Библиографическое описание:

Капытина Т. П. Процессуальные особенности рассмотрения дел о приобретении права собственности на безнадзорное животное [Текст] // Юридические науки: проблемы и перспективы: материалы III междунар. науч. конф. (г. Казань, май 2015 г.). — Казань: Бук, 2015. — С. 87-95.

Развитие национальной юридической науки и практики правоприменения на современном этапе характеризуется заметным возвращением интереса к институту права собственности. Появление в большом количестве безнадзорных животных на улицах российских городов является стимулом для решения правовых вопросов, возникающих в данной сфере. Однако обращение в суд с требованием о признании бесхозяйными безнадзорных животных влечет отказ в принятии заявления, так как современное законодательство устанавливает специальные процедуры прекращения состояния бесхозяйности в отношении безнадзорных животных. Таким образом, необходимость надлежащего правового регулирования отношений по использованию животных, цивилизованному совершению гражданско-правовых сделок с отдельными их семействами и видами назрела уже давно.

Законодательство РФ рассматривает всех домашних животных (в т. ч. сельскохозяйственных животных) законно принадлежащих какому-либо лицу как объект собственности и не выделяет для них никаких особых прав, кроме права на гуманное обращение (ст. 137 ГК РФ). Поскольку закон не указывает, кого следует понимать под животными и не определяет, какое животное является домашним, то необходимо исходить из того, что он имеет в виду организм животного происхождения и потому под животными надлежит понимать не только млекопитающих, но и птиц (включая голубей), а также пчел. С точки зрения К. Д. Гасникова [13, с. 41], «основным критерием, позволяющим отличить дикое животное от одомашненного или иного, служит среда его обитания», т. е. круг домашних животных ограничивается одомашненными породами млекопитающих, птиц, в т. ч. голубей, пчел. Таким образом, не могут быть отнесены к категории домашних животных животные, которые обитают в условиях естественной свободы. Также к домашним животным не относятся животные, которые содержатся в полувольных условиях или в искусственно созданной среде обитания. Равным образом нет оснований считать домашними содержащихся в неволе диких животных. Статья 137 ГК РФ не претендует на детальную регламентацию гражданско-правовых отношений по использованию животных, в частности псовых, но позволяет использовать для этого иные нормы Гражданского кодекса РФ, в т. ч. и об оборотоспособности объектов гражданских прав.

Правовое положение и порядок обращения с животными регламентируется ст.ст. 230–232 ГК РФ. Содержащиеся в указанных статьях нормы не распространяются на диких животных, находящихся в состоянии естественной свободы, попадающих под действие экологического и фаунистического законодательства, и касаются либо домашних животных, либо животных, пребывающих в цирке, зоопарке и т. д. [14, с. 179; 18, с. 116]. Для решения правовых вопросов при установлении прав собственности на конкретное животное и при идентификации животного при судебных разбирательствах является важным аспект определения животного как имущества исходя из представлений о животном как о природном объекте и одновременно как о движимом имуществе, об объекте права собственности.

В гражданском законодательстве понятия «бездомное животное» нет, есть понятие «безнадзорное животное» (ст. 230 ГК РФ). Исходя из положений закона, под безнадзорными животными ГК РФ понимает животных, имеющих собственника и временно выбывших из его попечения, а также животных, собственник которых неизвестен, т. е. только безнадзорный или пригульный скот и других животных, включая собак, кошек, попугаев, голубей и т. п., а также пчелиный рой. Модельный закон «Об обращении с животными» (г. Санкт-Петербург, 2007 г.) [6] определяет безнадзорных животных как «пригульный скот и другие потерявшиеся, сбежавшие, брошенные или иным образом оставшиеся без попечения людей домашние животные, животные-компаньоны, животные, используемые в культурно-зрелищных мероприятиях, лабораторные и служебные животные». С.Николюкин и И.Уткина [20, с. 19–27] полагают, что безнадзорные животные, т. е. животные, не сопровождаемые человеком, ответственным за них, при этом находящиеся в местах общественного пользования, объединяют, по сути, две категории животных:

-        безнадзорные животные;

-        бездомные животные.

Статья 230 ГК РФ не дает определения безнадзорного домашнего животного. Поэтому, прежде всего, следует исходить из того, что домашнее животное становится безнадзорным в случаях, когда оно утратило привычку возвращаться в предназначенное ему место или пребывает в условиях, при которых не может эту привычку выполнить. Следовательно, безнадзорные животные — это животные, имеющие хозяина, но временно выбывшие из-под его опеки (например, животное сорвалось с поводка либо было намеренно отпущено хозяином и потерялось), и животные, собственник которых неизвестен. Ни внешний вид безнадзорного животного, ни отсутствие-наличие ошейника, ни отсутствие — наличие породы не могут однозначно дать ответ, принадлежит ли это животное кому-либо или не имеет собственника. На основании ст. 137 ГК РФ к домашним животным применяются общие правила об имуществе, если законом не установлено иное. Гибель или повреждение домашнего животногоопределенно относятся к иному материальному ущербу, причиненному его собственнику. Факт появления безнадзорного животного, в частности, на проезжей части дорог в результате «выбрасывания», «выпускания» его на улицу не является юридически значимым фактом, на основании которого можно говорить об отчуждении животного. Кроме того, собственник, который выбросил животное, если он будет найден, за действия этого животного несет ответственность. Статьей 231 ГК РФ определен шестимесячный срок на поиск и установление собственника животного. Поэтому априори каждую кошку или собаку, находящуюся без присмотра владельца, следует рассматривать как безнадзорную, т. е. кому-то принадлежащую.

Бездомные животные — это животные, не имеющие хозяина — собственника в принципе, в большинстве случаев собаки, нередко сбившиеся в стаи, живущие в городах и населенных пунктах в состоянии естественной свободы, среди которых могут оказаться отказные-выброшенные собаки и без ошейника, и без возможности их идентификации (отсутствие микрочипа или клейма), т. е. собаки, чьи владельцы перестали заботиться о своих животных, а также потомство отказных-выброшенных животных, т. е. следующее поколение собак, которых можно рассматривать как истинно бездомные-бесхозяйные [23]. По общему правилу право собственности на объекты животного мира принадлежит государству, но объектами животного мира признаются дикие животные. Следовательно, например, стаи бродячих бездомных-бесхозяйных собак в силу Закона о животном мире не могут быть отнесены к данной категории. В то же время полномочия по решению вопросов о бродячих животных возложены на ЖКХ муниципальных районов. Таким образом, право владения данной категорией собак принадлежит субъектам РФ и муниципальным образованиям [20, с. 19–27]. Право собственности является основным вещным правом, наиболее используемым и применяемым в повседневной жизни в гражданском обороте. Однако право собственности есть не единственное вещное право. По отношению к животным как объектам гражданского права применяются общие правила, касающиеся возникновения, изменения и прекращения права собственности и иных вещных прав, если иное не определено законом. Иными (кроме права собственности) вещными правами на животных являются право хозяйственного ведения (ст. 294 ГК РФ) и право оперативного управления (ст. 296 ГК РФ), т. е. собственник бездомных-бесхозяйных животных — Российская Федерация, ее субъект или муниципальное образование — может передать принадлежащих ему на праве собственности животных в хозяйственное ведение или оперативное управление государственному или муниципальному приюту, специально созданному для целей надлежащего содержания животных и их охраны [13, с. 5–8].

Действующее законодательство не содержит определения животного как объекта гражданских прав. В абз.1 ст. 137 ГК РФ говорится лишь о том, что к животным применяются общие правила об имуществе, в ст. 221 ГК РФ понятия «вещи» и «животные» упоминаются раздельно, в судебных разбирательствах со ссылкой на ст. 137 ГК РФ животные могут быть охарактеризованы как «самостоятельный объект гражданских прав» [24]. На сегодняшний день в российской цивилистике (учение о гражданском праве) взгляд на животных как на вещь или одушевленную вещь (предмет) является господствующим, хотя в литературе его обоснование встречается нечасто. Например, А. Н. Латыев [17, с. 34–35] говорит о предпочтительности признания животных вещами ввиду незначительного количества исключений из их общего вещно-правового режима, а также считает, что подобный подход позволяет сохранять четкость определения вещи. По мнению А. А. Мохова и Д. Э. Копылова [19, с. 41], животных следует отнести к вещам исходя из того, что это положение прямо следует из ст. 137 ГК РФ, где установлено: к животным применяются общие положения об имуществе, если иное не установлено законом или иными правовыми актами. Н. Н. Аверченко [9, с. 22], понимая волю как неотъемлемое свойство исключительно личности и человека, не допускает признания воли за животными и таким образом отстаивает однозначное признание воли за личностью (человеком), при этом отказывая в таковом всем другим одушевленным созданиям (животным). Д. Е. Захаровым [16, с. 8] дано определение животного с точки зрения гражданского права: «Животное — это движимая, неделимая, непотребляемая вещь, в гражданском обороте обладающая качеством товарности, характеризующаяся способностью испытывать негативные болевые ощущения от внешних раздражителей, а также возможностью в результате «вещественной трансформации» переходить из одного качественного состояния в другое (биологическая гибель приводит к уничтожению одушевленной и появлению неодушевленной вещи) и в отличие от всех иных вещей в гражданском праве имеющая потребности, удовлетворение которых обеспечивает само ее существование». О. Н. Пшонко [22, с. 27–30] отмечает, что «данное определение отражает специфику рассматриваемых объектов. С одной стороны, это вещи, к которым применяются общие правила об имуществе, с другой стороны, — живые существа, обладающие чувственным восприятием и наличием собственных потребностей, по отношению к которым установлены требования о недопустимости жестокого обращения с ними, противоречащее принципам гуманности».

В современном гражданском законодательстве закреплена неразрывность представлений о животном как об имуществе, исходя из представлений о животном как о природном объекте, и одновременно как о движимом имуществе, об объекте права собственности, т. е. ГК РФ рассматривает животных в качестве особых объектов гражданских прав (абз.2 ст. 137 ГК РФ), которые требуют заботы, ухода и гуманного отношения. В соответствии с абз. 1 ст. 137 ГК РФ к животным применяются общие правила об имуществе постольку, поскольку законом или иными правовыми актами не установлено иное, т. е. любых животных традиционно относят к вещам особого рода или одушевленным вещам. Такая позиция законодателя не нова, т. к. еще в ГК РСФСР 1964 г. в соответствии со ст.140 «приплод животных», а значит, и сами животные признавались имуществом. Следовательно, безнадзорные животные — особый вид бесхозяйного имущества. Применительно к сельскохозяйственным животным безнадзорным считается скот, отбившийся, заблудившийся, выбывший из стада того или иного хозяйства. Если безнадзорный скот пристает к табунам или стадам другого хозяйства, этот скот считается пригульным.

Отношения, связанные с приобретением права собственности на безнадзорных животных, строятся на принципах юридических конструкций, близких к тем, которые приняты при находке. Учитывая, что установленный законом для обнаружения собственника безнадзорных домашних животных, в т. ч. безнадзорного или пригульного скота, шестимесячный срок (ст. ст.230, 231 ГК РФ) совпадает с шестимесячным сроком установления собственника находки (ст. ст. 227, 228 ГК РФ), то задержание безнадзорного животного может рассматриваться как находка «специфических» вещей [21, с. 107–116].

Поскольку безнадзорное животное представляет собой потерянную вещь особого рода, а именно одушевленную вещь, выбывшую из фактического владения ее хозяина помимо его воли и кем-либо случайно обнаруженную, то при определении понятия «безнадзорное животное» в качестве главного критерия необходимо использовать критерий отсутствия воли (случайности), присутствующий, с одной стороны, при выбытии вещи-животного из обладания законного владельца, с другой стороны, при обнаружении ее нашедшим. В противном случае следует говорить, соответственно, об отказе собственника от принадлежащих ему вещей — животных (ч.1 ст. 226 ГК РФ) или о хищении чужого имущества (ст. 158 УК РФ), т. е. лицо задержало якобы безнадзорное животное в месте, явно отведенном собственником для простого нахождения животного, что не может свидетельствовать о выходе животного из чьего бы то ни было законного владения. При этом указанное место должно иметь характеристики, позволяющие признать его хранилищем, а именно, «хранилищем признаются хозяйственные помещения, обособленные от жилых построек, участки территории, трубопроводы, иные сооружения независимо от форм собственности, которые предназначены для постоянного или временного хранения материальных ценностей» [12]. Поскольку Федеральным законом от 30.12.2006 г. N 283-ФЗ из действующего законодательства РФ исключено указание на то, что хранилища должны быть «оборудованы ограждением либо техническими средствами или обеспечены иной охраной», то хранилищем «может быть открытая часть скотных дворов, «выгульные загоны, специальные лагеря, оборудованные легкими навесами, кормушками, автопоилками, доильными площадками, подсобными помещениями». В. Э. Гаджиев и Б. А. Мкртычян отмечают, что «в сельской местности помещениями могут быть признаны фермы, закрытые коровники, а также подобные помещения полуоткрытого типа, стойла, другие закрытые помещения скотных дворов и др». и подчеркивают, что в настоящее время в практике «отсутствует единообразное понимание термина «хранилище», «в практике, как правило, не признаются хранилищами участки территории, в том числе и охраняемые, если они специально не предназначены для постоянного или временного хранения имущества. Так, по ряду уголовных дел не была признана хранилищем огороженная территория лугов, на которой осуществлялся выпас коров и коней, поскольку она предназначена не для хранения, а именно для выпаса. Вместе с тем часто признается хранилищем огороженная территория частного домовладения, где украденные домашние животные содержались постоянно». В. Э. Гаджиев и Б. А. Мкртычян указывают, что обязательным признаком хищения является «незаконный характер изъятия чужого имущества, т. е. его перевод в фактическое обладание виновного без каких-либо законных оснований и без согласия собственника или иного владельца скота. Незаконность в данном случае следует понимать не в узком смысле (нарушение УК РФ), а в более широком — как признак отсутствия права на владение, изъятие, пользование или распоряжение имуществом. При этом виновный должен осознавать противоправность изъятия скота как предмета кражи. … Так, распространенные в сельской местности факты захвата скота на выпасе при том, что захватывающее лицо ошибочно полагает, что действует правомерно, например, с целью возмещения ущерба, причиненного потравой урожая, посевов чужими животными, не могут квалифицироваться как кража или иная форма хищения. При наличии соответствующих признаков содеянное может быть квалифицировано по ст. 330 УК РФ — самоуправство» [12]. При этом В. Э. Гаджиев и Б. А. Мкртычян обращают особое внимание на то, что «по поводу оценки наличия/ отсутствия в действиях привлекаемого к уголовной ответственности лица признаков незаконного изъятия имущества по делам о кражах скота часто имеют место сложные ситуации. Известно, что скот, как и любое имущество, сохраняется во владении ее хозяина и в том случае, когда он по тем или иным причинам временно оставляет его без присмотра. Поскольку крупный рогатый скот, лошадей, баранов, коз часто оставляют на выпасе без присмотра на весь день, а то и на несколько дней (особенно в малонаселенных районах Новосибирской области, Бурятии, Тывы), животные часто отбиваются от стада и теряются. Поиски отбившегося скота в лесах, болотах, степях — чуть ли не ежедневная практика сельчан ряда регионов. По общему правилу лишь окончательно утраченная лицом вещь может рассматриваться в качестве выбывшей из владения этого лица. Указанные домашние животные даже в случае длительного срока с момента утери не могут рассматриваться в качестве таковых (выбывших из владения), даже если поиски прекращены, приостановлены. Это означает, что присвоение такого животного, в отличие, например, от утерянной денежной банкноты, всегда противоправно, но не всегда преступно. В подобной ситуации (приблудший, найденный в лесу скот) чаще всего исключается ответственность за его похищение». В. Э. Гаджиев и Б. А. Мкртычян поясняют, что «изъятие чужого имущества означает перевод этого имущества из владения собственника или иного владельца в фактическое обладание виновного».

Лицо, обнаружившее безнадзорное животное, не может знать, каким образом и при каких обстоятельствах животное оказалось выбывшим из-под опеки собственника, т. к. зачастую ни место обнаружения животного, ни его состояние не несут в себе необходимого объема достоверной информации о его собственнике, а также о том, что животное потеряно или оставлено с целью отказа права собственности на него. В соответствии с абз. 2 ч. 2 ст. 226 ГК РФ «другие брошенные вещи поступают в собственность лица, вступившего во владение ими, если по заявлению этого лица они признаны судом бесхозяйными». Следовательно, лицо, обнаружившее безнадзорное животное, вправе обратиться в суд общей юрисдикции с иском о признании указанного животного бесхозяйным. Однако обращение в суд с требованием о признании бесхозяйным безнадзорного животного, как уже сказано выше, влечет отказ в принятии заявления, так как современное законодательство устанавливает специальные процедуры прекращения состояния бесхозяйности в отношении безнадзорных животных. Собственником становится лицо, вступившее в фактическое владение бесхозяйным животным при наличии условий, прямо установленных в законе. Вместе с тем возможно возникновение ситуации, когда у найденного животного неожиданно объявится прежний владелец и предъявит на него свои права, когда уже истек предусмотренный законом шестимесячный срок на поиск и установление собственника животного, т. е. если возникает спор, то спор решается в судебном порядке. Второй собственник животного представляет соответствующие доказательства отказа первого собственника от своих прав на животное.

Подаче заявления в суд со стороны лица, обнаружившего безнадзорное животное, должны предшествовать следующие действия.

Лицо, задержавшее безнадзорный или пригульный скот или других безнадзорных домашних животных, обязано возвратить их собственнику. Отказ (уклонение) собственника от принятия задержанного безнадзорного животного может быть квалифицирован как отказ от права собственности. Если собственник животных или место его пребывания неизвестны, следует не позднее трех дней с момента задержания заявить об обнаруженных животных в полицию или в орган местного самоуправления, которые принимают меры к розыску собственника (ч.1 ст. 230 ГК РФ). Закон не определяет, каким образом должно происходить извещение. На практике существуют следующие варианты извещения:

-          заявить об обнаруженном животном в полицию или в орган местного самоуправления, подав заявление в любой отдел полиции или в орган местного самоуправления (на втором экземпляре заявления должна быть отметка — дата приема заявления, регистрационный номер); при отказе сотрудника полиции в нарушение ч. 1 ст. 230 Гражданского кодекса РФ принять у заявителя заявление об обнаруженном животном ему необходимо напомнить о п. 5 Приказа Министерства внутренних дел Российской Федерации от 16 ноября 2012 г. № 1040 «Об утверждении Порядка обеспечения сохранности найденных и сданных в органы внутренних дел Российской Федерации документов, вещей, кладов, ценностей и другого имущества, их возврата законным владельцам либо передачи в соответствующие государственные или муниципальные органы»;

-          заявить об обнаруженном животном в полицию или в орган местного самоуправления по средствам сети Интернет;

-          заявить об обнаруженном животном заказным письмом с уведомлением в адрес полиции или в орган местного самоуправления.

Уведомление со штампом о принятии письма в соответствующем адресе возвращается к заявителю и является доказательством отправки письма и фактом извещения. Квитанция, выданная на почте, также хранится вместе со вторым экземпляром письма.

В соответствии с Гражданским кодексом РФ органы местного самоуправления наряду с полицией обязаны содействовать розыску собственника животного (ч.2 ст. 230 ГК РФ). Однако на практике в этой ситуации наиболее остро ощущается неполнота ведомственного законодательства, которое не предусматривает конкретных мер по осуществлению такого розыска. Следовательно, лицо, задержавшее безнадзорное животное, должно самостоятельно активно вести поиск его прежнего собственника путем расклейки бумажных объявлений в районе находки, просмотра объявлений о пропаже животных за последнее время в СМИ, через подачу в печатные и электронные СМИ своего объявление о находке. Ксерокопия объявления из газеты или акт выполненных работ (оказанных услуг) из редакции СМИ являются доказательством факта извещения. Если животное породистое, необходимо сообщить о нем в клуб или питомник.

Если лицо, задержавшее безнадзорное животное, не может его содержать, оно вправе обратиться в полицию или орган местного самоуправления с просьбой подыскать лицо, имеющее необходимые условия для содержания безнадзорного животного, и передать ему это животное. В соответствии с Гражданским кодексом РФ органы местного самоуправления наряду с полицией также обязаны содействовать передаче задержанного животного для временного (до обнаружения собственника) содержания лицам, имеющим необходимые условия для этого (ч.2 ст. 230 ГК РФ). Однако ведомственное законодательство не имеет на этот счет никаких предписаний в нормативной базе ведомственного уровня, т. е. в отношении безнадзорных животных закон не предусматривает возможности передачи их для содержания и пользования в полицию. На время розыска собственника животного животное может быть оставлено лицом, задержавшим его, у себя на содержании и в пользовании либо сдано на содержание и в пользование (по договору) другому лицу, имеющему необходимые для этого условия (ч.2 ст. 230 ГК РФ).

По закону условия содержания животного должны быть надлежащими, что обязывает лицо, у которого животное находится, предоставлять ему корм, обеспечивать соблюдение ветеринарных правил, содержать его в приспособленных помещениях с учетом вида животного, времени года и т. п., т. е. лицо, задержавшее безнадзорное животное, и лицо, которому оно передано на содержание, обязаны животное надлежаще содержать и при наличии вины отвечают за гибель и порчу животного в пределах его стоимости (ч. 3 ст. 230 ГК РФ). Лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства (абз. 2 ч. 1 ст. 401 ГК РФ).

Советское законодательство предусматривало неоднородность срока поиска собственника безнадзорного животного в зависимости от категории животных. Так, согласно постановлению СНК РСФСР «О безнадзорном и пригульном скоте» от 26 октября 1926 г. в отношении крупного и взрослого скота предусматривался срок в шесть месяцев, для мелкого же скота и молодняка он ограничивался двумя месяцами. Статьей 231 ГК РФ определен шестимесячный срок на поиск и установление собственника животного. Если в течение шести месяцев с момента заявления о задержании безнадзорного домашнего животного его собственник не будет обнаружен или сам не заявит о своем праве на него, лицо, у которого животное находилось на содержании, приобретает право собственности на него (абз.1 ч. 1 ст. 231 ГК РФ). При отказе этого лица от приобретения в собственность содержавшегося у него животного оно поступает в муниципальную собственность и используются в порядке, определяемом органом местного самоуправления (абз.2 ч. 1 ст. 231 ГК РФ). Однако применение этого положения закона затрудняется тем, что муниципальные образования созданы не повсеместно и, соответственно, не во всех субъектах Российской Федерации существует муниципальная собственность. Названная норма носит императивный характер, и поэтому, исходя из ее содержания, безнадзорное животное не может поступить в собственность Российской Федерации или ее субъекта. Потому безнадзорные животные находятся во владении, пользовании и распоряжении субъекта Российской Федерации.

В случае явки прежнего собственника животного после перехода его в собственность другого лица прежний собственник вправе при наличии обстоятельств, свидетельствующих о сохранении к нему привязанности со стороны этого животного или о жестоком либо ином ненадлежащем обращении с ним нового собственника, потребовать его возврата на условиях, определяемых по соглашению с новым собственником, а при недостижении соглашения — судом (ч. 2 ст. 231 ГК РФ). Прежний собственник животного как доказательство своих прав на животное должен представить документ, подтверждающий право собственности на конкретное животное (договор купли-продажи, где в обязательном порядке указывается номер клейма или информация о чипе) — только в таком случае можно безоговорочно предъявлять права на животное; полностью заполненный ветеринарный паспорт, в который внесена вся информация о животном, вплоть до фотографии питомца, информация о владельце); а также точно знать о местных постановлениях, регламентирующих действия владельца животного на территории конкретного субъекта. Таким образом, закон связывает определенные правовые последствия (основания приобретения и прекращения права собственности) с действиями или поведением животного — объекта гражданских прав. Если собственник домашних животных обращается с ними в явном противоречии с установленными на основании закона правилами и принятыми в обществе нормами гуманного отношения к животным, животные могут быть изъяты у собственника путем их выкупа лицом, предъявившим соответствующее требование в суд (ст. 241 ГК РФ) [10, с. 93–98]. Следовательно, ч.2 ст. 231 ГК допускает для прежнего собственника животного возможность его принудительного выкупа даже по истечении установленного законом шестимесячного срока. Правом на выкуп в настоящее время бывший собственник наделяется при наличии вышеперечисленных обстоятельств. Принудительный характер такого выкупа означает, что если стороны не сумели достигнуть договоренности, то решение о принудительном выкупе выносится судом на основании иска первого собственника (ст. 241 ГК РФ). В данном случае в судебном решении устанавливается, в том числе, и цена выкупа.

Следует отметить, что может возникнуть ситуация, когда животное содержалось в надлежащих условиях и утратило чувство привязанности к бывшему собственнику. Это возможно, если животное было найдено в молодом возрасте до 5–6 месяцев, а собственник отыскал животное через 5,5 месяца с момента его пропажи. В таком случае при отсутствии идентификационного номера (клейма или микрочипа) собственнику не представляется возможным доказать свое право на данное животное.

Статья 232 ГК РФ в отличие от ст. 229 ГК РФ не устанавливает обязанности собственника безнадзорного животного возмещать расходы, понесенные в результате его поиска. Однако это обстоятельство не означает, что лицо, по собственной инициативе искавшее собственника, не имеет права на возмещение разумно и оправданно понесенных расходов. Нормативным обоснованием для такого заявления выступают нормы правила ст. ст. 980–989 ГК РФ о действиях в чужом интересе без поручения. Следовательно, в случае возврата безнадзорного домашнего животного собственнику лицо, задержавшее животное, и лицо, у которого оно находилось на содержании и в пользовании, имеют право на возмещение его собственником необходимых расходов, связанных с содержанием животного, с зачетом выгод, извлеченных от пользования им (абз.1 ст. 232 ГК РФ). Это означает, что лицо, у которого животное находилось на содержании и в пользовании, должно иметь в наличии все чеки и квитанции об оплате ветеринарной помощи, оказанной животному, профилактических прививок и обработок животного против инфекционных, паразитарных болезней, чеки на покупку ошейников, поводков, игрушек и т. п., любые другие документы, которыми можно подтвердить то, что оно понесло денежные расходы на содержание найденного животного. Расчеты на содержание (кормление) животного можно взять в любой книге по содержанию данного вида животного, в которой указан примерный рацион питания в зависимости от его возраста. Подтверждением расчета являются ксерокопии соответствующих таблиц в книге с указанием ее автора, названия, издательства и года издания книги, заверенные нотариусом. В суд предъявляется и оригинал книги с тем, чтобы подтвердить верность копии.

Лицо, задержавшее безнадзорное домашнее животное, имеет право на вознаграждение в размере до 20 % стоимости животного. Если животное представляет ценность только для лица, управомоченного на его получение, размер вознаграждения определяется по соглашению с этим лицом (абз. 2 ст. 232, п. 2 ст. 229 ГК РФ). Если лицо, из-под контроля которого выбыло животное, публично объявило о выплате денежного вознаграждения за его возврат или сообщение сведений о нем, то действуют правила ст.ст. 1055, 1056 ГК РФ о публичном обещании награды. Право на вознаграждение не возникает, если задержавший безнадзорное животное не заявил о его задержании в полицию или в орган местного самоуправления или пытался животное утаить (п. 2 ст. 229 ГК РФ), — это как раз тот случай, когда задержавшему животное изначально был известен его собственник и, соответственно, необходимость заявлять о задержании животного в полицию или в орган местного самоуправления отсутствовала. Однако следует отметить, что задержавший и содержавший животное вправе требовать только возмещение расходов на содержание животного.

Как уже было отмечено выше, на время розыска собственника животного оно может быть оставлено лицом, задержавшим его, у себя на содержании и в пользовании либо сдано на содержание и в пользование другому лицу (ч. 2 ст. 230 ГК РФ). Создание подобных условий продиктовано самой природой объекта исследуемых отношений, тем, что именно такой режим привычен и нормален для большинства видов домашних животных (в первую очередь для сельскохозяйственного скота и некоторых пород домашних животных). Несоблюдение такого режима способно вызвать болезнь животного или причинить ему страдания.

По смыслу ч. 2 ст. 230 ГК РФ право на пользование животными предполагает право на получение в собственность производимой животными продукции, как, например, молока или шерсти. К сожалению, законодатель не рассматривает вопрос о юридической судьбе приплода. Лицо, держащее у себя животное, по сути, является лицом, использующим имущество на законном основании. Поскольку в соответствии со ст. 136 ГК РФ данному лицу принадлежат плоды, продукция и доходы от такого имущества, постольку напрашивается вывод о том, что по общему правилу приплод не подлежит возврату собственнику, поскольку ст. 232 ГК РФ не установлено иное. При этом в силу того, что приплод представляет собой определенную материальную ценность, выгоду от пользования животными, то его стоимость обязательно должна учитываться как при определении размера компенсации необходимых расходов, так и при определении размера вознаграждения.

Кроме того, правовой режим безнадзорных домашних животных в отличие от соответствующих норм о находке, даже в условиях экономической нецелесообразности или опасности содержания, не предусматривает для лица, задержавшего животное или согласившегося его содержать права на его реализацию, либо иное распоряжение животным. По-видимому, при неизбежности такого распоряжения животным подобные действия указанных субъектов должны квалифицироваться как совершенные либо в состоянии крайней необходимости, либо в чужих интересах без поручения.

Вне зависимости от принадлежности животного к диким или домашним, УК РФ (ст. 245 УК РФ) предусматривает уголовную ответственность за жестокое обращение с животными, что следует рассматривать как крайнюю степень негуманного отношения.

Большим своеобразием отличаются известные еще римскому праву основания приобретения права собственности на пчелиный рой (причиной тому — невозможность идентификации пчел и их «естественная подвижность»). Действующее гражданское законодательство не содержит специальных норм на этот счет. Пчелиный рой, не преследуемый гражданином или юридическим лицом, либо пчелиный рой неизвестного происхождения является безнадзорным. Право собственности на безнадзорный пчелиный рой определяется в соответствии с гражданским законодательством (ст. 16 ФЗ № 148-ФЗ). Согласно нормам обычного права, найденный пчелиный рой может быть помечен и, таким образом, считается принятым в собственность.Гражданин или юридическое лицо, упустившие пчелиный рой, имеют право на его возврат в случае непрерывного его преследования. В данном случае гражданин или юридическое лицо, упустившие пчелиный рой, имеют право собрать его, если пчелиный рой привился на чужой территории или поселился в чужом пустом улье (ст.13 ФЗ № 148-Ф). Право на возмещение стоимости улетевшего пчелиного роя имеют гражданин или юридическое лицо, упустившие пчелиный рой, в случае непрерывного его преследования, если пчелиный рой залетел в улей с пчелами, находящимися в собственности (владении, пользовании) другого гражданина или юридического лица (ст.14 ФЗ № 148-Ф). Возмещение стоимости улетевшего пчелиного роя осуществляется в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Таким образом, рассматривая животных в качестве особых объектов гражданских прав — вещей, совершенно очевидно, что возникает масса спорных моментов при возникновении и переходе права собственности на безнадзорное животное. С одной стороны, безнадзорные животные — особый вид бесхозяйного имущества. Положения, определяющие правовой режим задержанных кем-либо безнадзорных животных (ст.ст. 230–232 ГК РФ), во многом сходны с правилами о находке. Следовательно, безнадзорные животные являются частным случаем находки. С другой стороны, в правовом режиме находки и безнадзорных животных есть некоторые особенности и заметные отличия.

Одним из значимых вопросов в правоприменительной практике является вопрос об объекте отношений, т. е. о том, каких животных надлежит относить к домашним. Особенность объекта отношений, регулируемых ст. 137 ГК РФ, состоит в том, что его составляют только домашние животные — одомашненные породы млекопитающих, птицы, включая голубей, а также пчел. Доводы представителей некоторых муниципальных органов о том, что задержанные животные не могут считаться домашними животными, поскольку у них нет привязанности к человеку, являются ошибочными. Домашние животные — это зоологические виды животных, полностью или частично содержащиеся человеком. Так как безнадзорное животное — это особый вид бесхозяйного имущества, то понятие «безнадзорное» не исключает применения к этому же животному понятия «домашнее», поскольку, например, зоологический вид животных «собаки» полностью или частично содержится человеком, даже в условиях их безнадзорности [25]; «словосочетания «домашнее животное» и «одомашненное животное» являются равнозначными и обозначают один и тот же вид животных» [26].

Одним из наиболее существенных различий в правовом регулировании последствий обнаружения находки и задержания пригульного скота является прямо установленная ч. 1 ст. 230 ГК РФ обязанность органов внутренних дел предпринимать меры к розыску собственника домашних животных.

С юридической точки зрения нормы ст.ст. 230–232 ГК РФ представляют собой специальный закон по отношению к нормам ст. 227–229 ГК РФ. Это говорит об обязательном применения ст.ст. 230–232 ГК РФ во всяком случае, когда речь идет о задержанных безнадзорных животных. Наличие в законодательстве специальных правил о приобретении права собственности на безнадзорных животных (ст. ст. 230–232 ГК РФ) объясняется тем, что ГК РФ рассматривает животных в качестве особых объектов гражданских прав (ст. 137 ГК РФ), которые требуют ухода, заботы и гуманного отношения. Как отмечает Е. Ф. Евсеев [15, с. 23–26], анализ норм действующего законодательства приводит нас к выводу о том, что в соответствии с ч. 2 ст. 231 ГК РФ, предоставляющим прежнему собственнику животного право после его перехода в собственность другого лица при наличии обстоятельств, свидетельствующих о сохранении к первому собственнику «привязанности со стороны указанного животного или о жестоком либо ином ненадлежащем обращении с ним нового собственника, потребовать возврата животного на условиях, определяемых по соглашению с новым собственником, а при недостижении такого соглашения — судом», «если привязанность определить как желание быть с кем-то вместе, проявляющееся с силой привычки, то животное, по мысли законодателя, может вполне адекватно выражать чувство тоски и грусти, свидетельствующие о его расположении (привязанности) к определенному человеку и желании быть с ним, и наоборот, выказывать злость и вести себя агрессивно по отношению к лицу, которое обращалось с ним жестоко, не заботилось о нем надлежащим образом или к которому оно еще просто не привыкло… Как бы то ни было, если и признать за животными наличие воли, то, конечно, ее объем не идет ни в какое сравнение с объемом воли человека (субъекта права). Однако даже столь ограниченный объем воли животных уже не позволяет с достаточной основательностью и непротиворечивостью продолжать относить их к вещам, не имеющим воли в принципе». Таким образом, «законодатель, пусть и очень осторожно, признал за животными способность иметь и проявлять свою волю» [11, с. 33].

Право на получение в собственность безнадзорных животных имеет лицо, содержавшее данных животных (п. 1 ст. 231 ГК РФ), а не задержавшее их. Соответственно, право муниципальной собственности на животных возникает в случае отказа лица, у которого они находились на содержании и в пользовании. Поскольку право собственности на безнадзорное животное может возникнуть у лица, у которого животное находится на содержании и в пользовании, либо у органа местного самоуправления не ранее чем по истечении шести месяцев (ст. 231 ГК РФ), то «распоряжение отловленными животными путем передачи их третьим лицам, либо иным образом, отличающимся от порядка, установленного действующим законодательством, является недопустимым» [25], т. е. до истечения шестимесячного срока с момента задержания распорядиться по собственному усмотрению безнадзорным животным нельзя. Поскольку лицо, задержавшее безнадзорных животных, и лицо, которому они переданы на содержание и в пользование, обязаны их надлежаще содержать и при наличии вины отвечают за гибель и порчу животных в пределах их стоимости (ч.3 ст. 230 ГК РФ), то отсутствие средств в бюджетах муниципальных образований для организации шестимесячной передержки всех отловленных животных, не является основанием для невыполнения требований ст. ст.230, 231 Гражданского кодекса РФ.

«Присвоение приблудшего, утерянного хозяином и прибившегося к чужому стаду скота формально содержит все признаки основного состава кражи (ч. 1 ст. 158 УК РФ). Однако поскольку кража относится к категории хищений, то обязательным ее признаком является наличие не только обращения скота в пользу виновного, но и его изъятия из владения собственника (иного законного владельца). Поскольку в случае присвоении приблудшего скота он уже утерян хозяином, выбыл из его владения, присвоение такого животного нельзя квалифицировать как кражу» [12].

Следует отметить, что поскольку функции по охране окружающей среды и защите животных относятся к видам деятельности, которыми могут заниматься социально ориентированные некоммерческие организации (подп. 3 п. 1 ст. 31.1 Федерального закона от 12.01.1996 N 7-ФЗ «О некоммерческих организациях»), то подобные некоммерческие организации могут оказывать услуги и по содержанию и устройству безнадзорных животных. Органы местного самоуправления со своей стороны вправе оказывать поддержку таким организациям.

 

Литература:

 

1.                  Конституция Российской Федерации. Принята всенародным голосованием 12.12.1993 (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ, от 05.02.2014 N 2-ФКЗ) //Собрание законодательства РФ.-03.03.2014. — № 9.

2.                  Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 № 51-ФЗ (в ред. от 06.04.2015) // Собрание законодательства Российской Федерации. — 1994. — № 32.

3.                  Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 № 138-ФЗ (ред. от 28.12.2013) // Собрание законодательства Российской Федерации. — 18.11.2002. — N 46.

4.                  Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-Ф3 (ред. от 03.02.2014) // Собрание законодательства Российской Федерации. — 1996.- № 25.

5.                  Приказ МВД от 11 декабря 1980 года № 391 «Об утверждении инструкции о порядке приема, учета, хранения и выдачи находок органами внутренних дел». Сборник нормативных актов МВД России. — М.: СПАРК, 1996.

6.                  Модельный закон «Об обращении с животными» (Вместе с «Потенциально опасными породами собак»). Принят в г. Санкт-Петербурге 31.10.2007 Постановлением 29–17 на 29-ом пленарном заседании Межпарламентской Ассамблеи государств-участников СНГ// Информационный бюллетень Межпарламентской Ассамблеи государств-участников Содружества Независимых Государств. — 2007. — № 41.

7.                  О пчеловодстве: федер. закон от 20.11.1998 г. № 148-ФЗ. Одобрен Советом Федерации 2 декабря 1998 года.

8.                  О некоммерческих организациях: федер. закон от 12.01.1996 № 7-ФЗ// Собрание законодательства Российской Федерации. — 1996. — № 3.

9.                  Аверченко, Н. Н. Правовой режим сложных вещей: дис.... канд. юрид. наук: спец. 12.00.03 Н. Н. Аверченко, Санкт-Петербургский гос. ун-т — СПб.: 2005. — С. 22.

10.              Анисимов, А.П., Копылов Д. Э., Мохов А. А. Правовой режим животных как объекта гражданских и иных правоотношений/ А. П. Анисимов, Д. Э. Копылов, А. А. Мохов// Современное право. — М.: Новый Индекс, 2007, № 4. — С. 93–98.

11.              Валеев, М. М. Вещи как объекты гражданских правоотношений: дис.... канд. юрид. наук: спец. 12.00.03 / М. М. Валеев; Урал. гос. юрид. акад. — Екатеринбург, 2003. — С. 33.

12.              Гаджиев, В. Э. Уголовная ответственность за кражи скота и оперативно-розыскное обеспечение борьбы с ними/ В. Э. Гаджиев, Б. А. Мкртычян. — Новосибирск: Изд-во юрид. фак. НГАУ, 2011. — 225 с.

13.              Гасников, К. Д. Животные как объект гражданских прав/ К. Д. Гасников// Законодательство и экономика. -2002. — № 12. — С. 5–8, 41.

14.              Гуев, А. Н. Гражданское право: Учебник: В 3 т./ А. Н. Гусев. Т. 1. — М.: Инфра-М, 2004. — С. 179.

15.              Евсеев, Е. Ф. О соотношении понятий «животное» и «вещь» в гражданском праве/ Е. Ф. Евсеев// Законодательство и экономика. — 2009. — № 2. — С. 23–26.

16.              Захаров, Д. Е. Животные как объекты гражданских прав: автореф. дис.... канд. юрид. наук: спец. 12.00.03/ Д. Е. Захаров; Урал. гос. юрид. акад. — Екатеринбург: 2010. — С.8.

17.              Латыев, А. Н. Вещные права в гражданском праве: понятие и особенности правового режима: дис.... канд. юрид. наук: спец. 12.00.03 / А. Н. Латыев, Урал. гос. юрид. акад. — Екатеринбург, 2004. — С. 34–35.

18.              Лукьяненко, М. Ф. Гражданское право Российской Федерации. Общая часть: Учебно-методический комплекс и курс лекций/ М. Ф. Лукьяненко. — Тюмень: Издательство Тюменского государственного университета, 2001. — С. 116.

19.              Мохов А. А., Копылов Д. Э. Псовые как объекты гражданских прав/ А. А. Мохов, Д. Э. Копылов// Юридический мир. — 2006. — № 12. — С. 41.

20.              Николюкин, С., Особенности возникновения и прекращения права собственности на безнадзорных и бесхозяйных животных: коллизии гражданского законодательства /С. Николюкин, И. Уткина //Юрист. -2009. — № 6. — С. 19–27.

21.              Предеин, К. Н. Шестимесячный срок в приобретении права собственности на находку как разновидность срока приобретательской давности/ К. Н. Предеин // Вестник Пермского университета. Юридические науки 2011.– 2011. — № 4. С. 107–116.

22.              Пшонко, О. Н. Классификация животных как источников повышенной опасности/ О. Н. Пшонко // Молодой ученый. — 2011. — № 11. Т.2. — С. 27–30.

23.              Тэскер, Л. Практика контроля безнадзорных (бездомных) животных в Европе [Электронный ресурс]/ Перевод: Н. А. Данилов, В. А. Рыбалко, Л. Л. Мацевич// Feralan: Обзор Европы. — год.URL:http:// feralan.narod.ru/solutions/europe.html‎ (дата обращения 26.06.2013).

24.              Постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 1 июня 2006 г. по делу N А41-К1–7205/05.

25.              Решение Куйбышевского районного суда г. Омска от 25.08. 2009 года. Дело по заявлению Прокурора г. Омска о признании противоречащим федеральному законодательству и недействующим абз. 2 п. 1.9 Положения по отлову, содержанию и использованию безнадзорных собак в городе Омске, утвержденного решением Омского городского Совета от 01.12.2004 года № 220// Архив Куйбышевского районного суда г. Омска.

26.              Определение судебной коллегии Омского областного суда от 28.10.2009 года. Дело по кассационной жалобе представителя Омского городского совета К-ой Е. Ю. на решение Куйбышевского районного суда г. Омска от 25.08.2009 года// Архив Омского областного суда.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle