Библиографическое описание:

Ходжалиев С. А. Методологические особенности криминологического прогнозирования назначения и исполнения наказаний в виде ограничения свободы [Текст] // Актуальные проблемы права: материалы IV междунар. науч. конф. (г. Москва, ноябрь 2015 г.). — М.: Буки-Веди, 2015. — С. 229-231.

 

Криминология, представляя собой науку синтетическую или энциклопедическую, активно использует прогрессивные знания других отраслей и в том числе широко применяет методы и методики других наук. Лишь в совокупности разнообразных методов познания могут быть получены абсолютно достоверные знания в целом о преступности, причинах совершения преступлений, лицах, склонных к совершению противоправных действий, а также адекватном и приемлемом реагировании на процессы и события, влияющие на нее.

Необходимо отметить, что в процессе криминологического прогнозирования полученные результаты исследования, которые включают в себя криминологически обоснованную и криминологически значимую информацию, зависят от того, какие именно методы будут применяться, то есть, другими словами, каковы будут эмпирические методики исследования.

Представляется важным отметить, что при проведении криминологических исследований, целью которых является изучение, оценка и прогноз преступности, а также процессы, явления и события, влияющие на нее, как правило, используется большой опыт криминологических знаний, полученный за время существования криминологической мысли, в целом науки криминологии. Вследствие чего считаем, что существующая методология, комплекс специальных методик и методов криминологических познаний составляют основу системы криминологического обеспечения предупреждения общественно опасных действий.

Самый эффективный результат криминологических исследований может быть получен в случае достижения высоких показателей в практической работе. Следовательно, при проведении криминологических исследований необходимо отдавать предпочтение работе практиков, занимающихся предупреждением преступлений.

При этом следует помнить, что криминология — динамично развивающаяся наука. Это обусловлено тем фактом, что изменяется характер преступности, появляются все новые виды преступлений и, следовательно, необходимо постоянно вырабатывать новые предупредительные меры, способные оказывать эффективное воздействие на причины и обстоятельства совершения преступлений [1].

Таким образом, для изучения и оценки преступности крайне важна постоянная работа по совершенствованию имеющихся или разработке новых, наиболее оптимальных методик и методов криминологических исследований.

Произошедшие изменения в уголовном законодательстве заставляют нас по-новому взглянуть на внутреннее содержание объема правовых ограничений, отдельных видов уголовных наказаний как важного критерия, определяющего их место в системе уголовных наказаний.

Ежегодно количество преступлений небольшой и средней тяжести составляет 75 % от общего числа зарегистрированных преступлений в Чеченской Республике. И, что не менее важно, в большинстве случаев применяется наказание в виде ограничения свободы, редко происходит освобождение от наказания. К категориям преступлений небольшой и средней тяжести относятся все неосторожные преступления, а срок за умышленные преступления составляет до двух лет лишения свободы, согласно ч. 2,3 ст. 15 УК РФ.

Действие системы назначения и исполнения наказания за преступления небольшой и средней тяжести во многом определяет степень эффективности принимаемых уголовно-правовых мер по борьбе, в сущности, с основной массой первичных преступлений. На наш взгляд, данное обстоятельство подтверждает необходимость прогнозирования данной категории преступлений и системы наказаний в виде ограничения свободы за них [2].

Практическое использование криминологических прогнозов не ограничивается планированием мер профилактики преступлений. Так, прогноз данного вида имеет место при назначении наказания судом, а особенно при ограничении свободы или освобождении от отбывания наказания с испытанием. Нами предложен обоснованный перечень факторов, которые должны быть установлены в уголовном производстве, а результаты положены в основу решения об освобождении от отбывания наказания.

Исследуя составляющие методологии криминологического прогнозирования, следует отметить, что для разработки среднесрочных и долгосрочных прогнозов самыми известными и предпочтительными являются следующие методики: методика, сформированная на экспертных оценках прогнозируемого изменения преступных ситуаций в будущем; методика, сформированная на разработке моделей преступных ситуаций перспективного периода. [3]

С применением первой методики можно определить при использовании экспертных оценок предположительные изменения тенденций и закономерностей в возникновении преступных ситуаций небольшой и средней тяжести в будущем, а также вносить нужные коррективы в прогнозируемые документы (справки, информационные документы и др.), подготовленные при помощи количественных методов. Данная методика позволит определить и предположить порядок вариаций прогноза преступности исследуемой категории в пределах показателей от минимума до максимума, при этом любой из данных вариантов может быть аргументирован с учетом количественного и качественного анализа.

Применение второй методики позволит составлять математические модели преступных ситуаций в настоящем времени, которые могут экстраполироваться в будущее по различным параметрам. Полученные результаты должны обрабатываться с помощью качественных методов, главным образом путем экспертизы. Основной задачей при разработке вышеописанных методов является поиск факторов, воздействующих на преступные ситуации исследуемой категории. Данную проблему можно решить с помощью социологических исследований.

К примеру, опрос сотрудников Федеральной службы исполнения наказаний по регионам (в том числе прокуратуры, суда) позволяет более точно оценить не только статистическую, но и реальную картину преступности исследуемой категории, определить ее латентность, выявить криминогенные и антикриминогенные факторы.

Создание конкретной методики прогнозирования связано с объемом и особенностями прогнозируемых показателей, то есть с объектом прогнозирования. Источники исходной информации при осуществлении прогнозирования условно можно разделить на три группы, которые отличаются друг от друга степенью разнообразия, достоверности, объемом и другими признаками.

Первая группа — статистическая. В нее входят формы статистической отчетности: о лицах, совершивших преступления; о зарегистрированных преступлениях; зарегистрированных преступлениях и лицах, совершивших преступления, перечисленные в Уголовном кодексе; другие формы статистической отчетности.

Вторая группа — документальная. Изучение уголовных дел, обзоров, справок и иных документов, которые были подготовлены судами и правоохранительными органами, способствует расширению и уточнению показателей, характеризующих преступность и лиц, совершивших преступления в период отбывания ими наказания в виде ограничения свободы.

Третья группа — исследовательская. Ее отличие от предыдущих групп заключается, во-первых, наиболее широким и разнообразным объемом информации, а во-вторых, субъективным и оценочным характером. К этой группе источников относятся материалы ранее проведенных исследований, специальные научные исследования, ставящие своей задачей максимально достоверный прогноз преступности.

Таким образом, своевременная организация и качественное проведение криминологических прогнозирований (по различным категориям осужденных и видам преступлений) позволят, в свою очередь, в значительной степени способствовать совершенствованию системы мер уголовной ответственности и порядка их исполнения в части решения задач по снижению преступности, повышению эффективности предупреждения и профилактики преступности.

Под эффективностью какого-либо процесса или явления в целом подразумевается показатель стремления кого-либо к желаемому конечному результату. Стоит заметить, что это не сам результат, а правильное и точное направление движения к конечному результату. Иными словами, результативность работы может быть высокой, что получается при оптимальном соотношении затраченных средств и конечного результата, однако для решения поставленной цели будет выбрано неверное направлении (функционирование системы ГУЛАГ — самый яркий тому пример). Представляется, что данный аспект необходимо учитывать при определении эффективности осуществлении поставленных задач в отношении оптимизации уголовно-исполнительной системы, а также практики применения того или иного вида наказания и степени уголовной ответственности.

Оценка экономической эффективности работы социальных структур или подструктур, к каковым можно отнести и механизм применения наказаний, определяет необходимость наличия большого количества факторов и показателей, необязательно поддающихся математической формализации. При этом весьма затруднительно оценить экономическую эффективность подобного механизма, не учитывая его социальную эффективность в процессе решения той основной социальной функции, для отправления которой он и создан.

Современные ученые-теоретики подтверждают мнение практиков о том, что решить насущные задачи оценки экономической эффективности комплексных социальных систем, к которым можно отнести и систему применения наказаний, не представляется возможным без анализа социальной роли действующей системы наказаний.

В данной связи под социально-экономической эффективностью практикуемой системы наказаний предлагается понимать корреляцию фактически достигнутого социального результата в ходе применения соответствующего уголовного наказания и общественных издержек при реализации целей, которые были определены посредством назначения того или иного вида наказания.

При применении того или иного вида наказания установлены определенных социальные рамки для принятия решения о назначении уголовного наказания в отношении реализации соответствующих задач уголовной ответственности, напрямую зависящие от степени тяжести совершенных преступлений, фактов рецидивов, динамики функционирования системы предупреждения преступлений в ходе применения и исполнения наказания. Принимая во внимание данное обстоятельство, оценка фактического социального результата исполнения наказания в виде ограничения свободы происходит с обязательным применением соответствующих поправочных коэффициентов, необходимых для корректировки степени достижения социальных целей, которые стоят перед применением определенного вида наказания.

Цели, стоящие перед использованием того или иного вида наказания, предполагают их максимальное достижение. Но это лишь ожидаемая задача наказания. Ее невозможно решить в полной мере посредством использования наказания.

Соответственно, максимально возможный уровень достижения задач уголовной ответственности необходимо скорректировать с учетом следующих показателей: факт рецидива, что представляет собой совершение идентичных или равнозначных преступлений лицами, которые ранее уже совершали преступления и отбывали наказания; динамика совершения подобных преступлений со стороны ранее не судимых лиц; степень тяжести совершенного общественно опасного деяния, за которое было назначено соответствующее наказание.

Необходимо отметить, что никакой механизм наказаний не сможет привести к нужному результату, если не соблюдаются такие объективные факторы, оказывающие влияние на эффективность наказания, как: 1. соответствие уголовно-правового запрета объективно существующим в обществе закономерностям; 2. следование уголовно-правовым нормам, принципам и общим началам назначения уголовного наказания; 3. стабильность уголовно-правовой политики, что подразумевает правовую определенность, устойчивость и прогнозируемость уголовного законодательства и судебной практики, а также постоянную нацеленность на решение тех или иных задач, направленных на оптимизацию практики применения и порядка исполнения уголовных наказаний.

 

Литература:

 

  1.                Старков О. В. К вопросу о предмете и системе криминологии // Проблемы юридической ответственности и исполнения уголовных наказаний: Сб. научн. трудов. — Рязань: РВШ МВД СССР, 1985. — С. 133–134.
  2.                Буркина О. А., Марсова А. А. Ограничение свободы: проблемы при исполнении наказания // Вестник Пермского института ФСИН России. — 2013. — № 3 (10). — С. 42–46.
  3.                Миллер А. В. Виды криминологического прогнозирования // В сборнике: Актуальные проблемы уголовной и уголовно-процессуальной политики Российской федерации Соловей Ю. П., Путилов П. Н., Рагозина И. Г. Материалы международной научно-практической конференции. — Омск, 2010. — С. 58–63.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle