Библиографическое описание:

Шередеко Е. В. Судебный прецедент в Великобритании в начале XXI века [Текст] // Государство и право: теория и практика: материалы III междунар. науч. конф. (г. Чита, июль 2014 г.). — Чита: Издательство Молодой ученый, 2014. — С. 107-111.

В соответствии с теорией права юридический прецедент является одной из четырех форм (источников) права наравне с правовым обычаем, нормативным договором, нормативным актом.

В юридическом словаре прецедент (от лат. praecedens, praecedentis — предшествующий) определяется как поведение в конкретной ситуации, которое рассматривается как образец при аналогичных обстоятельствах [1].

Юридический прецедент — это судебное или административное решение по конкретному делу, которому придается сила нормы права и которым руководствуются при решении схожих дел [2, с. 62]. Судебный прецедент — это решение по конкретному делу, являющееся обязательным для судов той же или низшей инстанции при решении аналогичных дел либо служащее примерным образцом толкования закона.

Значение судебного прецедента для права Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии (далее — Великобритания) сложно недооценить. Во-первых, судебный прецедент как форма (источник) права сформировался и был теоретически обоснован именно в Великобритании. Во-вторых, как справедливо отметил Р. Давид, английские юристы рассматривают свое право главным образом как право судебной практики. Судебный прецедент является основной формой общего права и права справедливости.            

Право, как и его формы (источники) постоянно развиваются. В конце XX- начале XXI веков в Великобритании прошли серьезные реформы, оказавшие влияние на развитие доктрины судебного прецедента. Так, итогом судебной реформы стала передача полномочий Апелляционного комитета Палаты лордов (Appellete Committee of House of Lords), осуществляющего деятельность от имени Палаты лордов, и Судебного комитета Тайного совета (Judicial Committee of the Privy Council) новому высшему судебному органу — Верховному суду Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии (далее — Верховный суд Великобритании). К сожалению, в российской научной правовой литературе эти изменения не получили должного отражения.

Целью данного исследования является актуализация доктрины судебного прецедента в Великобритании в свете проводимых в государстве преобразований.

Английская доктрина относит судебные прецеденты к неписанным источникам права. Хотя судебные решения существуют в писаной форме, то есть зафиксированы на бумаге, но выражение «писаный закон» означает только акт (закон), официально принятый Парламентом [3, с. 7].

Правило прецедента раскрывается доктриной судебного прецедента и имеет следующее содержание:

1)         решения, выносимые Верховным судом Великобритании, составляют обязательные прецеденты для всех судов и самого Верховного суда Великобритании;

2)         решения, принятые Апелляционным судом, обязательны для всех судов, кроме Верховного суда Великобритании;

3)         решения, выносимые Высоким судом правосудия, обязательны для всех судов, кроме Верховного суда Великобритании и Апелляционного суда.

Судебный прецедент создается при рассмотрении конкретных дел по спорам между физическими лицами, компаниями, государством, если отсутствует нормативно-правовой акт. В этом случае для урегулирования спорного вопроса суду предоставляется право для выработки правового положения в рамках этого дела.

Не любое судебное решение высших органов судебной власти становится судебным прецедентом, а только то, которое вынесено большинством голосов членов суда. Если мнения судей разделяются, то каждый судья излагает свое мнение отдельно, но оно не имеет силы прецедента. Однако не исключается возможность, что особое мнение судьи по одному делу может стать впоследствии мнением большинства по другому делу.

Основу судебного решения, то есть саму прецедентную норму, составляет ratio decidendi. Остальная часть, или obiter dictum, рассматривается как заявление, относящееся к вопросу, который не составляет предмета решения суда. Она носит аргументирующий, разъясняющий или уточняющий характер.

Для правильного выделения ratio decidendi необходимо знать структуру судебного решения, включающую три части: установочную, правовую и заключительную. В установочной части излагаются факты дела, прямые и косвенные доказательства. Правовая часть содержит изложение правовых принципов, применимых к правовым проблемам, возникающим из конкретных обстоятельств [4, с. 70]. В заключительной части излагается решение по делу, которые сделал суд на основании применения правовых принципов к установленным фактам в деле.

Для сторон спора наиболее важной частью является заключительная, так как в ней окончательно устанавливаются их права и обязанности. Но с точки зрения доктрины судебного прецедента наиболее существенным элементом судебного решения является правовая часть — ratio decidendi. Р.Уолкер отмечает: «…ratio decidendi может быть определено как применяемое к правовым вопросам, возникающим в связи с установленными фактами, правоположение, на котором основано решение» [5, с. 159].

Сложность применения судебного прецедента заключается в том, что определить точную дату вступления его в силу — невозможно. Кроме этого, судьи по своему усмотрению могут обратить действие прецедентной нормы в прошлое, настоящее и будущее.

Окончание действия прецедента связано с такими процедурами, как судебное преодоление (overrule) и отклонение от прецедента (distinguish). Первая процедура заключается в замене прежнего прецедента новым решением вышестоящего или того же суда, если последний имеет соответствующую юрисдикцию. Вторая процедура применяется в том случае, если норма акта Парламента, в соответствии с которым был принят судебный прецедент, утратила силу. Выяснение, какие судебные прецеденты утратят свое прецедентное значение, возлагается на суды. А. К. Романов отмечает: «Судьи предпочитают не отменять прецеденты, но отличать их (distinguish). При необходимости данный прием позволяет возродить любой так называемый «спящий» прецедент» [6, с.114].

Судебный прецедент подлежит обязательному опубликованию, что придает прецеденту официальность и общедоступность использования его в практической деятельности. Наиболее авторитетными являются издания Инкорпорированного совета судебных отчетов Англии и Уэльса. Данным органом выпускается четыре сборника в серии «Судебные отчеты», в которых содержаться решения апелляционных инстанций, решения отделения королевской скамьи Высокого суда, решения отделения по семейным делам Высокого суда, решения канцелярского отделения Высокого суда.

Однако современный уровень развития информационных технологий позволил перейти на электронные средства публикации судебных решений, что дало возможность опубликовывать все решения высших судов и обеспечивать неограниченный допуск к ним. Так, с 1996г. в Интернете публиковались все решения Палаты лордов, а в 2014 г. Верховный суд Великобритании стал первым в мире высшим судебным органом государства, публикующим свои новости через Twitter. Использование сервиса микроблогов позволит оперативно и просто информировать подписчиков о деятельности суда [7].

В случае неясности или неопределенности права суды в Великобритании имеют право осуществлять его толкование. При этом толкование сводится не только к уяснению и разъяснению содержания его источников, а выступает аналогом «применения права». Высшие судебные органы государства могут принимать право, то есть выносить судебные решения — судебные прецеденты, являющиеся источником (формой) права. Любые суды исполняют право, то есть следуют требованиям правовых норм, содержащихся в источниках права. И, наконец, суды могут применять право, то есть осуществляют осмысленные с точки зрения права действия.

Основными методами толкования судами законодательства являются уяснение (interpretation) и разъяснение (construction). Первый метод сводится к ознакомлению с актом Парламента и применению его норм исходя лишь из того, что в них написано и в объеме написанного. Разъяснение предполагает восприятие не только слов, но и позиции законодателя в целом. В Великобритании есть специальный Акт «О правилах толкования» 1978 г. (Rules of Interpretation Act), и многие акты Парламента содержат специальные разделы, объясняющие употребленные в акте термины.

Кроме этого, суд толкует законодательство на сновании презумпций толкования (Presumption in Interpretation) [8], специальных правил (канонов) толкования (Canons of Construction) и приемов толкования [9].

Канонами толкования называют особые правила для судей при разъяснении положений законодательства. Большинство канонов представляют собой конвенции, выработанные судьями и соблюдаемые ими в силу традиции. Каноны необходимы для определения пределов, в которых судьи могут считать себя свободными, не опасаясь своими решениями вступить в конфликт с законодательной властью.

Выделяют несколько видов канонов толкования.

1)      Грамматическое (буквальное) толкование (literal approach или literal rule). Его суть выражается в том, что волю Парламента следует устанавливать исходя из обычного и общеупотребительного смысла слов, используемых в тексте законодательного акта. Суд не может подменять Парламент или корректировать слова в тексте его акта.

2)      Логическое толкование (golden approach или golden rule) выражается в том, что суд может применять буквальное толкование лишь в тех пределах, в каких не приводит к искажению смысла закона в целом.

3)      Историческое (целевое) толкование (Purposive approach или Mischief Rule) — применяется в том случае, когда текст закона обнаруживает неясность, и суд может обратиться к праву, действовавшему до принятия данного акта Парламента, и к другим документам, чтобы обнаружить цель, которую преследовал законодатель, выявить какую проблему он хотел решить.

Приведем ряд примеров использования канонов толкования. Так, в деле Calland v. Commissioner and FSA (2008 г.) [10] перед судом встала необходимость в толковании закрепленного в законодательстве Великобритании принципа «профессиональной привилегии», который действует в отношении корреспонденции и консультаций, предоставляемых квалифицированными юристами их клиентам. Суд пришел к выводу, что законодательство не делает различий между представителями юридической профессии. Следовательно, принцип «профессиональной привилегии» будет распространяться как на профессиональных юридических советников (солиситора, барристера, лицензированного юриста, ведущего операции с недвижимостью, или юриста-стажера, обладающего необходимой профессиональной квалификацией), так и на юридических советников, являющихся независимыми юристами, юрисконсультов, и даже юристов, работающих на государство.

Верховный суд Великобритании в 2013 г. рассмотрел дело Prudential Plc.& Anor v Special Commissioner of Income Tax [11] по вопросу вышеуказанного принципа «профессиональной привилегии». Фабула дела состояла в том, что истец заявлял о необходимости расширительного применения принципа в отношении консультаций по налоговым и иным вопросам, полученным клиентом от своих бухгалтеров (аудиторов). Он отмечал, что «…большая часть консультаций по налоговым вопросам сейчас предоставляется квалифицированными бухгалтерами, нежели юристами», и нет никаких правовых оснований для ограничения применения принципа «профессиональной привилегии» только в тех случаях, когда в качестве консультантов выступает «…квалифицированный юрист, в отличие от квалифицированного аудитора».

В решении Верховного суда Великобритании, принятом большинством голосов, было высказано несколько актуальных для нашего исследования мнений, в которых просматривается историческое и логическое толкование законодательства. Во-первых, суд отказался распространять принцип «профессиональной привилегии» на иных специалистов, кроме квалифицированных юристов, так как это свидетельствовало бы о «…расширении Судом сферы применения данного принципа за пределы его применения и толкования, которые сложились за многие годы». Принятие судом иного решения могло бы повлечь существенные последствия в виде «неоднозначного и противоречивого (непоследовательного) применения» принципа.

Во-вторых, суд обратил внимание на то обстоятельство, что в соответствии с ранее принятым законом расширение сферы применения принципа «профессиональной привилегии» относится к компетенции Парламента, и судебная власть неправомочна без обращения (участия) Парламента решать подобный вопрос.

4)      Юридическое толкование (human rights approach) — новый вид толкования, появившийся после принятия Акта «О правах человека» (Act of Human Rights) 1998 г. (далее- Акт 1998 г.) В соответствии с ним законы и ведомственные подзаконные акты должны толковаться и применяться, не противореча правам, установленным в Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г. [12].

Так, в 2012 г. Верховный суд Великобритании принял решение, что молитвы, читаемые перед проведением заседаний муниципальных советов, являются неконституционными, и они «несовместимы с Европейской конвенцией по правам человека» [13].

В Акте 1998 г. говориться о том, что первичное и подчиненное законодательство Великобритании истолковывается и применяется образом, согласуемым с конституционными правами. Складывается следующая ситуация: несмотря на наличие Акта 1998 г. продолжает действовать любое законодательство, даже прямо противоречащее ему, до тех пор, пока суды (Верховный суд Великобритании, Судебный комитет Тайного совета, Высокий суд юстициариев в Шотландии, Высокий суд или Апелляционный суд) не объявят о его несоответствии конвенционному праву (ст. 3–4 Акта 1998 г.). На основании этого объявления несоответствующий акт будет отменен Парламентом страны.

Выделим три основания для классификации судебных прецедентов: по происхождению, по степени обязательности и в зависимости от органа власти, принявшего судебный прецедент.

По происхождению судебные прецеденты можно подразделить на внутренние и внешние. К «внутренним» относятся решения высших государственных судов (Верховный суд Великобритании, Апелляционный суд и т. д.), а также решения всех вышестоящих судов для нижестоящих. «Внешними» судебными прецедентами являются решения международных судов, являющиеся обязательными для судов Великобритании в силу международных договоренностей. К ним относятся решения Европейского суда по правам человека, Европейского суда справедливости.

По степени обязательности выделяют два вида судебных прецедентов — убедительные и обязательные.

Убедительными прецедентами являются судебные решения, которые не имеют обязательной силы, но судьи должны принимать их во внимание. К ним относятся решения, которые приняты нижестоящими судами или описаны в доктрине. Некоторые авторы относят к ним решения Европейского суда справедливости [14, с. 40]. Проблема разночтений заключается в буквальном толковании норм Акта о Европейских сообществах 1972 г. Согласно п.1 ст. 3 Акта правовые документы Сообщества должны рассматриваться в качестве правовых норм, но п. 2 содержит положения, что «осведомленность судей должна проистекать из Договоров, из Официального органа Сообщества…». Выражение «осведомленность судей» может трактоваться как убедительный прецедент, так как судьи знают правовые нормы Европейского союза, судебные решения, но могут применять их по своему усмотрению.

Но сама суть статьи заключается в том, что судьи должны использовать в судебной практике не трактовки или доктринальное понимание Договора или иного акта Содружества кем-либо (иным национальным судом, известным британским ученым), а правовые нормы Договора или иного акта Сообщества, полученные из официального источника (Official Journal of the Communities) или из какого либо решения или мнения, выраженного Европейским судом по какому — либо относящемуся к делу вопросу.

Таким образом, принимая во внимание принцип прямого действия права Европейского союза на территории Великобритании, решения Европейского суда справедливости нельзя относить к убедительным прецедентам.

Обязательные прецеденты — это все решения вышестоящих судов, а также решения, ранее вынесенные тем судом, который рассматривал дело. Для всех судов без исключения являются обязательными решения Верховного суда. Необходимо обратить внимание на следующую историческую неточность, имеющую место в некоторых российских научных изданиях. Например, С. А. Нотин в диссертационном исследовании пишет о том, что Палата лордов является единственным судебным органом, который признал за собой право не следовать собственным прецедентам [14, с. 39–41]. Однако такое право было отменено самой Палатой лордов еще в 1966 г., а с 2005 г. судебные полномочия Палаты лордов постепенно были переданы Верховному суду Великобритании.

В продолжение вышеизложенного, можно выделить новое основание классификации судебных прецедентов — в зависимости от органа, принявшего судебный прецедент. По этому основанию выделяются судебные прецеденты, принятые судебными органами, в том числе Верховным судом Великобритании, и судебные прецеденты, принятые законодательным органом Великобритании, то есть Апелляционным комитетом Палаты лордов.

Исследование основных изменений в доктрине судебного прецедента в Великобритании в XXI веке необходимо завершить его определением, а также рядом выводов.

1)                 Судебный прецедент — это судебное решение высшего органа судебной власти по конкретному делу, вынесенное в рамках установленной юридической процедуры, содержащее правоположение, служащее обязательным правилом применения для аналогичных дел в будущем [4, с. 70], и опубликованное в официальных источниках.

2)                 Судебная реформа, прошедшая в конце XX — начале XXI века имела важное последствие, выражающееся в изменении системы судов в Великобритании, а также в передаче высших судебных полномочий от органа законодательной власти (Палаты лордов) органу судебной власти (Верховному суду Великобритании). Таким образом, изменились названия и перечень судов, решения которых рассматриваются как судебные прецеденты.

3)                 Принятие Акта о правах человека 1998 г. обогатило теорию судебного прецедента новым видом толкования — юридическим (human rights approach), в соответствии с которым законы и ведомственные подзаконные акты должны толковаться и применяться, не противореча правам, установленным в Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г.

Литература:

1.      Прецедент // АКАДЕМИК: сайт. URL: http://jurisprudence.academic.ru/10214/Прецедент (дата обращения: 28.12.2013).

2.      Шебалкин, И. В. Актуальные проблемы теории государства и права. Учебное пособие. / И. В. Шебалкин. — М., 2013.

3.      James, Ph. S. Introduction to English Law. — L., 1977.

4.      Гук, П. А. Судебный прецедент как источник права: дис. … канд. юрид. наук. / П. А. Гук — Саратов, 2002.

5.      Уолкер, Р. Английская судебная система. — М., 1980.

6.      Романов, А. К. Право и правовая система Великобритании: учебное пособие / А. К. Романов. — М., 2010.

7.      ВС Великобритании будет извещать о своих решениях через Twitter // Электронное периодическое издание «Российское агентство правовой и судебной информации (РАПСИ)»: сайт. URL:

8.      http://rapsinews.ru/international_news/20120206/ 260001915.html (дата обращения: 27.03.2014).

9.      Презумпции толкования выработаны судебной практикой. К ним относятся: презумпция запрета фундаментальных изменений общего права на основании предположения, презумпция против отменяя естественных прав, презумпция против отстранения суда от его юрисдикции, презумпция, в силу которой закон не имеет обязательной силы для Короны, если иное не определено в законе и т. д.

10.  Приемы толкования применяются в рамках правил (канонов) толкования, и имеют методический, технический характер. К ним относятся: толкование из контекста, прием «такой же, как другие с ним связанные», прием «следуй тому же роду», прием «указание на одно исключает другое» и др.

11.  Британская профессиональная привилегия юристов // lawfirm.ru — сайт. URL: http://lawfirm.ru/pr/index.php?id=4821 (дата обращения: 02.04. 2014).

12.  Dispute Resolution Bulletin. January 2013 // hfw.com — сайт. URL: http://www.hfw.com/ downloads/Dispute %20Resolution %20Bulletin %20 %5BA4 %204pp % 5D %20January %202013.pdf (дата обращения: 02.04.2014).

13.  Act of human rights 1998. — London: Crown Copyright, 1998.

14.  Верховный суд Великобритании решил, что молитвы перед заседаниями муниципальных советов нарушают права человека // radonezh.ru — сайт. URL: http://www.radonezh.ru/news/15882.html (дата обращения: 02.04. 2014)

15.  Нотин, С. А. Судебная практика в системе источников налогового права: на примере ЕС и РФ: дис. … канд. юрид. наук./ С. А. Нотин — М., 2003.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle