Библиографическое описание:

Югов А. А. Конституционное право — право кратологическое: дискутивные мысли о ведущей отрасли российского права [Текст] // Юридические науки: проблемы и перспективы: материалы III междунар. науч. конф. (г. Казань, май 2015 г.). — Казань: Бук, 2015. — С. 33-41.

Система взаимодействия публичной власти с основными институтами российской демократии и влияние её на конституционный статус личности настолько глубоки и разнообразны, что это позволяет говорить о новом качестве понимания самого феномена данной области науки и отрасли права и новом понимании их содержания, структуры, методов и принципов, что достаточно отчётливо прослеживается при анализе отрасли конституционного права как права кратологического.

Известно, что понятие — это форма мышления, отражающая самые существенные признаки и свойства предмета или явления. Поэтому для определения понимания отрасли конституционного права, как права кратологического, необходимо выявить и констатировать самые важные и наиболее существенные свойства предмета данной отрасли права. Последние в наиболее концентрированном виде и с наибольшей юридической силой закреплены в основном источнике — Конституции РФ 1993 года. Анализ же содержания действующей федеральной Конституции показывает, что в генеральном источнике данной отрасли права в качестве предмета правового регулирования в первую очередь закрепляются общественные отношения, составляющие содержание народного суверенитета (народовластия) и верховной публичной власти народа, как первоучредительной и легитимной власти, что и зафиксировано в статьях 1,2 и 3 Конституции Российской Федерации. Исходя из вышеизложенного в сущности аксиоматического положения о системообразующем компоненте предмета отрасли права, законодатель в преамбуле и в главе первой первого раздела Основного Закона РФ формулирует и закрепляет самые главные принципы конституционного устроения общества и государства, которые в свою очередь, как это установлено в статье 16 федеральной Конституции, детерминируют содержание всех остальных конституционных институтов. В результате всё содержание действующей российской Конституции, которая представляет собой правовую основу и формирует содержание предмета данной отрасли права, представляет собой развёрнутую и логически стройную большую юридическую формулу организации и функционирования официальной публичной власти, а сама данная отрасль права по содержанию своего предмета в первую очередь может рассматриваться как конституционное (кратологическое) право.

При постановке вопроса о конституционном праве, как праве кратологическом, нельзя не обратить внимание на то, что всё многообразие качественных и количественных характеристик, составляющих современное понимание сущности и содержания науки, отрасли права и учебной дисциплины того феномена, который в настоящее время мы чаще всего обозначаем термином «конституционное (государственное) право», в первую очередь отражается в проблеме выбора достаточно определённого и однозначного варианта наименования данной науки, отрасли и дисциплины. Сложность, затруднительность и проблематичность однозначного установления какого-либо одного наименования, которое бы было в состоянии выразить и зафиксировать все самые существенные признаки и свойства этого многомерного явления, обусловлены не только универсально широким содержанием предмета исследования, регулирования и изучения, но и непрерывным процессом совершенствования реальной общественно-политической практики. Объективно существующее разнообразие предмета анализа, широкий спектр его социального и политического значения для общества в целом и для развития отдельной личности, а также желание проникнуть в глубинную сущность данной формы освоения правовой материи побуждают рассмотреть несколько вариантов наименования этой науки, отрасли и учебной дисциплины. В отношении каждого из них можно сказать, что оно в значительной мере отражает суть исследуемого явления.

Во-первых, это используемое в настоящее время название — конституционное право. Важно заметить, что данное наименование не только производно от специального названия основного юридического источника науки и отрасли — конституции, но и указывает на то, что нормы данной отрасли закрепляют и регулируют самые существенные проявления общественной жизни. В основе такого подхода к проблеме наименования рассматриваемого феномена лежит философская аксиома, согласно которой всё самое существенное в любом явлении имеет конституционный характер. Во-вторых, — это государственное право. Здесь необходимо отметить, что в России данная наука и отрасль права с самого начала (в 1792 году была опубликована первая рукопись о данной отрасли права — «Элементы русского государственного права») возникает именно как государственное право, что было совершенно естественно в условиях отсутствия конституции как писаного правового источника. В настоящее же время наличие термина «государственное» в официальном наименовании предмета в качестве второго названия конституционного права подчёркивает доминирующее положение государства в политической системе российского общества. И не случайно в повседневной практике это наименование продолжает использоваться наряду с понятием «конституционное право». В-третьих, — известно и такое название данного феномена, как политическое право. Возможность использования этого наименования объясняется как политическим содержанием большей части общественных отношений, составляющих предмет правового регулирования в этой отрасли, так и отчётливо выраженной политической значимостью всех центральных правовых институтов в данной области правовой жизни, теснейшей связью исследуемой науки и отрасли права с реальной политической практикой. Само понимание данной области правовой жизни как политического феномена и соответственно как права политического известно давно. Ещё Жан-Жак Руссо одно из своих лучших произведений назвал «Общественный договор или принципы политического права» (1762 г.). В-четвёртых, как нам представляется, можно использовать название — основное право. Возможное применение этого наименования объясняется уже тем, что главный юридический источник — конституция — традиционно имеет второе название «Основной Закон», который служит основой всей правовой системы. Более того, именно нормы данной отрасли устанавливают и защищают основные устои государства и общества, закрепляют основные начала правового статуса личности. В-пятых, — сакральное право. Смысл этого названия определяется тем, что данная отрасль права — единственная во всей правовой системе, которая закрепляет высшие ценности общества, его святыни, все те священные понятия, которые данное общество признаёт в качестве таковых. В-шестых, — кратологическое право или право публичной власти. Предложение понимать конституционное право, как право кратологическое, имеет под собой весьма серьёзные основания. Ведь ни одна другая отрасль российской правовой системы не связана столь тесно с властеотношениями, поскольку большинство, если не сказать все, нормы данной отрасли права установлены институтами и органами официальной и легитимной публичной власти и направлены на защиту законно действующих властных структур. По большому счёту любая конституция в современных государствах — это большая юридическая формула организации публичной власти во всех формах её проявления. Уместно отметить также, что на протяжении длительной истории развития конституционного(государственного) права многие серьёзные учёные при определении его предмета отмечали неразрывную связь содержания отрасли с публичной властью. Так, проф. Кравчук С. С. определял предмет советского государственного права, как отношения возникающие в процессе осуществления государственной власти [1, С.96]. В-седьмых, — фундаментальное право. Данная отрасль права, являясь фундаментальной базой всех отраслей права и своеобразной общей частью правовой системы в целом, выражает и закрепляет самые важные разделяемые общественным мнением теории политической философии; устанавливает правовые формы реализации мировоззренческих систем в области политики, экономики, социальной жизни и культуры; определяет концептуальные подходы к осмыслению генеральных направлений правового регулирования общественных отношений во всех сферах общественной жизни; содержит базу данных о категориях и понятиях для всей правовой системы. В-восьмых, — общее право. Общее значение данной отрасли права для всей правовой системы проявляется в том, что составляющие её правовые нормы: а/ определяют и фиксируют такие идеи, которые являются важнейшими устоями общества в целом; б/ закрепляют общие для всей правовой системы и соответственно для всех отраслей права принципы; в/ устанавливают общие принципы для отдельных отраслей права; г/ воздействуют на общественные отношения с помощью и посредством метода общего нормирования.

Анализ научной литературы, посвященной выявлению не простой и отчётливо самобытной природы конституционного права, показывает, что ключ к пониманию феноменального характера этой отрасли права, как неординарного и своеобразного юридического фантома, лежит в области современного и адекватного определения сущности и содержания конституционно-правой нормы, как первичного и исходного элемента этой отрасли права и соответственно определяющей доминанты данной юридической науки.

Самым распространённым определением понимания конституционно-правовой нормы в настоящее время является утверждение, согласно которому норма конституционного права по своей сути представляет собой исходящее от государства или санкционированное им, охраняемое государством обязательное, формально определённое правило поведения. И в учебной литературе чаще всего либо воспроизводится это традиционное определение, либо дефиниция вообще отсутствует, что довольно характерно для последних лет, поскольку иногда авторы вообще не видят разницу между пониманием правовой нормы в общей теории права и в конституционном праве. Между тем, согласно новейшим представлениям о праве и правовой норме, право осмысливается не только как продукт деятельности государства, а скорее как результат совместной деятельности человека, общества и государства, то есть право понимается как интегрированный итог жизнедеятельности общества в целом [2, С.324]. Такой подход к пониманию генезиса права особенно актуален в современный период общественного развития России, поскольку «Сегодня всё больше людей стремится участвовать в жизни своей страны, города либо небольшого посёлка, браться за социально значимые проекты, приносить реальную пользу окружающим, нуждающимся, тем, кто оказался в сложной жизненной ситуации» [3].

С учётом этих современных и перспективных взглядов на природу права, как на аккумулятор волевых устремлений индивидов, органов государства и общества в целом, можно по- новому определить и понятие нормы конституционного права.

На наш взгляд, норма конституционного права есть формально установленное российским народом, государством или иными институтами официальной публичной власти правило поведения, которое имеет общее значение, носит обязательный характер и реализация которого гарантирована непосредственно, или, в конечном счёте, политической волей всего народа.

В приведённом определении субъектами правотворчества, которые устанавливают конституционно-правовые нормы, признаются соответственно: российский народ(ст.ст. 3 и 135 Конституции РФ); российское государство (ст.ст. 1, 4, 11 и другие Конституции РФ); международные организации, осуществляющие надгосударственную(международно-правовую) публичную власть в соответствии с частью 4 статьи 15 и статьёй 79 Конституции РФ; население муниципальных образований, самостоятельно решающее вопросы местного значения (ст.130 часть 1 Конституции РФ) и органы местного самоуправления; общественные объединения, решения которых являются корпоративными источниками конституционного права и так далее.

Указание же на то, что осуществление конституционных норм гарантировано политической волей народа, включает в себя также и гарантии со стороны государства, которое является орудием политической воли народа, создаётся им и служит интересам народа.

Самое важное в приведённом выше определении конституционной нормы то, что главной существенной специфической чертой конституционно-правовых норм является установление их значительного числа не государством, а непосредственно народным волеизъявлением. Совершенно очевидно, что все правовые нормы, содержащиеся в Конституции Российской Федерации 1993 года, то есть самые значимые и обладающие наибольшей юридической силой правовые нормы, являются результатом реализации прямой воли народа. Именно это обстоятельство, прежде всего, выделяет отрасль конституционного права среди других отраслей права, поскольку ни в одной другой отрасли права нет такой большой группы правовых норм, которые устанавливаются непосредственно народом на основе народного голосования путём проведения референдума. В тоже время, обращая внимание на референдарный, плебисцитный характер приоритетно значимых норм конституционного права, было бы неправильно отрицать, что большинство норм данной отрасли права всё-таки установлены государством и охраняются им. Но глубинная специфическая сущность отрасли конституционного права именно в наличии норм, установленных народом непосредственно, а это положение, к сожалению, зачастую ускользает от внимания исследователей.

Идея понимания конституционного права, как права кратологического, то есть права регулирующего публично-властные отношения, приводит к мысли о том, что все обязательные решения публично-властных структур следует воспринимать как качественно самостоятельное средство социально-нормативного регулирования общественных отношений, которое служит цели рационального и научно обоснованного управления делами общества и государства, обеспечивает всестороннее развитие личности, решает другие задачи разумной организации социума. Это средство может быть обозначено термином «кратологическая норма» или «кратонорма».

Как форма социального регулирования общественных отношений кратонорма есть результат реализации нормотворческой функции публичной власти и самостоятельное средство воздействия на социальную практику.

Гипотеза о кратонорме, дающая возможность в крупномасштабных формах обеспечивать публично-властное регулирование общественных отношений, способствует более успешному исполнению и соблюдению решений официальной публичной власти, усиливает гарантии стабилизации политической и экономической жизни, облегчает решение других выдвигаемых ходом исторического развития общества задач.

Разработка учения о феномене «кратонорма» и связанных с этим феноменом таких явлений как «кратопорядок» и «кратоуправление» представляет собой не только чисто теоретический интерес, но и имеет достаточно серьёзное практическое значение, так как позволяет исследовать общие и отличительные признаки всех норм, исходящих от институтов и органов публичной власти, что в свою очередь позволяет глубже проникнуть в сущность природы публичной власти [4].

Важно обратить внимание на то, что представление о конституционном праве, как кратологическом праве, расширяет границы смыслового понимания термина «конституционное (кратологическое) право». В структуре смысловых значений этого феномена наряду с академической схемой, когда обычно выделяются три аспекта конституционного права: 1) юридическая наука, 2) отрасль права и 3) учебная дисциплина, теперь можно указать и четвёртое квалитетное состояние данного явления, каким является «область практической деятельности».

Именно исследование отношений публичной власти, регулируемых нормами конституционного права, показывает, что этот правовой феномен имеет четвёртую составляющую, какой является область практической деятельности. В силу того, что в сфере публично-властного регулирования особенно рельефно и отчётливо высвечиваются продуктивная деятельность по созданию конституционно-правовых норм, положительные результаты последовательного использования их на практике, преимущества процесса приобретения и освоения знаний правовых принципов и правовых норм, без чего невозможно решать сложные современные задачи, встающие на пути социального, экономического и политического развития общества.

Конституционное (кратологическое) право как область практической деятельности это: во-первых, практика выработки и претворения в жизнь конституционных идей, взглядов и теорий. Ярким примером здесь может служить деятельность органов государственной власти и других участников публично-властной деятельности по законодательному и иному нормативно-правовому оформлению новых идей сформулированных Президентом РФ в посланиях Федеральному Собранию РФ по проблемам совершенствования содержания действующей Конституции РФ, федерального законодательства и углублению российской демократии; во-вторых, практика создания и реализации конституционно-правовых норм и конституционно-правовых институтов, то есть конституционная правотворческая и правоприменительная практика и, в частности, практика деятельности на основе норм конституционного права органов государства и институтов гражданского общества, практика реализации субъектами права конституционных прав и свобод человека и гражданина и иная правотворческая и правоприменительная практика в сфере действия конституционного (кратологического) права; в-третьих, практика организации учебного процесса по освоению содержания науки и отрасли конституционного (кратологического) права, то есть формы, приёмы и способы изучения теории, истории и фактической составляющей научных представлений и нормативно-правовых регуляторов в сфере установления и функционирования публичной власти.

С учётом того, что сущность и содержание публичной власти оказывают универсальное и решающее влияние на конституционно-правовые институты, необходимо осмысливать и вопрос о структуре данной отрасли права.

Структуризация отрасли права есть процесс систематизации правовой материи, составляющей содержание отрасли. Как частный случай систематизации структурирование отрасли права представляет собой совершение действий по распределению в определённом порядке составных частей отрасли права внутри отрасли, как целостного образования, в соответствии с общими признаками отдельных составных частей. Поэтому важно соблюдать определённые критерии структуризации, такие как: а) в первую очередь должны учитываться доминирующие идеи и институты; б) более общие положения должны предшествовать конкретным и частным положениям; в) обязательным является строгое соблюдение законов формальной логики; г) общий формат структуризации должен охватывать весь объём структурируемого явления.

Структура отрасли российского конституционного (кратологического) права представляет собой сложносоставную систему. По своему внутреннему содержанию структура этой сложносоставной системы есть трёхчастное единство и включает в себя три компонента: первый компонент — общесистемная структура отрасли конституционного (кратологического) права; второй компонент — функциональная структура отрасли конституционного (кратологического) права; третий компонент — внутрисистемная структура отрасли конституционного (кратологического) права.

 Общесистемная структура отрасли российского конституционного (кратологического) права состоит из общей и особенной части. Общая часть отрасли представляет собой принципы и установления, закреплённые в преамбуле Конституции РФ и в главах 1,2 и 9 федеральной конституции России. Особенная часть представлена такими подсистемами данной отрасли права, регулирующими интегрированные в границах этих подсистем однородные общественные отношения, как: 1/ право публичной власти; 2/ выборное право; 3/ государственное право; 4/ право институтов гражданского общества; 5/ российские конституционно-правовые институты межгосударственного и международного права; 6/ конституционные институты муниципального права; 7/ конституционно-правовые обычаи.

Функциональная структура отрасли российского конституционного (кратологического) права сориентирована в основном на структуру основного источника данной отрасли — Конституцию РФ. Соответственно в этой структуре можно указать такие составляющие её разделы, как: 1. Основы конституционного строя РФ и принципы конституционализма; 2. Конституционный статус личности в РФ; 3. Конституционные начала, сущность и система публичной власти в РФ. 4. Государственное устройство и территориальная организация государства в РФ. 5. Органы публичной власти, включая органы государства и органы местного самоуправления. 6. Механизм совершенствования действующей Конституции РФ.

Внутрисистемная структура отрасли российского конституционного (кратологического) права, отражающая иерархию юридических форм, используемых для регулирования общественных отношений, складывается из следующих элементов:

1)      подотрасли; например, парламентское право, выборное право, конституционно-судебное право;

2)      крупные или головные конституционные институты, которые можно также обозначить термином «макроинституты»; например, конституционный статус личности, конституционные основы свободы слова;

3)      подинституты; например, право общественных объединений в выборном праве;

4)      простые или одинарные конституционно-правовые институты; например, институт признания российского гражданства, институт отзыва депутатов;

5)      конституционно-правовая норма, как первичный «атом» в структурно-элементном содержании отрасли.

Проникновение в сущность конституционного (кратологического) права с учётом особенностей предмета регулирования, каким являются публично-властные отношения, предполагает усиление внимания к принципам данной отрасли права. Об актуальности решения этой задачи свидетельствует активизация усилий в этом направлении в последнее десятилетие. Так, в «Большом юридическом словаре» 1998 года, в числе принципов конституционного права названы: 1/ республиканская форма правления, 2/ народный суверенитет, 3/ разделение властей, 4/ приоритет и нерушимость прав и свобод человека и гражданина и 5/ федерализм. Несколько иное, но созвучное понимание принципов конституционного права предлагают авторы «Малой энциклопедии конституционного права»- это: 1/ суверенитет народа, 2/ естественное право, 3/ приоритет охраны прав и свобод, 4/ разделение властей, 5/ независимое правосудие и 6/ правовое государство. Представляют интерес и другие разработки о принципах конституционного права [5].

Проведённые в последние годы исследования, направленные на объяснение принципов отрасли конституционного права, позволили значительно расширить существующие представления по данной проблеме, так как, во-первых, до недавнего времени этот вопрос вообще не ставился при определении предмета отрасли, и, во-вторых, авторам процитированных источников удалось избежать нередко встречающейся при этом ошибки, когда принципы осмысливаются как положения, вытекающие из анализа внутреннего содержания и внутренней структуры только самого исследуемого явления. Предлагаемые указанными авторами принципы отрасли конституционного права — это основополагающие начала, обусловленные материальной и духовной природой общества, в котором они сформировались, и, следовательно, не принципы являются результатом проявления внутреннего содержания исследуемого феномена, а наоборот, сами принципы определяют содержание и форму отрасли права.

Наметившийся в научных исследованиях последних лет подход к анализу принципов отрасли конституционного права, как уже было отмечено, отличается объективностью и в целом весьма продуктивен. Нет проблемы и в том, что выделяемые авторами принципы отрасли конституционного права, которые в значительной мере совпадают друг с другом, практически во всех случаях могут быть названы и принципами любой другой отрасли права, то есть по существу являются общими принципами всей национальной(внутригосударственной) правовой системы, что не случайно, а вполне закономерно, как это будет показано ниже. Это обстоятельство не умаляет их роли и значения и для отрасли конституционного права. Более того, было бы неправильно не выделять и не использовать их в политической и правовой практике. Мы полагаем, что они составляют важнейшее звено в общей системе принципов отрасли конституционного права. Но в этой системе принципов наряду с уже выделенными и описанными в известных источниках необходимо указать ещё две группы принципов, которые, безусловно, оказывают самое существенное воздействие на всю отрасль конституционного права, — это общепризнанные и универсальные принципы международного права, которые в соответствии с частью 4 статьи 15 Конституции РФ являются составной частью российской правовой системы и всеобщие принципы национальной правовой системы.

Использование в процессе конституционно-правового регулирования общественных отношений общеправовых принципов всей российской национальной правовой системы и общепризнанных принципов международного права не исключает наличия в данной отрасли права своих собственных принципов. Такими собственными принципами российского конституционного (кратологического) права являются принципы Конституции РФ 1993 года, которые представляют собой самые важные мировоззренческие идеи, разделяемые обществом и объективированные в содержании преамбулы и конституционно-правовых институтов действующего Основного Закона России. Учитывая, что нормы конституционного (кратологического) права определяют смысл, основы построения и даже пределы правового регулирования в других отраслях права, можно утверждать, что, условно говоря, отраслевые принципы конституционного (кратологического) права вместе с тем являются и принципами всей правовой системы, составляя ядро системы общеправовых принципов. Анализ содержания этих принципов позволяет разделить их на две группы: 1) общие статичные принципы Конституции РФ (принципы отрасли конституционного (кратологического) права; и 2) динамичные принципы Конституции РФ (принципы отрасли конституционного (кратологического) права.

Общие статичные принципы российского конституционного (кратологического) права:

1.      идея добра и справедливости;

2.      идея гуманизма;

3.      идея здравомыслия;

4.      идея суверенитета народа и государства;

5.      абсолют естественных прав человека;

6.      разделение властей;

7.      идея общественного прогресса и плюрализма общественного развития;

8.      верховенство права.

Динамичные, характеризующие порядок реализации Основного Закона, принципы российского конституционного (кратологического) права:

1.      принцип превосходящего юридического действия;

2.      принцип прямого действия;

3.      принцип неограниченного действия во времени, в пространстве и по кругу лиц;

4.      принцип адекватности реальной действительности, предполагающий модернизацию содержания;

5.      принцип гарантированности конституционных предписаний.

На наш взгляд, в общую систему принципов отрасли конституционного (кратологического) права следует включать и принципы основных институтов данной отрасли, которые, будучи самостоятельным явлением, отражают, преломляют и развивают в себе общеотраслевые принципы, и вместе с тем в силу органичной связи части и целого характеризуют также и всю отрасль [6].

Утверждение о том, что конституционное право по многим параметрам своей сущности и содержания является правом кратологическим, в свете раскрытия проблемы понимания специфических методов конституционно-правового регулирования полезно в том отношении, что признание гипотезы о кратологическом праве существенно меняет и обогащает представления о методах данной отрасли права.

Усиление же внимания к анализу вопроса о методах отрасли конституционного права и соответственно всего механизма правового регулирования исключительно актуально в условиях модернизации политической системы страны, когда «Мы должны выйти на такие изменения в законодательстве и в государственном управлении, которые помогут переходу всей нашей экономики на инновационный характер развития» [7].

Опираясь на уже накопленный опыт исследования темы о способах упорядочения общественных отношений с помощью норм конституционного права [8], целесообразно выделить следующие методы конституционно-правового регулирования.

Отчётливо выраженной особенностью конституционно-правового регулирования общественных отношений является широко используемый в данной отрасли метод основополагающего (сущностного) правового регулирования. Его содержание выражается в том, что, прежде всего, нормы конституционного права, что вытекает из политико-юридической природы самой этой отрасли, закрепляют и охраняют самые главные принципы и высшие ценности всего общественного мироздания; определяют основы организации и функционирования официальной публичной власти; провозглашают и защищают фундаментальные и неотъемлемые права и свободы человека и гражданина, составляющие основы правового статуса личности; утверждают исходные начала социальной, экономической, политической и духовно-нравственной жизни общества в их самой глубинной сущности.

Очевидно, что метод основополагающего и сущностного правового регулирования оттеняет самостоятельность и специфичность отрасли конституционного (кратологического) права, указывает на её авангардную роль в общей правовой системе страны.

Политический (сугубо экстра-кратологический) методправового регулирования в отрасли конституционного права в наибольшей мере отражает концепцию понимания конституционного права как права кратологического, что объективно находит своё отражение в том, что на долю норм конституционного права, регулирующих властеотношения, приходится наибольший объём правотворческой деятельности по учреждению, организации и функционированию публичной власти. И это естественно, поскольку ни одна другая отрасль российской правовой системы не связана столь тесно с публичными властеотношениями, а большинство, если не сказать все, нормы данной отрасли права установлены институтами и органами публичной власти, направлены на защиту публично-властных структур.

Специфическим методом отрасли конституционного (кратологического) права, который явно отличается от методов правового регулирования других отраслей права, выступает метод первоучредительного правового регулирования общественных отношений.

Суть этого метода в том, что конституционное регулирование в силу разных причин, например, в результате отмены старой конституции и принятия новой конституции, призвано обеспечивать первичное правовое регулирование общественных отношений, которое имеет опережающий характер по отношению к нормам других отраслей права и соответственно предшествует отраслевому правовому регулированию, имеющему место на основе норм иных отраслей.

Экстраординарное (исключительное) правовое регулирование, по нашему мнению, в достаточно высокой степени свойственно отрасли конституционного (кратологического) права в силу того, что в условиях исключительных и экстраординарных, например, в периоды социальных потрясений, когда происходит смена общественно-политического строя или идёт процесс распада крупного государства, что не раз случалось в истории, первыми в процесс «успокоения» разбушевавшейся социальной стихии и узаконения новых нарождающихся общественных отношений вступают именно нормы конституционного права. И именно посредством конституционно-правовых норм на стадии становления нового общественного строя или образования нового государства формируются основы будущей правовой системы и устанавливаются фундаментальные устои общественной и государственной жизни.

Одной из характерных особенностей правового воздействия норм конституционного права на общественные отношения является то, что целый ряд методов, известных и в других отраслях права, в данной отрасли используются более интенсивно и в гораздо большем объёме. В числе таких методов особенно выделяется метод комплексного правового регулирования.

Комплексный характер конституционно-правового регулирования достаточно отчётливо проявляется в том, что упорядочение общественных отношений с помощью норм данной отрасли права осуществляется совместно(комплексно) с нормами других отраслей права, обеспечивая тем самым совокупное, то есть как непосредственное, так и опосредованное воздействие на предмет регулирования.

В практическом и постоянном использовании этого метода легко убедиться на примере научного анализа структуры и содержания действующих федеральных конституционных и федеральных законов. Например, федеральный закон о гражданстве Российской Федерации посредством установления самых важных положений и юридических процедур регулирует все принципиально значимые отношения, составляющие предмет института политико-правовой связи человека с российским государством.

В ряду приоритетных для отрасли конституционного (кратологического) права способов упорядочения общественных отношений находится и метод универсального правового регулирования.

Универсальный метод конституционно-правового регулирования предопределён универсализмом самой этой отрасли права, которая, будучи центральной и ведущей отраслью российской правовой системы, устанавливает и предлагает для других отраслей права всеобщие юридические категории и понятия; утверждает и поставляет для всей сферы правового регулирования наиболее общие идеи, взгляды и представления, содержащиеся в концептуально-теоретической основе соответствующих конституционных институтов.

Значительно чаще, чем в других отраслях права используется в конституционном праве метод макросистемного правового регулирования, благодаря которому нормы конституционного права с помощью самых мощных по своему коэффициенту полезного действия понятий и абстракций определяют, особенно через основные, органические и модельные законы, статус и развитие самых крупных общественных систем, таких как государство и государственные образования, избирательный корпус, статус личности, представительная система, публичная власть и другие.

В обширном разнообразии способов регулирования общественных отношений посредством конституционных норм самостоятельное место занимает метод интерполяции, позволяющий законодателю находить «золотую середину» справедливого решения сложных юридических ситуаций, несущих в себе неоднозначное правовое понимание и толкование среди участников общественной жизни. В этом отношении необходимо обратить внимание на то, что нормы конституционного права решают исключительно важную для нормального функционирования национальной правовой системы задачу устранения противоречий между отдельными правовыми актами и между целыми отраслями права [9, С.19]. Для этого, в частности, используются такие правовые институты, как конституционный надзор и конституционный контроль.

Конституционное право, будучи общей частью всей национальной правовой системы, объективно посредством метода интерполяционного правового регулирования выполняет наибольший объём работы по снятию коллизий и противоречий нормативных актов, без которых, как известно, не бывает «живого» действующего права.

В общей системе специальных методов отрасли российского конституционного (кратологического) права нельзя не выделить метод статусного регулирования общественных отношений, на который указывают многие видные российские учёные — юристы [10, С.60–61]. С его помощью законодательно закрепляется правовое положение государства и государственных образований, органов государства и органов местного самоуправления, институтов гражданского общества и других субъектов конституционного права. При этом статусное регулирование обеспечивает разноплановое воздействие на общественные отношения, поскольку само понятие» «статус» имеет многогранное содержание.

Метод конституционно-правового определения мер поощрения и стимулирования — явление не часто встречающееся в практике российского законодательства для выработки и применения специализированных поощрительных норм конституционного (кратологического) права. Такое утверждение верно, несмотря на то, что практически любой новый нормативно-правовой акт в силу того, что он лишён недостатков, свойственных предыдущему законодательству, и представляет собой правовую основу для дальнейшего развития новых и прогрессивных общественных отношений, обладает свойством стимулировать полезные действия, заложенные в замысле нового законодательного акта, как например, Конституция РФ 1993 года. Однако, такой потенциал поощрения положительной активности всё же должен быть конкретизирован в индивидуальных параметрах применительно к отдельным субъектам правоотношений. А в этом последнем смысле мобилизующие возможности поощрительных норм конституционного права далеко не исчерпаны. Более того, на наш взгляд, используются пока недостаточно.

Вышеизложенное о понимании феномена «конституционное право», как права кратологического, позволяет по-новому сформулировать определение этой отрасли права.

Конституционное (кратологическое) право — это самостоятельная основная, ведущая и центральная отрасль российского права, нормы которой регулируют организацию и функционирование публичной власти и её взаимодействие со всеми другими субъектами социальной, политической и правовой жизни. Сущность этой отрасли в том, что нормы данной отрасли решают главный вопрос политической жизни о том, кому принадлежит власть в обществе, и определяют статус человека, институтов и органов публичной власти в их взаимодействии с другими демократическими институтами и участниками общественной жизни.

 

Литература:

 

1.            Кравчук С. С. Государственно-правовые отношения в советском социалистическом государстве // Сов. государство и право. 1956. № 10.

2.            Перевалов В. Д. Теория государства и права. М.: Норма, 2004.

3.            Путин В. В. Выступление 15 января 2015 года на общероссийском форуме «Государство и гражданское общество: сотрудничество во имя развития» // Интернет — URL: http://kremlin.ru/news/47480

4.            Более подробно см.: Югов А. А. Кратонорма: идея и обоснование феномена // Конституционное и муниципальное право. 2011. № 10.

5.            См.: Джагарян А. А. О природе конституционных принципов в национальной правовой системе //Конституционное и муниципальное право.2009. № 17; Агеев О. Г. Совершенствование правовых механизмов реализации конституционных принципов на региональном уровне //Юридические науки. 2008. № 6; Ведяхин В. М. Конституционный Суд РФ об общеправовых принципах // Российский юридический журнал. 2009. № 1; Ковачёв Д. А. Конституционный принцип: его понятие, реальность и фиктивность //Журнал российского права. 1997. № 9.

6.            Например, в числе принципов, составляющих сущность института основы конституционного строя РФ обычно выделяют следующие: а/ принцип народного суверенитета (ст.3 Конституции РФ); б/ признание и защита прав и свобод человека и гражданина (ст.2 Конституции РФ); в/ принцип верховенства права и утверждение идеи правового государства (ст.ст. 1,4 и 15 Конституции РФ); г/ принцип разделения властей (ст.ст. 10 и 11 Конституции РФ); д/ принцип федерализма (ст.5 Конституции РФ); е/ принцип поступательного развития гражданского общества (ст.ст. 6,13,30 и другие Конституции РФ); ж/ принцип культурного разнообразия, включающий в себя идеологический, политический, религиозный, языковой и национальный плюрализм (ст.ст.13,14, 27 и другие Конституции РФ); з/ принцип свободного экономического развития (ст.8 Конституции РФ); и/ принцип равноправия и самоопределения народов (ст.5 (часть3) Конституции РФ); к/ принцип признания и соблюдения общепризнанных норм и принципов международного права (ст. 15 (часть4) и ст.79 Конституции РФ). В целом весьма обширный по содержанию вопрос о принципах правовых институтов конституционного (кратологического) права нуждается в самостоятельном исследовании.

7.            Послание Президента РФ Дмитрия Медведева Федеральному Собранию Российской Федерации //Российская газета. 2009. 13 ноября.

8.            См.: Миронов О. О. Методы конституционного регулирования // Правоведение.1980. № 2; Морозова Л. А. Конституционное регулирование общественных отношений в СССР //Сов. Государство и право. 1980. № 7; Мышкин А. В. Способы конституционного регулирования общественных отношений // Сов. государство и право. 1986. № 12; Ломовский В. Д. О методе конституционного регулирования // Журнал российского права. 1998. № 4/5

9.            См. более подробно: Конституционное право России. Учебник. Под ред. А.Н Кокотова и М. И. Кукушкина. -М.: НОРМА, 2007.

10.        См., в частности, С. А. Авакьян. Конституционное право России. Учебный курс. Т.1. М.: Юристъ, 2005.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle