Библиографическое описание:

Новичихин М. С. Эволюция адвокатуры в России [Текст] // Право: история, теория, практика: материалы III междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, июль 2015 г.). — СПб.: Свое издательство, 2015. — С. 99-108.

В данной статье проводится подробный анализ отечественной адвокатуры в её развитии, делается сравнение всех составляющих данного института на всех этапах его существования, от первых правозащитников, судебных представителей XV века, до классической адвокатуры периода второй половины XIX века и учреждения советской адвокатуры. Приводится подробное описание структуры, назначения и характера деятельности российской адвокатуры. В результате автор делает вывод о важности данного института и о возможном его развитии в будущем.

Ключевые слова: адвокатура, эволюция адвокатуры, история права, правоохранительные органы, адвокат.

 

Адвокатская деятельность в соответствии с пунктом 1 статьи 1 Закона об адвокатуре [9] рассматривается как квалифицированная юридическая помощь физическим и юридическим лицам в целях защиты их прав и обеспечения доступа к правосудию. «Именно на адвокатов возложена публичная обязанность обеспечивать защиту прав и свобод человека и гражданина» [5, с. 5–20]. Тем самым гарантируется право каждого на получение квалифицированной юридической помощи, что вытекает из части 1 статьи 45 и статьи 48 Конституции РФ [7]. Как одно из наиболее значимых данное право также нашло закрепление в международно-правовых актах, таких как статья 14 Международного пакта о гражданских и политических правах и статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Адвокат — это особая профессия, одна из так называемых «помогающих профессий» [10, с. 5–9], ведь именно на адвоката государство возлагает обязанность по обеспечению граждан квалифицированной юридической помощью в деле способствования целям правосудия, в целях улучшения ситуации, в которой находится клиент, с помощью правового инструментария. Хоть многие учёные-юристы, такие как В. А. Лазарев и С. А. Пашин, и принижают значение «адвоката-защитника как субъекта доказывания» [3, с. 14–17], адвокат тем не менее остаётся наиболее значимым правовым лицом, имеющим необходимые юридические знания и профессиональные навыки для оказания помощи населению в разрешении правовых конфликтов. Адвокат защищает закон от произвола, а поэтому его деятельность отвечает как интересам конкретного гражданина или организации, так и публично-правовым интересам государства и общества.

Роль и влияние адвокатуры в мире нельзя недооценивать. Исторический опыт показывает силу и влияние адвокатов в разных странах в разные эпохи. Это М. Т. Цицерон и Г. Ю. Цезарь в Древнем Риме; Ж. Дантон и М. Робеспьер во времена Великой французской революции; А. Линкольн и Т. Джефферсон в США; Т. Мор и В. Скотт в Англии; А. Ф. Керенский и В. И. Ленин в России.

Сама же адвокатура является «важнейшим институтом гражданского общества» [11, с. 5–11], важным критерием в оценке развития законодательства и правового уровня страны в целом. Это важнейший правовой институт любого государства, стоящий на защите основополагающих прав граждан и их объединений. От того, насколько она сильна, организована, законодательно защищена, в значительной степени зависит уверенность каждого гражданина в своём благополучии, успехе предпринимательства. Сейчас Россия декларирует себя как демократическое и правовое государство, и институт адвокатуры в нашей стране достаточно хорошо развит и регламентирован законодательно, не ниже уровня большинства стран Западной Европы и США, но так было не всегда, в своём развитии отечественная адвокатура прошла несколько важнейших этапов, от непосредственного учреждения института адвокатуры в Российской империи императором Александром II, существовавшей вплоть до 1917 г. в форме присяжных и частных коллегий адвокатов, до создания коммунистами в 1922 г. коллегий защитников, оказывавшими исключительно бесплатную юридическую помощь, и дальнейшего становления адвокатуры в советский период. Изучению этих этапов и посвящается данная работа.

Залогом успеха любого юриста является не только богатый практический опыт и знание действующего законодательства, но и теоретические познания и высокий уровень правовой культуры. Важным фактором в совершенствовании последних как раз и является изучение истории и эволюции такого важного института в юриспруденции как адвокатура. Именно на её примере можно наиболее ярко и полно пронаблюдать развитие отечественного законодательства в области судопроизводства, судебной системы и защиты прав и свобод человека в целом.

Поскольку сейчас в России происходят масштабные процессы демократизации политической и экономической системы, конституционное провозглашение правового социального государства, то всё это вызывает необходимость реорганизации форм и методов деятельности правовых институтов и добровольных объединений, связанных с защитой прав и законных интересов граждан, и самое важное, на мой взгляд, место в этом процессе занимает совершенствование адвокатуры.

Целью данной работы я ставлю рассмотрение отечественной адвокатуры в её развитии, принципов её организации, детальное сравнение всех её составляющих на разных исторических этапах, выявление неких закономерностей в постепенном преобразовании института оказания квалифицированной юридической помощи в России и составление соответствующих выводов, позволяющих произвести оценку современного состояния рассматриваемого мною института, составить прогнозы в его развитии и обозначить возможные пути его совершенствования.

Институт адвокатуры важен и необходим обществу не менее чем любой другой правовой институт государства, и если возможно представить себе общество без государства (а некоторые мыслители даже считают, что общество будет лучше), то общество без правозащиты представить трудно, и если правозащита необходима в безгосударственном обществе, то при наличии государства она необходима вдвойне. Лишь государство в обществе обладает легитимным и исключительным правом на применение оправданного насилия, так как государство охраняет разумное, то есть законное, очерченное линией права поведение, защищает правомерно действующих людей от людей, следующих неправовому пути решения проблем вне зависимости от цели. Люди обращаются к государству как к арбитру для разрешения спорных ситуация в рамках закона, являющегося формой выражения права, поскольку именно право даёт возможность сделать существование общества разумным. Но общество, в свою очередь, должно и обязано контролировать право, ведь только стремлением к справедливости общество получает способность к органическому развитию. Не имея, в отличие от государства, права на легитимное насилие, социум может сформировать и высказать своё мнение о каждом конкретном нарушении закона, в том числе и со стороны чиновников, государственных служащих, искажающих разумность права и государства, принимающих и исполняющих решения о легитимном насилии от имени государства, антропологических выражений государства, подверженных в гораздо большей мере к допущению несправедливостей, чем любой другой обычный человек. Соответствующий общественный надзор за соблюдением рационального применения права в целях существования его самого и всех присущих ему моральных и духовных начал создаёт необходимость правозаступнической деятельности, осуществляемой отдельными представителями общества-правозащитниками, так как государство может с помощью тирании, преподнесённой народу как разумная необходимость, применяемая как бы временно во благо самого же народа, закрыться от народа своими декретами. История знает множество примеров, когда это заканчивалось ухудшением положения населения и жизни общества в целом. Поэтому, будучи организованы в особый общественный институт, социально-активные и юридически образованные представители социума и составляют адвокатуру.

Институт адвокатуры в России исторически специализируется на оказании квалифицированной юридической помощи. Именно так роль адвокатуры закреплена и в действующем законодательстве. В Законе об адвокатуре приведено понятие адвокатской деятельности как квалифицированной юридической помощи, оказываемой на профессиональной основе лицами, получившими статус адвоката в порядке, установленном федеральным законодательством, физическим и юридическим лицам в целях защиты их прав, свобод и интересов, а также обеспечения доступа к правосудию. Именно адвокатура является основным институтом реализации конституционного права на квалифицированную юридическую помощь, поскольку адвокатура имеет особый статус в качестве института гражданского общества, выполняющего публичную функцию по защите прав и свобод человека и гражданина, она способна предоставить ряд необходимых гарантий, обеспечивающих наиболее эффективную, имеющую универсальный характер юридическую помощь. Безусловен тезис о том, что каждый сам вправе защищать свои права всеми не запрещёнными законом способами. Но по ряду объективных причин в большинстве случаев такая самозащита оказывается малоэффективной. Прежде всего потому, что современное законодательство, например, в сфере инвестиционной деятельности, интеллектуальной собственности, регулирования ценных бумаг, находится на таком уровне развития, что гражданину без специального образования бывает нелегко даже просто понять смысл большинства законодательных норм, а уж построить в конкретном деле позицию защиты в случае нарушения этих норм и вовсе не представляется возможным.

Само слово «адвокатура» в русском языке имеет два значения: во-первых, им обозначается профессия адвокатов, во-вторых, адвокатурой именуется само сословие адвокатов. Существует принципиальная разница между адвокатурой и простым представительством интересов в суде, поскольку под адвокатурой необходимо понимать правозаступничество, построенное на оказании профессиональной квалифицированной юридической помощи в судебном и несудебном порядке. Собственно адвокатура образовалась в России во второй половине XIX в., её же предшественником в Древней Руси был институт судебного представительства, имеющий упоминания о себе в законодательных сборниках XV в., например, в Псковской и Новгородской судных грамотах. Изначально господствующей формой судебного представительства у славянских народов было родственное представительство. Позднее же был образован институт наёмных поверенных, упоминания о котором присутствуют в таких правовых памятниках как, например, Соборное уложение 1649 г. Необходимо отметить, что до издания в 1832 г. Свода законов в русском праве не содержалось норм, регламентирующих организацию института поверенных. Свод законов впервые определил, что поверенный, действуя в суде вместо верителя представляет его лицо. Так же был определён круг лиц, которым запрещалось заниматься судебным представительством, в частности: малолетние; удельные крестьяне по делам крестьян их ведомства, духовные особы; монахи и монахини; чиновники; лица всякого сословия, которые были преданы суду за преступления, наказуемы лишением прав состояния, подвергшиеся по суду за уголовное преступление телесным наказаниям; чиновники и канцелярские служащие, исключённые со службы за преступления и «дурное поведение»; лица, состоящие под надзором полиции.

Интересно отметить, что термин «адвокат» был впервые употреблён ещё в 1716 г. в Воинских уставах Петра I, содержащих особую главу, называвшуюся «Об адвокатах и полномочных», определявшую их полномочия и задачи. Далее с этого периода и до судебной реформы 1864 г. в деятельности «профессиональных ходатаев» важно обозначить два направления развития: институт депутатов при следствиях и институт присяжных стряпчих при коммерческих судах, организованный 14 мая 1832 г. Деятельность депутатов при следствиях состояла в наблюдении за соблюдением интересов подсудимого, правильного производства следствия, его полноты, так же они могли высказывать свои мнения, которые приобщались к делу. Депутаты присутствовали при производстве как уголовных, так и гражданских дел. Избирались же депутаты из представителей того сословия или ведомства, к которому относился обвиняемый. Присяжные же стряпчие существовали при каждом коммерческом суде, которые были созданы в Санкт-Петербурге, Москве, а позднее и в других крупных городах (Одесса, Варшава). Поверенными по делам между частными лицами могли быть лишь внесённые в список присяжных стряпчих судом по представлению соответствующего прошения, а также аттестата, послужных списков и прочих свидетельств. Суд рассматривал эти документы и мог либо внести кандидата в список стряпчих, либо отклонить его прошения без всякого объяснения. После внесения в список стряпчий мог быть исключён из него по усмотрению суда, причина исключения регистрировалась только в судебном протоколе. После внесения в список стряпчий принимал присягу и мог заниматься ходатайством по делам. Количество присяжных стряпчих точно не определялось. Они не имели государственного содержания и существовали от гонораров. То есть можно утверждать, что присяжные стряпчие в коммерческих судах были полностью зависимы от суда.

Если же рассуждать о готовности нашего государства к адвокатуре в классическом её понимании в период до судебной реформы 1864 г., то можно заметить, что российские цари были настроены против создания в России адвокатской корпорации западного образца. Пётр I считал «ходатаев ябедниками, товарищами воров и душегубцев». Сходной Петру Великому позиции придерживался и Николай I: «Кто, кто погубил Францию, как не адвокаты? Кто были Мирабо, Марат, Робеспьер?! Нет… пока я буду царствовать, России не нужны адвокаты, без них проживём» — говорил император.

Поэтому можно считать, что история классической русской адвокатуры начинается лишь после судебной реформы Александра II, проведённой в 1864 г. Законодатель ввёл состязательность сторон в процессе, произвёл уравнение их прав, отделил судебную власть от административной, изменил организационно-правовой и функциональный статус прокуратуры, изменил порядок дознания и следствия. Император преследовал цель «водворить в России суд скорый, правый, милостивый и равный для всех подданных наших, возвысить судебную власть, дать ей надлежащую самостоятельность и вообще утвердить в народе нашем то уважение к закону, без которого невозможно общественное благосостояние и которое должно быть постоянно руководителем действий всех и каждого, от высшего до низшего» [4, с. 72]. И Судебные уставы полностью соответствовали этой высокой цели, в частности они, наконец, преобразовали само судопроизводство, обратив его из тайного, следственного в гласное, состязательное и устное, и создали официальный институт судебной защиты в лице присяжных поверенных. К этому времени российское общество уже осознало необходимость создания адвокатуры как института, необходимого для обеспечения реальной независимости суда и поддержания принципов законности в ходе гражданского и уголовного судебного производства. Именно это время историки справедливо считают точкой отсчёта в развитии классической российской адвокатуры.

В разработке судебной реформы 1864 г. принимали участие виднейшие отечественные юристы того времени: С. И. Зарудный, Д. А. Ровинский, Н. И. Стояновский.

С учётом традиций нашей страны и опыта западноевропейских держава был воспринят отчасти немецко-австрийский тип адвокатуры, отличающийся соединением в одних руках функций правозаступничества и представительства в суде, хотя и далеко не все юристы дореволюционной школы относились к этому положительно. Так, А. Г. Кучерена пишет: «Профессор Васьковский, например, отстаивавший необходимость разделения двух функций адвокатуры, считал, что при таком положении «адвокат из учёного эксперта и судебного оратора, каким он был в качестве чистого правозаступника, становится практическим дельцом, маклером по юридической части, имеющим тем больше успеха в публике, чем больше сметливости, юркости и даже неразборчивости в средствах он проявит при устройстве материальных интересов своих клиентов» [2, с. 80]. Характером же внутреннего самоуправления, системой дисциплинарных взысканий и порядком дисциплинарного производства адвокатура в России во многом напоминала в организационном устройстве французскую.

Адвокатура образца 1864 г. строилась на следующих принципах, сформулированных Е. В. Васьковским: совмещение правозаступничества с судебным представительством; относительная свобода профессии; формальное отсутствие связи с магистратурой; сословная организация и отчасти дисциплинарная подчинённость судам; договорное определение суммы гонорара.

По судебным уставам в основе организации адвокатуры лежал принцип: адвокат-правозаступник, оратор и поверенный своего клиента. Работа адвоката заключалась в ведении тяжб и выступлениях перед судом и подготовке документов по уголовным и гражданским делам. Адвокаты разделились на две категории-присяжных поверенных и частных поверенных.

«Присяжные поверенные — корпорация, дававшая профессиональную присягу адвоката. Они играли среди адвокатов ведущую роль и набирались из наиболее образованной части русской элиты. Обязательным условием вступления в категорию присяжных поверенных являлся законченный курс юридических наук и не менее пяти лет работы в судебном ведомстве. Профессиональные объединения присяжных поверенных организовывались по территориальному признаку» [12, с. 10].

«В сословии присяжных поверенных довольно быстро объединились юристы, которые по своим специальным познаниям, практическому опыту, ораторскому искусству и профессиональному таланту не уступали виднейшим западным юристам. Присяжный адвокат стал занимать значимое место в светской жизни России. Мнением адвокатов начали интересоваться при решении важных общественных вопросов» [1, с. 51]. Так, в 60–70-е гг. XIX в. сформировалась отечественная адвокатская школа, состоящая из таких представителей как Д. В. Стасов, являвшийся «единственным лицом, прослужившим в российской присяжной адвокатуре все время её существования, буквально с первого и до последнего дня» [8, с. 31], В. Д. Спасович, воспринимавшийся в России «как патриарх и совесть адвокатской корпорации, величайший русский адвокат», А. И. Урусов, Ф. Н. Плевако, о котором Н. А. Троицкий пишет: «За всю историю отечественной адвокатуры не было в ней человека более популярного, чем Ф. Н. Плевако. И специалисты, правоведы, и обыватели, ценили его выше всех адвокатов как «великого оратора», «гения слова», «старшего богатыря» и даже «митрополита адвокатуры». Сама фамилия его стала нарицательной как синоним адвоката экстра-класса…» [8, с. 103] -, Н. П. Карабчевский, остававшийся «звездою первой величины» даже в начале XX в., В. Н. Герард, П. А. Александров, А. С. Зарудный, О. О. Грузенберг и, конечно же, Н. К. Муравьёв, выдающийся адвокат и видный общественный деятель (председатель Комитета Политического Красного Креста, председатель Чрезвычайной следственной комиссии Временного правительства 1917 г.), душеприказчик Льва Толстого, осмеливавшийся защищать Н. Э. Баумана и Л. Д. Троцкого, Н. И. Бухарина и А. И. Рыкова, М. Н. Покровского и Н. А. Рожкова.

Организационно российская адвокатура распределялась по округам судебных палат. Если в таком округе насчитывалось 20 и более присяжных поверенных, то учреждался их Совет в количестве от 5 до 15 человек. Задачей Совета присяжных поверенных было отправление административных и дисциплинарных функций. О своей деятельности Совет присяжных поверенных ежегодно обязан был отчитываться на Общем собрании. К полномочиям Советов относились: решение о принятии в ряды присяжных поверенных; рассмотрение жалоб на присяжных поверенных; установление очередности между присяжными поверенными одного округа по оказанию бесплатной юридической помощи лицам, пользующимся правом бедности в судах; определение величины гонорара присяжного поверенного в случае возникновения спора об этом. В заседаниях Общих собраний принимали участие присяжные поверенные округа. Все решения принимались простым большинством голосов. Также Совет был вправе наложить на присяжного поверенного дисциплинарное взыскание: предостережение; выговор; запрет отправлять обязанности поверенного в течение определённого срока, но не более одного года; исключение из числа присяжных поверенных; предание уголовному суду в особо тяжких случаях. «Поскольку Советы, как и само сословие присяжных поверенных, были учреждениями новыми, то им пришлось, по свидетельству А. Ф. Кони, «вырабатывать одновременно и приёмы адвокатской техники, и правила адвокатской этики так, чтобы другим, на то глядючи, повадно не было так делать». В 70–80-е гг. XIX в. председателями Советов присяжных поверенных избирались наиболее авторитетные адвокаты.

Был определён и порядок вступления в присяжные поверенные: чтобы стать присяжным поверенным необходимо было подать прошение в Совет поверенных, указав в нём все необходимые в соответствии с законом требования. К прошению прилагались документы, подтверждающие, что проситель удовлетворяет всем условиям, требуемым для поступления в присяжные поверенные, такие как образование, стаж работы. После чего Совет принимал соответствующее решение и принятии или непринятии лица в число присяжных поверенных. В утвердительном случае лицо приводилось к присяге по правилам вероисповедания принимаемого и вносилось в список поверенных, о чём делалась соответствующая надпись на свидетельстве, выданном ему Советом. Сообщение о принятии лица в присяжные поверенные подлежало опубликованию. Кандидатура утверждалась (или не утверждалась) министром юстиции, его решение могло быть обжаловано в Сенате.

Не допускались в адвокатуру лица: моложе 25 лет; иностранцы, то есть не российские подданные; объявленные несостоятельными должниками; состоящие на службе от правительства или по выборам, за исключением лиц, занимавших почётные или общественные должности без жалованья; подвергшиеся по судебным приговорам лишению или ограничению прав состояния, а также священнослужители, лишённые духовного сана по приговорам духовного суда; состоявшие под следствием за преступления и проступки, влекущие за собой ограничение или лишения прав состояния, и те, которые, состояв под судом за такие преступления или проступки, не оправданы судебными приговорами; исключённые со службы по суду или из духовного ведомства за пороки или из среды обществ и дворянских собраний по приговорам тех сословий, к которым они принадлежат; те, кому по суду воспрещено хождение по чужим делам, а также исключённые из числа присяжных поверенных.

Согласно своим функциональным обязанностям присяжные поверенные могли принимать на себя ведение гражданских и уголовных дел. Однако ни в том, ни в другом процессе они не пользовались монополией, ввиду существования института частных поверенных.

Частные поверенные — лица, занимавшиеся адвокатской практикой индивидуально. Институт частных поверенных был учреждён в 1874 г. в связи с дефицитом услуг присяжных поверенных. Они выступали только в судах, выдавших им такое разрешение. Законодательство сохранило частным поверенным их дореформенный статус. Все основные организационные вопросы, касавшиеся деятельности частных поверенных, решались в первую очередь судами, выдававшими разрешения. Для занятия подобной частной адвокатской деятельностью не обязательно было иметь специальное образование и проходить стажировку, и суды очень часто допускали к участию в процессе малоквалифицированных частных поверенных. Исходя из вышесказанного, можно сделать вывод, что организация института частных поверенных не гарантировала в достаточной степени ни юридических познаний, ни нравственных качеств, ни независимости этой категории адвокатов. Предполагалось, что введение института частных присяжных поверенных будет служить сокращению числа стряпчих или подпольных адвокатов, имевших репутацию мошенников. Однако эти задачи частные поверенные выполнить квалифицированно не смогли. «Как отмечает М. Ю. Барщевский, «в сознании народа отсутствовало различие между двумя типами адвокатов, что было весьма плохо для адвокатуры в целом, так как гораздо чаще частные поверенные вообще были непрофессиональны и даже порой не знали законов» [2, с. 85].

«А. Ф. Кони в работе «Заключительные прения сторон в уголовном процессе» писал: «Учреждение присяжной адвокатуры, существовавшей в дореформенном строе лишь в узком и зачаточном состоянии, пришедшей на смену прежних ходатаев «с заднего крыльца», было встречено горячим общественным сочувствием. К сожалению, она не была поставлена в благоприятные для её развития условия, и наряду с присяжными поверенными появились частные ходатаи и совершенно посторонние адвокатуре лица, имеющие право быть представителями обвиняемого без всякого образовательного или нравственного ценза» [2, с. 85].

Все недостатки организации адвокатуры в России наряду с общими недостатками судебной реформы в целом привели к тому, что в 1894 г. была создана высочайше учреждённая Комиссия по пересмотру положений судебных уставов под председательством министра юстиции Н. В. Муравьёва, однако после проведения огромной работы в течение 10 лет предложения Комиссии так и не были реализованы в силу ряда объективных и субъективных причин.

В пореформенный период получила развитие деятельность адвокатуры по оказанию гражданам, в том числе и малоимущим, квалифицированной юридической помощи, то есть правозаступничество. С 1890 г. стала развиваться коллективная форма адвокатуры в виде юридических консультаций, которые часто создавались для обслуживания определённых социальных групп, например, рабочих. Плата за услуги, если и взималась, то была невысока. В 90-е гг. XIX в. многие молодые адвокаты объединялись в клубы, оказывавшие юридическую помощь населению, например, Странствующий клуб в Москве. Были организованы центры правовой помощи для рабочих и крестьян. Консультации являлись информационными центрами, поскольку советы предоставлялись бесплатно либо за символическую плату.

Революция 1905 г. привнесла много нового в функционирование адвокатуры. Так, уже с началом революции, пытаясь запугать адвокатов, к ним применяли репрессивные меры, однако адвокаты с помощью своих профессиональных объединений стремились сохранить свою независимость и самоуправление, но там, где советы присяжных поверенных не были созданы, адвокаты находились под контролем суда.

Революционные события 1905 г. впервые объединили адвокатов на общероссийском уровне. 28–30 марта 1905 г. в Петрограде был созван I Всероссийский съезд адвокатов, в котором приняли участие 200 адвокатов, избранных преимущественно собраниями присяжных поверенных и их помощников. Съезд утвердил «Всероссийский союз адвокатов» в целях «объединения общественно-профессиональной деятельности адвокатуры и достижения политического освобождения России на началах демократической конституции». В дальнейшем, имея преимущественно лишь политическое значение, Всероссийский союз адвокатов «оставил лишь слабый след в профессиональной жизни адвокатов» [12, с. 16]. В период с 1905 г. по февраль 1917 г. отношения между адвокатурой и государственной властью ухудшились из-за участия адвокатов в качестве защитников в политических процессах, однако эта напряжённость исчезла после Февральской революции 1917 г., породившей надежды на демократизацию адвокатуры. И действительно вскоре был устранён целый ряд запретов, в частности адвокатуре была предоставлена вся полнота корпоративного развития, была расширена база адвокатского сообщества, в адвокатуру стали принимать женщин и разрешили участие присяжных поверенных в военных судах.

В таком виде организационно-правовые и функциональные основы деятельности адвокатуры не претерпевали изменений вплоть до осени 1917 г., когда из-за свершившейся Великой Октябрьской социалистической революции была уничтожена вся система государственности, а вместе с ней и правовые основания деятельности адвокатуры.

Пришедшие к власти правительство В. И. Ленина Декретом от 22 ноября 1917 г. № 1 «О суде» упразднило институты частной и присяжной адвокатуры без какой-либо замены. Интересы личности в суде, согласно декрету, было разрешено представлять любому, обладающему гражданскими правами, не опороченному гражданину. Адвокатура стала свободной профессией, как и была до судебной реформы 1864 г. Однако идея возложить функции судебной защиты на любых граждан просуществовала недолго и уже 7 марта 1918 г. Декретом о суде № 2, объявлявшем о создании при Советах рабочих, солдатских и крестьянских депутатов коллегий правозаступников, правозаступничество объявлялось общественной функцией, то есть должно было защищать интересы трудового народа. Члены коллегии защитников фактически признавались должностными лицами и получали содержание в размере оклада, устанавливаемого для народных судей. Вступление в коллегию по-прежнему не ограничивалось никакими цензами. Адвокатура стала фактически инструментом нового государства, и ни о какой самостоятельности речи и быть не могло. Но даже в таком виде она не устраивала нынешнюю тоталитарную власть. Защитников перестали допускать к участию в предварительном следствии, а участие в судебных разбирательствах отдавалось на рассмотрение судей. ВЦИК принял 21 октября 1920 г. дополнение к Положению о народном суде РСФСР 1918 г., которым коллегии правозащитников были упразднены. Адвокаты стали полностью зависеть от власти в вопросе приобретения и лишения своего статуса, полномочий в суде и на следствии. Так, В. И. Ленин писал: «Адвокатуру надо брать в ежовые рукавицы и ставить в осадное положение, ибо эта империалистическая сволочь часто паскудничает». [4, с. 84] «Широко известны слова В. И. Ленина, написанные им 31 августа 1921 г. профессору В. В. Адоратскому: «Вся помощь, которую вы можете оказать просителям, должна состоять в «юридической» помощи, то есть научить их воевать за своё право по всем правилам законной в РСФСР войны за права». Эти указания являются руководящими в деятельности адвокатов» [12, с. 19].

Подобная форма организации юридической помощи оказалась нежизнеспособной, и в связи с этим 26 мая 1922 г. III сессией ВЦИК девятого созыва было принято Положение об адвокатуре, и уже 5 июля 1922 г. Народный комиссариат юстиции РСФСР утвердил Положение о коллегии защитников, провозгласившее в какой-то мере возвращение адвокатам их роли в судебном процессе и даже право на профессиональное объединение. Коллегии защитников создавались в каждой губернии при губернских судах. Коллегия защитников являлась общественной организацией. В её состав не включались лица, работавшие в государственных предприятиях и учреждениях, за исключением занимавших выборные должности, а также профессоров и преподавателей высших учебных заведений. Не было установлено никакого образовательного ценза для вступления в коллегию адвокатов. Органом управления коллегии являлся президиум, избиравшийся общим собранием её членов. Президиум осуществлял приём в коллегию и имел право налагать дисциплинарные взыскания на защитников, наблюдал за исполнением ими обязанностей, назначал бесплатную защиту, распоряжался денежными фондами коллегии, организовывал юридические консультации населения. Стать членом коллегии могло лицо, имеющее стаж работы в органах советской юстиции не менее двух лет и выдержавшие испытание в особой комиссии, большинство членов которой — судьи, подавшее соответствующее заявление в президиум коллегии, представляя при заявлении краткое жизнеописание и все необходимые документы. Существовал также перечень лиц, не способных стать членами коллегии, например, не достигшие совершеннолетия, состоящие под опекой. Положение предусматривало право членов коллегии вести практику индивидуально, однако обязывало их дежурить в юридических консультациях. Введение такой организационной формы деятельности коллегии, как юридические консультации, являлось шагом вперёд в организации юридической помощи населению. Так, А. Г. Кучерена пишет: «Неизвестная дореволюционной адвокатуре функция организации юридической помощи населению, предусмотренная ст. 46 Положения об адвокатуре, получила, таким образом, характер публичной обязанности советской адвокатуры. Выполнение её уже на первых порах деятельности адвокатуры после принятия Положения составило значительную часть работы коллегии. Так, московская коллегия за полугодие — с октября 1922 по март 1923 г. — дала 20 446 консультаций и провела 6312 судебных дел» [2, с. 98].

Далее главными направлениями развития адвокатуры 1920–1930-х гг. были: коллективизация, удаление из коллегий всех подозрительных лиц, а целью — не оказание юридической помощи населению, но укрепление противоправного режима. «Задачи адвокатуры сводились к укреплению революционной законности в стране и оказанию содействия правосудию, что противоречило природе адвокатуры» [6, с. 46].

В Положении о судоустройстве РСФСР, принятом 19 ноября 1926 г., подтверждавшем установленный ранее статус коллегий защитников, указывалось, что они действуют под непосредственным надзором и руководством областных, губернских и окружных судов. Также решением центральных партийных органов в 1927 г. адвокатам — членам ВКП (б) запрещалась частная практика.

В целом, оценивая принципы и содержание адвокатского права 20-х гг. XX в. и основные задачи адвокатуры указанного периода, можно заметить, что адвокат выступал в качестве правозащитника лишь настолько, насколько ему позволяло государство диктатуры пролетариата, ставившее во главу угла революционное правосознание. Минимальный закреплённый объём гарантий адвокатской деятельности не имел гарантий реализации на практике, в силу чего формальное провозглашение свободы профессии на практике нередко выливалось в подыгрывание стороне обвинения.

Следующий этап развития советского адвокатского права относится к 30-м гг. XX в. и открывается утверждением коллегией НКЮ РСФСР 27 февраля 1932 г. Положения о коллективах членов коллегии защитников, которым была закреплена новая организация работы адвокатуры. Коллективы защитников создавались в районах и городах и действовали под руководством президиума областных коллегий защитников. Их деятельность осуществлялась под общим руководством и надзором областных судов и охватывала как непосредственную судебную работу, так и консультационную ведение правовой пропаганды, повышение политических и профессиональных знаний. В Положении нашло подтверждение одно из важнейших условий обеспечения права на защиту — право каждого обращающегося выбирать себе защитника из числа членов коллегии по своему усмотрению.

После принятия Конституции СССР 1936 г. важнейшим этапом в развитии советской адвокатуры явилось Положение об адвокатуре СССР, утверждённое постановлением СНК СССС 16 августа 1939 г., вернувшее вновь гражданское звание «адвокат», заменяемое прежде термином «член коллегии защитников». Положение предусмотрело организацию адвокатуры в виде областных, краевых и республиканских коллегий адвокатов, общее руководство деятельностью которых осуществлялось союзно-республиканским НКЮ СССР. Это организационное построение оставалось неизменным до принятия действующего Закона об адвокатуре. Теперь в коллегию допускались лишь лица с высшим и средним образованием и имевшие стаж практической работы в органах юстиции не менее года. Допускался приём в адвокатуру также лиц, не имевших юридического образования, но проработавших не менее трёх лет в качестве судей, прокуроров, следователей или юрисконсультов.

Положение подчёркивало коллективный характер деятельности адвокатуры. Согласно ему заниматься адвокатской деятельностью могли лишь члены коллегии и только через юридическую консультацию, через неё же производилась и оплата труда адвокатов.

При Н. С. Хрущёве происходило усиление роли права и профессиональных юристов в строительстве социализма. В 1957 г. на сессии Верховного Совета СССР было подчёркнуто, что адвокаты должны помогать усилению социалистической законности и отправлению правосудия. Новое Положение об адвокатуре РСФСР было утверждено Законом РСФСР от 25 июля 1962 г.. Коллегии адвокатов определялись как добровольное объединение лиц, занимавшихся адвокатской деятельностью. Коллегии адвокатов создавались в целях обеспечения защиты на предварительном следствии и на суде, представительства по гражданским делам в суде и арбитраже, а также для оказания иной юридической помощи гражданам, предприятиям, учреждениям, организациям и колхозам в РСФСР. Изменились и требования, предъявляемые к претендентам в адвокаты, теперь членами коллегии адвокатов могли быть граждане СССР, имевшие высшее юридическое образование и стаж работы по специальности юриста не менее двух лет, в виде исключения с разрешения совета министров автономной республики, исполнительного комитета краевого, областного, Московского, Ленинградского городского совета депутатов трудящихся в члены коллегии могли приниматься лица, не имевшие высшего юридического образования, при наличии стажа работы по специальности юриста не менее пяти лет.

Государство контролировало адвокатуру по ключевым вопросам. Во всём остальном коллегии были самоуправляемыми организациями. Адвокатура вместе со всей страной продолжала совершенствоваться.

Адвокатура несла значительную нагрузку в правовом обслуживании предприятий, учреждений, организаций, совхозов и колхозов, в которых отсутствовала юридическая служба.

Наряду с участием в судах по рассмотрению уголовных и гражданских дел адвокаты вели консультационную работу.

Следующим этапом в развитии советской адвокатуры стало принятие Законов СССР от 30 ноября 1979 г. «Об адвокатуре в СССР» и от 20 ноября 1980 г. об утверждении Положения об адвокатуре РСФСР. Эти акты установили, что все адвокаты страны действуют лишь в рамках региональных объединений — коллегий адвокатов. Существенно были расширены полномочия адвоката в уголовном процессе: участие в предварительном следствии; право запрашивать через юридическую консультацию справки, характеристики и иные документы, необходимые в связи с оказанием юридической помощи, из государственных и общественных организаций, которые обязаны в установленном порядке выдавать эти документы или их копии. Появились гарантии частичной независимости адвоката — недопустимость его допроса в качестве свидетеля об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с исполнением им обязанностей защитника или представителя. Появились категории дел, по которым оказывалась бесплатная юридическая помощь, например о возмещении вреда, причинённого увечьем или иным повреждением здоровья, связанным с работой.

Адвокатура в РСФСР содействовала охране прав и законных интересов граждан и организаций, осуществлению правосудия, соблюдению и укреплению социалистической законности, воспитанию граждан в духе точного и неуклонного исполнения советских законов, бережного отношения к народному добру, соблюдения дисциплины труда, уважения к правам, чести и достоинству других лиц, к правилам социалистического общежития.

В своём историческом развитии, в эволюции составляющих элементов российская отечественная адвокатура прошла длинный путь, на различных этапах которого менялись и её структура, назначение и характер деятельности. Так, основной функцией коллегии присяжных поверенных в период её создания как непосредственного института во второй половине XIX века было правозаступничество, то есть оказание всем гражданам квалифицированной юридической помощи, и хоть попасть в ряды присяжных поверенных зачастую могли и не знавшие законов непрофессионалы, всё же адвокаты того времени играли важную роль в общественной и государственной жизни государства. Именно тогда в историю юридической науки были вписаны имена первых великих российских адвокатов. После же свержения прежнего режима в стране в результате Октябрьской революции и установления коммунистической диктатуры традиционная российская адвокатура была упразднена и фактически перестала существовать, произошла резкая смена в направлении развития изученного мною института. На смену коллегиям присяжных пришли коллегии защитников, видевшие своей основной целью укрепление революционной законности и практическое подыгрывание стороне обвинения в судебном процессе, что шло наперекор с самой природой адвокатуры. Адвокатская деятельность приобрела коллективный характер. Сам термин «адвокат» исчез из лексикона советского юриста той эпохи. Лишь только после 40-ых годов ХХ века гражданское звание «адвокат» вновь выло введено в оборот. И хоть во время правления Н. С. Хрущёва и произошло некое усиление роли профессиональных и образованных юристов, получивших более широкие права, фактически вплоть до конца существования СССР адвокатура не могла в полной мере реализовать основной принцип своей деятельности — независимость, так как имела она государственный, а не общественный статус.

В данном исследовании мною были проанализированы все основные моменты развития института российской адвокатуры, в результате которых она выглядит такой, какой мы её знаем. Значимость рассмотренной мною проблемы переоценить трудно, поскольку адвокатское сообщество очень бережно относится к своей истории, чтит сложившиеся в своём ремесле традиции. Ведь нельзя быть адвокатом, только находясь в зале проведения судебного заседания, адвокат — это и соответствующий уровень правовой культуры, и гражданской ответственности, и уважения к собственной истории.

Таким образом, подводя итоги, я могу заключить, что современная Россия не должна отходить от выбранного ею пути демократизации, отношения между государством и адвокатурой должны строиться как между равноправными субъектами, а основным принципом деятельности адвоката должны являться его полная независимость при осуществлении возложенных на него полномочий самоуправляемость адвокатских образований, свобода высказываний в публичных судебных и иных выступлениях, добровольное вступление в адвокатуру, соблюдение норм профессиональной этики, справедливость и гуманизм. И именно эти принципы были положены в основу Закона об адвокатуре. Должна проводиться последовательная политика по дальнейшему совершенствования такого важного института защиты прав, свобод и законных интересов граждан как адвокатура.

 

Литература:

 

1.                  Адвокатура в России: Учебник / Под общ. ред. М. Б. Смоленского. — 2-е изд., испр. и доп. — М.: КНОРУС, 2012. — 312 с.

2.                  Адвокатура России: Учебник / А. Г. Кучерена. — 3-е изд., перераб. — М.: Норма: ИНФРА-М, 2012. — 784 с.

3.                  Адвокат-защитник как субъект доказывания / М. В. Антропов // Воронежский адвокат. — 2013. — № 9. — С. 14–17.

4.                  Адвокатская деятельность и адвокатура в России: курс адвокатского права / М. Б. Смоленский. — Ростов н/Д: Феникс, 2015. 331 с.

5.                  Адвокатский запрос: содержание и проблемы реализации / А. В. Иванов // Адвокат. — 2014. — № 4. — С. 5–20.

6.                  Квалификационный экзамен на адвоката: Крат. пособие / А. Н. Чашин. — 4-е изд., перераб. и доп. — М.: Дело и Сервис, 2014. — 720 с.

7.                  Конституция Российской Федерации: Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 (в ред. Законов о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ, от 05.02.2014 N 2-ФКЗ, от 21.07.2014 N 11-ФКЗ) // Собр. законодательства Рос. Федерации. — 2014. — № 31. — Ст. 4398.

8.                  Корифеи российской адвокатуры / Н. А. Троицкий. — М.: ЗАО Центрполиграф, 2006. — 415 с.

9.                  Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации: Федер. закон от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ // Российская газета. — 2002. — № 100.

10.              Правовая помощь: инструментальный подход / С. Ю. Филиппова // Адвокат. — 2014. — № 12. — С. 5–9.

11.              Суд присяжных и осуществление адвокатской деятельности (на примере дел о защите избирательных прав) / О. А. Кравченко // Адвокат. — 2014. — № 11. — С. 5–11.

12.              Экзамен на звание адвоката: Учебно-практическое пособие / Под ред. И. Л. Трунова, Л. К. Айвар. — 4-е изд., перераб. и доп. — М.: Изд-во Юрайт, 2014. — 1067 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle