Библиографическое описание:

Поздняков М. А. Понятие «специальные знания» и его значение для уголовно-процессуальной деятельности [Текст] // Актуальные вопросы юридических наук: материалы II междунар. науч. конф. (г. Челябинск, февраль 2015 г.). — Челябинск: Два комсомольца, 2015. — С. 132-134.

Автором предпринята попытка обобщить и проанализировать имеющиеся взгляды по вопросам понимания и использования термина «специальные знания» и «специальные познания» в уголовном процессе, выделены спорные аспекты и предложено авторское видение проблемы.

Ключевые слова: специальные знания, специальные познания, эксперт, экспертиза, специалист, уголовный процесс, криминалистика.

 

Анализируя уголовно-процессуальные нормы, нельзя не заметить, что законодатель использует два понятия «специальные знания» и «специальные познания», не придавая значения разнице этих двух понятий и смешивая их. Статья 57 УПК РФ определяет эксперта как лицо, обладающее специальными знаниями. Статья 58 УПК РФ определяет специалиста как лицо, обладающее специальными знаниями. Однако при этом в части 4 статьи 80 УПК РФ указывается на показания специалиста как на сведения, сообщенные им на допросе об обстоятельствах, требующих специальных познаний, а также разъяснения своего мнения в соответствии с требованиями статей 53, 168 и 271 УПК РФ.

Использование обоих терминологических выражений в действующем УПК РФ и в настоящее время продолжает оставаться предметом дискуссии. Достаточно много научных работ посвящено проблеме правильного употребления термина «специальные знания» или «специальные познания», потому что среди ученых и сегодня нет единого мнения относительно содержания данного понятия.

Используя два термина: «специальные знания» и «специальные познания», авторы при разработке определений в одних случаях понимают их как синонимы, а в других — вкладывают в их содержание различный смысл. На наш взгляд, представляется, что эти понятия не являются синонимами и несут разную смысловую нагрузку.

Прежде всего, следует рассмотреть лингвистическое и философское содержания этих понятий.

С. И. Ожегов, Н. Ю. Шведова определяют знание как: 1) результат познания, научные сведения; 2) совокупность сведений в какой-нибудь области [1, с. 231], а познание, как: 1) приобретение знания, постижение законностей объективного мира; 2) совокупность знаний в какой-нибудь области [1, с. 548].

То есть, с точки зрения лингвистики познание понимается как процесс постижения закономерностей и явлений действительности. Знание же понимается как результат, итог процесса познания.

В философии познание рассматривается как процесс творческой деятельности людей, формирующей их знания; создание новых понятий и теорий, ряда абстракций и идеализации, воображаемых и условных элементов, посредством которых и осуществляется отражение. Цель познания — адекватное отражение мира; путь к нему — творческая активность познающего субъекта [2, с. 188–189], [3, с. 150–151,188]. В современной гносеологии познание — процесс получения человеком нового знания, открытие неизвестного ранее [4, с. 70]. Аналогичное понимание сложилось и в других отраслях наук, изучающих особенности человеческого познания и формирования знания [5, с. 8–18].

Знание рассматривается как продукт общественной и духовной деятельности людей; идеальное выражение в знаковой форме объективных свойств и связей мира, природного и человеческого; субъективный образ объективного мира [6, с. 146].

Как видим, с философской и лингвистической точек зрения эти термины не синонимичны, хотя их содержание частично совпадает. На наш взгляд, наиболее приемлемым в юридической литературе является употребление термина «знания». Такого же мнения придерживаются Т. В. Сахнова [7, с. 10] и В. Г. Стаценко [8, с. 21], что совокупность знаний более точно отражает термин «знание», тогда как познанием охватывается сам процесс достижения знания.

Специальные познания, как пишет А. В. Гусев, «... являются неотделимым качеством конкретной личности, а «специальные знания» — это продукт систематизации и обобщения совокупных умений и навыков определенного вида деятельности.».. [9, с. 23].

По мнению П. М. Филиппова и А. А. Мохова, знание — понятие более широкое, чем познание. Знание не связано непосредственно с конкретным носителем, это объем накопленных сведений о фактах действительности или статистическое знание в отличие от познания как способа применения знаний конкретной личности. Поэтому им представляется целесообразным использование термина «специальные знания» [10, с. 50–55].

Однако данную позицию разделяют не все ученые. Некоторые авторы считают, что термин «познание» является обобщающим для всех структурных элементов системы того знания, которым обладает сведущее лицо в уголовном процессе.

Так, И. Н. Сорокотягин считает, что специальные познания — это не только совокупность современных знаний, полученных в результате специальной подготовки, но и навыки и умения [11, с. 7].

А. М. Ильина утверждает, что «в уголовном процессе правильнее употреблять термин «специальные познания», а не «специальные знания», поскольку специальные познания по своему объему шире и включают в себя собственно знания, навыки и умения» [12, с. 21].

В. И. Шиканов указывает, что специальные познания включают в себя два элемента — знания и практический опыт [13, с. 4].

Е. В. Селина также придерживается точки зрения о предпочтительном употреблении термина «познание», аргументируя ее тем, что он более точный, охватывающий знания, умения, навыки [14, с. 7].

По мнению Е. А. Зайцевой, понятие «познания» носит в большей степени субъективный характер, ведь «познания — это совокупность знаний, усвоенных каким-либо субъектом, опосредованных им, пропущенных им через свое сознание, вовлеченных им в орбиту своей практической деятельности» [15, с. 21].

Следует отметить, что при определении понятия «специальные познания» большинство авторов определяют его в первую очередь как обобщающее понятие, включающее в себя специальные знания, специальные навыки и умения, также практический опыт.

В. Д. Арсеньев и В. Г. Заблоцкий, на наш взгляд, дают наиболее точное разграничение исследуемых понятий: специальные знания — это система сведений, «полученных в результате научной и практической деятельности в определенных отраслях и зафиксированных в научной литературе, методических пособиях, наставлениях, инструкциях и т. п».; специальные познания — это «знания, полученные соответствующими лицами в результате теоретического и практического обучения определенному виду деятельности, при котором они приобрели также необходимые навыки ее осуществления [16, с. 4].

Необходимо отметить, что анализ законодательства свидетельствует о том, что УПК предусматривает наличие у лица знаний, при этом не имеется в виду процесс их получения.

Изложенное позволяет сделать вывод о том, что наиболее точным в уголовном судопроизводстве является употребление термина «специальные знания» и представляется необходимым исключить термин «познания» из понятийного аппарата науки уголовно-процессуального права в том контексте, в котором он используется. Поскольку: 1) совокупность знаний более точно отражается термином «знания», тогда как познанием охватывается процесс достижения знания; 2) двойственное понимание содержания термина «познание» исключает возможность точного уяснения сущности категории специальных знаний в уголовном процессе; 3) достаточная сложность в уяснении сути и содержания данной категории уголовно-процессуального права позволяет говорить о необходимости законодательного закрепления понятия «специальные знания» в уголовном судопроизводстве, а одновременное использование в тождественном значении двух различных по смыслу терминов: «специальные знания» и «специальные познания», усложняет эту задачу [17, с. 18].

Аналогичной точки зрения придерживаются и ряд других ученых [18, с. 38–39], [7, с. 10], [19, с. 11]. Законодатель должен применять в УПК и смежных нормативно-правовых актах единообразную терминологию с тем, чтобы не допускать возникновение подобных проблем. Большинство исследователей уже неоднократно указывали на целесообразность замены в редакции статьи 80 УПК РФ термина «специальные познания» термином «специальные знания». Мы так же придерживаемся точки зрения о необходимости использовании в уголовно-процессуальном законе единого термина.

 

Литература:

 

1.         Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка. М., 2003.

2.         Коршунов А. М. Отражение, деятельность, познание. М., 1979.

3.         Философский словарь / под. ред. И. Т. Фролова. М., 1986.

4.         Смирнов И. Н., Титов В. Ф. Философия. М., 1998.

5.         Ломов Б. Ф. Когнитивные процессы как процессы психического отражения // Когнитивная психология: материалы фин.-сов. симп. М., 1986.

6.         Философский словарь. М., 1991.

7.         Сахнова Т. В. Судебная экспертиза. М., 1999.

8.         Стаценко В. Г. Проблемы нормативного регулирования использования специальных познаний в уголовном процессе // Судебная экспертиза на рубеже тысячелетий: Материалы межведомственной научн.-практич. конференции. В 3 ч. Ч. 1 — Саратов: СЮИ МВД России. 2002.

9.         Гусев А. В. Уголовно-процессуальные и криминалистические проблемы использования специальных познаний в ходе предварительного расследования: дис. … канд. юрид. наук. Волгоград, 2002.

10.     Филиппов П. М., Мохов А. А. Использование специальных знаний в судопроизводстве России / под ред. доц. Н. И. Авдеенко. Волгоград, 2003.

11.     Сорокотягин И. Н. Системно-структурная характеристика специальных познаний и формы их использования в борьбе с преступностью. // Применение специальных познаний в борьбе с преступностью. Свердловск, 1983.

12.     Ильина А. М. Обязательное использование специальных познаний в уголовном процессе: дис. … канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2005.

13.     Шиканов В. И. Использование специальных познаний при расследовании убийств. Иркутск, 1976.

14.     Селина Е. В. Применение специальных познаний в уголовном процессе. М., 2002.

15.     Зайцева Е. А. Концепция развития института судебной экспертизы в условиях состязательного уголовного судопроизводства: автореф. дис. … д-ра юрид. наук. Екатеринбург, 2005.

16.     Арсеньев В. Д., Заблоцкий В. Г. Использование специальных знаний при установлении фактических обстоятельств уголовного дела. Красноярск, 1986.

17.     Трапезникова И. И. Специальные знания в уголовном процессе России (понятие, признаки, структура): дис. … канд. юрид. наук. Челябинск, 2004.

18.     Махов В. Н. Использование знаний сведущих лиц при расследовании преступлений. М., 2000.

19.     Якубов Р. С. Вопросы использования специальных экономических знаний при расследовании налоговых преступлений: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Челябинск, 2009.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle