Библиографическое описание:

Казанков Я. Н. Влияние личности правоприменителя на познавательную деятельность в процессе применения права [Текст] // Юридические науки: проблемы и перспективы: материалы III междунар. науч. конф. (г. Казань, май 2015 г.). — Казань: Бук, 2015. — С. 1-3.

Анализируется личность правоприменителя через призму качеств, необходимых в его профессиональной деятельности. Освещается роль соответствующих профессиональных составляющих личности в познавательном процессе в правоприменении, влияющих на нахождение истины в результате разрешения юридического дела.

Ключевые слова:правоприменительная деятельность; познание в правоприменительной деятельности; субъект правоприменения; структура личности правоприменителя; профессиональная квалификация.

 

Относительно малоисследованная проблематика познания в правоприменении нуждается в особенно тщательном изучении в условиях современности ввиду проводящихся в Российской Федерации судебных реформ, имеющих своей целью качественное улучшение функционирования одной из ветвей власти — судебной и достижение организационного единства судейского аппарата — гаранта законности, правопорядка, справедливого правосудия и атрибута правового государства.

Субъектами применения права (осуществляемой в установленных законом формах уполномоченными на то субъектами государственно-властной деятельности, связанной с реализацией правовых норм и индивидуальным правовым регулированием [6; с. 231]) выступают мировые и федеральные судьи, должностные лица органов прокуратуры, дознания и предварительного следствия и иные лица, наделённые государственно-властными полномочиями в сфере реализации права.

Правоприменитель — центральная фигура в соответствующем процессе по причине государственно-властного характера указанной деятельности, и неотъемлемой чертой его действий на стадиях установления фактических обстоятельств юридического дела и юридической оценки данных фактических обстоятельств выступает познание [5; с. 1–2].

Собственно, результат установления необходимой информации (конкретных обстоятельства по делу, осуществление выбора и анализа подходящей правовой нормы (норм) напрямую зависит от профессиональной компетенции субъекта правоприменения, его квалификации и нравственно-личностных качеств.

Чтобы субъект применения права успешно справлялся с задачами и сложностями своей профессии, он должен обладать соответствующими достаточно развитыми, в первую очередь профессиональными, качествами. Следует отметить также основные группы или виды профессионально важных для правоприменителя качеств: идейные (надлежащий уровень общей и политической культуры, чувство долга и ответственности и т. п.), нравственно-психофизиологические (эмоциональная уравновешенность, тактичность, способность противостоять профессионально деформирующим процессам и т. п.); собственно профессиональные (твёрдое знание и умение применить закон, наблюдательность, коммуникативность и т. д.) [4; с. 133].

Так, для того чтобы успешно решать отмеченные ранее задачи, пишет С. Д. Игнатов, следователь должен иметь правовую психологическую направленность, выступающую как стержневое свойство личности. В структуре личности правовой направленности идейной убежденности принадлежит ведущая роль. И далее: идейная убежденность представляет собой единство интеллектуальных, эмоциональных и волевых проявлений личности. Результаты работы в большой степени зависят от системности и цельности идейных, прежде всего, правовых, взглядов следователя, знания им материалистической диалектики, современной юридической и прикладной науки и умения применять всё это в своей работе [4; с. 134]. Подобная систематизация и данная на её основе характеристика качеств правоприменителя представляет немалый практический интерес.

Не претендуя на авторство термина, автор данной работы считает целесообразным использование в отраслевой процессуальной науке понятия «профессиональная компетенциональная структура личности правоприменителя». Оно включает в себя набор профессиональных качеств правоприменителя, теоретически классифицируемых в подсистемы профессиональных, нравственных и коммуникативно-организационных личностных характеристик.

Соображения о профессиональных качествах субъекта правоприменения, необходимых для успешного разрешения дела по существу, позволяют создать некую контурную модель структуры личности правоприменителя [7; с. 353–354]. В неё входят: практические навыки поисковой, организационной и удостоверительной деятельности; специфические свойства интеллекта, включающие в себя умение анализировать, обобщать, систематизировать; наличие творческого воображения и профессиональной интуиции; мышление логического и творческого типа, реализующееся путём применения логических приёмов познания и др.

«Профессиональная» подсистема с необходимой долей условности может быть признана ведущей в структуре качеств правоприменителя, так как результат правоприменения немыслим без правовых практико-прикладных знаний, умений соответствующего должностного лица (лиц).

Результат установления всех необходимых фактических обстоятельств по юридическому делу, а также верный выбор и анализ необходимой нормы (норм) права напрямую зависит от должной профессиональной квалификации субъекта правоприменения. Возможно утверждать то, что только при соответствующих, высокого уровня данных качествах судьи, прокурора, следователя, дознавателя достигается цель познания в применении права — установление истины по юридическому делу.

«Нравственная» подсистема включает в себя моральные качества субъекта применения права, проявляющиеся в обязательном порядке в правоприменительном процессе ввиду его сложной структуры (деление способов познания в правоприменении на непосредственное и логическое (доказывание) формы познания, органически предполагающих всестороннее, полное и беспристрастное исследование и установление фактических обстоятельств дела и правовую квалификацию). Определённая доля судебных решений отменяется в кассационном и надзорном порядке вследствие неверного «преломления» в мыслительной деятельности правоприменителя фактических обстоятельств юридического дела, под воздействием известных личностных факторов.

Так, в ст. 3 Закона Российской Федерации № 3132–1 «О статусе судей в Российской Федерации» делается акцент на необходимость высокого уровня моральных качеств правоприменителя: «судья при исполнении своих полномочий, а также во внеслужебных отношениях должен избегать всего, что могло бы умалить авторитет судебной власти, достоинство судьи или вызвать сомнение в его объективности, справедливости и беспристрастности» [3].

Проблема нравственного выбора зачастую «материализуется» на такой функциональной стадии правоприменения, как юридическая оценка фактических обстоятельств дела. Ценностным приоритетом в деятельности субъекта применения права являются права человека [1; с. 41], а потому без использования правоприменителем нравственной составляющей мышления невозможно вынесение справедливого и законного решения по делу.

Полезную информацию касаемо законодательно требуемых моральных качеств субъекта правоприменения можно найти в следующих документах: «Кодекс судейской этики» (утв. VIII Всероссийским съездом судей 19.12.2012 г.), Федеральный закон № 2202–1 «О прокуратуре Российской Федерации», Приказ Генпрокуратуры Российской Федерации № 114 «Об утверждении и введении в действие Кодекса этики прокурорского работника Российской Федерации и Концепции воспитательной работы в системе прокуратуры Российской Федерации», Приказ Следственного комитета Российской Федерации № 42 «Об утверждении Положения об организации наставничества в системе Следственного комитета Российской Федерации» и т. д. [8]

В мировой психологии популярна методика «КОС» (т. е. определение коммуникативно-организаторских способностей личности — прим. автора) — выявление и оценка коммуникативных и организаторских способностей личности [например, 2; с. 64–73], применяемых, разумеется, не только по отношению к людям, не достигшим тридцатилетнего возраста (т. е. молодёжи), но и людям старшего поколения. Взаимосвязь психологических методик, организационной и коммуникативной составляющих и их использование при формировании кадров судейского корпуса, прокурорских работников и др., а также в деятельности правоприменителя общеизвестна.

Например, организационная деятельность суда заключается в управлении председательствующим судьей в рамках своих полномочий ходом судебного процесса в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона; коммуникативная деятельность суда состоит, в частности, и в построении правильных взаимоотношений с участниками судебного разбирательства [9].

Кроме того, надлежащее функционирование судейского, прокурорского, следственного аппарата невозможно без отлаженного и чёткого взаимодействия их звеньев между собой, закреплённого в законе и ведомственных правовых актах. Только при осознании каждым должностным лицом соответствующего правоприменительного органа важности системности в своей работе реализация права в целом и правосудие в частности соответствует идее о достижении в стране модели правового государства.

Итак, субъект правоприменения как ведущая, центральная фигура правоприменительного процесса должен обладать высокими профессиональными, моральными и социальными качествами, позволяющими надлежащим образом разрешать юридические коллизии, стоять на страже законности и правопорядка. При их отсутствии правоприменитель не сможет с необходимой для конкретного юридического дела полнотой установить необходимые юридические факты, не в состоянии правильно их квалифицировать, что приведёт к вынесению необоснованного и незаконного акта применения права. Становлению данных качеств претендент на соответствующие государственные должности должен посвятить значительную часть своего времени, а отделы по формированию кадровых резервов обязаны как учитывать, так и непрерывно развивать (посредством мероприятий, направленных на повышение квалификации, тренингов) подобные свойства личности правоприменителей.

 

Литература:

 

1.         Бершедова Л. И. Корпоративная культура судей: системно-психологический анализ // Вестник Московского государственного областного университета. Серия: Психологические науки. — 2013. — № 3. — С. 39–45.

2.         Гребень Н. Ф. Психологические тесты для психологов, педагогов, специалистов по работе с персоналом / Н. Ф. Гребень. — Минск: Букмастер, 2012. — 480 с.

3.         Закон Российской Федерации от 26.06.1992 г. № 3132–1 (ред. от 22.12.2014 г.) «О статусе судей в Российской Федерации» (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.01.2015) // «Российская юстиция», № 11, 1995; «Российская газета», № 170, 29.07.1992; «Ведомости СНД и ВС РФ», 30.07.1992, № 30, ст. 1792.

4.         Игнатов С. Д. Требования, предъявляемые к личности следователя // Вестник Удмуртского университета. — 2014. — № 2–2. — С. 133–141.

5.         Казанков Я. Н. Методология познавательной деятельности на функциональных стадиях правоприменительного процесса // Государство и право: теория и практика / материалы III Междунар. науч. конф. (г. Чита, июль 2014 г.). — Чита: Издательство Молодой ученый, 2014. — vi, 112 с.

6.         Пьянов Н. А. Теория государства и права. В 2 ч. Ч. 2. Теория права: учеб. пособие / Н. А. Пьянов. — Иркутск: Изд-во ИГУ, 2011. — 391 с.

7.         Топорков А. А, Гульянц А. Г. Контурная модель структуры личности следователя (применительно к практике осмотра места происшествия) // Lex Russica. — 2005. — Т. LXIV. — № 2. — С. 353–363.

8.         URL: http://www.consultant.ru/

9.         URL: http://www.irbis.vegu.ru/repos/7155/HTML/0024.htm

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle