Библиографическое описание:

Самойлова Р. А. К вопросу о структуре системы источников отрасли конституционного права Российской Федерации [Текст] // Юридические науки: проблемы и перспективы: материалы III междунар. науч. конф. (г. Казань, май 2015 г.). — Казань: Бук, 2015. — С. 27-30.

В российской юридической науке проблематика источников конституционного права продолжает оставаться дискуссионной. В недавнем прошлом проблема определения структуры системы источников отрасли конституционного права России связывалась исключительно с нормативными правовыми актами [1, c. 5]. На сегодняшний день в отечественной юридической науке существуют работы, посвященные отдельным проблемам структуры системы источников отрасли конституционного права. Д. М. Ветров в своей статье «Актуальные вопросы построения системы источников конституционного права России» отмечает, что потребность в анализе системы источников конституционного права России как самостоятельной категории современной науки конституционного права обусловлена необходимостью поиска внешнего выражения права как социального явления [2, с. 5], В. А. Лебедев, П. М. Кандалов в работе «Методологические подходы к пониманию категории «система источников конституционного права»» констатируют, что во многих работах наблюдается пренебрежение методологией системного анализа понятия источников права и их системы [3, c. 7]. В связи с постоянным обновлением и развитием системы источников отрасли конституционного права Российской Федерации малоизученным остается теоретико –правовой вопрос структуры системы отрасли источников конституционного права России.

Одной из основных характеристик федеративного государства является наличие многоуровневой системы законодательства. Сложность преобразований, на осуществление которых направлено законотворчество последних лет породили немало существенных противоречий в нормативных правовых актах Российской Федерации. В связи с этим структура системы источников отрасли также видоизменилась, появились новые элементы. Отрасль права — не простая совокупность норм. Между нормами существуют сложные системные связи. Выявить же эти связи невозможно без глубокого изучения внутренней структуры, присущей данной отрасли права, ее системы [4, c. 23]. Элементы применения системного анализа можно найти у О. Е. Кутафина, который обращает внимание на то, что источники конституционного права, являясь составной частью системы источников российского права, характеризуются всеми особенностями, которые свойственны этой системе, — множественностью, строгой иерархией и главенствующей ролью закона [5, c. 22]. Системность форм (источников) позитивного права отражена в их характере как правового явления, существующих и функционирующих не отдельно, а в тесной взаимосвязи и взаимодействии друг с другом. Для изучения вопроса исследования теоретико-правового аспекта структуры системы источников отрасли права, необходимо дать дефиницию, определение объекта данного исследования. В общетеоретическом и философском плане «система» определяется далеко неоднозначно. А именно — как «определенная совокупность элементов (вещей, свойств, признаков, понятий, словом, любых дискретных образований материального и духовного характера), находящихся в определенной взаимосвязи, которая придает данной совокупности целостный характер» [6, c. 5]; как некоторое упорядоченное, организованное множество элементов, образующих определенную целостность, свойства которой не сводятся к свойствам составляющих его элементов [7, c. 49]; и др. В научной литературе справедливо отмечается о том, что, несмотря на различные подходы к определению понятия системы они отражают объективное общее — взаимосвязанное множество [8, c. 31]. На основании вышеизложенного, под системой источников отрасли конституционного права Российской Федерации следует понимать взаимосвязанную совокупность нормативных правовых актов и других форм выражения конституционно-правовых норм. Структурными элементами этой совокупности (системы) являются определенные виды источников отрасли, занимающие конкретное место в системе, соответствующее их юридической силе. Элементы структуры системы источников отрасли конституционного находятся в тесной взаимосвязи и совпадают по предмету регулирования.

В связи с тем, что основным видом (формой) источника права в России признается нормативный правовой акт, в связи с этим можно предположить, что в данном случае структура системы источников отрасли совпадает со строением позитивного права, где в виде структурных элементов выступают законы, подзаконные акты и другие виды нормативных — правовых актов. Построение структуры системы источников отрасли конституционного права в Российской Федерации основано на принципах системности и принципе учета федеративного устройства государства.

Обращаясь к проблеме определения структурных элементов данной системы, можно констатировать о существовании различных научных подходов к данной проблеме. Так, Е. И. Козлова и О. Е. Кутафин считают, что «прежде всего, следует выделить нормативные правовые акты, действующие: на всей территории Российской Федерации; только на территории конкретного субъекта Федерации; на территории муниципального образования [9, c. 24]. М. В. Баглай отмечает, что систему источников отрасли конституционного права России составляют следующие элементы: а) естественное право, б) Конституция, в) законы, г) договоры и соглашения, д) декларации, е) регламенты палат Федерального Собрания, ж) указы и распоряжения Президента, з) постановления Правительства, и) судебные решения, к) правовые акты СССР и РСФСР, л) акты органов местного самоуправления [10, c. 18]. В. И. Червонюк указывает, что «система источников конституционного права РФ представлена Конституцией РФ и основанным на ней федеральным законодательством, законодательством субъектов РФ, решениями Конституционного Суда РФ, нормативными договорами, нормами международного права и актами органов местного самоуправления» [11, c. 33].

Различные подходы к определению структурных элементов системы отрасли конституционного права дают возможность для дискуссии. Учитывая российские правовые традиции, приверженность к правовой семье, основным источником в системе источников отрасли конституционного права является нормативный правовой акт. На наш взгляд тезис о естественном праве как элементе структуры системы источников права является спорным. Необходимо иметь в виду, что естественное право по своей природе и характеру, в отличие от позитивного права никак не объективно и формально не организованно.

Так исторически сложилось, что в каждой стране существуют свои правовые традиции, обычаи, законодательство, особенности правового менталитета и правовой культуры. Возникновение и история развития правовой системы свидетельствуют о том, что на содержание и динамику правовой системы воздействует вся духовная культура общества: право, религия, мораль, философия, культура, наука [12, c. 101]. Общий характер правовой культуры России на протяжении её истории был европейским. В романно — германскую правовую семью Россия была введена объективно, силой собственных экономических, социальных и культурных проблем. В последние два десятилетия немало было споров относительно сущности российской правовой системы в тех или иных ее содержательных версиях. Российское государство является активным участником ряда международных правовых систем [13]. Россия в свою правовую систему восприняла доктрину западной традиции права, в частности, правового государства, разделения властей, парламентаризма, приоритета прав человека, которые отражены в качестве положений в Конституции Российской Федерации. Ряд ученых относят российскую правовую систему к евразийской правовой семье [14, c.79], главным аргументом выделяя геополитические изменения, происходящие в евразийском регионе и в России. По нашему мнению, дискуссия о соотношении российской правовой системы с исторически сформировавшимися правовыми системами мира, порождает неопределенность соотнесения определенных видов источников отрасли в структуру системы источников отрасли конституционного права Российской Федерации. Требуется разрешение вопроса с возможностью отнесения правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации, актов Центральной избирательной комиссии РФ, результатов референдума к источникам отрасли конституционного права Российской Федерации.

Единого мнения об отнесении правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации к источникам отрасли в юридической науке нет. Б. А. Страшун признает безусловным источником конституционного права постановления Конституционного Суда Российской Федерации, подчеркивая, что они «содержат нормы конституционного характера» [15, c. 21]. Правотворческие функции Конституционного Суда России косвенно подтверждаются в высказывании Н. В. Витрука: «…Конституционный Суд в своей деятельности, видимо, не исключает принципа самоограничения и не всегда должен стремится к опережению либо к подмене законодателя».

Противники признания судебных решений в качестве источников права России выдвигают два основных контраргумента:1) судебная власть не может творить право, так как это нарушает принцип «разделения властей» в виде вторжения в сферу законодательной ветви власти; 2) Россия не входит в число государств, относящихся к прецедентной системе права.

По справедливому замечанию М. С. Саликова, Конституционный Суд не проявляет «своеволия», он лишь реализует поставленные перед ним Конституцией задачи.

Решения Конституционного Суда Российской Федерации носят обязательный, нормативный характер и содержат императивные правила. Итоговые решения органов конституционного контроля (надзора) отличаются от обычных судебных правоприменительных актов.

М. А. Митюков отмечает, что Конституционный Суд в ходе своей текущей, повседневной работы выносит решения, фактически создающие новые нормы, преодолевающие пробелы Конституции, но «вытекающие из ее правовой логики».

На наш взгляд, постановления Конституционного Суда Российской Федерации являются источником отрасли конституционного права России. Но следует иметь в виду, что данная точка зрения не имеет нормативного закрепления.

Еще один спорный вопрос о признании актов, издаваемых Центральной избирательной комиссией РФ источниками отрасли конституционного права. ЦИК издает инструкции, постановления, регламенты, разъяснения и другие нормативные правовые акты. Данные нормативные правовые акты детализируют избирательный процесс и сам порядок деятельности избирательных комиссий. Федеральный закон в ч. 13 ст. 21 закрепил следующее: «Центральная избирательная комиссия Российской Федерации в пределах своей компетенции вправе издавать инструкции по вопросам единообразного применения настоящего Федерального закона, обязательные для исполнения» [16]. На наш взгляд, данная норма подтверждает и допускает за Центральной избирательной комиссией правотворческую функцию по вопросам, регулирующим узкую предметную сферу избирательных прав и права на участие в референдуме граждан России. Содержащиеся в инструкциях Центризбиркома предписания закрепляют в основном процедуры организационного характера (формы официальных документов, порядок их рассмотрения в избирательных комиссиях и т. п.), нормативы технического характера (стандарты оборудования и т. д.). Таким образом, в инструкциях Центризбиркома могут содержаться нормативные предписания, регулирующие организационно-процедурные и технико-юридические вопросы, которые по объективным причинам не урегулированы в федеральном законе и потому нуждаются в подзаконном (вторичном) регулировании общественных отношений, так как в законе по определению регулируются только наиболее важные вопросы для общества и государства.

Дискуссионным остается вопрос отнесения к источникам отрасли конституционного права решений референдумов. Конституция РФ называет референдум высшим непосредственным выражением власти народа [17].В Федеральном Конституционном законе референдум определен как — всенародное голосование граждан Российской Федерации, обладающих правом на участие в референдуме, по вопросам государственного значения. Статья 83 ФКЗ «О референдуме» закрепляет, что решение, принятое на референдуме, вступает в силу со дня официального опубликования Центральной избирательной комиссией Российской Федерации результатов референдума. Решение, принятое на референдуме, является общеобязательным и не нуждается в дополнительном утверждении. Решение, принятое на референдуме, действует на всей территории Российской Федерации. Решение, принятое на референдуме, может быть отменено или изменено не иначе как путем принятия решения на новом референдуме, если в самом решении не указан иной порядок отмены или изменения такого решения.

На наш взгляд, решения референдумов являются источниками отрасли конституционного права в силу того, что они содержат конституционно-правовые нормы, т. к вопросы, решаемые путем референдума, носят конституционно-правовой характер. Референдум могут выноситься вопросы, отнесенные Конституцией Российской Федерации к ведению Российской Федерации, а также к совместному ведению Российской Федерации и субъектов РФ, перечень данных вопросов является исчерпывающим [18].

В ходе исследования теоретико-правовых аспектов структуры системы источников отрасли конституционного права можно сформулировать следующие выводы:

1.         В теоретико-правовом смысле система источников отрасли конституционного права Российской Федерации — взаимосвязанная совокупность нормативных правовых актов и других форм выражения конституционно-правовых норм.

2.         Структурными элементами этой совокупности (системы) являются определенные виды источников отрасли, занимающие конкретное место в системе, соответствующее их юридической силе.

3.         Построение структуры системы источников отрасли основано на принципах системности и учета федеративного государственно-территориального устройства.

4.         Остается нерешенной проблема соотношения структуры системы источников права отрасли конституционного права России с какой-либо исторически сложившейся правовой семьей либо к своей самобытной.

5.         Считаем возможной признать и продолжить дискуссию о включении в структуру системы источников права таких элементов (видов источников) как правые позиции Конституционного суда России, акты Центральной избирательной комиссии, решений, принятых на референдуме.

6.         Для разрешения данной проблемы необходимо фундаментальное методологическое исследование действующей структуры системы источников отрасли конституционного права в Российской Федерации, совершенствовать законодательство, регулирующее конституционно-правовые отношения в стране.

 

Литература:

 

1.         См.: Матейкович М. С. Система источников отрасли конституционного права // Вестник Тюменского Государственного Университета. 2008. № 2. С. 5–12.

2.         Ветров Д. М. Актуальные вопросы построения системы источников конституционного права России // Вестник Челябинского Государственного Университета. 2003. № 2. С. 5–11.

3.         Лебедев В.А, Кандалов П. М. Методологические подходы к пониманию категории «система источников конституционного права» // Вестник Челябинского Государственного Университета. 2006. № 2. С. 5–12.

4.         Козлова Е. И., Кутафин О. Е. Конституционное право России: учебник для студентов высших учебных заведений. М.: Юристъ. 2004. С. 23–32.

5.         См.: Кутафин О. Е. Источники конституционного права Российской Федерации. М.,2002. С. 22–23.

6.         Кедров В. М. Принцип историзма в его приложении к его системному анализу развития науки. Системные исследования. Ежегодник 1974. М.,1974. С. 5.

7.         Зотов В. Д., Шевченко В. Н., Делокартов К. Х. Очерки социальной философии. М., 1994. С. 49.

8.         Аверьянов А. Н. Системное познание мира. Методологические проблемы. М., 1985. С. 31.

9.         Козлова Е. И., Кутафин О. Е. Конституционное право России: учебник для студентов высших учебных заведений. М.: Юристъ. 2004. С. 23–32.

10.     Баглай М. В. Конституционное право Российской Федерации. М.: НОРМА, 2002. С. 17–29.

11.     Червонюк В. И. Конституционное право России, М.: 2004. С. 32–36.

12.     Горюнов В. Д. Россия в романо-германской правовой семье // Вестник Самарского юридического института.2013. № 3 (11). С. 101–104.

13.     См.: Ст.15 Конституции Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12 декабря 1993г.) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 21.07.2014 № 11-ФКЗ) // «Собрание законодательства Российской Федерации»,2014, № 31, ст. 4398.

14.     См.: Каширкина А. А. Морозов А. Н. Формации правового развития евразийской интеграции и их влияние на правовую систему Российской Федерации // Журнал Российского права.2014. С. 78–83.

15.     Страшун Б. А. Федеративное конституционное право России: Основные источники. М.,1996. С. 21.

16.     Федеральный закон от 12.06.2002 г. № 67-ФЗ (ред. от 24.11.2014) «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» // «Собрание законодательства РФ», 2002, № 24, ст. 2253.

17.     См.: ч.3 ст.3 Конституции Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12 декабря 1993г.) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 21.07.2014 № 11-ФКЗ) // «Собрание законодательства Российской Федерации»,2014, № 31, ст. 4398.

18.     См.: ст.6 Федеральный конституционный закон от 28 июня 2004г. № 5-ФКЗ (ред. от 24.04.2008 № 1-ФКЗ)«О референдуме Российской Федерации» // «Собрание законодательства РФ», 2004, № 27, ст. 2710.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle