Амалфея, 2010. — 250 с.
  4.                Козырин А. Н. Научно-практический комментарий к Таможенному кодексу Таможенного союза ЕврАзЭС (постатейный) [Электронный ресурс] / под ред. А. Н. Козырина. — СПС «КонсультантПлюс» (2013).
  5.                Пащенко А. В. Таможенная процедура беспошлинной торговли / А. В. Пащенко // Реформы и право. 2011. № 1. С. 23–28
  6.                Трунина Е. В. Актуальные проблемы таможенного регулирования в Таможенном союзе ЕврАзЭС. Конституционализм и правовая система России: итоги и перспективы. Материалы секции административного права V Международной научно-практической конференции «Кутафинские чтения». — М., Издательский центр Университета им. О. Е. Кутафина (МГЮА), 2014.
  7.                Постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 11 ноября 2013 г. по делу № Ф03–4938/2013 // http://kad.arbitr.ru/
  8.                Постановление Десятого арбитражного апелляционного суда г. Москвы от 27 января 2014 г. по делу № А41–45514/13 // http://kad.arbitr.ru/
  9.                Решение Арбитражного суда республики Татарстан от 14 октября 2011 г. по делу № А65–20696/2011 // http://kad.arbitr.ru/
  10.            Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда г. Санкт-Петербурга от 16 декабря 2013 г. по делу № А56–31679/2013 // http://kad.arbitr.ru/

[1] В п. 8 Решения от 10 июля 2013 года, вынесенного по запросу Кассационной коллегии Высшего хозяйственного суда Республики Беларусь, Суд ЕврАзЭС подтвердил возможность двухуровневого таможенно-правового регулирования – нормами наднационального и национального права.

[2] Напомню, что на факт двойного лицензирования применительно к ввозу алкогольных напитков и этилового спирта на территорию России указывали члены Рабочей группы по присоединению Российской Федерации к Всемирной торговой организации. Члены группы заметили, что возможность получения лицензии на производство и распространение алкогольной продукции в России ставится в зависимость от наличия лицензии на импорт. Это не только приводит к запутанной ситуации двойного лицензирования, но и ставит иностранных операторов в невыгодное положение по сравнению с отечественными производителями.

[3] Имеются в виду иностранные дипломатические представительства, приравненные к ним представительства международных организаций, консульские учреждения, дипломатические агенты, консульские должностные лица и члены их семей, которые проживают вместе с ними.

[4] Учитываем, что регулирование транснациональных торгово-экономических отношений с участием хозяйствующих субъектов государств – членов ТС осуществляется также нормами права ЕАЭС, права ВТО, международного частного права.

[5] Например, см. Дмитрикова Е.А.Вопросы административной ответственности за правонарушения в области таможенного дела: гармонизация в условиях интеграции // http://credo-new.ru/

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle