Библиографическое описание:

Альханов Н. М. Личная свобода как объект преступления [Текст] // Актуальные проблемы права: материалы IV междунар. науч. конф. (г. Москва, ноябрь 2015 г.). — М.: Буки-Веди, 2015. — С. 196-197.

 

 

Свобода человека представляет собой одно из тех ключевых понятий, которые являются предметом исследования сразу нескольких общественных наук. Несмотря на всю кажущуюся простоту этого понятия, самоочевидность его наполнения, вопрос о свободе человека до сих пор остается и будет оставаться в определенном смысле загадкой, волнующей умы научного сообщества.

Каждый человек имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Никто не может быть подвергнут произвольному аресту или содержанию под стражей. Никто не должен быть лишен свободы иначе как на таких основаниях и в соответствии с такой процедурой, которые установлены законом.

Самые ёмкие определения свободы даются, бесспорно, в толковых словарях русского языка. Так, у В. И. Даля мы читаем, что свобода есть «своя воля, простор, возможность действовать по-своему; отсутствие стеснения, неволи, рабства, подчинения чужой воле» [1].

В словаре С. И. Ожегова свобода определяется с точки зрения философии как «возможность проявления субъектом своей воли в условиях осознания законов развития природы и общества», с политической точки зрения как «независимость, отсутствие стеснений и ограничений, связывающих общественно-политическую жизнь и деятельность какого-нибудь класса, всего общества или его членов» и с «обыденной» точки зрения как «отсутствие каких-нибудь ограничений, стеснений в чем-нибудь» [2].

Приведенные определения, как можно заключить, трактуют свободу механистически, как отсутствие стеснений у человека в его деятельности.

Философское понимание свободы, что вполне закономерно, сложнее; начиная также с механистического определения свободы, философы в дальнейшем начали увязывать вопрос свободы с проблемой свободы воли и противостоящего ей принуждения обстоятельств или людских сил. Вопрос о свободе воли, в свою очередь, стал одним из самых сложных и многогранных в философии. «Ни один вопрос не являлся таким головоломным и не поддается в такой мере решительному утверждению или отрицанию как вопрос о свободе воли», — отмечал Людвиг Фейербах [3].

Вместе с тем философское понимание свободы не вполне вписывается в рамки современного правопонимания. Так, в смысле абсолютного детерминизма свобода человека является лишь иллюзией. В смысле последовательного индетерминизма и диалектических концепций свобода вообще не может быть ограничена, поскольку является неотъемлемым атрибутом личности.

Как следствие, в правовой науке уже достаточно долгое время существует собственное учение о свободе человека, истоки которого прослеживаются к естественно-правовой школе.

Выросшая на почве борьбы с феодальными пережитками, с абсолютизмом и произволом, школа естественного права связывала свободу человека прежде всего с его политической и религиозной свободой, политическими правами, понимаемыми, вместе с тем, достаточно широко. Так, Монтескье писал, что «свобода есть право делать все, что дозволено законами. Если бы гражданин мог делать то, что этими законами запрещается, то у него не было бы свободы, так как то же самое могли бы делать и прочие граждане» [4]. У Локка мы читаем: «Свобода людей, находящихся под властью правительства, заключается в том, чтобы иметь постоянное правило для жизни, общее для каждого в этом обществе и установленное законодательной властью, созданной в нем: это свобода следовать своему собственному желанию во всех случаях, когда это не запрещает закон, и не быть зависимым от непостоянной самовластной воли другого человека» [5].

В развитие идей естественного права Джефферсон, составитель американской Декларации независимости, ставил в упрек властям Великобритании нарушение личных (гражданских) прав колонистов: произвольные заключения, лишение преимуществ суда присяжных и т. п. При таком понимании свобода человека сводится к свободе от государственного вмешательства и к праву участвовать в управлении государством; с другой стороны, эта же свобода может быть ограничена тогда, когда этого требует материальное самосохранение. Развитие идеологии прав человека привело к появлению и признанию в конституциях государств мира следующих после личных и политических прав поколений прав и свобод человека — прав социально-экономических, культурных, экологических. Во второй половине XX в. признание указанных разновидностей прав и свобод совпало с возрождением естественно-правовых представлений о праве как протеста против утвердившегося в правопонимании позитивизма, фактически могущего оправдать произвол со стороны государства [6].

Конституция РФ 1993 г. строится именно на естественно-правовых представлениях о правах и свободах человека как неотъемлемо принадлежащих человеку и защищаемых от посягательства на них как со стороны государства, так и со стороны других лиц. В соответствии с ч. 2 ст. 17 Конституции РФ «основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения»; «права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием» (ст. 18); «каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом» (ч. 2 ст. 45) [7].

Конституция РФ называет ряд прав и свобод, подчеркивая при этом, что «перечисление в Конституции Российской Федерации основных прав и свобод не должно толковаться как отрицание или умаление других общепризнанных прав и свобод человека и гражданина» (ч. 1 ст. 55).

В соответствии с ч. 1 ст. 45 Конституции РФ «государственная защита прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации гарантируется». Одним из проявлений такой защиты является уголовное право, призванное, с одной стороны, ограничить свободу одних в интересах других и, с другой, обеспечить свободу.

В орбиту уголовного права подпадают посягательства на многие из конституционно признанных прав и свобод человека, и в том числе на свободу и личную неприкосновенность (ч. 1 ст. 22 Конституции РФ). Ограничение данного права в соответствии с Конституцией РФ возможно лишь в случае законного задержания («арест, заключение под стражу и содержание под стражей допускаются только по судебному решению. До судебного решения лицо не может быть подвергнуто задержанию на срок более 48 часов» (ч. 2 ст. 22) либо в соответствии со ст. 55–56 Конституции РФ [8].

Исторически данное право рассматривалось как одно из основополагающих; оно было выдвинуто еще на заре становления концепции прав и свобод человека и гражданина и получило отражение в таких памятниках мировой истории прав человека, как английский Американская Декларация независимости 1776 г., французская Декларация прав и свобод человека и гражданина 1789 г. Высокое значение этому праву придается и в современных международных правовых актах о правах человека.

Учитывая значимость права на свободу и личную неприкосновенность, законодательство как России, так и зарубежных стран вполне обоснованно устанавливает уголовную ответственность за посягательства на свободу и личную неприкосновенность, имеющие место со стороны как частных лиц, так и представителей власти.

 

Литература:

 

  1.                Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка.- М.: Городец, 2005.- С. 151.
  2.                Ожегов С. И. Словарь русского языка.- М.: Наука, 2005.- С. 692.
  3.                Новгородцев П. И. Кант и Гегель в их учениях о праве и государстве. — СПб.: Юридический центр «Пресс», 2000. — С. 306.
  4.                Монтескъе Ш. Избранные произведения. — М.: Юридическая литература, 1955.- С. 289.
  5.                Локк Дж. Избранные философские произведения.- М.: Наука, 1960. — С. 16.
  6.                Политическая философия Томаса Джефферсона /Под ред. Н. Е. Покровского.- М.: БЕК, 1996.- С. 149.
  7.                Серебренникова А. В. Уголовно-правовое обеспечение конституционных прав и свобод человека и гражданина по законодательству Российской Федерации. — М.: Изд-во МГУ, 2008.- С. 53.
  8.                Агаджанян Э. М., Бидова Б. Б., Оссауленко С. Л. Уголовное право в схемах и определениях (общая часть): Учебное пособие. — Кисловодск: УЦ «Магистр», 2015. — 196с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle