Библиографическое описание:

Казанков Я. Н. Особенности содержания познания в оперативно-исполнительной и правоохранительной формах применения права [Текст] // Право: история, теория, практика: материалы III междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, июль 2015 г.). — СПб.: Свое издательство, 2015. — С. 1-3.



Особенности содержания познания воперативно-исполнительной иправоохранительной формах применения права

Казанков Ярослав Николаевич, аспирант

Иркутский юридический институт (филиал)

Российской правовой академии Минюста России

Рассматривается проблематика познания в двух формах применения права — оперативно-исполнительной и правоохранительной деятельности, в сравнении их между собой. Приводятся как существенные особенности указанных форм правоприменения, так и положения о том, какие функциональные стадии, присущие данным формам, несут в себе познавательный компонент.

Ключевые слова: правоприменительная деятельность; познание в правоприменительной деятельности; оперативно-исполнительная форма правоприменения; правоохранительная форма правоприменения; стадии правоприменительного процесса; установление фактических обстоятельств дела; юридическая оценка фактических обстоятельств; принятие правоприменительного решения; норма права.

Познанию в правоприменительной деятельности в сегодняшней научной литературе по теории государства и права уделено сравнительно немного внимания, а имеющиеся работы отличаются разнообразным видением проблемных вопросов. Детальные, частные проблемы в указанном познании зачастую вообще не рассматриваются, хотя понимание многих из них позволяет дать целостную картину данного правового явления и решить многие актуальные теоретические положения, требующие модернизации в динамичной, быстро меняющейся современной действительности. Тематика данной работы — познание в двух признанных формах применения права — оперативно-исполнительной и правоохранительной деятельности, базируется она главным образом на формально-юридическом методе исследования, с использованием смежных логического, системного, функционального методов.

Как известно, исходя из критерия функциональной роли применяемых норм, в науке теории государства и права (А. Б. Венгеров, А. В. Малько, Н. А. Пьянов, И. С. Самощенко, Ю. Н. Бро и др.) выделяются такие формы правоприменения, как оперативно-исполнительная и правоохранительная деятельность [3; с. 235]. Различие между ними проводится по характеру применяемых норм (регулятивные и охранительные нормы соответственно), общественным целям (назначению указанных форм применения права) и, с некоторой долей условности, виду государственных органов, уполномоченных на соответствующую правоприменительную деятельность (органы исполнительной власти, административные органы и правоохранительные органы: судебные, прокуратуры, следствия и дознания, МВД).

В литературе иногда отмечается то, что основной, приоритетной формой правоприменения является именно оперативно-исполнительная деятельность [5; с. 198]. Данное утверждение понятно: во-первых, она опосредует собой «нормальное», поступательное, прогрессивное развитие общественных отношений; во-вторых, статистически количество случаев оперативно-исполнительной деятельности в реальной действительности превышает число вмешательств государственных органов в целях пресечения неправомерных деяний, восстановления социальной справедливости и наказания правонарушителей.

Помимо того, зачастую отмечается и то, что оперативно-исполнительная форма — творческая, организующая работа по осуществлению выраженной в праве политики господствующих в обществе социальных сил: современное цивилизованное государство ставит перед собой главным образом творческие, созидательные задачи по обеспечению развития экономики и других сфер жизни общества [7]. Однако это весьма относительно: среди важнейших внутренних функций государства традиционно называется охрана прав и свобод граждан, собственности, обеспечение законности и правопорядка (правоохранительная функция) [5; с. 59–60]; построение модели правового и социального государства (state) невозможно без отлаженной работы той части государственного аппарата, целью деятельности которой выступает недопущение нарушения существующего правопорядка и привлечение его нарушителей к юридической ответственности.

Некоторые представители научного сообщества проводят отличия между вышеназванными формами правоприменения в части актов применения права. Так, решения правоприменителей в правоохранительной деятельности получили название «охранительные правоприменительные акты» [2].

Как известно, правоприменительный процесс в аспекте его содержательно-логической составляющей условно можно разделить на следующие функциональные стадии: установление фактических обстоятельств юридического дела, юридическая оценка фактических обстоятельств дела, принятие правоприменительного решения [3, с. 237; 6, с. 223–224]. Познание, органически присущее применению права, существенно отличается в указанных формах правоприменительной деятельности.

При оперативно-исполнительной форме правоприменения субъект, уполномоченный на совершение данной деятельности, сначала устанавливает фактические обстоятельства дела, а затем принимает решение по делу, официально оформляемое соответствующим актом применения права. Необходимость в юридической оценке фактических обстоятельств (выборе и анализе нормы права) при этом отсутствует.

Но коль скоро принятие правоприменительного решения не входит в число познавательных стадий правоприменительного процесса [4; с. 7], познание в оперативно-исполнительной деятельности затрагивает только одну функциональную стадию –установление фактических обстоятельств дела. Субъект правоприменения непосредственно (в процессе эмпирического изучения, наблюдения) либо путём доказывания (посредством сбора, исследования и оценки доказательств) выясняет значимые для конкретного правового случая юридические факты, а также факты, влияющие на принятие обоснованного решения по делу.

В правоохранительной деятельности процесс познания затрагивает не только установление фактических обстоятельств, но и стадию юридической оценки указанных обстоятельств по делу. В отличие от оперативно-исполнительной формы правоприменения, здесь в состав действий правоприменителя в рамках первой стадии процесса применения права включается также установление т. н. обстоятельств, способствовавших совершению правонарушения. Следовательно, потенциальный, «теоретический» круг фактов в правоохранительной форме шире по сравнению с подобным перечнем обстоятельств в оперативно-исполнительной форме применения права.

Юридическая оценка фактических обстоятельств дела состоит из выбора необходимой для данного случая правовой нормы (или нескольких норм), проверки правоприменителем легитимности этой нормы (на предмет её действия во времени, в пространстве и по кругу лиц; на соответствие текста, в котором находится данная норма и которым пользуется субъект правоприменения, официальному источнику права, где закреплена названная норма), толкования нормы и юридической квалификации (выяснение того, относятся ли фактические обстоятельства дела к положениям, содержащимся в данной правовой норме).

Изучение обстоятельств дела в различных сферах применения права (т. е. в оперативно-исполнительной и правоохранительной деятельности — Я. К.) имеет свои особенности, которые порождаются неодинаковым характером различных обстоятельств дела [1; с. 34].

Оперативно-исполнительная деятельность заключается в организации исполнения положительных велений права путём создания, изменения или прекращения конкретного правоотношения, в выяснении обстоятельств, связанных как с прошлым, так и с настоящим. Большое значение в ней имеет изучение различных субъективных потребностей, запросов, интересов, того, что не является главным в правоохранительной форме правоприменения.

Правоприменителю в процессе оперативно-исполнительной деятельности приходится устанавливать две группы фактических обстоятельств:

1) обстоятельства, указанные в подлежащей применению норме права; установление признаков и свойств данных обстоятельств выступает чаще всего в форме доказывания [1; с. 37];

2) фактические обстоятельства, вытекающие из конкретной обстановки, вопросов, потребностей.

В правоохранительной деятельности субъект правоприменения обязан установить обстоятельства, позволяющие сделать правильный вывод о совершённом правонарушении, разрешить дело по существу и устранить причины, способствующие совершению аналогичных правонарушений в будущем [1; с. 44–47].

Уполномоченный государственный орган на основе доказательств изучает соответствующие фактические обстоятельства с целью выяснения того, относится ли рассматриваемый случай к правонарушению, определения вида правонарушения. Субъект правоприменения должен установить противоправность деяния, его общественную опасность, виновность правонарушителя, объективную сторону деяния (место, время, обстановку, орудия правонарушения).

В процессе изучения фактических обстоятельств дела правоприменителю необходимо установить обстоятельства, имеющие «относительный» характер: связанные с характеристикой личности правонарушителя, иные данные, влияющие на степень и характер ответственности правонарушителя [1; с. 48–49].

Кроме того, отличия по содержательной стороне познания и присущих ему свойствамв оперативно-исполнительной и правоохранительной формах правоприменения можно провести и по иным пунктам. Например, наличие разных по своему юридическому профилю субъектов правоприменения (должностные лица административных и правоохранительных органов); характеру применяемых норм (регулятивные и охранительные соответственно); большей «диспозитивности» правового регулирования в оперативно-исполнительной деятельности (равноправие субъектов) и преобладанием в правоохранительной форме императивных начал и т. д.

Итак, главное отличие познания в оперативно-исполнительной и правоохранительной формах применения права состоит в объёме данного познания, т. е. в числе стадий, где присутствует последнее. В оперативно-исполнительной деятельности познание присутствует на одной стадии, в правоохранительной же деятельности — на двух. Иные различия состоят в субъектном составе, в характеристике используемых правовых норм, в методах правового регулирования.

Литература:

  1. Бро Ю. Н. Проблемы применения советского права: учеб. пособие / Бро Ю. Н. — Иркутск: Изд-во Иркутского ун-та, 1980. — 84 с.
  2. Княгинин К. Н. Охранительные правоприменительные акты. Вопросы теории и технологии / К. Н. Княгинин. — Свердловск: Изд-во Урал. ун-та, 1991. — 108 с.
  3. Пьянов Н. А. Актуальные проблемы теории государства и права: учеб. пособие / Н. А. Пьянов. — 2-е изд., перераб. и доп. — Иркутск: Изд-во ИГУ, 2011. — 255 с.
  4. Пьянов Н. А., Казанков Я. Н. О познании в правоприменительной деятельности // Пролог. — 2014. — № 2 (6). — С. 5–11.
  5. Теория государства и права: учебник / отв. ред. А. В. Малько. — 4-е изд., стер. — М.: КНОРУС, 2010. — 400 с.
  6. Черданцев А. Ф. Теория государства и права: учебник / А. Ф. Черданцев. — М.: Юристъ, 2003. — 394 с.
  7. URL: http://www.ido.rudn.ru/ffec/juris/ju13.html

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle