Библиографическое описание:

Щиров Е. В. Проблемы расследования преступлений, связанных с незаконным возвратом НДС [Текст] // Актуальные проблемы права: материалы III междунар. науч. конф. (г. Москва, ноябрь 2014 г.). — М.: Буки-Веди, 2014. — С. 45-48.

 

Налог на добавленную стоимость (далее по тексту — НДС) претендует на свою некоторую уникальность, как в экономическом смысле, так и в истории развития этого налога.

В 1954 году французский экономист Морис Лоре предложил заменить налог с оборота на налог на добавленную стоимость. В 2014 году НДС исполняется 60 лет. Применение НДС является одним из обязательных условий для вступления в Европейский Союз. НДС применяется в 135 странах мира, то есть достаточно популярен среди развивающихся стран и стран с низким уровнем экономического развития. НДС применяется и у нас.

Этот налог по-прежнему остается одним из самых запутанных и сложных налогов в налоговой системе России. Об этом свидетельствует обширная судебная практика по налоговым спорам, связанных с исчислением и уплатой НДС.

Незаконные схемы возмещения НДС наносят колоссальный ущерб бюджету. Огромное количество схем ухода от налогообложения, сложность администрирования НДС и пробелы в законодательстве позволяют недобросовестным предпринимателям осуществлять операции по его незаконному возмещению.

По неофициальным подсчетам в течение года путем различных схем из бюджета при помощи фирм-однодневок выводится до 700 млрд. руб. Отсутствие точных оценок наносимого ущерба при помощи таких схем является одним из недостатков данного налога.

Преступления, связанные с незаконным возвратом НДС не обладают сильными отличиями от иных налоговых преступлений. Одним из наиболее характерных признаков данных преступлений является использование в схемах по незаконному возврату НДС «фирм-однодневок».

«Фирмы-однодневки» — это юридические лица, которые создаются исключительно для осуществления фиктивных финансовых операций, при этом не планируется составлять отчетность и платить налоги. Никакой реальной предпринимательской деятельностью такие компании не занимаются.

Схем возмещения НДС множество, какие-то из них могут показаться на первый взгляд законными. Некоторые предприниматели, добросовестно заблуждаясь и не разобравшись в деталях, начинают их применять на практике. В действительности же оказывается, что данные способы «оптимизации» не являются законными.

Некоторые схемы налоговым органам известны давно, поэтому, если у организаторов незаконной схемы нет покровителя, который ее пролоббирует шансов получить возмещение таким способом, просто нет. К устаревшим схемам можно отнести механизм возврата НДС в отсутствие выручки.

Фирма покупает какой-либо товар для реализации на сумму 14 миллионов рублей, но не успевает его продать, а декларацию по НДС необходимо. Фирма заявляет возмещение 2,52 миллионов рублей с приобретенной продукции.

Способы борьбы с таким мошенничеством основаны на осмотре складов, в которых в лучшем случае лежат дрова. В настоящее время при отсутствии выручки НДС не возмещается, пока налоговики не проверят помещения для хранения товаров и не убедятся в реальности существования товара.

Признаки, указывающие на использование хозяйствующим субъектом в своей предпринимательской деятельности «фирмы-однодневки» были сформулированы в Приказ ФНС России от 30.05.2007 N ММ-3–06/333@ «Об утверждении Концепции системы планирования выездных налоговых проверок»:

-                   отсутствие личных контактов руководства (уполномоченных должностных лиц) компании-поставщика и руководства (уполномоченных должностных лиц) компании-покупателя при обсуждении условий поставок, а также при подписании договоров;

-                   отсутствие документального подтверждения полномочий руководителя компании-контрагента, копий документа, удостоверяющего его личность;

-                   отсутствие документального подтверждения полномочий представителя контрагента, копий документа, удостоверяющего его личность;

-                   отсутствие информации о фактическом местонахождении контрагента, а также о местонахождении складских и/или производственных и/или торговых площадей;

-                   отсутствие информации о способе получения сведений о контрагенте (нет рекламы в СМИ, рекомендаций партнеров или других лиц, сайта контрагента и т. п.). При этом негативность данного признака усугубляется наличием доступной информации (например, в СМИ, наружная реклама, интернет-сайты и т. д.) о других участниках рынка (в том числе производителях) идентичных (аналогичных) товаров (работ, услуг), в том числе предлагающих свои товары (работы, услуги) по более низким ценам;

-                   отсутствие информации о государственной регистрации контрагента в ЕГРЮЛ (общий доступ, официальный сайт ФНС России — www.nalog.ru).

Одновременно стоит отметить, что установленные критерии не являются исчерпывающими.

На практике случается, что даже добросовестный контрагент может не иметь рекомендаций от партнеров или наружной рекламы (например, ввиду финансовых обстоятельств, уровня развития компании, текущих приоритетов). Кроме того, заключая договоры, добросовестные контрагенты могут устанавливать контакты через своих уполномоченных представителей, работников, имеющих соответствующие полномочия. Отсутствие сайта также не всегда свидетельствует о том, что контрагент не сможет выполнить обязательства по договору.

Сведения об операциях по банковскому счету юридического лица являются не менее важными. Истребованные выписки из банковского счета «фирмы-однодневки» наглядным образом позволят установить несоответствие структуры баланса характеру и количеству проводимых операций по банковскому счету.

Как правило, первым делом обнаруживается громаднейший перекос. Так, в отсутствие активов (кроме 10 тыс. рублей уставного капитала) и у фирма проводит многомиллионные транзакции по счету.

То есть, компания, не имеющая в своих активах ни запасов, ни готовой продукции с нулевым балансом, по банковским выпискам окажется крупной торговой компанией, торгующей различными товарами, от гвоздей до космически ракет.

Вторым признаком фиктивности компании может быть, превышающее разумные пределы количество торговых операций, это согласуется с истинной целью «фирм-однодневок» поскольку в основном они используются для транзита, вывода, легализации и обналичивания денежных средств по заказу «клиентов».

В-третьих, для подобного рода операций фирмы используются достаточно мелкие банки, основная функция которых — обслуживание таких компаний.

Сегодня статистика уголовных дел по налоговым преступлениям обнаруживает некоторые сложности в их раскрытии и расследовании.

Во время президентства Д. А. Медведева с 7 декабря 2011 г. Федеральным законом от 06.12.2011 № 407-ФЗ был изменен порядок возбуждения уголовных дел по налоговым преступлениям: поводом для возбуждения дела служат только материалы налоговых органов, направленные для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.

Существуют два диаметрально противоположных мнения, так сказать, противоборствующих сторон относительно причин снижения числа налоговых преступлений.

Бизнес-сообщество настаивает, что либерализация уголовно-процессуального законодательства относительно порядка возбуждения уголовных дел лишила следственные органы инструмента давления на бизнес.

Ввиду необходимости получения заключения от налоговых органов, снизилось количество необоснованно возбуждаемых ранее уголовных дел в отношении предпринимателей.

Следственный комитет РФ полагает же, что снижение количества уголовных дел скорее связано с качеством работы налоговых органов в вопросе своевременного выявления и направления материалов по налоговым правонарушениям в следственные органы.

По данным ГИАЦ МВД России, начиная с 2010 года, наблюдалось стабильное, на уровне 30–40 %, ежегодное сокращение количества противоправных деяний в сфере налогообложения.

За 9 месяцев 2012 г. выявлено 5 301 налоговое преступление (- 31 % к 2011 г.), из них расследовано 4 433 уголовных дела: 2 589 — СК России и 1 819 — органами внутренних дел (в период полицейской подследственности налоговых преступлений).

По ст. 173 УК РФ «Лжепредпринимательство» осуждено:

-                   в 2009 г. — 55 человек (из них 11 — к реальному лишению свободы);

-                   в 2010 г. — 9 человек (из них ни одного — к реальному лишению свободы).

В декабре 2011 г. — октябре 2012 г. зарегистрировано (ведется предварительное следствие):

-                   по ст. 173.1 УК РФ «Незаконное образование (создание, реорганизация) юридического лица» — 50 преступлений;

-                   по ст. 173.2 «Незаконное использование документов для образования (создания, реорганизации) юридического лица» — 3 преступления [2].

Если быть объективным, то все-таки стоит признать, что изменения и дополнения, внесенные Федеральным законом от 6 декабря 2011 г. № 407-ФЗ негативно повлияли на эффективность противодействия налоговым преступлениям, в том числе на практику их выявления и расследования, что подтверждается статистикой.

Не более 8 % уголовных дел возбуждаются по результатам проверок налоговых органов [1]. Наибольшее число сообщений о преступлениях поступало из правоохранительных органов. В 1-м полугодии 2011 г. их удельный вес составил 65 % (1-е полугодие 2010 г. — 60,5 %), в 2010 г. — 57 %. Удельный вес таких сообщений, поступивших из контролирующих органов в 2009 г., составил 39 %, в 2010 г. — 37 %, в 1-м полугодии 2010 г. — 34 %, в 1-м полугодии 2011 г. — 31 %.

Относительно невысокая выявляемость преступлений налоговыми органами обусловлена тем, что функция противодействия налоговым преступлениям для них является второстепенной. Основная их задача — контроль (проверка) правильности исчисления налогоплательщиками сумм налогов исходя из представленных ими документов бухгалтерской и налоговой отчетности, в доначислении выявленных недоимок по ним и привлечении виновных к налоговой ответственности. Для реализации этих задач налоговый орган наделен полномочиями по проведению мероприятий налогового контроля, которые не являются оперативно-розыскными мероприятиями [4].

В рамках ОРД есть возможность негласно прослушивать телефонные и иные переговоры лиц, заподозренных в причастности к преступлению. Во многих случаях именно по результатам этого оперативно-розыскного мероприятия удавалось доказать умысел лица, совершившего преступление, предварительный сговор отдельных участников преступного уклонения от уплаты налогов или причастность конкретных лиц к деятельности той или иной фиктивной организации (так называемой фирме-однодневке либо компании-прокладке), используемой в преступной схеме. Применялись также такие средства, как легендированное оперативное внедрение в компанию под видом наемного работника, посредством чего удавалось произвести оперативное документирование таких фактов, как выплата наличными денежными средствами части заработной платы, сокрытой от налогообложения, источник происхождения и направление движения не отраженных в бухгалтерском учете материальных ценностей и денежных средств, а также ведение так называемой двойной бухгалтерии. Практиковались также оперативно-тактические комбинации, основанные на легендированном внедрении в преступные налоговые организации.

С принятием федеральным законом от 6 декабря 2011 г. № 407-ФЗ ОВД фактически отстранены от выявления налоговых преступлений. Конечно, за ними сохранена функция по раскрытию этих преступлений, однако результативность такой деятельности без функции по выявлению налоговых преступлений, которая и определяет в конечном счете статистические показатели деятельности ОВД, вызывает сомнение. Это негативно отражается и на эффективности оперативного сопровождения предварительного расследования по уголовным делам о налоговых преступлениях [3].

Следственный комитет РФ обратил внимание Президента РФ на снижение количества возбуждаемых уголовных дела по налоговым преступлениям и выступил с законодательной инициативой о фактической отмене поправок внесённых федеральным законом от 6 декабря 2011 г. № 407-ФЗ.

К жалобам СКР прислушался президент Владимир Путин — в октябре он внес в Госдуму проект поправок в Уголовно-процессуальный кодекс, возвращающий следователям право самостоятельно возбуждать дела. Документ уже принят в первом чтении.

 

Литература:

 

1.                  Бастрыкин А. Перспективы создания в России финансовой полиции и пути совершенствования деятельности по противодействию финансовой преступности // URL: http://www.sledcom.ru/ blog/ detail.php?ID=85628 (дата обращения: 30.08.2014);

2.                  Завязочкинова М. Интервью. Новый механизм выявления налоговых преступлений продуманно сложен // Налоговед. № 12 2012. URL: http://nalogoved.ru/art/1514 (дата обращения: 30.08.2014);

3.                  Парфенова М. В., Великая Е. В. Сложности выявления и расследования преступлений в сфере налогообложения // Законность. 2013. № 3. С. 42–46;

4.                  Смирнов Г. К. Налоговые преступления: пределы либерализации // ЭЖ-Юрист. 2011. № 46.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle