Библиографическое описание:

Нобель А. Р. Пробелы в правовой регламентации процессуальных форм доказательств по делам об административных правонарушениях [Текст] // Право: современные тенденции: материалы II междунар. науч. конф. (г. Уфа, апрель 2014 г.). — Уфа: Лето, 2014. — С. 72-75.

С термином доказательство мы сталкиваемся не только в сфере права, а зачастую употребляем его в повседневной жизни.

В толковом словаре доказательство определено как «довод или факт, подтверждающий, доказывающий что-нибудь, а также как система умозаключений, путём которых выводится новое положение» [1, с. 153]. В философском словаре под редакцией Фролова И. Т. доказательством называется «рассуждение, имеющее целью обосновать истинность (или ложность) какого-либо утверждения, которое называется тезисом» [2, с. 102].

В процессуальных отраслях права понятие доказательства является одним из основных и наиболее важных. Спасович В. Д. писал, что «теория доказательств составляет центральный узел всей системы судопроизводства, душу всего уголовного процесса, начало движущее, образующее статью процесса самую существенную» [3, с. 17].

Часть 1 статьи 26.2. Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 года № 195-ФЗ [4] (далее — КоАП РФ) определяет доказательства по делам об административных правонарушениях как любые фактические данные, на основании которых судья, орган, должностное лицо, в производстве которых находится дело, устанавливают наличие или отсутствие события административного правонарушения, виновность лица, привлекаемого к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела.

Таким образом, содержанием доказательств по делам об административных правонарушениях являются сведения (информация), из которых административные органы и суд «черпают» данные об обстоятельствах административного правонарушения. Именно из такого понимания содержательной стороны доказательств исходит законодатель при регламентации отдельных доказательств, используемых в административно-юрисдикционном процессе. Так, ст. 26.3. КоАП РФ определяет, что объяснения лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, показания потерпевшего и свидетелей представляют собой сведения, имеющие отношение к делу и сообщенные указанными лицами в устной или письменной форме. Согласно ст. 26.7. КоАП РФ документы содержат сведения, имеющие значение для производства по делу об административном правонарушении, что также свидетельствует об информационной составляющей доказательств.

Вместе с тем в рамках юридического процесса фактические данные не существуют сами по себе, они должны быть закреплены в предусмотренную законом процессуальную оболочку. «Именно этим, писал Треушников М. К., судебные доказательства отличаются от несудебных. Судебные доказательства, не отличаясь по своему содержанию от доказательств, используемых человеком в процессе любой познавательной деятельности, имеют свою процессуальную форму [5, с. 93].

Часть 2 статьи 26.2. КоАП РФ закрепила позицию по вопросу соотношения формы и содержания доказательств по делам об административных правонарушениях в их неразрывном единстве, в соответствии с которой обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, устанавливаются: протоколом об административном правонарушении; иными протоколами, предусмотренными КоАП РФ; объяснениями лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении; показаниями потерпевшего; показаниями свидетелей; заключениями эксперта; иными документами; показаниями специальных технических средств; вещественными доказательствами.

Приведенные процессуальные формы обуславливают существование и легальную возможность использования в ходе административно-юрисдикционного процесса информации, имеющей значение для разрешения дела об административном правонарушении. Фактические данные, закрепленные в иной, не предусмотренной КоАП РФ процессуальной форме, не могут рассматриваться в качестве доказательств по делам об административных правонарушениях.

Таким образом, внутренне доказательство структурировано и состоит из содержания и формы, характеризующих сущность рассматриваемого правового понятия в виде их неразрывного единства. «Устранение любой из указанных сторон доказательства ликвидирует все доказательство в целом. Доказательство, лишенное его познавательного содержания, либо лишенное процессуальной формы, перестает быть таковым» [5, с. 87].

Подтверждение такого единства мы находим при раскрытии в КоАП РФ отдельных видов доказательств. Так, в объяснениях лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, показаниях потерпевшего и свидетелей содержатся сведения, имеющие отношение к делу и сообщенные указанными лицами в устной или письменной форме (ст. 26.3. КоАП РФ); в заключении эксперта содержатся выводы по поставленным перед ним вопросам (ст. 26.4. КоАП РФ); сведения, имеющие значение для производства по делу об административном правонарушении составляют содержание документов (ст. 26.7. КоАП РФ).

Определение доказательства в необходимой взаимосвязи его элементов — содержания и формы является одним из условий всестороннего, полного, объективного разрешения дела об административном правонарушении. Установление порядка и процедуры фиксации сведений, имеющих значение для правильного разрешения дела, правовая регламентация процессуальных форм доказательств, призваны обеспечить полноту и точность отображения исследуемого события при формировании доказательств, законность их дальнейшего использования. Требования, предъявляемые КоАП РФ к форме доказательств, выступают важными гарантиями достоверности сведений, на основе которых устанавливается виновность лица, привлекаемого к административной ответственности, иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела.

Системный анализ норм Общей части КоАП РФ, регламентирующих доказательства, порядок производства по делам об административных правонарушениях, позволяет выделить пробелы в правовом регулировании доказательств, непосредственно связанные с рассмотренной нами сущностью данного понятия.

Согласно ст. 28.4. КоАП РФ дело об административном правонарушении может быть возбуждено прокурором путем вынесения соответствующего постановления. В этом случае протокол об административном правонарушении не составляется, а обстоятельства, перечисленные в ч. 2 ст. 28.2. КоАП РФ должны указываться в постановлении прокурора. Однако правовая норма, содержащаяся в ч. 2 ст. 26.2. КоАП РФ, не включает постановление прокурора о возбуждении дела об административном правонарушении в число процессуальных форм закрепления фактических данных, на основании которых устанавливается наличие или отсутствие события административного правонарушения, виновность лица, привлекаемого к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела. Кроме того в соответствии с положением ч. 2 ст. 29.7. КоАП РФ в ходе рассмотрения дела об административном правонарушении по существу оглашается протокол об административном правонарушении, об оглашении постановления прокурора о возбуждении дела об административном правонарушении в данной статье не упоминается.

Таким образом, несовершенство правового регулирования не позволяет на законном основании использовать фактические данные, закрепленные в постановлении прокурора о возбуждении дела об административном правонарушении. Думается, что отнесение такого постановления к иным документам, возможность применения которых в процессе доказывания регламентировано главой 26 КоАП РФ, не корректно, учитывая значимость содержащихся в постановлении прокурора сведений, особые требования, предъявляемые к процедуре его составления, а также функциональную роль в производстве по делам об административных правонарушениях.

Согласно ч. 1 ст. 25.8. КоАП РФ для участия в производстве по делу об административном правонарушении, в качестве специалиста, может быть привлечено любое не заинтересованное в исходе дела совершеннолетнее лицо, обладающее познаниями, необходимыми для оказания содействия в обнаружении, закреплении и изъятии доказательств, а также в применении технических средств.

В силу п. 1, п. 2 ч. 2 ст. 25.8. КоАП РФ специалист обязан: явиться по вызову судьи, органа, должностного лица, в производстве которых находится дело об административном правонарушении; участвовать в проведении действий, требующих специальных познаний, в целях обнаружения, закрепления и изъятия доказательств, давать пояснения по поводу совершаемых им действий. Анализ указанных норм, а также положений ч. 3 ст. 25.8. КоАП РФ, согласно которым специалист предупреждается об административной ответственности за дачу заведомо ложных пояснений, позволяет сделать вывод, что специалист, участвовавший в проведении определенного процессуального действия, может быть допрошен об обстоятельствах обнаружения, закрепления и изъятия доказательств.

В ходе производства по делу об административном правонарушении в качестве эксперта может быть привлечено любое не заинтересованное в исходе дела совершеннолетнее лицо, обладающее специальными познаниями в науке, технике, искусстве или ремесле, достаточными для проведения экспертизы и дачи экспертного заключения. Пунктом 2 части 2 статьи 25.9. КоАП РФ предусмотрена обязанность эксперта дать требуемые объяснения в связи с содержанием заключения, что подразумевает использование таких объяснений в качестве доказательств по делам об административных правонарушениях.

Вместе с тем ч. 2 ст. 26.2. КоАП РФ не предусматривает таких процессуальных форм как показания (объяснения) специалиста и эксперта, что, безусловно, препятствует законному использованию в доказывании по делам об административных правонарушениях фактических данных об обстоятельствах обнаружения, закрепления и изъятия доказательств, сообщенных специалистом в ходе допроса, а также разъяснений и уточнений выводов экспертного заключения, данных экспертом при допросе.

Учитывая изложенное, предлагаем включить постановление прокурора о возбуждении дела об административном правонарушении, показания специалиста и показания эксперта в число процессуальных форм доказательств, используемых в производстве по делам об административных правонарушениях, указанных в ч. 2 ст. 26.2. КоАП РФ, изложив ее в следующей редакции:

«2. Эти данные устанавливаются протоколом об административном правонарушении, постановлением прокурора о возбуждении дела об административном правонарушении, иными протоколами, предусмотренными настоящим Кодексом, объяснениями лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, показаниями потерпевшего, свидетелей, специалиста, эксперта, заключениями эксперта, иными документами, а также показаниями специальных технических средств, вещественными доказательствами».

Кроме того главу 26 КоАП РФ необходимо дополнить нормами, определяющими понятие и содержание таких доказательств как показания специалиста и эксперта.

Показаниями специалиста являются сведения, сообщенные им на допросе об обстоятельствах обнаружения, закрепления и изъятия доказательств, требующих специальных познаний.

Показаниями эксперта являются сведения, сообщенные им на допросе, проведенном после получения заключения, в целях его разъяснения или уточнения.

Литература:

1.         Ожегов С. И. Словарь русского языка/под ред. Н. Ю. Шведовой — М.: 1984.

2.         Философский словарь/под ред. И. Т. Фролова — М.: 1981.

3.         Спасович В. Д. Избранные труды и речи / Сост. И. В. Потапчук. — Тула: «Автограф», 2000.

4.         Собрание законодательства РФ, 07.01.2002, № 1 (ч. 1), ст. 1

5.         Треушников М. К. Судебные доказательства. — М., 1999.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle