Библиографическое описание:

Рябова И. Г. Проблемы определения процессуального положения прокурора в гражданском судопроизводстве [Текст] // Актуальные проблемы права: материалы IV междунар. науч. конф. (г. Москва, ноябрь 2015 г.). — М.: Буки-Веди, 2015. — С. 144-146.



 

Вопрос о процессуальном положении прокурора в суде по гражданским делам затрагивает интересы общества в целом.

Генеральный прокурор Российской Федерации Ю.Чайка отметил, что доверие к Генеральной прокуратуре в обществе растёт, и в 2014 году 3 миллиона 600 тысяч граждан обратились туда с жалобами, большинство из которых были удовлетворены. Только в первом полугодии 2015 года в органы прокуратуры Челябинской области поступило свыше 43 тысяч обращений, рост по сравнению с аналогичным периодом прошлого года составил 6,8 %. Через Интернет-приемную прокуратуры области поступило 3 087 обращений (в 1 полугодии 2014 года — 2 479). Увеличение количества разрешенных обращений отмечается в 28 территориальных и специализированных прокуратурах [13].

При этом в действующем Гражданском процессуальном кодексе Российской Федерации (далее — ГПК РФ)по прежнему недостаточно четко определены роль и процессуальное положение прокурора, хотя сущность и правильное разрешение обозначенной проблемы имеют большое теоретическое и практическое значение и способствуют пониманию правовой природы участия прокурора в гражданском процессе, определяют характер его взаимоотношений с другими участниками процесса и содержание его процессуальных прав и обязанностей.

Кроме того, в теории гражданского процессуального права существует дискуссия, касающаяся определения процессуального положения прокурора в гражданском процессе и наблюдается отсутствие единого подхода к разрешению данной проблемы.

Во-первых, по мнению ряда учёных (А. Ф. Козлов [9, c.140], М. С. Строгович [11, с. 66–67] и другие) прокурор, предъявивший иск, занимает процессуальное положение стороны (истца) в гражданском судопроизводстве, поскольку наличие ответчиков по делу предусматривает и участие истца. Прокурор, таким образом, приобретает статус истца.

Во-вторых, некоторые авторы считают, что прокурор является истцом в процессуальном смысле слова, он имеет только процессуальную заинтересованность в деле (М. С. Шакарян, К. С. Юдельсон и другие).

М. С. Шакарян пишет, что «как показывает практика, прокурора можно рассматривать в качестве процессуального истца, несмотря на то, что никаких материальных прав прокурора никто не нарушал, но его полномочия в гражданском судопроизводстве, всё-таки, позволяют отнести его к процессуальным истцам» [7, с. 166].

К. С. Юдельсон указывает, что прокурор имеет ряд таких же процессуальных прав, какие принадлежат участникам сторонам, а также на факте участия прокурора в доказательственной деятельности по установлению фактов спорного правоотношения [12, с. 103].

Представляется, что взгляды авторов, рассматривающих прокурора в качестве стороны (истца) или истца в процессуальном смысле весьма спорны.

В противовес данным подходам другие авторы справедливо указывают, что сторона, истец — субъект спорного материального правоотношения, в основе которого лежит материально-правовой, субъективный интерес к процессу. Например, как полагает М. А. Викут, «сторона — обязательно субъект спора о праве, субъект спорного правоотношения, в основе которого лежит материально-правовой, субъективный интерес к процессу» [6, с. 89].

Согласно теории гражданского процессуального права стороны обладают рядом существенных признаков:

1)     гражданско-правовая заинтересованность в разрешении спора;

2)     процессуальная заинтересованность в вынесении благоприятного решения;

3)     выступление в защиту своих субъективных прав и от своего имени.

Следовательно, истцом может быть лицо, чьи права нарушены, а ответчиком только такое, которое предположительно нарушило права истца

М. Ю. Крутиков справедливо считает, что нельзя рассматривать прокурора в качестве процессуального истца, ибо законодательство Российской Федерации не знает такого определения.

С мнением М. Ю. Крутикова нельзя не согласиться, данный автор справедливо ссылается на то, что «прокурор освобождён от уплаты судебных расходов и лишён права заключать мировое соглашение. При обращении прокурора в суд присутствует истец (сторона по делу), поскольку лицо, в отношении которого начато дело, извещается судом о возникшем процессе и участвует в нём в качестве истца (ч. 2 ст. 38 ГПК РФ)» [10, с. 33–36].

Кроме того, в ГПК РФ в ст. 38, ст. 45 не рассматривает прокурора, обратившегося в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов граждан, неопределённого круга лиц или интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, в качестве истца. А федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации» так же указывает, что своим участием в гражданском процессе прокурор, что бы ни делал: инициировал возбуждение дела, давал правовое заключение, приносил представление на судебное постановление, — содействует осуществлению задач правосудия [2, ст. 4472].

В-третьих, некоторые авторы склоняются к тому, что прокурор — это сторона (в «процессуальном» или «условном» смысле) в том случае, когда он предъявляет иск, и представитель государства — когда вступает в уже начавшийся процесс. «Прокурор, вступающий в начатое дело, и прокурор, возбуждающий его, хотя и являются лицами, участвующими в деле, не могут не занимать в процессуальных правоотношениях различного положения», таким образом, «процессуальное положение прокурора, участвующего в деле путем дачи заключения, может быть определено как государственное представительство», — пишет А. Д. Алиева [4, с. 55].

В-четвертых, существует подход, по которому прокурор определяется как представитель государства, который руководствуется не личными или корпоративными интересами, а интересами государства (О. А. Гуреева [8, с. 16–18], М. А. Викут [6, с. 480], Е. Артамонова [5, с. 22–24] и др.).

Этот подход представляется верным. Именно будучи представителем государства, прокурор наделяется всеми процессуальными правами, а все процессуальные обязанности истца несет лишь за некоторыми исключениями. Следовательно, прокурор как представитель государства выполняет свою должностную функцию, не являясь субъектом спорного материального правоотношения. Даже в случае предъявления иска в интересах других лиц он остается представителем государства, и его основной задачей является защита государственных и общественных интересов. Прокурор выступает самостоятельно и независимо от других участвующих в деле лиц, так как имеет свой собственный интерес к процессу, который непосредственно вытекает из его компетенции. По своему содержанию интерес прокурора — государственный, так как он направлен на защиту интересов субъекта права, и из этого следует, что процессуальные действия совершаются прокурором в целях оказания помощи субъектам нарушенного права или соблюдения охраняемого законом интереса. Таким образом, следует согласиться с мнением О. А. Гуреевой о том, что, «возбуждая гражданское дело или давая заключение по делу, прокурор выступает как представитель государства, и его процессуальный юридический интерес вытекает из общей задачи прокуратуры — надзор за законностью» [8, с. 18].

Анализ норм ГПК РФ, так же позволяет сделать вывод, что вступление в силу нового ГПК РФ 2002 г. резко сократило полномочия прокурора в гражданском судопроизводстве, в результате чего неоднократно вставал вопрос, а является ли прокурор представителем государства или его полномочия — простая формальность. Внесение поправок в ГПК РФ в 2009 г. всё-таки дало основание говорить, что прокурор является представителем государства, его роль возрастает: при обращении с заявлением граждан о защите нарушенных или оспариваемых социальных прав, свобод или законных интересов в сфере трудовых (служебных) отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений; защиты семьи, материнства, отцовства, детства; социальной защиты, включая социальное обеспечение; обеспечение права на жилище в государственном и муниципальном жилищном фонде; охраны здоровья, включая медицинскую помощь; обеспечение права на благоприятную окружающую среду; образования, — он вступает в процесс вместе с истцом (ч. 1 ст. 45 ГПК РФ) [3, ст. 1578].

Итак, прокурор в гражданском процессе — прежде всего представитель государства, руководствующийся не личными, а государственными интересами, его требования направлены на защиту других лиц. Определение процессуального положения прокурора в качестве стороны (истца) или истца в процессуальном смысле не позволяет определить его особое процессуальное положение в гражданском процессе и потому является неверным.

По итогам проведенного в статье обзора, представляется необходимым внести в ГПК РФ самостоятельную правовую норму, отражающую процессуальное положение прокурора как представителя государства, определить круг его прав и обязанностей, отличный от других участников гражданского судопроизводства.

 

Литература:

 

  1.      Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 № 138-ФЗ (ред. от 06.04.2015) // Собрание законодательства Российской Федерации.- 2002. — № 46. — Ст. 4532.
  2.      Федеральный закон от 17.01.1992 № 2202–1 (ред. от 22.12.2014)// Собрание законодательства Российской Федерации.- 1995. — № 47. — Ст.4472.
  3.      Федеральный закон от 5 апреля 2009 г. № 43-ФЗ «О внесении изменений в статьи 45 и 131 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации»// Собрание законодательства Российской Федерации. — 2009. — № 14. — Ст. 1578.
  4.      Алиева И. Д. Защита гражданских прав прокурором и иными уполномоченными органами. — М.: Волтерс Клувер, 2006. — 128 с.
  5.      Артамонова Е. М. Новый ГПК: статус прокурора // Законность.- 2003. — № 3. -С. 22–24.
  6.      Викут М. А. Гражданский процесс России: учебник. — М:. Юристъ, 2005. — 480с
  7.      Гражданское процессуальное право: учебник / С. А. Алехина, В. В. Блажеев и др.; Под ред. М. С. Шакарян. — М.: ТК Велби, Изд-во Проспект. 2010. — 584 с.
  8.      Гуреева О. А. Проблемы определения правового статуса прокурора в гражданском судопроизводстве // Арбитражный и гражданский процесс. — 2010. — № 8. — С. 16–18.
  9.      Козлов А. Ф. Прокурорский надзор в Российской Федерации. Общая часть: учеб. пособие. — Екатеринбург: Изд-во УрГЮА, 1999. — 140 с.
  10. Крутиков М. Ю. Прокурорское реагирование как специфическая форма реализации правозащитной функции государства // Государственная власть и местное самоуправление. -2009. — № 7. — С. 33–36.
  11. Строгович М. С. О системе науки судебного права // Советское государство и право. — 1939. — № 3.- С. 66–67.
  12. Юдельсон К. С. Советский гражданский процесс. М.: Госюриздат, 1956. — 439 с.
  13. О результатах работы органов прокуратуры Челябинской области
  14.  обращениями граждан в 1 полугодии 2015 года // http://www.chelproc.ru/

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle