Библиографическое описание:

Угрюмова Ю. В. К вопросу о соотношении субъективного конституционного права частной собственности и соответствующего отраслевого права [Текст] // Актуальные вопросы юридических наук: материалы II междунар. науч. конф. (г. Челябинск, февраль 2015 г.). — Челябинск: Два комсомольца, 2015. — С. 8-10.

В течение последних двух десятилетий в России, вступившей на демократический путь развития, произошли значительные перемены: проводились рыночные преобразования, получили признание различные формы собственности, стало формироваться гражданское общество. Безусловно, данные процессы, которые еще нельзя считать завершенными, должны иметь в качестве своей основы мощную правовую базу. Ключевым понятием, нуждающемся в детальной регламентации, служит институт частной собственности, ведь общество, лишенное начал частной собственности, не может установить пределов государственной власти над индивидом.

Юридическая наука правовой институт собственности традиционно относит к гражданскому праву. Однако столь сложный и значимый институт нельзя сводить только к регулированию определенного подвида общественных отношений и рассматривать его как институт только одной отрасли права. Так, О. Ф. Скакун отмечает, что некоторые «институты права могут состоять из правовых норм различных отраслей, быть межотраслевыми. Ведь главное назначение институтов права — в пределах своей группы однородных общественных отношений обеспечить цельное, относительно законченное регулирование» [1].

По мнению Е. А. Суханова, в институт собственности включаются не только нормы гражданского права, но и нормы публично-правового характера: конституционные, административные и даже уголовно-правовые [2]. Следовательно, институт собственности представляет собой не только гражданско-правовой институт, а комплексный, межотраслевой институт, который в рамках различных отраслей права приобретает свои определенные черты, специфические признаки. В рамках конституционного права институт собственности имеет следующие особенности:

во-первых, нормы данного института носят установочный, программный характер. Так Конституция РФ установила и закрепила различные формы собственности: частную, государственную, муниципальную и иные формы собственности (ч.2 ст. 8). Детальное же его регулирование осуществляется гражданским законодательством, а также отраслями публичного права;

во-вторых, институт собственности регулируется только материальными конституционными нормами. Эта особенность вытекает из общего характера конституционного регулирования отношений собственности. Процессуальные нормы института собственности содержатся, например, гражданско-процессуальном и иных отраслях права;

в-третьих, конституционные нормы носят не конкретно-регулятивный, а общерегулятивный характер. Конституция РФ, являясь основным законом страны, не может ставить своей целью конкретное правовое регулирование отношений собственности, это задача других отраслей права. Она определяет правовые цели, принципы, понятия и категории, имеющие юридическое значение и не формирует непосредственных юридических прав и обязанностей.      Для конституционных норм характерна высокая степень обобщенности (абстрактности) [3] и одновременно нормативности предписаний. Однако данные нормы обретают высокую ценность, так как заставляют субъекты права действовать с их учетом.

Институт собственности в конституционном праве включает в себя собственность как социально-экономическую категорию и право собственности, т. е. юридическую категорию. Содержание конституционного права собственности выражается в конституционных правоотношениях собственности, ведь именно они превращают категорию собственности из социально-экономической в юридическую. Конституционные правоотношения собственности — закрепленные нормами Конституции общественные отношения собственности, субъектами которых являются субъекты конституционного права, а объектами — высшие социальные ценности, которые приобрели конституционный статус в виде конституционных принципов рыночной экономики [4]. Важно также отметить тот факт, что конституционное право регулирует постоянные правоотношения собственности. В данном случае юридическим фактом для их возникновения служат нормы Конституции РФ, которые не утверждают отношения собственности, а закрепляют их.

Право собственности является одним из ключевых прав и свобод человека и гражданина и может быть отнесено к числу и личных, и социально-экономических прав, закрепляемых в Конституции РФ в духе естественно-правовой и позитивистской доктрин, которые в данном случае противопоставлять нельзя. Однако вместе с тем представляется необходимым некоторое ограничение права собственности в конституционном праве. Действительно, отсутствие четких пределов допустимости действий даже в рамках свободной рыночной экономики способно порождать всякого рода злоупотребления, противоречия и несогласованность интересов, что в конечном итоге может пагубно сказаться на благосостоянии общества и государства. В данном случае важным является определение пределов ограничения права, ведь если они будут достаточно узкими, то это будет способствовать ликвидации экономической свободы, в то же время, если они окажутся чрезмерными, то это приведет к дестабилизации экономических отношений и вседозволенности. Поэтому, на наш взгляд, необходимо соблюдать баланс свободы и власти. Считаем, что основополагающим критерием установления границы права собствености является часть 3 статьи 17 Конституции РФ, согласно которой осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц. Изучением данных пределов, их всесторонним анализом призвана заниматься наука конституционного права, а конкретизирующие правовые ограничения следует разрабатывать рамках других отраслей права. Именно поэтому Конституция РФ не ограничивает право собственности. Она только устанавливает его пределы [5].

Определенный итерес также представляет вопрос о соотношении субъективного права собственности в конституционном и гражданском праве. Не вызывает никаких сомнений, что любое субъективное право, которое определяется в гражданском праве как право собственности, является одновременно и субъективным конституционным правом собственности. Это вытекае из характеристики Конституции как учредительного акта; кроме того, ни одно право чеовека не может должным образом реализоваться, если в основном законе не создана для того предпосылка. Вместе с тем вполне закономерно возникает вопрос, всякое ли конституционное право собственности совпадает с гражданским правом или же содержание првого права шире?

Проанализируем данный вопрос. Бесспорным является тот факт, что реализовать конституционное право на свободное использвание своих способностей для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности, предусмотренное ч. 1 ст. 34 Конституции РФ и детализировнное ГК РФ, можно только при условии обладания имуществом. Следовательно, конституционно-правовой институт частной собственности по обеспечению условия реализаци других конституционных прав, в частности права на предпринимательскую деятельнсть, имеет большое значение для конституционного права, а это в свою очередь дает нам основания утверждать, что конституционно-правовое понятие права собственности является шире гражданско-правового субъективного права. Именно этот подход, по мнению Г А. Гаджиева, позволяет распространить конституционно-правовую защиту и на такие иущественные права, которые, по мнению цивилистов, не имеют отношения к этому праву [6].   Анализируя соотношение субъективного конституционого права частной собственности и соответствующего отраслевого права, нужно иметь в виду их основные отличительные особенности, позволяющие провести разграничениемежду ними. Авторы предлагают различные критерии отграничения, аргументируя правильность своей позиции, однако, на наш взгляд, наиболее последовательно и убедительно данный вопрос изложила Н. Н. Соломатина, предложившая следующие критерии [6]:

1)                  возможность отчуждения: отчуждаться может только право собственности на конкретное имущество, т. е. отраслевое право, в отличие от абстрактного субъективного конституционного права частной собственности невозможно, которое закрепляет лишь возможность лица реализовать право;

2)                  возможность ограничения: субъективное конституционное право частной собственности может быть ограничено только федеральным законом и только в соответствии с частью 3 ст. 55 Конституции Российской Федерации, субъективное гражданское право частной собственности может быть ограничено как на основании закона, так и договора;

3)                  возможность возникновения и прекращения: субъективное конституционное право частной собственности возникает и прекращается вне зависимости от воли человека, а для возникновения (прекращения) субъективного гражданского права частной собственности необходимы волевые действия субъекта;

4)                  необходимость наличия объекта: субъективное конституционное право частной собственности в силу своей абстрактности не связано с наличием у лица какого-либо имущества, то есть не имеет объективации, в то время как право частной собственности как отраслевое возникает только в отношении конкретного объекта и прекращается в случае исчезновения (отчуждения, гибели и т. п.) этого объекта.

Таким образом, отраслевая принадлежность норм в рамках единого сложного института собственности уходит на второй план, и важное значение приобретает их единство, а не дифференциация. Однако рассматривая этот институт с позиции каждой отрасли права в отдельности, можно выделить специфические черты в регулировании, определить в какой отрасли он получил наибольшее развитие. Безусловно, ключевое положение данный институт занимает в гражданском праве, вместе с тем, не стоит забывать, что его основу, правовую базу составляют именно нормы конституционного права.

 

Литература:

 

1.      Скакун О. Ф. Теория государства и права: учебник для вузов / О. Ф. Скакун. — Харьков: Консум. Ун-т внутр. дел, 2000. — 704 с.

2.      Маттеи У. Основные положения права собственности / У. Маттеи, Е. А Суханов. — М.: Юристъ, 1999. — 384 с.

3.      Витрук Н. В. Общая теория правового положения личности: монография / Н. В. Витрук. — М.: Норма, 2008. — 272 с.

4.      Прозоров И. В. Закрепление института собственности в конституционном праве России: автореф. дис. … канд. юр. наук: 12.00.02 / И. В. Прозоров; науч. рук. В. В. Гошуляк. — М.,2010. — 25 с.

5.      Гаджиев ГА. Конституционные основы современного права собственности / Г. А. Гаджиев // Журнал российского права. — 2006. — № 20. — С. 30–41.

6.      Соломатина Н. Н. Соотношение частных и публичных начал в праве частной собственности / Н. Н. Соломатина // Гармонизация частных и публичных интересов. Сборник научных статей. — Саратов: Научная книга, 2005. — Вып. 2. — С. 92–111.

 

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle