Библиографическое описание:

Спиридонов Е. В., Тремаскина Е. И. Столыпинские аграрные преобразования начала ХХ века: современная историография [Текст] // Государство и право: теория и практика: материалы III междунар. науч. конф. (г. Чита, июль 2014 г.). — Чита: Издательство Молодой ученый, 2014. — С. 8-11.

В статье исследуются основные тенденции оценок столыпинской аграрной реформы. На основе анализа научной исторической литературы последних двух десятилетий, авторы выявляют основные направления изучения различных аспектов столыпинской аграрной реформы российскими историками.

Ключевые слова: историография, крестьянское хозяйство, община, П. А. Столыпин, российская деревня, столыпинская аграрная реформа.

В начале ХХ века бала проведена аграрная реформа получившая название в историографии как «столыпинская аграрная реформа», за это время было опубликовано огромное количество работ, посвященных различным аспектам аграрного преобразования экономики Российской империи. Указывая на актуальность изучения аграрного сектора экономики России начала ХХ века, необходимо отметить преобладание среди работ ряда региональных исследований. В силу этих объективных причин процесс столыпинского аграрного реформирования привлекает внимание не только историков, опубликовавших значительное количество новых работ конкретно исторического плана, но и вызвало появление аналитических историографических исследований [1; 2; 3].

Можно констатировать, что столыпинская реформа явилась вторым этапом великой реформы 1861 г. По мнению большинства исследователей [4; 5; 6; 7], уроки этой реформы не потеряли своего значения и сегодня, не смотря на то, что сельское хозяйство, как и Россия, неузнаваемо изменились за последние 100 лет. Крестьянство перестало быть основным сословием в России. Сельскохозяйственная деятельность не является больше основной сферой занятости населения страны. Существенным образом изменились технические условия ведения аграрного производства. Несмотря на то, что эти перемены произошли, никто с этим не будет спорить, но Россия, в силу исторических обстоятельств и размера территории, которую она занимает на планете, обречена, в хорошем смысле этого слова, быть великой сельскохозяйственной державой. И аграрная повестка дня должна быть в центре экономической политики. Несмотря на существенные технологические перемены за последние 100 лет, структура выпуска сельскохозяйственной отрасли остается такой же, как и век назад. Во-первых, земля по-прежнему является кормилицей, основным средством производства в сельском хозяйстве. Во-вторых, результаты отрасли существенно зависят от природно-климатических условий и агропродовольственные рынки отличаются наибольшей волатильностью, как и сто лет назад. А структура аграрной экономики представлена двумя типами предприятий: корпоративными и семейными. Производство, как ни в какой другой отрасли народного хозяйства, территориально рассредоточено и аграрная политика смыкается с территориальной и расселенческой.

В современной историографии изучения аграрной реформы под руководством П. А. Столыпина утвердился взгляд, что реформирование аграрного сектора экономики явилось «запоздалой» мерой. Такое утверждение находит свое обоснование в исследовании С. Б. Котлярова, который полагает, что в 1906–1907 гг. было слишком поздно для начала реформ в системе землевладения и землепользования [8].

С этой постановкой вопроса, что формы владения и распоряжения землей в годы реформы жестко навязывались крестьянам без учета их мнения солидарен А. П. Корелин. Историк высказывает убеждение, что эволюционное развитие деревни после 1861 г. все время тормозилось и деформировалось аграрной политикой правительства. В столыпинское время все основные проекты аграрных реформ, которые давно, порой десятилетиями разрабатывались в ведомствах, безнадежно запаздывали с внедрением, а когда уже невозможно было затягивать, внедрялись бюрократическими методами, лихорадочно с постоянной оглядкой назад, с готовностью повернуть вспять [9].

В. П. Данилов также подчеркивает, что по своей главной сути осуществлявшиеся столыпинским правительством мероприятия по решению аграрного вопроса берут начало в проектах и программах реформаторов прежних лет. Основное направление реформирования деревни, в общем и целом было ясно и понятно наиболее прогрессивным людям века XIX задолго до «аграрных беспорядков» начала XX века. Другим аспектом этой проблемы было то, что у правящих кругов было достаточно инструментов влияния, чтобы не давать хода назревшим реформам при достаточной близорукости, чтобы не предвидеть приближавшихся социальных катаклизмов. «Все эти меры, — пишет В. П. Данилов, — могли бы изменить ситуацию в России, будь они проведены лет на 20–25 раньше (когда их предлагал Н. Х. Бунге). Но после 1905 г. было уже поздно. Столыпинская реформа слишком откровенно была направлена на сохранение помещичьего землевладения… Слишком откровенным был при этом административный нажим на крестьян» [10, С. 13].

Противоположной точки зрения на проблему аграрного реформирования сельскохозяйственного уклада крестьян-общинников придерживается исследователь К. Мацузато: подчеркивая экономические проблемы в сельском хозяйстве, он пишет, что невозможно объяснить тридцатилетнюю паузу после реформы 1861 г. лишь инерцией правительства и господствующего класса: «Только с окончанием мирового аграрного кризиса и в результате подъема уровня грамотности среди крестьян в силу распространения земских школ и проникновение в среду крестьянства понятия «улучшение хозяйства» впервые для передовых крестьян появилась возможность выйти из общины» [11, С. 194]. Последняя позиция находит поддержку в среде российских ученых [12, С. 194].

Аграрное реформирование начала ХХ века, в дальнейшем получившее название столыпинская реформа, одним из самых актуальных на нынешний день имело направление, связанное с изучением функционирования учреждений государственного и местного управления. Сущность аграрной реформы состояла в закреплении правового статуса крестьянского сословия через индивидуальную земельную собственность [13].

Важнейшее в аграрной реформе Столыпина заключалось в том, что крестьянин становился частным владельцем земли. Таким образом, от того, как он ею распоряжался, зависела его состоятельность. Улучшение положения большинства населения России помогло бы, как представлялось П. А. Столыпину, стабилизировать состояние сначала экономики, а затем и социально-политической обстановки в стране. Он был против национализации земель, считая, что любая программа национализации приведет за собой великие социальные потрясения, от которых будет тяжело оправиться [14]. В настоящее время тема изучения аграрных преобразований в России начала ХХ века пользуется необычайной актуальностью [15; 16; 17].

Подводя итог современному историографическому периоду в целом, необходимо отметить, что проблема столыпинской аграрной реформы активно разрабатывалась как на центральном, так и на местном уровнях. Современный историографический обзор столыпинской аграрной реформы характеризуется, прежде всего, резким расширением «пространства» исследований, углубленным изучением местных архивных фондов и региональной статистики, что позволяет более основательно проводить теоретический анализ, реконструировать сложные процессы землеустройства, развития региональных аграрных рынков, технологической и социальной модернизации в российской деревне.

Не случайно Петр Аркадьевич Столыпин поставил в центр своих экономических преобразований аграрную реформу. Это целесообразно сделать и сейчас, не смотря на сокращение сельскохозяйственной занятости в экономике. Дело в том, что помимо того значения отрасли в современной экономике, действует ряд существенных факторов, которые стимулируют сельскохозяйственную занятость в России. Первый фактор — растущий спрос на сельскохозяйственное сырье и продовольствие в мире в связи с увеличением населения, ростом его доходов и исчерпанием свободных сельскохозяйственных земель в других странах. Только Россия обладает таким большим земельным фондом необрабатываемых сельскохозяйственных угодий. Второй фактор — рост потребности в биотопливе, как в частичном заменителе традиционных энергоресурсов. Мы знаем, что от развития сельского хозяйства зависит не только мировая продовольственная безопасность, но, как показывают события последних лет, еще и мировая энергетическая безопасность. Некоторые страны сделали производство биотоплива одним из основных направлений своего аграрного развития. Третье — увеличивается спрос в мире со стороны особенно высокодоходных групп потребителей на продукты низкоинтенсивного и, так называемого, экологического сельского хозяйства. Удовлетворить этот спрос Россия может на своих огромных площадях, не развивая интенсивные технологии. Четвертое — растут потребности растущего городского населения в удовлетворении своих рекреационных потребностей, благодаря развитию сельского и аграрного туризма. И пятое — существует необходимость обеспечения социального контроля над территорией, как условие геополитической безопасности нашей страны. Таким образом, принцип приоритета сельского хозяйства сохраняется. И не случайно этот принцип положен в основу современной аграрной политики особенно последнего 10-летия, начиная с приоритетного национального развития агропромышленного комплекса (АПК) и кончая принятием закона о развитии сельского хозяйства.

Оценки столыпинской аграрной реформы по-прежнему неоднозначны. Выступая узловой проблемой в исследовании аграрного сектора экономики России, она привлекает пристальное внимание не только профессионального сообщества ученых, но и журналистов, политических деятелей, что, несомненно, сказывается на характере дискуссий. В заключении представляется немаловажным отметить необходимость дальнейшего исследования модернизирующего влияния аграрного реформирования и дальнейшего уточнения исторического знания в процессе региональных исследований.

Литература:

1.         Каршин В. Ю. Реформы П. А. Столыпина: перекрестки мнений современных историков // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Гуманитарные науки. 2007. № 2. С. 3–9.

2.         Рогалина Н. Л. Столыпинская аграрная реформа: современная историографическая ситуация // Уральский исторический вестник. 2008. № 2 (19). С. 25–31.

3.         Зоркова Н. Н. Столыпинская аграрная реформа: история изучения // Вестник НИИ гуманитарных наук при Правительстве Республики Мордовия. 2010. № 2. С. 64–72.

4.         Видяйкин С. В., Котляров С. Б. Деятельность Крестьянского Поземельного банка в Симбирской губернии в процессе реализации столыпинской аграрной реформы // Вестник НИИ Гуманитарных наук при Правительстве Республики Мордовия. 2010. № 2. С. 72–77.

5.         Пяткина Т. Ю., Денисова К. Н., Корчагин А. И. Правовые основы столыпинских аграрных преобразований // Молодой ученый. 2014. № 4. С. 761–763.

6.         Котляров С. Б. Правовые особенности столыпинских аграрных преобразований начала ХХ века // Черные дыры в российском законодательстве. 2013. № 6. С. 36–39.

7.         Чичеров Е. А., Котляров С. Б. Участие населения в правотворчестве органов местного самоуправления // 20 лет Конституции РФ: юридическая наука и практика в современной России: материалы Всероссийской научно-практической конференции. Саранск, 2013. С. 152–157.

8.         Котляров С. Б. Столыпинская аграрная реформа в Симбирской губернии (1906–1917): автореф. дис. на соиск. учен. степ. канд. ист. наук. Саранск, 2005.

9.         Корелин А. П. Кооперация и кооперативное движение в России 1860–1917 гг. М.: РОССПЭН, 2009. 391 с.

10.     Данилов В. П. Аграрные реформы и аграрные революции России: в 2 Т. М., 2002. Т. 1.

11.     Мацузато К. Индивидуалистические коллективисты или коллективистские индивидуалисты? Новейшая историография по российским крестьянским общинам. Новый мир истории России. М., 2001.

12.     Котляров С. Б. Столыпинская аграрная реформа в Симбирской губернии (1906 -1917): дис. на соиск. учен. степ. канд. ист. наук. Саранск, 2005.

13.     Видяйкин С. В., Котляров С. Б. К вопросу о переселенческой политике в начале ХХ в. (по материалам Симбирской губернии) // Вестник НИИ гуманитарных наук при Правительстве Республики Мордовия. 2009. Т. 12. № 2. С. 64–69.

14.     Тараканова Н. Г. Противоречия крестьянской волостной юстиции в России второй половины XIX — начала XX вв. // История государства и права. 2011. № 18. С. 41–45.

15.     Аверяскина О. С., Панякина Т. В. Некоторые аспекты современной историографии столыпинской аграрной реформы // Молодой ученый. 2014. № 3. С. 687–689.

16.     Тюрина К. В. К проблеме изучения правовых основ столыпинской аграрной реформы начала ХХ века // Молодой ученый. 2014. № 7. С. 589–591.

17.     Котляров С. Б. Итоги аграрной реформы П. А. Столыпина к 1917 г. (на примере Симбирской губернии) // Вестник НИИ гуманитарных наук при Правительстве Республики Мордовия. 2014. № 2 (30). С. 38–46.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle