Библиографическое описание:

Исаченко П. А. Законодательное регулирование досрочного освобождения по модели неопределенного приговора в США (1870-1970) [Текст] // Юридические науки: проблемы и перспективы: материалы III междунар. науч. конф. (г. Казань, май 2015 г.). — Казань: Бук, 2015. — С. 12-14.

Неопределенным приговором именуется приговор, в котором осужденному назначается наказание в виде лишения свободы без определения срока отбывания данного наказания. Институт неопределенных приговоров (indeterminate sentence) — это одна из основных идей американской уголовной политики второй половины XIX в. Он связан с проблемами понятия и целей наказания, соотношения исполнительной и судебной властей в области осуществления правосудия, взаимных прав и обязанностей личности и государства.

Причины введения в США системы неопределенных приговоров связаны с эволюцией представлений о целях наказания, которыми должны руководствоваться судьи. Можно выделить четыре основные концепции целей наказания: воздаяние, устрашение, лишение возможности совершать преступления и исправление. Однако доныне не утихают дискуссии о том, какой из них следует придавать приоритетное значение, поскольку спорны доказательств эффективности реализации тех или иных целей наказания. Именно разочарование в возможностях исправительного воздействия на осужденных оказало решающее воздействие на изменения в американском уголовном законодательстве второй половины XIX — начала XX в. [5, с. 73]

Еще одной причиной введения системы неопределенных приговоров можно считать развитие идеи индивидуализации наказания, в том числе путем ограничения полномочий судей. Судье объективно затруднительно определить, какой вид и какой размер наказания необходимо назначать лицу, совершившему преступление, поскольку он видит подсудимого в течение непродолжительного времени и часто даже не интересуется установлением особенностей личности обвиняемого. Сначала исправить данную ситуацию в процессе правоприменения старались путем помилования, а позже появляется условно-досрочное освобождение и, наконец, институт условного осуждения. Стремление ограничить власть судьи только установлением самого факта преступления породило представление о том, что полномочия по определению размера наказания необходимо передать должностным лицам, на которых возложена обязанность следить за отбыванием наказания осужденным. [7, с. 7]

Впервые идея неопределенных приговоров была высказана еще в 1867 г., когда Е. Винс (E. Wines), секретарь Нью-Йоркской тюремного ассоциации, представил в легислатуру штата Нью-Йорк доклад, в котором предлагал прекратить практику «срочных приговоров» и узаконить «реформирующие приговоры» (reformative sentence). В 1868 г. начальник исправительного дома в штате Мичиган З. Броквей (Z. Brockway) опубликовал в ежегоднике Нью-Йоркской тюремной ассоциации статью, в которой доказывал, что преступники должны отбывать наказание в виде лишения свободы в надлежаще организованных учреждениях. В 1869 г. он содействовал принятию закона штата Нью-Йорк, который отбирал у суда право определять размер наказания. В этом законе имелись три ключевых положения. Он предусматривал весьма продолжительные сроки наказания, не соответствующие вине, предоставлял тюремным властям право сокращать на любое время срок заключения, установленный судом, и он давал должностным лицам пенитенциарной системы право наблюдать за заключенными после их освобождения и возвращать освобожденных лиц в случае совершения ими новых преступлений. Этот закон применялся редко, однако он важен тем, что содержит элементы системы неопределенных приговоров. [1, с. 225]

10 февраля 1871 г. В. Хойт (W. Hoyt) внес в Палату представителей штата Мичиган законопроект, в соответствии с которым каждое лицо, приговоренное за совершение преступления к лишению свободы, становится подопечным государства. Окружной судья и инспектор исправительного дома являются опекунским советом, который обладал полномочиями держать осужденного в заключении и освобождать его условно или окончательно, после того как он покажет, что исправился. Этот проект не стал законом, но он послужил предпосылкой принятия закона штата Нью-Йорк 1877 г., изданного для реформатория Эльмара. Правда, и этот закон не содержал непосредственных упоминаний о неопределенных приговорах. [3, с. 16]

Здания реформатория были построены в 1876 г. и его начальником был назначен З. Броквей. После назначения он добился в 1877 г. принятия поправки в закон, в соответствии с которой суд получил право назначать наказание с его отбыванием в реформатории без определения продолжительности заключения, а руководителям реформатория были предоставлены полномочия условно освобождать заключенных с правом возвращения их в реформаторий в любое время до окончания приговора и определять время окончательного освобождения из реформатория с прекращением надзора над освобожденным. [3, с. 18]

После введения системы неопределенных приговоров в Эльмаре она была также принята в штатах Колорадо, Иллинойс, Индиана, Айова, Мичиган, Миннесота, Нью-Джерси, Огайо, Пенсильвания. Канзас.

В 1910-х годах 20 штатов использовали неопределенные приговоры при заключении осужденных в государственные тюрьмы. [3, с. 23] К 1922 г. данная система существовала в 37 штатах, а к началу 1970-х годов — в 41 штате. [6, с. 152]

Ответ на вопрос о том, кто подлежит действию неопределенного приговора, зависит от возраста обвиняемого, вида наказания, категории преступления.

В отношении возраста обвиняемых, законодательство ряда штатов требует, чтобы он был старше 16 лет (Айова), 18 лет (Аризона, Небраска), 30 лет (Индиана). Однако большинства штатов не установило иных ограничений, кроме возраста наступления уголовной ответственности. [3, с. 129]

Законодательство всех штатов, в которых существует система реформаториев, требовало в случае назначения отбывания наказания в реформатории выносить неопределенный приговор. Вместе с тем за ряд преступлений большинство штатов не предусматривало назначение неопределенного наказания (например, за тяжкое убийство, измену, изнасилование и похищение детей). Кроме того, законодательство ряда штатов исключало применение неопределенных наказаний к лицам, приговариваемым к пожизненному лишению свободы, в случаях рецидива преступлений, а также в отношении преступников, страдающих психическими отклонениями, и к бродягам.

Правовой статус советов, в чьи полномочия входило решение вопросов об освобождении осужденных (parole boards) значительно различался в зависимости от штата, в котором он находился. Например, в Индиане совет состоял из начальника тюрьмы, председателя совета директоров, тюремного священника и врача, а в Коннектикуте — из начальника тюрьмы и совета директоров. В Мичигане и Нью-Гемпшире совет включал председателя контрольного совета, начальника тюрьмы и одного из граждан, которого назначал губернатор. Такие различия в составе советов в различных штатах приводят к выводу, что ни одна из этих моделей не была безусловно удачной.

Напротив, правовой статус советов по освобождению был в целом одинаковым в большинстве штатов. Совет собирался не реже, чем раз в 2–3 месяца, и рассматривал ходатайства об освобождении тех заключенных, которые уже отбыли минимальный срок наказания. При решении вопроса об освобождении совет учитывал судимости осужденного, его способность вновь стать полноценным членом общества. Законодательство штата Коннектикут возлагало на совет обязанность обеспечить освобожденного местом постоянной работы. В случаях нарушения условий освобождения, совет должен был выносить постановление об аресте освобожденного и о его повторном заключении под стражу. В некоторых штатах на совет также возлагались обязанности осуществлять наблюдение над организацией условного освобождения в штатах, организовывать патронат, восстанавливать в правах условно-освобожденных

Правом подавать ходатайства об условном освобождении обладали сам заключенный, а также члены совета по освобождению. Законодательство большинства штатов требовало, чтобы каждому осужденному, обладающему правом на освобождение, перед каждым заседанием совета выдавался печатный бланк, который заполнялся самим осужденным, представителями тюремной администрации, а затем передавался в распоряжение совета по освобождению.

Некоторые штаты не допускали возможности подавать ходатайства об освобождении самим осужденным.

Освобождению подлежали лишь те лица, которые уже отбыли минимальный срок наказания либо часть максимального срока наказания. В случаях ненадлежащего поведения осужденного во время отбывания наказания срок, который необходимо было отбыть для освобождения, определялся тюремной администрацией.

При решении вопроса об освобождении во внимание должны были приниматься: 1) поведение заключенного, которое удостоверялось выпиской из кондуитной книги и отзывами представителей тюремной администрации; 2) умственные и физические особенности лица, его характер и привычки; 3) среда, в которой окажется осужденный в случае освобождения; 4) прошлые судимости; 5) наличие места будущей работы.

Ограничения, которые накладывались на освобожденного, обычно сводились к обязанности не совершать новые преступления, не посещать определенные места и заведения, не употреблять спиртные напитки и предоставлять регулярные отчеты о своей жизни и занятиях. В некоторых штатах существовали дополнительные ограничения. Так, в Миннесоте лицу, находящемуся под наблюдением, запрещалось вступать в брак без согласия совета по освобождению.

Большое значение имеет вопрос об основаниях отмены условного освобождения (violation of parole). Законодательство большинства штатов устанавливало, что таким основанием будет являться нарушение любого из условий освобождения. Однако квалификация конкретного нарушения в качестве основания для отмены освобождения являлась предметом усмотрения совета по освобождению.

Арест лица, нарушившего условия освобождения, производился на основании решения совета по освобождению или отдельных членов этого совета. В отдельных штатах долгое время сохранялись правила о выплате вознаграждений за поимку лиц, нарушивших правила освобождения.

Основным последствием за нарушение условий освобождения является отмена условного освобождения с обязательством отбывать максимальный срок наказания. Однако законодательство большинства штатов предоставляет возможность повторного условного освобождения.

В случае соблюдения всех условий освобождения освобожденный получал полную свободу. В большинстве штатов этот момент совпадал с моментом истечения максимального срока наказания. Полное освобождение наступало либо автоматически, либо по предписанию губернатора. После получения полной свободы на освобожденного переставали распространяться все разновидности ограничений.

В целом, как представляется, система неопределенных приговоров, как и любой пенитенциарный институт, обладает существенным исправительным потенциалом. Вместе с тем она требует адаптации к изменяющимся социальным условиям. В этом залог ее эффективности.

 

Литература:

 

1.      Козочкин И. Д. Уголовное право США: успехи и проблемы реформирования. СПб.: Издательство Р. Асланова «Юридический центр Пресс», 2007. 478 с.

2.      Люблинский П. И. Условное освобождение и попечительский надзор в Америке: Из Журнала Министерства Юстиции (Ноябрь 1912 г.). СПб.: Сенатская Типография, 1912. 269 с.

3.      Люблинский П. И. Условное осуждение и неопределенные приговоры в Северной Америке // Журнал уголовного права и процесса, издаваемый при Русской группе Международного союза криминалистов. 1913. № 3. С. 1−54.

4.      Нерсесян А. А. Вопросы наказуемости в уголовном праве ФРГ и США. М.: Наука, 1992. 246 с.

5.      Никифоров Б. С., Власихин В. А. Современное американское уголовное право / Под ред. В. А. Власихина. М.: Наука, 1990. 256 с.

6.      Преступление и наказание в Англии, США, Франции, ФРГ, Японии: Общая часть уголовного права / Под ред. Н. Ф. Кузнецовой. М.: Юрид. лит., 1991. 288 с.

7.      Шавров К. В. Судейское усмотрение и неопределенные приговоры. Из Журнала Министерства юстиции (ноябрь 1903 г.). СПб.: Сенатская Типография, 1903. 44 с.

8.      Юхневич К. П., Кузнецов А. Д. Система наказаний в уголовном праве США в 70-х — 80-х годах XX века // История государства и права. 2000. № 3. С. 40–44.

9.      Fogel D. Le Debat Amirician sur la politique de sentencing: dix annees de combat // Rev. sci. criminelle et droit penal comp. 1982. N 3. P. 533−544.

10.  J. Criminal law, Criminology and Police Science. 1982. N 2. P.722−796.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle