Библиографическое описание:

Кондрашов А. К. Критический анализ объективной стороны ч.1 ст. 174 УК РФ [Текст] // Юридические науки: проблемы и перспективы: материалы III междунар. науч. конф. (г. Казань, май 2015 г.). — Казань: Бук, 2015. — С. 174-176.

В статье рассматриваются элементы объективной стороны состава преступления предусмотренного ст. 174УК РФ. На основе проведенного исследования обосновывается целесообразность внесения изменений в диспозицию части 1 анализируемой статьи УК РФ.

Ключевые слова:легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, объективная сторона состава преступления, финансовые операции и иные сделки, финансовые сделки и иные действия.

 

В обеспечении экономической безопасности России большое значение имеет борьба с легализацией преступных доходов. Эти преступления, скрыто распространяясь, достигли размеров, угрожающих основам мирового правопорядка, и стали представлять опасность не только для отдельных государств, но и для всего международного сообщества [1. с. 39–47].

Реагируя на вызовы времени, законодатель закрепил в УК РФ ответственность за легализацию денежных средств или иного имущества, приобретенного преступным путем, которая предусмотрена ст. 174 и 174.1 УК РФ.

Предлагаю более подробно рассмотреть состав статьи 174 УК РФ, а именно диспозицию части 1.

Объективная сторона анализируемого состава преступления определена в УК РФ как легализация (отмывание), представляющая собой «совершение финансовых операций и других сделок с денежными средствами или иным имуществом». В доктрине уголовного права весьма оправданно критикуется определение диспозиции ч. 1 ст. 174 УК РФ, ввиду того, что оно довольно сложное для понимания, а также неоднозначное и противоречивое [2. с. 38–51]. Во-первых, в научной литературе подвергается сомнению целесообразность использования в статье 174 УК РФ двух терминов — «легализация» и «отмывание» — в качестве синонимов. Так, А. С. Босхолов считает, что термин «отмывание» не имеет правового содержания, в связи с чем он не может использоваться в процессе научной криминализации преступного поведения, способен дезориентировать практических работников, а потому подлежит исключению [3. с. 12]. К. Н. Алешин, напротив, полагает, что использование термина «легализация» является не совсем корректным, поскольку в процессе отмывания преступно нажитому имуществу лишь придается правомерный вид, но эти средства по своей сути не становятся «легальными». Международно признанный термин «отмывание» более соответствует как сути данного преступления, так и сложившейся международной терминологии [4. с. 9]. Действительно, «отмывание» — термин, который был воспринят международными нормативно-правовыми актами, однако происхождение его отнюдь не интернационально.

Впервые «отмывание» (денег, имущества и т. д.) в собственном смысле этого слова начинает употребляться в конце 20-х гг. XX столетия в США в г. Чикаго для обозначения действий, связанных с вводом в легальный оборот денежных средств (как правило, металлической монеты), полученных в результате незаконного оборота алкогольных напитков. В этих целях использовали стиральные машины-автоматы, установленные в прачечных, которые нужно было заправлять монетами разного достоинства, что и дало само название явлению «отмывания» денег (точнее, их «стирке» — money laundering). Весьма обоснованно считать, что термин «отмывание денег» был введен в обиход в связи с этим [5. с. 53], но в дальнейшем он получил международное распространение. С созданием в 1989 г. Международной рабочей группы по борьбе с отмыванием денег (FATF) словосочетание «отмывание денег» стало международным юридическим термином, воспринятым и российским законодателем при конструировании норм УК РФ.

Анализ уголовно-правовой нормы, содержащейся в данной статье, на базе научной и методической литературы, а также примеров из правоприменительной практики, позволяет выявить недостатки и вычленить ряд вопросов, возникающих как среди ученых-исследователей, так и среди правоприменителей при расследовании этой категории преступлений.

Прежде всего, следует отметить, что в диспозиции ч. 1 ст. 174 УК РФ перечислены конкретные виды деятельности, образующие состав преступления, а именно: совершение финансовых операций и совершение других сделок. Как показывают исследования, наибольшие трудности возникают при определении содержания и толкования именно данных признаков объективной стороны указанного состава преступления, так как ни гражданское, ни финансовое право, ни какая-либо иная отрасль законодательства не содержит определения понятия «финансовая операция».

«Совершение финансовых операций и других сделок…» — именно так законодатель обозначает объективную сторону данного состава преступления, тем самым непроизвольно, либо же осознанно определяет финансовую операцию как разновидность сделки, что является абсолютно необоснованным.

Ввиду того, что данная норма является бланкетной, целесообразно обратиться к статье 153 ГК РФ, которая определяет сделки как действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. А ст. 154 ГК предусматривающая виды сделок «финансовую операцию» в качестве таковой не обозначает.

В целом, само понятие сделки вопросов, конечно, не вызывает, так как оно давно известно отечественному гражданскому праву, но соотношение использованных в диспозиции части 1 ст. 174 УК РФ терминов не совсем понятно. Ведь исходя из буквального толкования данной уголовно-правовой нормы, понятие «сделка» для целей анализируемой статьи использовано как обобщающее, включающее в себя, в том числе и финансовые операции. Однако данные понятия лежат в разных плоскостях, поскольку «сделка» есть правовой термин, в то время как «финансовая операция» — термин экономический. В рамках исполнения одной гражданско-правовой сделки может иметь место совершение как одной, так и нескольких финансовых операций, но сами по себе финансовые операции не представляют собой разновидность сделок. Именно поэтому использование в УК РФ данных терминов как общего и частного является неприемлемым.

Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении N 23 от 18 ноября 2004 г. «О судебной практике по делам о незаконном предпринимательстве и легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем», не решил спорный вопрос, а наоборот еще более усугубил ситуацию, так как указал, что под финансовыми операциями и другими сделками, указанными в ст. 174 и 174.1 УК РФ, следует понимать действия с денежными средствами, ценными бумагами и иным имуществом (независимо от формы и способов их осуществления, например, договор займа или кредита, банковский вклад, обращение с деньгами и управление ими в задействованном хозяйственном проекте), направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав или обязанностей [6]. Говоря иными словами, Пленум, так же как и УК РФ отождествляет понятия «финансовые операции» и «другие сделки».

Как я указывал ранее, в национальном законодательстве данное понятие так же не нашло содержательного отражения, в том числе в Федеральном законе «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма». Закон содержит иной термин — «операции с денежными средствами или иным имуществом», под которыми понимаются «действия физических и юридических лиц с денежными средствами или иным имуществом независимо от формы и способа их осуществления, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей». [7. с. 38–51].

Таким образом, термин «финансовая операция» не связан легитимированной дефиницией, поэтому он различно толкуется как на практике, так и в теории, ввиду чего и в доктрине уголовного права так же нет единого подхода к пониманию вышеуказанной дефиниции.

Так, к примеру, И. Л. Третьяков, исходя из действующего банковского и финансового законодательства, сделал вывод, что более предпочтительным является следующее определение финансовых операций: операции с денежными средствами (в наличной и безналичной форме), ценными бумагами и платежными документами независимо от формы и способа их совершения, осуществляемые физическими и юридическими лицами, резидентами и нерезидентами, связанные с поступлением, движением, хранением, выдачей и конвертацией денежных средств, ценных бумаг и платежных документов, а также сделки с ними, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей [8. с. 96].

Но ввиду того, что понятие указанное Третьяковым является излишне конкретизированным, оно лишилось такого важного качества любого понятия, как лаконичность.

П. С. Яни относит к финансовым операциям сделки, в ходе осуществления которых происходит какое-либо движение денежных средств [9. с. 176].

Противоположную, но в то же время весьма определенную позицию по данному вопросу занимает В. Е. Мельникова, рассматривая финансовые операции и сделки как самостоятельные действия. Свой взгляд она обосновывает тем, что финансовые операции — это операции по денежному обращению, выпуску в обращение ценных бумаг, кредитованию, депонированию денежных средств, операции, связанные со сбором налогов, которые регулируются нормами финансового права, а сделки — это действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей, совершение которых регулируется нормами гражданского права [10. с. 96]. Таким образом, финансовые операции отграничиваются от сделок по отраслевому признаку.

Различие в подходах к определению данной категории в доктрине уголовного права, а также отсутствие легального определения данной дефиниции в законе осложняет восприятие, толкование и применение данной уголовно-правовой нормы на практике, так как правильное определение понятия «финансовая операция» нередко является решающим при квалификации действий по  174 статье УК РФ.

Ряд ученых предлагали внести изменения в диспозицию статьи 174 УК РФ, заменив словосочетания «финансовые операции и другие сделки» на более приемлемое — «действия».

Я полностью согласен с такой позицией, так как, на мой взгляд, предпринятый маневр решит многие проблемы в применении данной нормы, а также упразднит неоднозначность толкования законодателем такой категории как «финансовые операции», и исключит смешение правовых и экономических категорий.

Ввиду грядущих реформ гражданского законодательства, и возможном появлении новой главы в ГК РФ под названием «Финансовые сделки», считаю своевременным и целесообразным внести изменения в диспозицию части 1 статьи 174 УК РФ, исключив термин «финансовые операции и другие сделки» и заменить его «финансовыми сделками и иными действиями», в результате чего диспозиция рассматриваемой уголовно-правовой нормы будет звучать как совершение финансовых сделок и иных действий с денежными средствами или иным имуществом, заведомо приобретенными другими лицами преступным путем, в целях придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению указанными денежными средствами или иным имуществом.

 

Литература:

 

1.                  Жубрин Р. В. Криминологическая обоснованность уголовной ответственности за легализацию преступных доходов // Законы России: опыт, анализ, практика. — М.: Изд. Дом «Буквовед», 2013, № 10. — С. 39–47

2.                  Волотова Е. О. Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенного другими лицами преступным путем // Адвокат. — М.: Законодательство и экономика, 2011, № 2. — С. 38–51

3.                  Босхолов А. С. Уголовная ответственность за легализацию денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем: Автореф. дис.... канд. юрид. наук. Иркутск, 2005. С. 12.

4.                  Алешин К. Н. Легализация (отмывание) доходов, полученных преступным путем, как преступление международного характера: Автореф. дис.... канд. юрид. наук. СПб., 2004. С. 9.

5.                  Букарев В. Б., Трунцевский Ю. В., Шулепов Н. А. Зарубежный опыт в сфере правового регулирования противодействия легализации (отмыванию) доходов, приобретенных преступным путем // Международное публичное и частное право. 2007. N 4. С. 53.

6.                  [Электронный ресурс]: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 18 ноября 2004 № 23 «О судебной практике по делам о незаконном предпринимательстве и легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем». Доступ из справ. правовой системы «КонсультантПлюс».

7.                  Волотова Е. О. Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенного другими лицами преступным путем // Адвокат. — М.: Законодательство и экономика, 2011, № 2. — С. 38–51

8.                  Третьяков И. Л. Уголовно-правовые и криминологические меры борьбы с легализацией (отмыванием) доходов, полученных преступным путем: М., 2002. С. 96.

9.                  Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Особенная часть / под ред. Ю. И. Скуратова и В. М. Лебедева. М., 2002. С. 176.

10.              Здравомыслов Б. В. Уголовное право. Особенная часть. М., 2004. С. 96.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle