Библиографическое описание:

Григорян И. Т., Акопян А. В. Международно-правовые проблемы обеспечения ответственности за совершенный геноцид [Текст] // Право: история, теория, практика: материалы III междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, июль 2015 г.). — СПб.: Свое издательство, 2015. — С. 135-139.

Рассматривается краткий анализ возникновения термина «геноцид» и проблемы обеспечения международной ответственности за совершённый геноцид.

Ключевые слова:геноцид, международное право, материальная ответственность, сатисфакция.

 

В преддверии 100-летия Геноцида армян наиболее важную роль играет проблема обеспечения ответственности за совершённый геноцид. Турция уделяет большое внимание борьбе против международного признания факта Геноцида армян, добавляя новые методы борьбы как в сфере своей внешней, так и в сфере внутренней политики. Так, огромные финансовые ресурсы внедряются в дело распространения антинаучной литературы, отрицающей факт Геноцида армян, турецкие ученые пытаются ввести в оборот новые «бесспорные» факты [1]. Лица, выступающие защитниками исполнителей и организаторов данного преступления, пытаются извращать общеизвестные факты, прибегая к открытой фальсификации истории. Действия турецкого правительства, подтверждаемые неопровержимыми документами и свидетельствами из различных источников, полностью совпадают с составом преступления геноцида. Понимая несостоятельность своих исторических аргументов, турецкие ученые в последнее время всё больше ссылаются на правовые аргументы, утверждая, что физическое уничтожение армян не может квалифицироваться как преступление геноцида, так как преступление «геноцид», как преступление против человечества, было введено Конвенцией 1948г. о предупреждении преступления геноцида и наказании за него. Несмотря на то, что установленные факты соответствуют составу преступления, предусмотренного данной Конвенцией, турецкие защитники утверждают, что данная Конвенция не может распространяться на ранние случаи геноцида, что соответствует общеизвестному принципу, гласящему, что закон обратной силы не имеет. Но, отрицая правомерность квалификации действий турецкого государства как геноцида, отрицается правомерность квалификации и иных случаев массового уничтожения групп населения, совершённых до вступления Конвенции 1948г. в законную силу. Так, если бы квалификация действий, подпадающих под состав преступления геноцида, обусловливалась конвенционным признанием данного термина, то нельзя называть геноцидом и иные случаи геноцида, которые были совершены до этой даты. Это в полной мере относится и к историческому факту уничтожения фашистской Германией 12 млн лиц славянского и еврейского происхождения в годы второй мировой войны на территории оккупированных ею стран Восточной Европы, поскольку в то время, когда осуществлялись эти акты геноцида, самого термина еще не было и соответствующие действия Германии, так же как в свое время действия Турции, определялись описательно как «массовое уничтожение» или «истребление». [2] Так, первым документом международного характера, в котором применяется термин «геноцид», был обвинительный акт от 18 октября 1945г. против главных немецких военных преступников, представших перед Нюрнбергским военным трибуналом. Но ни сам Устав Международного военного трибунала, ни его приговор, не содержат слова «геноцид». Так, Устав Международного военного трибунала в перечне преступлений, подлежащих юрисдикции Трибунала, еще не применяет термин геноцид, хотя имеет в виду именно это преступление, т. к. в пункте «с» статьи 6 указывается на «убийства, истребление, порабощение, ссылки и другие жестокости, совершенные в отношении гражданского населения до или во время войны, или преследования по политическим, расовым или религиозным мотивам...»

Хотя термин «геноцид» был предложен польским юристом Рафаэлем Лемке (Лемкиным), определение состава этого преступления тесно связаны именно с геноцидом армян. В октябре 1933 г. на 5-й Конференции по унификации международного уголовного права Рафаэль Лемкин (Лемке) предложил объявить действия, направленные на уничтожение или разрушение расовых, этнических, религиозных и социальных сообществ, варварским преступлением по международному праву. Он разделил такие действия на две группы правонарушений:

1)      акт варварства, который выражается в посягательстве на жизнь людей или же подрыве экономической основы существования данной группы лиц;

2)      акт вандализма, выражающийся в уничтожении культурных ценностей путем:

-          передачи детей одной группы людей другой группе;

-          принудительного и систематического изъятия характерных элементов культуры данной группы лиц;

-          запрещения употреблять родной язык даже в личных отношениях;

-          систематического уничтожения книг на языке группы, разрушение музеев, школ, исторических памятников, культовых и других учреждений, культурных объектов группы или же запрещения пользоваться ими.[3] Р. Лемке предложил проект международной конвенции об ответственности за перечисленные преступления, которая на тот момент так и осталась проектом. Таким образом, «безымянное преступление» законодательно осталось пока не оформлено. Очевидно, что крупномасштабное преступление, которое доктор Лемке мог в 1933 году иметь в виду в качестве реальной основы предложенного им определения, и которое содержало состав будущего преступления геноцида, было уничтожение армянского населения в Османской империи в 1915 году. Сам термин был найден Рафаэлем Лемке позднее — в 1944 году, т. е. спустя почти десять лет после описания самого преступления геноцида. В 1944 году профессор Лемке опубликовал книгу «Axis Rule in Occupied Europe» (Основное правило в оккупированной Европе). В этой работе он писал о бесчеловечных действиях нацистской Германии и гитлеровских планах уничтожения народов оккупированной Европы с целью германизации их территорий. Характеризуя эти преступления, он так сформулировал понятие геноцида: «Под геноцидом мы понимаем уничтожение нации или этнической группы <…>. В целом геноцид не обязательно означает моментальное уничтожение нации <...>. Он скорее предполагает координированный план действий, направленный на разрушение основ существования национальных групп с целью искоренения самих этих групп. Составные части такого плана — уничтожение политических и общественных институтов, культуры, языка, национального самосознания, религии, экономических основ существования национальных групп, а также лишение личной безопасности, свободы, здоровья, достоинства и самих жизней людей, принадлежащих к этим группам. Геноцид направлен против национальной группы как целого, и предпринимаемые действия обращены против людей не как отдельных личностей, а именно как членов национальной группы». [4]

Еще до того, как Р. Лемке предложил термин «геноцид», весь мир единодушно квалифицировал действия турецкого правительства в отношении армян как преднамеренное «убийство целой нации», как «истребление целого народа», как «разрушение», «уничтожение» армянского народа. Об этом свидетельствуют многочисленные источники [5].

То, что геноцид рассматривался как разновидность преступления против человечества еще до принятия Устава Международного военного трибунала и Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказании за него, подтверждается и национальной судебной практикой — материалами процессов над лицами, виновными в совершении преступления геноцида в судах ряда стран. [6] Особую ценность представляет консультативное заключение Международного суда от 28 мая 1951г, по вопросу об оговорках к Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказании за него, из которого следует, что геноцид представляет собой такое преступление, предотвращение, пресечение и наказание за которое составляли и составляют обязанность любого из государств мира независимо от его участия или неучастия в Конвенции и независимо от того, были ли акты геноцида совершены до или после ее заключения и вступления в силу [7]. И если признается правомерность и юридическая обоснованность применения действовавших уже до вступления в силу Конвенции норм международного права к оценке действий фашистской Германии в отношении евреев и славянского населения Восточной Европы, то столь же очевидно и также бесспорно, что эти же нормы международного права были применимы и к оценке идентичных по содержанию действий турецкого государства в отношении армян.

Итак, одной из проблем обеспечения ответственности за совершённый геноцид является проблема применимого права, то есть чёткого определения тех норм, на основании которых мы можем привлечь Турцию к ответственности за совершённый геноцид. Здесь нужно отметить, что ещё до принятия вышеуказанной Конвенции 1948г. существовали иные акты, запрещающие данное деяние. Выше мы рассмотрели вопрос о применимости Конвенции 1948г. к Геноциду армян. Но помимо данной Конвенции состав преступления геноцида нашёл своё закрепление в ряде иных международных документов. Геноциду армян была дана должная правовая оценка ещё во время совершения этого преступления. Так, Россия, Франция и Великобритания квалифицировали действия турецкого государства как преступление против человечности в специально принятой Декларации от 24 мая 1915 года, установив уголовную ответственность членов турецкого правительства за эти деяния. В дальнейшем, на Парижской мирной конференции действия турецкого правительства были квалифицированы как убийство целого народа и как преступление против человечества. Международное сообщество приняло решение прекратить действие турецкого суверенитета над территориями, которые были населены нетурецкими народами. И, по Севрскому мирному договору от 10 августа 1920г. турецкое государство лишалось прав на территориями, населёнными нетурецкими народами (Армения, Курдистан, Сирия, Ливан. Саудовская Аравия, Ирак и др.).

Квалификация Геноцида армян как преступления против человечества имела принципиальное значение. Она была воспринята практикой международного права и стала основой для осуждения всех случаев геноцида, совершённых до вступления Конвенции 1948г. в силу. Как отмечал на Нюрнбергском процессе главный британский прокурор Х. Шоукросс, геноцид армян был одной из основ формирования нюренбергских норм права по преступлению против человечества [8].

Уничтожение армянской нации турецким правительством стало непосредственной основой как для определения состава этого преступления, так и появления термина геноцид.

Международное право связывает с совершением преступления геноцида также и наступление материальной ответственности. Материальная ответственность за геноцид применима потому, что насильственное изъятие движимого и недвижимого имущества у национальной группы создаёт условия для разрушения данной группы, что входит в диспозицию данного преступления. Хотя вопрос о возмещении материального ущерба в результате геноцида возник намного раньше, он до сих пор остаётся нерешенным.

Согласно Проекту статей об ответственности государств видами ответственности государства являются: реституция, компенсация и сатисфакция. О реституции говорится в ст.35 Проекта статей об ответственности государств, согласно которой реституция представляет собой «восстановление положения, которое существовало до совершения противоправного деяния, в том случае, когда — и в том объеме, в каком — реституция:

a) не является материально невозможной;

b) не создаст явно не пропорциональное бремя по сравнению с выгодой от получения реституции вместо компенсации».

Несомненно, реституция занимает первостепенное место в заглаживании вреда за совершённый геноцид. Реституция в рамках обсуждения данного вопроса заключается в возмещении причинённого материального ущерба в натуре. Нужно отметить, что в науке международного права выделяются две разновидности реституции: материальная реституция (реституция в натуре) и правовая реституция либо ресторация (восстановление нарушенного права). При совершении преступления геноцида, государство обязано возместить в натуре ущерб, причинённый данным преступлением, то есть в частности, вернуть жертвам геноцида либо их правопреемникам то имущество, которое было изъято или присвоено незаконным образом во время совершения данного преступления. Но, мы считаем необходимым отметить то обстоятельство, что в преддверии 100-летия Геноцида армян, трудно себе представить, что материальная реституция может иметь место, так как навряд ли изъятое либо присвоенное имущество, в особенности если мы говорим о движимом имуществе, сохранилось до наших дней.

Мы считаем, что большее внимание следует уделить второй разновидности реституции — ресторации, которая заключается в восстановлении прежнего состояния, имеющего место до совершения преступления геноцида. Первичное значение для восстановления прежнего состояния, имевшего место до преступления геноцида, играет признание государством недействительными тех законов или иных актов, которые оправдывали геноцид. Например, в Турции в период совершения геноцида армян и непосредственно после этого были приняты законы, содержавшие указания о порядке обращения с «движимым и недвижимым имуществом, оставленным депортированными армянами в результате войны и чрезвычайных политических условий». [9]Также, из-за геноцида армян множество армянских семей нашли убежище в различных странах. И, посредством ресторации, виновное государство обязано также обеспечить возможность переселения жертв геноцида либо из правопреемников в историческую родину.

Следующей разновидностью ответственности государства, согласно Проекту статей об ответственности государств, является компенсация. Согласно ст. 36 Проекта статей об ответственности государств государство, ответственное за международно-противоправное деяние, обязано компенсировать ущерб, причиненный таким деянием, в том объеме, в каком ущерб не покрывается реституцией. Компенсация охватывает любой оценимый с финансовой точки зрения ущерб, включая упущенную выгоду, если таковая установлена [10].

Здесь первичное значение принимает вопрос о компенсации ущерба жертвам геноцида либо их правопреемникам. Компенсации подлежит не только причинённый материальный ущерб, но и, что имеет немаловажное значение, моральный ущерб. Комиссия по международному праву в комментариях Статей об ответственности государств указала, что нематериальный ущерб может иметь материальное выражение и быть основанием для соответствующего требования. Так, основанием для возмещения морального вреда жертвам Геноцида армян и их правопреемникам является причинение вреда психическому состоянию, физическому и психическому здоровью людей и т. д.

Согласно ч.1 ст.38 Проекта статей об ответственности государств:

1. Государство, ответственное за международно-противоправное деяние, обязано предоставить сатисфакцию за ущерб, причиненный таким деянием, если этот ущерб не был возмещен путем реституции или компенсации [11].

В ч. 2 ст. 38 Проекта статей об ответственности государств указывается, что сатисфакция может представлять собой признание нарушения, выражение сожаления, официальное извинение или иное надлежащее действие.То есть вид и размер сатисфакции зависит от конкретной ситуации. Как форма ответственности, сатисфакция играет немаловажную роль при совершении преступления геноцида. Так, виновное в Геноциде армян государство не признаёт, отрицает факт совершения данного преступления. Поэтому применение сатисфакции приобретает особое значение в этом вопросе. В контексте применения сатисфакции за Геноцид армян данный вид ответственности может выражаться в официальном признании факта совершения данного преступления Турцией, выражении сожаления и отказе от политики отрицания Геноцида армян, в сохранении памятников армянской истории и культуры, находящихся на территории Турции и т. д.

Подводя итог вышесказанному, считаем необходимым отметить, что Геноцид армян полностью соответствует составу данного международного преступления. Те лица, которые выступают в качестве защитников этого преступления, пытаясь снять ответственность с турецкого государства, утверждают, что так как само понятие геноцида возникло лишь в 1948 г. и связано с принятием Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказании за него, то турецкое государство не могло совершить этого преступления.

Но независимо от того, имеет ли указанная конвенция обратную силу или нет, совершение преступления геноцида согласно современному международному праву является серьёзным нарушением обязательств, исходящих из императивных норм международного права, и поэтому наказуемо независимо от наличия конвенциональных обязательств. В противном случае было бы невозможным привлечь к ответственности за геноцид не только за деяния, совершённые до вступления данной Конвенции в законную силу, но и было бы невозможным квалифицировать как геноцид действия тех государств, которые не ратифицировали данную Конвенцию.

Подводя итог вышесказанному, считаем необходимым отметить, что Геноцид армян полностью соответствует составу данного международного преступления. Те лица, которые выступают в качестве защитников этого преступления, пытаясь снять ответственность с турецкого государства, утверждают, что так как само понятие геноцида возникло лишь в 1948 г. и связано с принятием Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказании за него, то турецкое государство не могло совершить этого преступления.

Но независимо от того, имеет ли указанная конвенция обратной силы или нет, совершение преступления геноцида согласно современному международному праву является серьёзным нарушением обязательств, исходящих из императивных норм международного права, и поэтому наказуемо независимо от наличия конвенциональных обязательств. В противном случае было бы невозможным привлечь к ответственности за геноцид не только за деяния, совершённые до вступления данной Конвенции в законную силу, но и было бы невозможным квалифицировать как геноцид действия тех государств, которые не ратифицировали данную конвенцию.

Международно-правовые документы свидетельствуют о том, что сроки давности не могут применяться за совершение такого международного преступления как геноцид. Большой промежуток времени с совершения данного преступления и до представления международно-правовых требований о применении ответственности за совершённые деяния не может быть основанием для отказа в рассмотрении этих требований.

Все виды и формы международной ответственности могут быть применимы по отношению к турецкому государству, осуществившему Геноцид армян. Так, посредством реституции, Турция обязана обеспечить возможность переселения жертв геноцида либо из правопреемников в историческую родину, также признать недействительными те нормативно-правовые акты, которые оправдывали совершение преступления геноцида. Важное значение принимает вопрос о компенсации ущерба жертвам геноцида либо их правопреемникам. Компенсации подлежит не только причинённый материальный ущерб, но и, что имеет немаловажное значение, моральный ущерб.В контексте применения сатисфакции за Геноцид армян данный вид ответственности может выражаться в официальном признании факта совершения данного преступления Турцией, выражении сожаления и отказе от политики отрицания Геноцида армян, в сохранении памятников армянской истории и культуры, находящихся на территории Турции и т. д.

 

Литература:

 

1.         Электронный ресурс http://noravank.am/rus/articles/detail.php?ELEMENT_ID=6485&sphrase_id=16815

2.         Барсегов Ю. Г. ”Геноцид армян — преступление против человечества” (о правомерности термина и юридической квалификации). Издательство «Айастан», Ереван, 1990г.

3.         Барсегов Ю. Г. Геноцид армян — преступление по международному праву. М., «XXI век — Согласие». 2000., С.65

4.         Lemkin Raphael. Axis Rule in Occupied Europe. Washington. Carnegie Endowment for International Peace. 1944

5.         Arnold J. Toynbee. Armenian Atrocities. The Murder of a Nation. New-York-London, 1915, “Journal de Genйve”, 9. IX. 1915..

6.         Барсегов Ю. Г. ”Геноцид армян — преступление против человечества” (о правомерности термина и юридической квалификации). Издательство «Айастан», Ереван, 1990г.

7.         Барсегов Ю. Г. ”Геноцид армян — преступление против человечества” (о правомерности термина и юридической квалификации). Издательство «Айастан», Ереван, 1990г.

8.         Барсегов Ю. Г. Геноцид армян и современность — http://karabah.h18.ru/history/genocid/13.html

9.         Барсегов Ю. Г. Геноцид армян и современность — http://karabah.h18.ru/history/genocid/13.html

10.     http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/pdf/intorg_responsibility.pdf

11.     http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/pdf/intorg_responsibility.pdf

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle