Библиографическое описание:

Устинова А. В. Создание института присяжных заседателей в 1864 году как условие формирования гражданского общества и правового государства в Российской Федерации [Текст] // Актуальные проблемы права: материалы III междунар. науч. конф. (г. Москва, ноябрь 2014 г.). — М.: Буки-Веди, 2014. — С. 17-19.

Ещё в начале царствования Александра II в его манифесте прозвучали слова апостола Иакова: «Правда и милость да царствуют в судах». Их же начертают над входом в главное судебное здание... Первая попытка создания правового государства и самая последовательная из «Великих реформ» 60–70-х годов XIX века — так, пожалуй, можно охарактеризовать Судебную реформу 1864 г.

Актуальность исследования проблемы создания института присяжных заседателей в 1864 году как условие формирования гражданского общества и правового государства в Российской Федерации диктуется, во-первых, развитием в нашей стране демократии и необходимостью повышения социальной активности граждан. Вторая причина связана со значительно возросшей позитивной ролью права, влияющей на мотивацию правомерного поведения граждан, формирование их потребностей и интересов. Наконец, проводимая в России судебная реформа актуализирует поиск юридической наукой наиболее оптимальных моделей российской Фемиды. Всё это обусловливает рост интереса к различным аспектам истории правосудия, в том числе и к созданному в 1864 году институту присяжных заседателей.

До сих пор цели, характер и смысловое содержание Судебной реформы 1864 г. до конца остаются неисследованными. Дореволюционные историки в целом оценивали деятельность Александра II положительно, а реформы называли «Великими». В официальной дворянской историографии (Шумахер А. А., Татищев С. С.) личность Александра 2 и его реформы определяются очень высоко, с исключительно положительной точки зрения. Историки-либералы (В. О. Ключевский, С. Ф. Платонов) приветствовали как отмену крепостного права, так и последующие реформы, хотя и отмечали их противоречивость. О разных сторонах преобразований писали К. Д. Кавелин, В. О. Ключевский, С. С. Татищев, Б. Н. Чичерин. Однако дореволюционные историки практически не рассматривали ход реализации реформ.

Советская историография определяла преобразования, проведенные в 60–70-е гг. 19 века, как реакцию на глубокий кризис крепостнической системы и называла реформы «буржуазными». Крупнейший советский исследователь П. А. Зайончковский значительно расширил представление о подготовке и реализации реформ, ввел в оборот новый фактический материал.

Большинство современных историков рассматривают реформаторскую деятельность императора Александра II как уступку осознанной необходимости коренных преобразований, продиктованных кризисом всей николаевской системы.

Российская Фемида, существовавшая в Российской империи практически неизменной с времен Екатерины II, имела массу серьезных недостатков. Так, дореформенный суд носил сословный характер, отсутствовали не только четкое разграничение между судебной и административной властью, но и гласность процесса, равенство сторон и право на защиту. Бюрократизм, взятничество, низкий профессиональный уровень судей в сочетании с господством теории формальных доказательств, когда ценность последних определена заранее — всё это вызывало всеобщее недовольство существующей судебной системой. Кроме того, без реформы суда нельзя было рассчитывать и на помощь иностранного капитала, необходимого для экономического развития государства, да и на политическое развитие в целом. Наконец, невозможным без реформирования стало бы и становление, а в последующем и развитие гражданского общества. Поэтому преобразования были лишь вопросом времени. Однако очевидно, что эту реорганизацию нельзя было провести изолированно. Так, член Владимирского комитета И. С. Безобразов считал невозможным осуществление крестьянской реформы без судебной. Если не будет реализована последняя, то выход из крепостной зависимости приведет крестьянское население к тому, что «...лишив их защиты крепостной власти, передать на жертву произвола, жадности и лихоимства чиновников. Что, если одно крепостное право, то суровое, то мягкое, заменится другим, всегда суровым и никогда не смягчающимся? Напрасны будут труды наши, напрасны жертвы».

В 1864 году был принят ряд документов, изменивших старые формы судоустройства и судопроизводства: Учреждение судебных установлений, Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями, Устав уголовного судопроизводства, Устав гражданского судопроизводства. Вновь введенная судебная система, построенная на принципах независимости и отделения суда от администрации, гласности, состязательности, бессословности, презумпции невиновности, демократизма, оказалась одной из лучших в мире. Значительным проявлением последнего принципа явилось создание института присяжных заседателей, оказавшего благотворное влияние на всю российскую судебную систему.

«Отцами» суда присяжных в России были видные юристы Дмитрий Александрович Ровинский, Сергей Иванович Зарудный и Николай Андреевич Буцковский [1, с. 17–35]. При этом ими были учтены как зарубежный опыт деятельности суда с участием присяжных заседателей, так и особенности национальной истории и менталитета русского народа. Суд присяжных заседателей — это один из подлинно демократических судебных институтов, в котором власть суда взаимодействует с народными массами как партнеры, благодаря чему и создается реальная возможность приводить в должное соответствие право и справедливость, а в вердикте присяжных — находить выражение общественное правосознание. Суд присяжных — это прогрессивный шаг на пути становления и развития гражданского общества и правового государства в России.

Следует отметить, что создатели российского суда присяжных подчеркивали его отличие от европейских аналогов, состоящее в его аполитичности, неподсудности государственных преступлений. Ещё одним существенным отличием стал отказ от имущественного и введение служебного цензов [2, с. 117–118]. Присяжными заседателями могли быть русские подданные мужского пола в возрасте от 25 до 70 лет, имевшие ценз оседлости не менее двух лет. К тому же в списки «суда улицы» не могли попасть состоящие по судом и следствием; объявленные несостоятельными должниками; слепые, глухонемые и лишенные рассудка; не знающие русского языка; лица, имеющие с 1-го по 5-й ранг; сотрудники судов, прокуратуры, полиции; военнослужащие; священнослужители и монашествующие; учителя народных школ; лица, находящиеся в услужении [3, с. 407]. На основе списков присяжных заседателей составлялись так называемые очередные списки. Надо подчеркнуть, что закон прямо запрещал призывать в качестве заседателя чаще, чем один раз в два года. Кроме того, приглашались в суд 30 присяжных, причём обвинение и защита имели право отвода по 6 из них. Из оставшихся жребием избиралась коллегия из 12 основных и 2 запасных заседателей. В соответствии с Уставом уголовного судопроизводства присяжные имели право на осмотр следов преступления и иных доказательств, задавать вопросы через председателя суда сторонам процесса, просить необходимого правового толкования. Окончательное же решение суда формулировалось с учетом вердикта присяжных заседателей.

Одним из первостепенных вопросов истории любого государственного или общественного института является проблема его социального состава, который определяет характер учреждения, его деятельность, общественное мнение о нём. Можно сказать, что для рассматриваемого нами института — это вопрос чисто политический, являющийся «индикатором» демократичности. Неверно полагать, что крестьяне, составляющие подавляющее большинство населения страны, не становились присяжными заседателями. Хотя и согласно статистическим данным в столичных губерниях в большинстве своем поверенными от населения являлись представители привилегированных сословий, крестьян же в нестоличных уездах оказывалось гораздо больше половины. Такое явление оценить однозначно нельзя. Оно имело противоречивое значение как для самих крестьян, так и для нового судебного института.

Нельзя не упомянуть, что важным итогом реформы 1864 г. стало оживление в обществе интеллектуальных размышлений и научных споров. Так, например, между сторонами обвинения и защиты происходили публичные полемические состязания в правильном понимании и применении законов, остроумии, меткости и точности фраз, а также постижении струн человеческой души. Это не могло не привлекать внимание интеллигенции и прессы. Анатолий Фёдорович Кони писал: " Реформа внесла новые начала в нашу народную жизнь. Она пробудила в обществе силы, не находившие себе дотоле достаточного применения, она послужила нравственной школою народу и с такою систематическою настойчивостью стала вызывать в обществе стремление к истинному правосудию и уважение к человеческому достоинству»....

Полагаю, что в период проведения Судебной реформы 1864 г. был заложен фундамент русской политической культуры новейшего времени. Так, глубокие преобразования в нашей стране, связанные с переходом к системе правового государства и гражданского общества, возродили все то лучшее, что столь блестяще и потрясающе оправдало себя в во второй половине XIX века — восстановлен суд присяжных заседателей по абсолютному большинству уголовных дел. Он считается, как и в период «Великих реформ», лучшей формой правосудия, ибо обеспечивает, привлечение представителей народа. Отмечу, что правовая активность личности представляет собой наивысший уровень правомерного поведения, характеризующий её трудоемкую и инициативную деятельность по эффективному осуществлению защиты прав и исполнению обязанностей. Очевидно, что она имеет позитивный и общественно полезный характер. Именно в правовой активности проявляются высокая гражданственность, высокий уровень правосознания, а также направленность на укрепление демократии и законности. Считаю, в этих условиях важно не только воспитывать у граждан правовую культуру, гражданско-правовую активность, но и сформировывать такие социально значимые качества, как справедливость, уважение к закону, компетентность и умение налаживать связь с людьми. Ведь правовое воспитание сориентировано на идеи правового государства и гражданского общества, с положенными в их основу общечеловеческими ценностями.

Сейчас готовятся новые законопроекты судебной реформы в Российской Федерации. При этом, чтобы не допустить ошибок прошлого, нам следует внимательно выявить все недостатки и пороки существующей судебной системы и изучить, безусловно, предшествующий опыт государства в этом вопросе. Надо помнить, что правовое государство не вводится единовременным актом и не может стать результатом всего лишь одного только законодательства. Весь этот трудоёмкий процесс должен быть органически связан с обществом и пережит им, если, конечно, оно для этого созрело.

 

Литература:

 

1.                             Кони А. Ф. Отцы и дети Судебной реформы. К пятидесятилетию Судебных Уставов. М., 2003. С. 17–35.

2.                             Ефимовских В. Л. История отечественного государства и права// Перм. гос. нац. иссл. ун-т. 2014. С. 117–118.

3.                             Ленин В. И. Поли. собр. соч. М., 1967. Т. 4. С. 407.

4.                             Судебная реформа 1864. Советская историческая энциклопедия, М., 1971, С. 934–935.

5.                             Немытина М. В. Российский суд присяжных. Учебно-методическое пособие. М., 1995.

6.                             Демичев А. А. Периодизация истории суда присяжных в России // Журнал Российского права. 2001. № 7. С. 137–150.

7.                             Мельник В. В. Суд присяжных в России: ретроспектива и день сегодняшний // Журнал Российского права. 1999. № 5/6. С. 34–44.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle