Библиографическое описание:

Мазанюк Ю. А. Появление Братства нотариусов в Нидерландах [Текст] // Государство и право: теория и практика: материалы III междунар. науч. конф. (г. Чита, июль 2014 г.). — Чита: Издательство Молодой ученый, 2014. — С. 95-97.

Большинство нотариусов восприняло Закон о нотариате 1842 года как унижающий их достоинство и несправедливый с финансовой точки зрения. Поэтому инициатива амстердамского нотариуса Бруно Тидемана создать объединение нотариусов упала на благодатную почву [6, P. 305, 68], [7, P. 408–417]. Бруно Тидеман родился в 1803 году в Амстердаме в семье маклера, специализировавшегося на операциях с ценными бумагами и страховании. Уже в юном возрасте он поступил на обучение в одну нотариальную контору. В 1827 году он стал студентом юридического факультета в Атенеум Иллюстра в Амстердаме. Атенеум Иллюстра — школа, основанная в 1632 году. Всеобще признано, что именно из этой школы позднее был сформирован Амстердамский университет. В 1815 году Атенеум Иллюстра был законодательно признан в качестве высшего учебного заведения. После того как в 1877 году в этом вузе была введена аспирантура, Атенеум был преобразован в городской университет города Амстердама с присвоением имени «Амстердамский университет». Поскольку в Атенеуме тогда не было аспирантуры, Бруно Тидеман не смог получить звание магистра. Уже скоро после того как Тидеман стал студентом, он заключил сделку с нотариусом Й. С. Бондтом о том, что тот подаст в отставку и продаст свой нотариальный архив Тидеману за 10 тысяч гульденов. Сделка состоялась, и в 1829 году Тидеман был назначен преемником практики Бондта. В дальнейшем он объединился с ещё одним нотариусом, чей протокол он позднее купил за 5 тысяч гульденов.

В октябре 1842 года он разослал всем нотариусам циркуляр с предложением объединиться в Братство. Из примерно 750 адресатов на предложение Тидемана отреагировали около 200. После второго циркуляра было создано правление, была разработана концепция регламента действия и была создана редакционная комиссия по созданию окончательного регламента. В своём следующем циркуляре в январе 1844 года Тидеман уже мог сообщить всем адресатам о создании Братства нотариусов в Нидерландах. Первое ежегодное заседание состоялось в июне 1844 года, и тогда стало ясно, что из 747 действовавших в Нидерландах нотариусов в Братство вошли 271 нотариусов. Оказалось, что инициатива была зажигательной, поскольку уже семь лет спустя, в 1851 году, кандидаты в нотариусы тоже создали своё Братство. Тидеману удалось объединить примерно одну третью часть всех нотариальных сил в Нидерландах.

В первом ежегодном отчёте Братства, который Тидеман, будучи генеральным секретарём, представил в 1844 году, он подробно остановился на истории и причинах создания Братства, а также его целях. Братство нотариусов, объединяющее их на добровольной основе, должно было, по замыслу Тидемана, восстановить их взаимосвязи между собой и послужить новым импульсом к развитию всего нотариального корпуса. Также Братство ставило перед собой целью защиту интересов нотариата во взаимоотношениях с правительством и парламентом, а также материальную поддержку членов Братства путём создания различных фондов для вдов и членов семей нотариусов [6, P. 420].

В 1878 году в Закон о нотариате было внесено первое важное изменение. Это изменение частично удовлетворяло требованиям и пожеланиям Братства. Так, для кандидатов в нотариусы была установлена обязательная двухлетняя стажировка, и были расширены права нотариусов по распоряжению своим архивом. Если раньше нотариус мог рекомендовать окружному суду своего коллегу, который бы после смерти вышеназванного нотариуса выступал бы в качестве хранителя его архива, то сейчас это можно было делать также и в случае досрочного почётного выхода на пенсию. Таким образом, стало значительно проще торговать своим архивом. Также была учреждена Государственная комиссия, в полномочия которой входил приём экзаменов у кандидатов в нотариусы.

Введение обязательной стажировки и более широкие права по распоряжению нотариальным архивом являлись одними из основных требований и пожеланий Братства. Государственная комиссия состояла из семи членов, которые каждый год переназначались. Нотариусы могли входить в состав этой комиссии, однако они никогда не составляли большинство. То есть, нотариат не мог оказывать большого влияния в вопросах доступа к нотариальной должности. С другой стороны, эта комиссия ужесточила правила для экзаменующихся [4, P. 48].

На рубеже веков в Нидерландах членами Братства было меньше нотариусов, чем в 1851 году. Сокращение числа членов Братства объяснялось ещё также и тем, что очень небольшое число из недавно назначенных нотариусов становились членами Братства.

Повышение уровня нотариата привел к развитию научной мысли, стали появляться различные периодические издания, в которых рассматривались вопросы нотариата с научной точки зрения [3, P. 45]. Многое в этом отношении было сделано учрежденным в 1844 г. Королевским братством нидерландских нотариусов (определение королевский было присвоено Братству нотариусов в 1968 году в связи с празднованием 125-летнего юбилея организации) и Братством кандидатов в нотариусы, основанном в 1851 г. Первые в период с 1844 по 1967 гг. включительно распространяли среди подписчиков «Журнал Братства нидерландских нотариусов», а другие с 1870 г. издают еженедельник «Частное право, нотариат и вопросы регистрации» (до 1898 г. журнал назывался «Нотариат и вопросы регистрации»). Наряду с этим в преддверии ежегодных собраний членов этих Братств на повестку дня выносятся обсуждение некоторых вопросов, которые представляют интерес не только для этой области права [7, P. 97].

В 1904 году в Закон о нотариате 1842 г. были внесены важные изменения — были учреждены Палаты по надзору за нотариальной деятельностью. Палаты были очень важными органами в нотариальной сфере, так как к ним теперь перешёл надзор за нотариальной деятельностью от прокуратуры. Также они играли очень важную роль при назначении на нотариальные должности. Каждая Палата вела также реестр профессиональных навыков и умений кандидатов в нотариусы, а также их общественного и морального поведения, в соответствующем судебном округе. Этот реестр играл важную роль в процессе назначений на нотариальные должности, и данные, которые в нём указывались, могли помочь сделать карьеру либо её потерять.

Каждая из Палат по надзору состояла из пяти членов. Председателем Палаты был президент окружного суда. Два члена назначались министром юстиции, а два других члена назначались нотариусами из своей среды.

В 1904 году было принято еще одно важное изменение, которое нанесло непосредственный удар по доходам нотариусов — упразднение любой возможности распоряжения нотариальным архивом. Торговле нотариальными архивами был положен конец. Запрет на торговлю нотариальными архивами лишил многих нотариусов средств к существованию после выхода на пенсию, и поэтому идея создания пенсионного фонда с того времени стала постоянным предметом обсуждения на всех общих собраниях членов Братства нотариусов [7, P. 61–66].

Изменения, которые были внесены в Закон о нотариате в 1878 году, а также в 1904 году были сделаны не благодаря усилиям Братства. Нет никаких указаний на то, что эта организация как-то повлияла на законодательный процесс.

Самой большой проблемой для нотариусов и Братства был поверенный. Если речь заходила о плохом финансовом положении нотариуса, то в качестве виновника сразу указывали на поверенных. Их изображали как некомпетентных и непрофессиональных составителей актов. Поскольку поверенные не были связаны различными предписаниями, они могли оказывать свои услуги намного дешевле, чем нотариусы. Братство считало, что поверенные вообще не нужны, так как они выполняют работу нотариуса [7, P. 74]. Поверенные действовали в правовом поле, поскольку существовала разница между внесудебными документами и аутентичными актами. Аутентичные акты имел право составлять только нотариус, поэтому они принадлежали к нотариальной монополии.

С другой стороны, внесудебные акты мог составлять любой. Поверенный, или действующий в чужом интересе, был признанной профессией, которая подлежала налогообложению. Поэтому ничего не было странного в том, что Братство безуспешно вело борьбу с поверенными. Так, в 1873 году министр юстиции заявил, что составление внесудебных документов является нормальной профессией [5, P. 99]. Однако Братство преувеличивало, поверенные не были ни некомпетентными, ни необразованными, многие из них были секретарями коммун, бургомистрами, бывшими нотариальными клерками, судебными приставами. Составляя внесудебные документы и проводя публичные торги и распродажи, они, тем самым, имели важный источник дополнительного дохода. Многие из них имели очень большой практический опыт, и это было одной из серьёзнейших проблем для нотариусов; их конкурентами были люди, которые во многих случаях имели такой же уровень компетенции, как и они сами.

Насколько тонка была грань и мала разница между нотариусом и поверенным, можно увидеть на примере города Велдховен. Там после почётной отставки местного нотариуса нотариальная практика была упразднена. Однако местное население не почувствовало никакого дискомфорта, поскольку различные акты стал составлять для них местный поверенный. Этот поверенный был секретарём в соседней коммуне, также имел ряд административных поручений и, кроме того, успешно сдал два из трёх государственных экзаменов на получение нотариальной должности. Позднее он передал свою практику своему сыну, который был одновременно и маклером, и поверенным [1, P. 45–46].

В свою очередь, и кандидатов в нотариусы часто обвиняли в том, что они выступают в качестве поверенных. Такие обвинения, в принципе, могли иметь серьёзные последствия для их будущей карьеры. В Министерстве юстиции существовало незыблемое правило, что кандидат в нотариусы, уличённый в том, что он работал в качестве поверенного, не может претендовать на назначение на должность нотариуса. Поверенный оставался поверенным в любом виде и не мог получить рекомендацию на назначение на должность нотариуса.

И это было неизгладимым клеймом для всех, кто когда-либо занимался деятельностью в качестве поверенного, поскольку, в отличие от нотариусов, поверенные не имели своей организации, которая могла бы помочь стереть это клеймо. Почему власти были столь негативно настроены по отношению к поверенным, кроется, несомненно, в том, что поверенные угрожали экономическому благополучию нотариусов. Система так называемой нотариальной монополии была устроена таким образом, что количество нотариальных мест зависело от возможности обеспечения каждого нотариуса достаточным доходом. Разница между доходностью отдельных нотариальных мест не должна быть значительной [2, P. 65].

Литература:

1.      Bijnen J. F. C. M. Het Veldhovense notariaat in de negentiende en twintigste eeuw. Veldhoven, 1992. P. 31–34, 39, 45–46.

2.      Duinkerken B. De wet op het notarisambt, «eene oorspronkelijke wet?». Amsterdam/Deventer, 1993. P. 65.

3.      Elias D. A. en Scholvinck Paula C. M. Volksrepresentanten en wetgevers. Amsterdam, 1991. P. 45.

4.      Harterink A. M. Gedenkboek 100-jarig bestaan der Vereeniging van notarissen in het arrondissement Leeuwarden. Amsterdam, 1950. P. 48.

5.      Heyman H. W. Het ontwerp voor een nieuwe notariswet van de staatscommissie van 1867. Een blik op de problematiek van het notariaat rond het midden van de negentiende eeuw. Deventer, 1993. P. 99.

6.      Heyman H. W. Bruno Tideman (1803–1881). De oprichter van de Broederschap en zijn visie op het notariaat. Amsterdam, 1993. P. 305, 68, 420.

7.      Lange C. J. de. De geschiedenis van de Broederschap der Notarissen in Nederland gedurende de eerste honderd jaar van haar bestaan. Amsterdam, 1946. P. 408–417, 97, 61–66, 74.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle