Библиографическое описание:

Шатохина О. А. Иммунитет Президента Российской Федерации, прекратившего исполнение своих полномочий, как отступление от основополагающих конституционных принципов [Текст] // Право: история, теория, практика: материалы III междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, июль 2015 г.). — СПб.: Свое издательство, 2015. — С. 35-37.

2001 год стал отправной точкой для регулирования нового правового отношения для Российской Федерации. Так 12 февраля вступил в силу Федеральный закон № 12-ФЗ «О гарантиях Президенту Российской Федерации, прекратившему исполнение своих полномочий, и членам его семьи» [6], который впервые в истории России законодательно регламентировал статус бывшего Президента государства и гарантировал ему ряд льгот и привилегий. Так, статьей 3 указанный Федеральный закон установил отсутствующий ранее правовой иммунитет — неприкосновенность Президента РФ, прекратившего исполнение своих полномочий.

Принятие данного Федерального закона вызвало волну критики среди авторитетных ученых юристов. Так, Виктор Осипович Лучин пишет о том, что «даже создав Конституцию по своему замыслу, первый Президент не смог стать ее гарантом, допуская многочисленные ее нарушения. Однако никакой ответственности, в том числе за трагические последствия таких нарушений, Президент не понес: надежно сработали «гарантирующие» нормы Конституции о его неприкосновенности, получившие развитие в президентском Указе «О гарантиях Президенту Российской Федерации, прекратившему исполнение своих полномочий, и членам его семьи», который предопределил принятие Федерального закона с таким же наименованием и аналогичным содержанием. Названные акты предусматривают беспрецедентные гарантии бывшему Президенту, вплоть до освобождения от уголовной ответственности за любые преступления». [4, 449]

Признавая положительное значение данного Федерального закона для легитимации гарантий бывшему Президенту РФ, все же необходимо отметить, что при его принятии политика превосходила над правом, что породило очевидную противоречивость закона конституционным нормам и нормам международного права.

Для удобства восприятия коллизионных положений Федерального закона, на мой взгляд, нуждающихся в скорейшем урегулировании, имеет смысл процитировать часть 1 статьи 3: «Президент Российской Федерации, прекративший исполнение своих полномочий, обладает неприкосновенностью Он не может быть привлечен к уголовной или административной ответственности за деяния, совершенные им в период исполнения полномочий Президента Российской Федерации, а также задержан, арестован, подвергнут обыску, допросу либо личному досмотру, если указанные действия осуществляются в ходе производства по делам, связанным с исполнением им полномочий Президента Российской Федерации». [6]

Сопоставление положений Федерального закона с нормами действующего законодательства позволяет выявить следующие противоречия:

Во-первых, статья 91 Конституции РФ [3] четко и лаконично говорит о том, что только президент Российской Федерации обладает неприкосновенностью, и не содержит иных оснований для наделения таким иммунитетом бывшего главу государства. Прекращая исполнение своих полномочий, гарант Конституции получает статус «обычного гражданина», и сохранение за ним неприкосновенности противоречит одному из основополагающих принципов, провозглашённых Конституцией РФ: «Каждый гражданин Российской Федерации обладает на ее территории всеми правами и свободами и несет равные обязанности, предусмотренные Конституцией Российской Федерации». [3, ст. 6] В свою очередь, наделение неприкосновенностью лица, сложившего свои полномочия Президента РФ не соответствует положению части 1 и 2 статьи 19 Основного закона государства, который провозглашает равенство всех граждан перед законом и судом. [3, ст. 19] Согласно ему, государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Таким образом, иммунитет бывшего Президента РФ непосредственно нарушает данное конституционное положение. Так же Конституция РФ устанавливает приоритет ее норм над остальными принимаемыми нормативными правовыми актами, и указывает на то, что принимаемы в РФ законы, в том числе и федеральные законы, не должны противоречить ее нормам.

Так же данным положением нарушаются нормы международного права. Например, нормы таких основополагающих документов ООН как: Всеобщей декларации прав человека [1], Декларацией основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотреблений властью [2], а так же положения статьи 2 и 26 Международного Пакта о гражданских и политических правах [5], ратифицированного Российской Федерации, которое обязывает государство обеспечить равенство всех перед законом и эффективное средство правовой защиты, даже если нарушение этого правила было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве.

Анализируя вышесказанное, я пришла к выводу, что нормы статьи 3 Федерального закона № 12-ФЗ от 21 февраля 2001 года являются антиконституционными и на основании данного факта не имеют юридической силы и подлежат отмене.

Во-вторых, изъятие Президента, прекратившего исполнение своих полномочий из-под действия норм уголовного законодательства, путем его освобождения от уголовной ответственности за совершенные им противоправные деяния в период осуществления полномочий Президента РФ, противоречит основополагающим принципам уголовного права, так как доминирующее положение Уголовного кодекса РФ [8], закрепленное в статьях 1, 2 и 3, которые устанавливают, что уголовный закон базируется на Конституции РФ, общепризнанных принципах и нормах международного права и является единственным источником норм российского уголовного права, а так же определяет преступность самого деяния, его наказуемость и другие уголовно-правовые последствия, а также устанавливает основания и принципы уголовной ответственности.

Таким образом, сфера действия уголовного закона полностью защищена от какого-либо вторжения в нее другого нормативного правового акта. Данная позиция подтверждается Постановлением Конституционного Суда РФ № 13-П от 29 июня 2004 года [7], которое говорит о том, что новые нормы в области уголовного права, исходя из самой сути и природы уголовного закона, должны быть согласованы с УК РФ. Недопустимость появления противоречащих норм, позволяет всецело охранять права и законные интересы граждан от каких-либо посягательств и поддерживать стабильное единое пространство в сфере уголовного права. Так, УК РФ не содержит положения об освобождении от уголовной ответственности бывшего Президента РФ в связи с наделением его иммунитетом в виде неприкосновенности.

Исходя из вышеизложенного, я пришла к выводу, что коллизии между нормами статьи 3 Федерального закона № 12-ФЗ от 12 февраля 2001 года и Уголовным Кодексом РФ негативно влияют на гарантии государственной защиты конституционных прав и свобод граждан.

В-третьих, часть 2 указанной статьи говорит о том, что бывший Президент может быть лишен неприкосновенности в случае возбуждения уголовного дела по факту совершения им тяжкого преступления. [6, ст. 3]

Но, в свою очередь, Уголовный кодекс [8] в статье 15 классифицирует преступления на такие категории как: небольшой тяжести, средней тяжести, тяжкие и особо тяжкие, и получается, что бывший Президент не несет ответственности не только за преступления небольшой и средней тяжести, но и за те преступления, общественная опасность которых гораздо выше, а размер и вид наказания строже, то есть за особо тяжкие преступления.

Таким образом, я делаю вывод, что в данном случае два нормативных правовых акта не только вступают между собой в противоречие, но и образуют пробел в законодательстве, который необходимо урегулировать в кротчайшие сроки.

В-четвертых, на мой взгляд, не более доступным и юридически грамотным, является положение Федерального закона № 12-ФЗ от 12 февраля 2001 года касающееся совершения деяния в период исполнения полномочий, то есть закон не определяет несет ли бывший Президент ответственность за деяния, совершенные им во время нахождения на посту главы государства в качестве государственного должностного лица или частного лица тоже. Если исходить из понимания данной нормы как о запрете на привлечение к ответственности за любые деяния — и в качестве государственного деятеля, то есть от незаконного участия в предпринимательской деятельности до государственной измены, и вне исполнения данной должностной обязанности, то есть от нарушения правил дорожного движения до умышленного убийства, тогда становится невозможным избежать субъективного толкования этого положения.

Одновременно с этим, данный закон запрещает подвергать бывшего Президента задержанию, аресту, обыску, допросу либо личному досмотру, если указанные действия осуществляются в ходе производства по делам, связанным с исполнением им полномочий Президента Российской Федерации.

Исходя из вышеизложенного, я пришла к выводу о том, что допущение такой неопределенности данного положения оставляет возможность его субъективного толкования, что применительно к нормам федерального закона, на мой взгляд, недопустимо.

Проанализировав положение статьи 3 Федерального закона № 12-ФЗ от 12 февраля 2001 года и норм действующего Российского и международного законодательства, можно сказать, что данное положение не только позволят толковать его нормы субъективно, но и во многом противоречит как национальному, так и международному праву, в том числе и Основному закону Российской Федерации, что является не допустимым в современной правовой системе. Несомненно, я придерживаюсь позиции, что при корректном законодательном регулирование, установление правового иммунитета для Президента РФ, прекратившего исполнение своих полномочий возможно, но в силу специфики необходимо соблюсти определенный баланс: с одной стороны, принимаемым нормативным актом, должны быть обеспечены гарантии правовой защиты действующему Президенту после завершения срока исполнения им должностных обязанностей; и с другой стороны, не допустить злоупотребления правовым иммунитетом, который является изъятием из принципа равенства граждан перед законом и судом, то есть не превратить его в пожизненную правовую привилегию лица, когда-либо занимавшего пост Президента Российской Федерации.

 

Литература:

 

1.                  Всеобщая декларация прав человека [Электронный ресурс]: принята резолюцией 217 А (III) Генеральной Ассамблеи ООН 10 декабря 1948 г. Доступ из СПС «Консультант плюс»

2.                  Декларация основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотреблений властью [Электронный ресурс]: принята резолюцией 40/34 Генеральной Ассамблеи 29 ноября 1985 г. Доступ из СПС «Консультант плюс»

3.                  Конституция Российской Федерации [Электронный ресурс]: принята всенар. голосованием 12 декабря 1993 г. Доступ из СПС «Консультант плюс»

4.                  Лучин В. О. Конституция Российской Федерации. Проблемы реализации. — М.: Юничел-Дана, 2002. — С. 449

5.                  Международный Пакт о гражданских и политических правах [Электронный ресурс]: принят резолюцией 2200 А (XXI) Генеральной Ассамблеи 16 декабря 1966 г. Доступ из СПС «Консультант плюс»

6.                  О гарантиях Президенту Российской Федерации, прекратившему исполнение своих полномочий, и членам его семьи [Электронный ресурс]: федеральный закон от 12 февраля 2001г. № 12-ФЗ. Доступ из СПС «Консультант плюс»

7.                  По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 7, 15, 107, 234 и 450 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом группы депутатов Государственной Думы [Электронный ресурс]: Постановление Конституционного Суда РФ № 13-П от 29 июня 2004 г. Доступ из СПС «Консультант плюс»

8.                  Уголовный кодекс Российской Федерации [Электронный ресурс]: федеральный закон от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ. Доступ из СПС «Консультант плюс».

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle