Библиографическое описание:

Лапач Л. В. Некоторые проблемы прекращения акцессорных обязательств [Текст] // Юридические науки: проблемы и перспективы: материалы III междунар. науч. конф. (г. Казань, май 2015 г.). — Казань: Бук, 2015. — С. 101-103.

На протяжении длительного времени в теории цивилистики проблема акцессорных обязательств находилась не на пике внимания специалистов в сфере юриспруденции, поскольку при всей интенсивности использования правовых инструментов, объединенных указанным правовым институтом, особых сложностей практическая реализация норм о поручительстве и залоге, как правило, не вызывала.

Способы обеспечения исполнения обязательства подразделяются на акцессорные (дополнительные) и неакцессорные. Задаток, поручительство, залог, являются акцессорными способами. Соглашение об установлении какого-либо из перечисленных способов обеспечения исполнения обязательств порождает дополнительное, акцессорное (obligationes accessoriae) обязательство, призванное обеспечить исполнение главного, основного (obligationes principales) обязательства [1].

Последствием акцессорного характера обязательства, обеспечивающего исполнение основного, являются следующие правила: при замене кредитора в обеспечиваемом обязательстве, если иное не установлено законом, соглашением сторон или не вытекает из существа обязательства, к новому кредитору переходят права, обеспечивающие исполнение основного обязательства (ст.384 ГК РФ). Недействительность основного обязательства влечет недействительность обеспечивающего его обязательства, если иное не установлено законом (п.3 ст. 329 ГК РФ). Недействительность обеспечивающего обязательства не влечет недействительность обеспечиваемого обязательства (п.2 ст. 329 ГК РФ).

Если закон содержит достаточно четкие рекомендации в вопросе о возникновении акцессорных обязательств, о последствиях их взаимной обусловленности с основным обязательством, то в вопросе прекращения обязательства остаются лакуны, поневоле восполняемые судебной практикой, вынужденной при отсутствии четкого представления о правовой судьбе акцессорного обязательства, моделировать квази-нормы, достаточные для разрешения конкретного дела по существу, но неспособные к восполнению этой неопределенности.

Как следует из ст.367 ГК РФ поручительство, помимо иных оснований, прекращается с прекращением обеспеченного им обязательства, которое, в свою очередь, прекращается по основаниям, предусмотренным главой 26 ГК РФ, в том числе, ликвидацией юридического лица (должника или кредитора), кроме случаев, когда законом или иными правовыми актами исполнение обязательства ликвидированного юридического лица возлагается на другое лицо (ст.419 ГК РФ).

При очевидной ясности изложенных выше норм закона в их логический и нормативной взаимосвязи, возникают вопросы, связанные с универсальностью этих правил — всегда ли прекращение основного обязательства влечет прекращение обязательства акцессорного, является ли ликвидация основного должника безусловным основанием для прекращения акцессорного обязательства и влияет ли на вывод о его прекращении момент ликвидации основного должника — после вынесения решения по иску кредитора к поручителю или залогодателю.

Указанные вопросы во всей остроте проявляются в судебной практике, которая равно как и теория права, пока не обнаружила должного варианта правового реагирования на поставленные перед ней вопросы.

Анализ судебной практики продемонстрировал наличие целого ряда правоприменительных подходов в разрешению указанных выше вопросов. При этом, как с очевидностью следует из дальнейшего изложения, диапазон вариантов разрешения одной правовой ситуации достаточно широк, чтобы его не замечать и долее.

Согласно одной точке зрения, правовая судьба акцессорного обязательства следует правовой судьбе основного обязательства. Прекращение основного всегда влечет прекращение обеспечивающего его обязательства. Поскольку прекращение акцессорного обязательства происходит в силу прямого указания закона (ст.367, ст.419 ГК РФ), не имеет правового значения в какой момент соответствующее требование предъявлено к поручителю, до или после ликвидации основного должника.

Так, в рамках дела А56–33968/04/з17 кредитор обратился в арбитражный суд с заявлением о включении в реестр требований кредиторов должника-поручителя, в удовлетворении которого ему было отказано судом.

При рассмотрении требования о включении в реестр требований кредиторов заявителем была высказана позиция, что предъявление в установленном порядке требования к поручителю до его ликвидации выделяет обязательство, вытекающее из договора поручительства, в самостоятельное обязательство, не зависящее от основного.

Суд с изложенным мнением не согласился, указав, что поскольку должник по основному обязательству был ликвидирован и основное обязательство прекратилось, то прекратилось и обеспечивающее его обязательство, а момент предъявления требования к поручителю — до либо после ликвидации заемщика — в данном случае не имеет правового значения [2].

То обстоятельство, что требование к поручителю будет предъявлено до ликвидации основного должника, не повлияет на решение вопроса о прекращении акцессорного обязательства, поскольку в какой бы момент основное обязательство не прекратилось, оно автоматически повлечет за собой прекращение обеспечивающего обязательства.

В соответствии со ст.361 ГК РФ по договору поручительства поручитель обязывается перед кредитором другого лица отвечать за исполнение последним его обязательства полностью или в части. Из содержания указанной нормы права следует, что обязательство поручителя ограничено лишь обязанностью нести ответственность за должника, а не исполнять обязательство за него. Согласно п.1 ст.367 ГК РФ поручительство прекращается с прекращением обеспеченного им обязательства, следовательно, прекращение основного обязательства по кредитному договору вследствие ликвидации должника влечет и прекращение поручительства [3].

Вторая точка зрения заключается в том, что прекращение основного обязательства является основанием для прекращения акцессорного обязательства только в том случае, когда основное обязательство прекратилось ранее обращения кредитора с требованием к солидарному должнику-поручителю.

В соответствии с пунктом 1 ст.367 ГК РФ поручительство прекращается с прекращением обеспечиваемого им обязательства. В соответствии со ст.419 ГК РФ обязательство прекращается ликвидацией юридического лица (должника или кредитора). В силу пункта 1 ст.363 ГК РФ обязанность поручителя и должника перед кредитором является солидарной. Согласно ст.323 ГК РФ при солидарной обязанности должников кредитор вправе требовать исполнения как от всех должников совместно, так и от любого из них в отдельности, притом как полностью, так и в части долга, солидарные должники остаются обязанными до тех пор, пока обязательство не исполнено полностью.

Если требование о взыскании задолженности с поручителя предъявлено кредитором до момента завершения конкурсного производства в отношении должника по основному обязательству и его исключения из единого государственного реестра юридических лиц, основания для вывода о прекращении поручительства в связи с ликвидацией основного должника отсутствуют [4].

Завершение конкурсного производства в отношении должника по основному обязательству и его исключение из реестра юридических лиц и индивидуальных предпринимателей не влекут прекращения обязательств поручителя по исполнению обеспеченного поручительством обязательства в том случае, когда к этому моменту предъявлено соответствующее требование к поручителю в исковом порядке. Если иск кредитора к должнику по акцессорному обязательству заявлен после ликвидации должника по основному обязательству, такой иск не подлежит удовлетворению [5].

Поручительство прекращается в момент внесения в ЕГРЮЛ записи о государственной регистрации ликвидации. Если на момент принятия судом первой инстанции решения по существу спора о взыскании с поручителя суммы задолженности основного должника последний еще не ликвидирован, то основания считать поручительство прекратившимся отсутствуют [6].

Вместе с тем, Высший Арбитражный Суд Российской Федерации одновременно предлагает и качественно иной критерий определения момента прекращения основного обязательства — дату вынесения решения о признании должника несостоятельным (банкротом) [7].

Как указывает ВАС РФ в Определении о передаче дела в Президиум ВАС от 15.11.2007 № 12378/07, если к моменту рассмотрения вопроса о привлечении поручителя к ответственности прекращено обеспечиваемое поручительством обязательство перед кредитором, требования кредитора удовлетворены быть не могут, поскольку прекращено акцессорное обязательство поручителя. Момент прекращения обязательств поручителя определен пресекательным сроком — с момента прекращения основного обеспечиваемого обязательства, который определяется календарной датой наступления определенного события.

Таким событием в данном деле является принятие судом решения о признании общества несостоятельным (банкротом), которое является не окончательным, а скорее начальным судебным актом по делу при том, что как следует из судебных актов по делу о банкротстве основного должника, конкурсное производство длилось еще как минимум два года после квалификации коллегией судей ВАС РФ обязательства из поручительства прекратившимся в связи с принятием решения о признании должника банкротом [8].

Временной интервал между датой признания должника банкротом и завершение конкурсного производства, сопровождающееся внесением в ЕГРЮЛ записи о ликвидации юридического лица, может составлять не один год.

Согласно же третьей точке зрения, прекращения акцессорного обязательства не наступает даже в случае завершения конкурсного производства и ликвидации основного должника из ЕГРЮЛ когда к этому моменту предъявлено соответствующее требование к поручителю (залогодателю) в исковом порядке или кредитором подано заявление об установлении требований в деле о банкротстве поручителя (залогодателя) [9].

Указанный вывод следует из п.21 постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 № 58 «О некоторых вопросах, связанных с удовлетворением требований залогодержателя при банкротстве залогодателя», согласно которому если залог предоставлен в обеспечение обязательства не залогодателя, а иного лица (должника по основному обязательству), завершение конкурсного производства в отношении должника по основному обязательству и его исключение из единого государственного реестра юридических лиц не влекут прекращения залога в том случае, когда к этому моменту предъявлено требование об обращении взыскания на заложенное имущество в исковом порядке или подано заявление об установлении требований залогодержателя в деле о банкротстве залогодателя. Поскольку возможно распространение аналогии в акцессорных способах защиты, указанное правило может быть применено и к поручительству.

Таким образом, складывается ситуация, при которой судебные инстанции находятся в неопределенности при решении вопроса о том, в какой момент при ликвидации основного должника происходит прекращение основного обязательства и всегда ли прекращение основного обязательства, в какой бы момент оно не произошло, влечет прекращение акцессорного обязательства, а также является ли основанием для завершения исполнительного производства прекращение основного обязательства, произошедшее на стадии исполнения судебного акта.

Такая нестабильность в определении правовой судьбы практически любого кредитного или иного заемного обязательства, обеспеченного поручительством или залогом, в масштабах страны способна еще больше дестабилизировать экономическую ситуацию и привести к новой волне удорожания кредитных средств, поскольку при такой ситуации правовой неопределенности уклониться от привлечения к ответственности за неисполнение (ненадлежащее исполнение) поручителя или избежать обращения взыскания на заложенное имущество, не представляется крайне затруднительным.

 

Литература:

 

1.         Гражданское право: В 4 т. Том 3: Обязательственное право. Под ред.Е. А. Суханова. М.: Волтерс Клувер, 2007, стр.68

2.         Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 11.12.2006 № А56–33968/04/з17

3.         Постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 10.11.2009 № Ф03–5144/2009

4.         Определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 10.10.2011 № ВАС-11507/11 «Об отказе в передаче дела в Президиум ВАС РФ»

5.         Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 18.03.2011 № А14–16146/2009/461/5

6.         Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 20.04.2011 № А13–1373/2010

7.         Определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 15.11.2011 № ВАС-12378/07 «Об отказе в передаче дела в Президиум ВАС РФ»

8.         Определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.10.2008 № 12378/07 «Об отказе в передаче дела в Президиум ВАС РФ»

9.         Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 24.05.2011 № Ф09–2679/11-с3

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle