Библиографическое описание:

Ларионов И. А. К вопросу о понимании принципа равноправия и самоопределения народов и наций [Текст] // Право: современные тенденции: материалы II междунар. науч. конф. (г. Уфа, апрель 2014 г.). — Уфа: Лето, 2014. — С. 129-130.

Одним из наиболее дискуссионных и в то же время спорных принципов в международном публичном праве является принцип равноправия и самоопределения народов и наций. Доказывается этот факт прежде всего тем, что данный принцип имеет тесное взаимодействие с такими принципами международного публичного права как принцип территориальной целостности государств, принцип нерушимости государственных границ, а также принцип уважения прав и основных свобод человека. Полагаем, что в формировании конкретных практических выводов и предложений по совершенствованию работы данного принципа и отграничения его от других принципов международного публичного права и будет состоять целевая направленность данной работы.

На наш взгляд, историческое возникновение принципа равноправия и самоопределения народов и наций необходимо рассматривать в двух аспектах. С одной стороны его историю возникновения можно отождествить с рядом событий, а с другой с рядом конкретных нормативно-правовых актов, в которых впервые был закреплен данный принцип. Так, ряд французских мыслителей таких как Нгуен Куок Динь, Патрик Дайе, Алэн Пелле отмечают, что в истории международных отношений принцип самоопределения возник в качестве политического принципа и его генезис связан с американской и французской революциями конца XVIII века. [5,с.27] Однако в то же время ряд белорусских и российских ученых таких как Д. К. Бекяшев.Л. П. Ануфриева., Ю. П. Бровка в данном вопросе не согласны с французскими коллегами и историческое возникновение принципа равноправия и самоопределения народов и наций относят к более позднему периоду, а именно к 60-ым годам ХХ века, когда началось освободительное движение колоний в странах Африки. [4,с,139–144] На наш взгляд, на основе метода дедукции, обе позиции авторов так или иначе являются верными, поскольку их примеры, основанные на методе исторической ретроспективы дают возможность оценить сущность данного принципа международного права в разных исторических эпохах, событиях, моментах.

Исходя из анализа учебной литературы, следует отметить, что позже принцип равноправия и самоопределения народов и наций нашел широкое отражение в различных международно-правовых актах. К примеру, на конференции в Сан-Франциско СССР выступил с инициативой включения в Устав ООН принципа самоопределения народов, которую поддержали представители Великобритании, США и Китая [1]. Проанализировав Устав ООН, по нашему мнению, следует поставить вопрос: каково же конкретное содержание права народов на самоопределение? Полагаем, что это право может быть реализовано в одной из трех форм: 1) статус автономии в рамках существующего государства (т. е. обеспечение определенному народу соответствующего представительства в центральных органах государственной власти наравне с населением всего государства); 2) создание собственного государства; 3) выход из состава (отсоединение) того государства, в которое входит данный народ.

Однако в любом случае, как уже отмечалось, в данном исследовании «работа» принципа равноправия и самоопределения народов и наций в ряде случаев будет противоречить иным принципам международного публичного права и в первую очередь принципу территориальной целостности государств. На основании методов синтеза и дедукции, исходя из вышеуказанного тезиса, у ученых-юристов, международников сформулировалось 3 позиции о соотношении данных принципов:

1)                 принцип территориальной целостности имеет приоритет по отношению к принципу самоопределения народов;

2)                 принцип самоопределения народов имеет приоритет по отношению к принципу территориальной целостности;

3)                 оба принципа обладают равной юридической силой.

Так, к сторонникам первой позиции можно отнести ряд польских ученых. К примеру, Е. Г. Моисеев., в своем научном пособии отмечает, что польские авторы Владислав Чаплинский и Анна Вырозумска полагают, что «право на самоопределение не может принадлежать национальным меньшинствам и не обосновывает право на сецессию. В практике принцип самоопределения был подчинен принципу территориальной целостности». Однако стоит отметить, что советские ученые, политические деятели, юристы отмечали, что принцип самоопределения народов имеет приоритет по отношению к принципу территориальной целостности [1]. Это можно доказать, к примеру, тем, что В. И. Ленин в своей работе «О праве наций на самоопределение» (1914 г.) отстаивал право всех народов и наций на самоопределение, вплоть до полного отделения и создания собственного государства. В дальнейшем советские ученые, на наш взгляд, под воздействием социальных и политических изменений, происходящих в стране, несколько по-другому стали относиться к вопросу соотношения приципов самоопределения народов и наций и принципа территориальной целостности государств, исходя, по нашему мнению, из возможности выхода ряда стран из СССР и провозглашения себя суверенными государствами.

Вообще же, на наш взгляд, сравнительно-правовым методом можем установить, что социально-политическая обстановка в стране играет существенное влияние на соотношение двух вышеуказанных принципов международного публичного права. Доказывать данный факт возможно на примере Российской Федерации, где на наш взгляд, соотношение двух вышеуказанных принципов имеет место сквозь призму соблюдения прежде всего норм международного права и интересов граждан.

Полагаем, что на основании методов синтеза и индукции, можно предположить, что все 3 позиции о соотношении вышеуказанных принципов международного публичного права могут иметь место в зависимости от сложившейся политической, демографической, социальной обстановки в том либо ином государстве. Тем самым, по нашему глубокому мнению, решение вопроса толкования и понимания принципа равноправия и самоопределения народов и наций, а также его отграничения от ряда других принципов международного публичного права, должно быть найдено сквозь призму анализа уровня демократизма государства, его национальной составляющей, политики, проводимой в отношении прав и свобод национальных меньшинств.

В заключение данной работы, изучив мнения позиций авторов и проанализировав ряд научных статей, можем сделать заключение: в случае, если встает вопрос о соотношении принципа территориальной целостности и самоопределения народов и наций государство должно:

-       обеспечить соответствующему народу право на самоопределение;

-       дать возможность нации, которая хочет выйти из состава того или иного государства с целью образования своего независимого государства, самой определять свою политическую, социальную и экономическую систему;

-       гарантировать права соответствующего народа.

На наш взгляд, в таком случае будет существовать реальная возможность соблюдения как принципа самоопределения народов и наций, так и принципа территориальной целостности государств с одной стороны, а с другой будет предпринята попытка толкования принципа равноправия и самоопределения народов и наций не только с теоретической, но в том числе и с практической точек зрения.

Литература:

1.                 Дворкин Р. О правах всерьез. М., 2004. С. 51.

2.                 Лукашук И. И. Международное право. Общая часть. Учебник. М., 1996. С. 281.

3.                 Междунардное публичное право: учеб. / Л. П. Ануфриева, Д. К. Бекяшев, К. А. Бекяшев, В. В. Устинов и др; отв.ред К. А. Бекяшев.-4-е изд., перераб. и доп.-М.: ТК Велби, Изд-во Проспект,2005.-784с.

4.                 Международное публичное право. Общая часть: учеб.пособие/ Ю. П. Бровка и др; под ред. Ю. П. Бровки, Ю. А. Лепешкова, Л. В. Павловой.-Минск:Амалфея,2011.-496 с.

5.                 Нгуен Куок Динь, Патрик Дайе, Алэн Пелле. Международное публичное право: в 2-х т. Т. 1: Кн. 1: Формирование международного права. Кн. 2: Международное сообщество / Пер. с фр. К.: Сфера, 2000. С. 27.

6.                 Старушенко Г. Б. Самоопределение — без сепаратизма // Международная жизнь. 1993. № 11. С. 130.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle