Библиографическое описание:

Старцев А. И. Некоторые аспекты банкротства ликвидируемых должников [Текст] // Актуальные проблемы права: материалы IV междунар. науч. конф. (г. Москва, ноябрь 2015 г.). — М.: Буки-Веди, 2015. — С. 102-105.



 

В условиях финансового кризиса, стагнации и падения экономики, общей сложной экономической ситуации как и ранее актуальными является вопросы защиты законных интересов кредиторов в условиях, когда должник становится неплатежеспособным и наоборот, защиты интересов должника при попытках недружественного поглощения либо захвата имущества.

Известным и широко используемым механизмом, решающим указанные задачи, конечно же является процедура признания его несостоятельным (банкротом). Глава XI Федеральный закон от 26 октября 2002 г. «О несостоятельности (банкротстве)" [1] (далее — Закон о банкротстве), предусматривающая упрощенные процедуры банкротства, в числе первых предусматривает банкротство ликвидируемого должника. Несмотря на своё долгое существование, существует ряд теоретических и практических проблем, связанных с упрощённым порядком банкротства ликвидируемых должников.

Упрощённая процедура банкротства ликвидируемого лица является особым самостоятельным элементом. Основной особенностью упрощённого порядка банкротства ликвидируемого юридического лица, на наш взгляд, является уникальный статус ликвидируемого должника. Ликвидируемый должник является особым субъектом конкурсных отношений в силу того, что производство по делу о несостоятельности (банкротстве) в упрощённом порядке возбуждается только в том случае, если в процессе ликвидации будет выявлена недостаточность средств должника для удовлетворения всех требований кредиторов. При этом не имеет значения размер этой недостаточности — даже если он составляет несколько рублей, у определенных субъектов возникает обязанность обращаться в арбитражный суд с заявлением о несостоятельности (банкротстве) должника.

Особо отметим, что при решении вопроса о недостаточности имущества для покрытия требований кредиторов, исходя из положений Закона о банкротстве, не имеет значения размер этой недостаточности. Иными словами, §1 главы XI Закона о банкротстве не содержит положений об установлении размера недостаточности требований и не отсылает к первым главам Закона о банкротстве, отмечая лишь, что банкротство в упрощённом порядке осуществляется в случае, если стоимость имущества должника — юридического лица, в отношении которого принято решение о ликвидации, недостаточна для удовлетворения требований кредиторов. Таким образом даже если размер задолженности незначителен и составляет минимальные суммы, у определенных субъектов, например у ликвидационной комиссии, возникает обязанность обращаться в арбитражный суд с заявлением о несостоятельности (банкротстве) должника.

Данный случай является вторым уникальным, наряду с особым статусом должника, на фоне общей процедуры банкротства, а так же отдельных процедур банкротства. Одним из условий принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом и возбуждения дела о банкротстве согласно ст. 6 и п. 2 ст. 33 Закона о банкротстве является наличие минимального размера задолженности должника перед кредитором. Соответственно, если задолженность должника меньше минимального размера, установленного Законом о несостоятельности (банкротстве), дело о банкротстве не может быть возбуждено. Требования к должнику — юридическому лицу в совокупности должны составлять не менее трёхсот тысяч рублей, а к должнику-гражданину — не менее десяти тысяч рублей. Из данного правила есть исключения, когда дело о несостоятельности возбуждается независимо от суммы долга, а именно для юридического лица, находящегося в стадии ликвидации, при условии, что стоимость его имущества недостаточна для удовлетворения требований кредиторов. Такое юридическое лицо ликвидируется в порядке банкротства независимо от суммы требования в соответствии со ст. 224 Закона о банкротстве.

Таким образом, мы вплотную подходим к одной из основ конкурсного права в целом, а именно к вопросу о критерии банкротства, а в данном случае о критерии банкротства ликвидируемого должника.

Под критерием несостоятельности (банкротства) обычно понимается принятый законодательством общий подход к неплатежеспособным должникам, под признаками — конкретные параметры, присутствие которых необходимо для принятия заявления о банкротстве, а также для признания должника банкротом. Мировой практике известно только два критерия несостоятельности — неоплатность и неплатежеспособность.

Закон о банкротстве напрямую исходит из критерия неплатежеспособности. Но применительно к ликвидируемым должникам применяется критерий неоплатности, поскольку минимальный размер задолженности не имеет значения. Неоплатность доказана уже на момент инициирования производства по делу о несостоятельности (банкротстве). Можно сказать, что критерий неоплатности применяется в усиленном абсолютном значении.

Абсолютно логично, что поскольку целью всех упрощённых процедур является наиболее быстрое удовлетворение требований кредиторов, если это возможно, и исключение должника из реестра юридических лиц. Некоторые исследователи справедливо считают, что в этом случае упрощение и ускорение вводится в целях более быстрого исключения такого должника из имущественного оборота, поскольку он практически прекратил свою деятельность [2].

Так же отмечают, что «наблюдение, финансовое оздоровление и внешнее управление при банкротстве ликвидируемого должника не применяются, поскольку вопрос о решении ликвидации юридического лица уже был рассмотрен и решен вне рамок дела о банкротстве» [3]. Последнее утверждение на наш взгляд справедливо, поскольку единственным по смыслу п. 1 ст. 224 Закона о банкротстве критерием выделения в упрощённый порядок данных категорий лиц является то, что в отношении данных категорий юридических лиц принято решение о ликвидации и их учредители не желают продолжения их деятельности. При этом совершенно необязательно, чтобы это лицо не имело перспектив финансового благополучия, поскольку в соответствии со ст. 61 ГК РФ юридическое лицо ликвидируется по решению его учредителей (участников) или органа юридического лица, уполномоченного на то учредительным документом [4].

Хотя не все исследователи полностью согласны с таким положением дел и считают, что необходимо дополнить перечень другими процедурами. Например, М. В. Телюкина считает, что неприменение к ликвидируемому должнику восстановительных процедур не оправдано, ничто не мешает участникам последнего передумать и принять решение о продолжении его деятельности, что невозможно при начале процедуры банкротства в упрощённом порядке. Вполне оправдано по мнению Телюкиной было бы включить в Закон о банкротстве возможность для суда по решению учредителей (участников) юридического лица при доказанности обоснованности использовать восстановительные процедуры, в том числе мировое соглашение, если ликвидация была добровольной [5].

Есть и другие предложения по расширению перечня процедур банкротства юридических лиц. Например, считают, что необходимо сделать обязательной процедуру наблюдения при банкротстве ликвидируемых должников [6]. Наблюдение, по характеру, не является реабилитационной, а преследует целью совершение подготовительных действий при осуществлении банкротства юридических лиц. В рамках наблюдения реализуются важная для всей процедуры банкротства функция, а именно составление реестра, иными словами определение кредиторов должника и размера их требований, подлежащих удовлетворению. Кроме того, происходит выявление имущества принадлежащего должнику. Несомненно, важно и то, что в рамках наблюдения кредиторы имеют право влиять на кандидатуру арбитражного управляющего, чья роль в процедуре банкротства является исключительно значимой. Все эти возможности, при обычном порядке банкротства, осуществляемые в процедуре наблюдения, являются полномочиями ликвидационной комиссии и осуществляются ещё до подачи заявления о банкротстве, что может ущемлять права кредиторов, например в случае, если их, по различным причинам, не включили в реестр требований к ликвидируемому должнику. Заслуживает особого внимания и то, что небольшой двухмесячный срок для включения в реестр, предусмотренный ст. 142 Закона о банкротстве, является пресекательным, что прямо указано в информационном письме Президиума ВАС РФ от 26 июля 2005 г. «О некоторых вопросах, связанных с исчислением отдельных сроков по делам о банкротстве» [7]. Между тем, при введении наблюдения, кредиторы имеют гораздо больше времени на предъявление требований за счёт длительного срока самого наблюдения.

В связи с большой концентрацией полномочий у ликвидационной комиссии, руководителя должника и учредителей, которые при обычном порядке банкротства были бы у кредиторов в рамках наблюдения, упрощенная процедура банкротства ликвидируемого должника, по мнению некоторых учёных, могла бы представляет собой удобный инструмент для ухода от оплаты долгов при умелом использовании [6]. Принимается решение о ликвидации должника, уведомляется об этом налоговый орган, создаётся ликвидационная комиссия, подаётся заявление о банкротстве в арбитражный суд. При этом, вполне возможно будут указаны аффилированные кредиторы, и выбран аффилированный конкурсный управляющий. Сомнительно, что при небольшом и пресекательном сроке для предъявления требований кредиторами в условиях современного гражданского оборота, все кредиторы успеют предъявить свои требования. Подобная ситуация позволила бы должнику формально абсолютно законно уйти от оплаты долгов. Данные обстоятельства являются весомым аргументом в пользу введения наблюдения в рамках процедуры банкротства.

Однако, на наш взгляд, с мнением по поводу применения восстановительных процедур и процедуры наблюдения нельзя согласится. В этом случае пропадает вся целесообразность проведения банкротства в упрощённом порядке. В случае введения дополнительных процедур теряется основная ценность упрощённого порядка, а именно его скорость. Введение дополнительных процедур увеличивает время проведения банкротства лица, реабилитация которого никому не нужна, а следовательно, увеличивает затраты на проведение процедуры, создаёт дополнительную нагрузку для суда и для арбитражного управляющего.

На наш взгляд было бы разумнее решить вопрос о восстановлении деятельности юридического лица при отказе его учредителей или участников от ликвидации по средством мирового соглашения. Данный вывод имеет ряд преимуществ.

Во-первых, ст. 225 Закона о банкротстве исключает как стадии банкротства ликвидируемого лица наблюдение, финансовое оздоровление и внешнее управление. Таким образом мировое соглашение, формально являясь процедурой дела о банкротстве на прямую не исключена для банкротства ликвидируемых должников.

Во-вторых, мировое соглашение заканчивает дело о банкротстве с соблюдением баланса интересов всех сторон. При утверждении мирового соглашения арбитражный суд в определении об утверждении мирового соглашения указывает на прекращение производства по делу о банкротстве, а в случае, если мировое соглашение заключается в ходе конкурсного производства, после признания должника банкротом и открытия конкурсного производства, указывается и, что решение о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства не подлежит исполнению.

Таким образом мировое соглашение позволило бы учредителям или участникам юридического лица в случае, если они хотели бы прекратить ликвидацию и возобновить деятельность осуществить желаемое и при этом окончить производство либо с погашенными перед кредиторами требованиями, либо с реструктурированными, что несомненно, способствовало бы «свежему» и без долга рестарту деятельности юридического лица.

Относительно краткого срока на включение в реестр и смещения «центра тяжести» полномочий в сторону ликвидационной комиссии на стадии до подачи заявления о банкротстве в арбитражный суд, то на наш взгляд более разумно было бы продлить срок для включения требований в реестр, предоставить арбитражному управляющему полномочия для выявления кредиторов в рамках срока на предъявление требований и установить дополнительную административную ответственность для учредителей, руководителя и председателя ликвидационной комиссии с возможностью дисквалификации.

 

Литература:

 

  1. Федеральный закон от 26 октября 2002 г. «О несостоятельности (банкротстве)"//Российская газета, N 209–210, 02.11.2002.
  2. Карелина С. А. Правовое регулирование несостоятельности (банкротства). М., 2006. С. 227
  3. Пулова Л. В. Банкротство ликвидируемого должника // Вестник Арбитражного суда г. Москвы. 2005. N 1.
  4. Гражданский кодекс Российской Федерации//Российская газета», N 238–239, 08.12.1994
  5. См.: Телюкина М. В. Комментарий к Федеральному закону от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)". М., 2004
  6. Костоваров А. Банкротство ликвидируемого должника // «Корпоративный юрист», 2009, N 11. М: WoltersKluwer
  7. Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 26 июля 2005 г. «О некоторых вопросах, связанных с исчислением отдельных сроков по делам о банкротстве»// Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, 2005 г., N 10

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle