Библиографическое описание:

Закуракина О. В. Формирование и развитие теорий юридического лица в России [Текст] // Юридические науки: проблемы и перспективы: материалы II междунар. науч. конф. (г. Пермь, январь 2014 г.). — Пермь: Меркурий, 2014. — С. 3-7.

В статье рассматривается развитие теорий сущности юридического лица в России. Проводится краткий анализ исследовательских работ отечественных ученых-цивилистов по заявленной теме. Выявляются и освещаются основные теоретические научные направления, общие характерные черты каждого подхода, в контексте отдельного периода.

Ключевые слова: юридическое лицо, понятие (сущность) юридического лица, теория фикции, теория социальной реальности, признаки юридического лица.

Весь процесс формирования и развития понятия юридического лица в России можно условно разбить на три основных периода: складывание и теоретическое оформление понятия юридического лица в XIX — начале XX вв.; юридическое лицо в свете подходов советских цивилистов; взгляды современных российских ученых-юристов на понятие юридического лица.

1.                  В XIX — начале XX вв. под влиянием развития доктрины правового позитивизма, сформировалось и преобладало два направления в понимании сущности юридического лица — теория фикции (олицетворения), где юридическое лицо считалось искусственным субъектом, созданным правом (абстрактно, в воображении) и применяемым к реальным общественным явлениям; и, доктрина социальной реальности, в соответствии с которой юридическое лицо рассматривалось как объективная социальная реальность, осуществляющая разного рода деятельность от своего имени заинтересованными людьми [См.: 15].

К числу приверженцев теории фикции можно отнести Г. Ф. Шершеневича, А. М. Гуляева, Е. Н. Трубецкого, И. М. Тютрюмова. Так, например, по мнению Г. Ф. Шершеневича, юридическое лицо есть «искусственный субъект (фиктивный субъект, воображаемое лицо), который становится центром юридических отношений, преследующих общую цель, юридическим средством обособления и достижения экономических интересов многих людей» [33, с. 89].

К сторонникам доктрины социальной реальности можно причислить Д. И. Мейера, Н. С. Суворова, И. А. Покровского, В. И. Синайского, А. И. Каминку. Высказываясь в пользу своих взглядов, И. А. Покровский подчеркивал, что: «Юридическое лицо не есть что-то мертвое и безжизненное — это некая социальная реальность, живая клеточка социального организма. Жизненность и активность ему придает воля корпорации или учредителя, продолжающая одушевлять созданное ею учреждение» [20, с. 157–158].

Особый взгляд на сущность юридического лица, представил Н. Л. Дювернуа. Знаток римского права, Н. Л. Дювернуа полагал, что: «Реальность юридического лица имеет не физический, а правовой характер. Их юридическая личность устанавливается методом юридическим, как отдельные люди, так и союзы людей суть лица в смысле права…» [12, с. 257–276]. Ввиду чего, он был не согласен с делением правоспособных лиц на физические и юридические, считая, что законодательство и практика вполне могут обходиться терминами лицо или субъект права.

Свое индивидуальное развитие получило другое теоретическое направление, в котором юридическое лицо представлялось как «технико-правовая конструкция». Так, Н. М. Коркунов, сводил свою мысль к тому, что носителем права может быть только человек, а юридическое лицо — это всего лишь способ существования правовых отношений людей, входящих в его состав. По мнению Н. М. Коркунова, цель юридического лица — те же человеческие интересы, только общие для определенной группы людей. Деятельность юридического лица — это деятельность его членов или их представителей. Воля юридического лица — это воля отдельных личностей [См.: 16, с. 163; 17, с. 209–211]. На основании своих воззрений, автор заключает: «Юридическое лицо — это не более, как особый технический прием, упрощающий определение взаимных отношений заинтересованных при этом людей» [17, с. 210]. Аналогичных взглядов придерживался В. Б. Ельяшевич [13, с.329–332, 449–454],

2.         В период существования Советской власти, где фактически было одно юридическое лицо — государство (как единственный хозяйственный собственник), отечественные цивилисты пытались раскрыть и обосновать сущность юридического лица в рамках сложившейся социально-экономической действительности. Следствием чего, стало появление ряда теорий, где юридическое лицо рассматривалось в плоскости возникновения и развития государственных коллективных образований (учреждений, предприятий). Из числа прочих можно выделить теории государственного треста (А. В. Венедиктов, Е. А. Фпейшиц, Б. С. Мартынов) теории государства (С. А. Аскназий), администрации (С. Ф. Кечекьян), директора (Ю. К. Толстой), коллектива (А. В. Венедиктов, В. П. Мозолин, В. А. Мусин, О. С. Иоффе, Ю. Х. Калмыков, Г. К. Матвеев), организации (О. А. Красавчиков), теорию правового средства (Б. И. Пугинский), концепцию В. П. Грибанова. Центральное место в перечисленных теориях занимал вопрос первоисточника субъекта права — кто стоит за юридическим лицом и определяет его волю (государство, или коллектив). Несмотря на ряд различий во взглядах, большинство теорий по своему содержанию, во многом сводились к интерпретации хозяйственного правового взаимоотношения государства, коллектива, и административного аппарата. В данном свете, ключевой обобщающей формулировкой понятия юридического лица, соответствующей реалиям ведения социалистического хозяйства, может служить точка зрения А. В. Венедиктова. Он отмечал, что «за государственным юридическим лицом, кроме советского государства и назначенного им руководителя, стоит весь коллектив рабочих и служащих данного предприятия. Именно трудовой коллектив, основанный на общности целей и принципах сотрудничества, сочетает интересы отдельного предприятия и народного хозяйства, интересы человека и общества в целом» [См.: 7].

В тоже время, обращая внимание на внутреннюю сторону (конструкцию) юридического лица (независящую от социально-политической и экономической формации), советские цивилисты выделяли ряд определяющих признаков, которыми непременно должно наделяется юридическое лицо. В пример можно привести определение В. П. Грибанова, в соответствии с которым, «юридическое лицо есть организация, обладающая определенной совокупностью таких материальных и правовых признаков, как организационное единство, имущественная обособленность, выступление в обороте от своего имени, самостоятельная имущественная ответственность, способность выступать истцом или ответчиком в арбитражном процессе» [11, с. 44–45].

Развивая концепции правоведов конца XIX — начала XX вв., о юридическом лице как реальном субъекте права (социальной реальности), советские цивилисты (Д. М. Генкин, С. Н. Братусь, Б. Б. Черепахин, В. А. Рахмилович) пришли к выводу, что «юридическое лицо есть социальная реальность, носитель самостоятельных гражданских прав и обязанностей, наделенный имуществом для осуществления возложенных на него задач» [8, с. 91–92; 4, с. 46, 67; 5, с. 65–69; 31, с. 46; 23, с. 113–118]. В тоже время, Д. М. Генкин, допускал возможность существования негосударственных юридических лиц (кооперативных организаций) [9, с. 9].

Не остались в стороне и юристы, отвергавшие само понятие юридического лица (И. А. Танчук [См.: 30], В. В. Лаптев [См.: 19]), В частности, утверждалось, что для хозяйственного права категория юридического лица неприемлема, поскольку отражает абстрактные права и обязанности. Взамен, предлагалось ввести понятия субъект хозяйственного права, хозяйственный орган и орган хозяйственного руководства, которые в отличие от юридического лица, могут использоваться в хозяйственных отношениях, как по горизонтали, так и по вертикали [См.: 16, с. 172–173].

В целом, научные разработки советских ученых способствовали дальнейшему развитию и совершенствованию правовой науки о юридических лицах. Например, Е. К. Замотаева, дает высокую оценку трудам Б. И. Пугинского [См.: 22] и О. А. Красавчикова [См.: 18]. По ее мнению, научная ценность теорий советских ученый состоит в том, что в них указывается два важнейших признака, характеризующих социально-правовую природу юридического лица. «Первый признак, — как поясняет Е. К. Замотаева, — функциональное предназначение юридического лица, заключающееся в осуществлении хозяйственной (предпринимательской, промышленной, производственной и т. п.) деятельности. Второй признак — цель, ради которой учреждается юридическое лицо (получение дохода (прибыли) и последующем его (ее) распределении между участниками юридического лица)» [14, с. 17–20].

Высокой степенью заслуги отмечены и другие работы советских ученых-юристов. О. А. Серова считает, что одной из наиболее значимых, с точки зрения возможности современного использования, выступает концепция В. С. Якушева [См.: 33]. Концепция определяет, что «фигура юридического лица исторически сформировалась под воздействием товарно-денежных отношений и наиболее характерные его (лица) свойства (признаки) отразили именно потребности обмена» [Цит. по: 26, с. 24]. Рассматривая категорию юридического лица с позиции целесообразности использования данной конструкции в определенный исторический промежуток развития гражданских правоотношений, В. С. Якушев, делает вывод: «Социальное образование в образе юридического лица возникает по воле компетентного органа, которому дано право решать вопрос о круге организаций на уровне юридического лица» [Цит. по: 26, с. 25]. Помимо всего прочего, следует заметить, что многие положения теорий советских цивилистов нашли свое практическое отражение в законодательстве РФ первой половины 90-х гг.

3.                  В современный период развития отечественной цивилистики также предпринимаются попытки определения сущности юридического лица. «При этом, — как полагает О. А. Серова, — исследователи, по сути, остаются на тех же позициях, что и их предшественники: либо обосновывают фиктивность правовой категории «юридическое лицо», либо высказывают доводы в поддержку идеалистических построений» [26, с. 25]. В современной российской юридической науке также есть сторонники теории фикций, или теории олицетворения. Например, Е. В. Богданов [См.: 3], И. П. Грешников [См.: 10] и др. Более того, как отмечает Н. В. Козлова, действующее законодательство РФ рассматривает юридическое лицо преимущественно с позиций теории фикции: «как правовое средство, прием юридической техники, искусственный субъект права, возникающий только после его государственной регистрации» [16, с. 183]. Вместе с тем, автором подчеркивается, что «в современных условиях все большее распространение получает взгляд на юридическое лицо как на реальный субъект права», поскольку «объяснение сущности юридического с позиций теории фикции нельзя признать удовлетворительным» [16, с. 186]. В соответствии со своими взглядами, Н. В. Козлова характеризует юридическое лицо (с точки зрения современной юридической науки) как «созданный в соответствии с законом для определенных целей реальный субъект права, которому могут принадлежать имущественные и некоторые личные неимущественные права и обязанности, применимые к его искусственной природе» [16, с. 289].

Рассматривая современный этап развития российской цивилистики, нельзя не отметить, что с переходом к рыночной экономике, вопрос о сущности юридического лица стал особенно актуальным. Ввиду чего, в работах многих правоведов определение юридического лица несколько расширено в сторону имущественного статуса различных организаций, характера приобретаемых ими прав и обязанностей, пределов участия в процессе гражданского правоотношения. Особый статус значимости приобретают работы, в которых феномен юридического лица рассматривается с разных точек зрения. Например, дифференцированный подход — рассмотрение отдельных аспектов конструкции юридического лица, в контексте правового регулирования отдельных явлений гражданского оборота (Е. А. Суханов, В. А. Рахмилович [См.: 24], В. Ф. Попондопуло [См.: 21], Ю. В. Стройкина [См.: 28], Т. В. Сойфер [См.: 27]). Межотраслевой подход — выявление правового статуса юридического лица в отдельно взятых профильных организациях (военные организации, общественные, муниципальные образования) (В. В. Бараненков, Ю. А. Саввинова [См.: 25], О. А. Ястребов [См.: 34], Е. Ю. Валявина [См.: 6]); интегративный, комплексный подход (Н. В. Козлова, С. И. Архипов, О. А. Серова).

Например, Е. А. Суханов, полагает, что «современная коммерческая практика содержит много доводов в пользу теории «целевого имущества», объясняющей сущность юридического лица как персонифицированного имущества, специально предназначенного для участия в гражданском или торговом (коммерческом) обороте» [29, с. 76].

В свою очередь, В. В. Бараненков, рассматривая военную организацию как юридическое лицо (выявляя статусообразующие признаки), приходит к выводу, что «в соответствии с действующим законодательством, статусом юридического лица может обладать Федеральная пограничная служба РФ (как центральный аппарат), вузы, региональные управления, другие соединения и части центрального подчинения (а не все воинские части до пограничного отряда включительно, как было ранее)» [2, c. 170–171].

С. И. Архипов, являясь сторонником интегративного подхода, отмечает, что данная точка зрения позволит соединить разные ракурсы (стороны) исследования феномена юридического лица, посредством чего, создать целостное представление о нем. Рассматривая в отдельности общесоциальную, общеправовую и институциональную сущность юридического лица, С. И. Архипов, суммируя свои выводы, подводит итог: «юридическое лицо есть субъект права, создаваемый путем обособления качеств, свойств, иных элементов правовой личности человека и их объединения в другой форме (в рамках иной по отношению к человеку правовой внешности), приложимой к государству, муниципальным образованиям, частным корпорациям, иным социальным субъектам, отвечающим требованиям волеспособности и целостности (единства)» [1, с. 86].

Таким образом, в XIX — начале XX вв., отвечая на запросы времени, оформляются научные теоретические направления в вопросе становления и развития института юридического лица. Появляются разные подходы к пониманию сущности (дефиниции) юридического лица, что, в свою очередь, может говорить о весьма большой многогранности рассматриваемого социально-общественного явления. Среди прочих, особое развитие получили теории фикции, социальной реальности, «технико-правовой конструкции». Особая заслуга российских правоведов заключалась в прикладном характере выработанных теорий. Произошло «перенесение дискуссии о понятии и сущности юридического лица из сферы отвлеченных и абстрактных рассуждений идеалистической философии в область публичного и частного, гражданского права» [16, с. 165].

В советский период, помимо существующих, появляются концепции, объясняющие сущность юридического лица с точки зрения идеологического контекста, реалий социально-экономической действительности. В теориях треста, государства, администрации, коллектива, и др., именно трудовой коллектив изображается как субстрат организации — юридического лица. В тоже время, одной из заслуг советских ученых, является указание на необходимость определения истинного правового источника: «кто именно действует в рамках конструкции юридического лица, чьи действия рассматриваются в качестве действий самого юридического лица».

Современный этап формирования отечественной цивилистики, в связи с социально-экономическими изменениями в стране, получил новый толчок развития научных подходов, объясняющих природу юридического лица. Предпринимаются попытки по-новому оценить и осмыслить этот правовой феномен. Рассматривая объект своего исследования с разных ракурсов, акцентируя внимание на отдельных составляющих внешней и внутренней конструкции, современные юристы стремятся расширить понимание сущности юридического лица, привести его в надлежащее практическое соответствие с реалиями жизни (правовой сферы, социально-экономической и др.). В силу чего, вполне закономерным итогом может выглядеть появление в современной цивилистике ряда новых подходов, например, дифференцированный подход, межотраслевой, интегративный.

Подвести итог, на наш взгляд, целесообразно словами О. А. Серовой, которые, как представляется, наиболее точно отображают целостную картину исторического развития правовой мысли отечественных цивилистов в вопросе понимания юридического лица. «Любая теория, — отмечается О. А. Серовой, — имеет право на существование с той или иной степенью значимости для определения правовой сущности такого феномена правовой действительности, как юридическое лицо» [26, с. 39]. В тоже время, автором подчеркивается, что «ни одна из них (теорий) не может дать исчерпывающую характеристику данного явления, так как исследуемая конструкция постоянно находится в развитии в связи с меняющимися условиями экономического оборота и социальной действительности» [26, с. 39]. Данное высказывание с очевидной наглядностью предопределят необходимость дальнейшего развития разносторонних научных подходов к понятию юридического лица в системе гражданского права РФ.

Литература:

1.         Архипов С. И. Сущность юридического лица // Известия высших учебных заведений. Правоведение. — 2004. — № 5. — С. 71–87.

2.         Бараненков В. В. Военная организация как юридическое лицо в системе федеральной пограничной службы: Дис. … канд. юр. наук. — М., 1999. — 202 с.

3.         Богданов Е. В. Сущность и ответственность юридического лица // Государство и право. — М.: Наука, 1997. — № 10. — С. 97–101.

4.         Братусь С. Н. Юридические лица в советском гражданском праве (понятие, виды, государственные юридические лица). Ученые труды. Выпуск XII. М.: Юридическое издательство Министерства юстиции СССР, 1947. — 363 с.

5.         Братусь С. Н. Советское гражданское право. Субъекты гражданского права. — М.: Издательство Юридической литературы, 1984. — 288 с.

6.         Валявина Е. Ю. Религиозная организация как юридическое лицо // Труды по гражданскому праву. М.: Проспект, ТК Велби, 2003. — С. 100–125.

7.         Венедиктов А. В. Избранные труды по гражданскому праву. В 2 т. — М.: Статут, 2004. — (Электронная версия).

8.         Генкин Д. М. Юридическое лицо в советском гражданском праве // Проблемы социалистического права. — 1939. — № 1. — С. 91–92.

9.         Генкин Д. М. Значение применения института юридической личности во внутреннем и внешнем товарообороте СССР // Сб. научный трудов Института народного хозяйства. Выпуск IX. — М., 1995. С. 9–17.

10.     Грешников И. П. Субъекты гражданского права: юридическое лицо в праве и законодательстве. — СПб.: Юридический центр Пресс, 2002. — 331 с.

11.     Грибанов В. П. Юридические лица. — М.: Издательство МГУ, 1961. — 115 с.

12.     Дювернуа Н. Л. Чтения по гражданскому праву. Т. 1. — СПб.: Типография М. М. Стасюлевича, 1902. — 434 с. — (Электронная версия).

13.     Ельяшевич В. Б. Юридическое лицо, его происхождение и функции в римском частном праве. — СПб.: Типография Шредера, 1910. — 482 с. — (Электронная версия).

14.     Замотаева Е. К. К вопросу о юридическом лице как субъекте публичного права // Конституционное и муниципальное право. — М.: Юрист, 2007. — № 15. — С. 17–20.

15.     Иоффе О. С. Избранные труды по гражданскому праву: Из истории цивилистической мысли. Гражданское правоотношение. Критика теории «хозяйственного права». — М.: Статут, 2009. — 782 с.

16.     Козлова Н. В. Понятие и сущность юридического лица. Очерка истории и теории: Учебное пособие / Н. В. Козлова. — М.: Статут, 2003. — 317 с.

17.     Коркунов Н. М. Лекции по общей теории права. — М.: РОССПЭН, 2010. — 520 с.

18.     Красавчиков О. А. Сущность юридического лица // Советское государство и право. — 1976. — № 1. — С. 47–55.

19.     Лаптев В. В. Субъекты хозяйственного права // Советское государство и право. — 1975. — № 4. — С. 80–89.

20.     Покровский И. А. Основные проблемы гражданского права. — М.: Статут, 1998. — 353 с.

21.     Попондопуло В. Ф. Правовой режим предпринимательства: Автореф. дис. … докт. юрид. наук. — СПб., 1994. — 37 с.

22.     Пугинский Б. И. Гражданско-правовые средства в хозяйственных отношениях. — М.: Издательство Юридической литературы, 1984. — 224 с.

23.     Рахмилович В. А. О так называемом субстрате юридического лица (К вопросу о путях изучения юридического лица) // Проблемы совершенствования советского законодательства. Труды ВНИИСЗ. Выпуск 29. — М., 1984. — С. 113–118.

24.     Рахмилович В. А. Понятие, значение и признаки юридического лица // Гражданское право России: Курс лекций. Часть первая / Под ред. О. Н. Садикова. — М.: Издательство Юридической литературы, 1996. — С. 52–57.

25.     Саввинова Ю. А. Правовое регулирование реорганизации юридических лиц системы МЧС Росии: Дис. … канд. юрид. наук. — СПб., 2009. — 168 с.

26.     Серова О. А. Теоретико-методологические и практические проблемы классификации юридических лиц современного гражданского права России: Монография / О. А. Серова. — М.: Юрист, 2011. — 328 с.

27.     Сойфер Т. В. Объединение юридических лиц: проблемы правового статуса и пути их разрешения // Законодательство и экономика. — 2011. — № 2. — С. 2–16.

28.     Стройкина Ю. В. Имущественная особенность как конструктивный признак коммерческой организации: Дис. … канд. юрид. наук. — Оренбург, 2002. — 175 с.

29.     Суханов Е. А. Гражданское право. Учебник. В 2 т. Т. 1 / Под ред. Суханова. — М.: Бек 1993. — 432 с.

30.     Танчук И. А. Комментарии к Положению о производственном объединении (комбинате) / Авт. кол.: Г. А. Иванов, И. А. Танчук, Л. М. Шор и др. / Под ред. В. В. Лаптева. — М.: Издательство Юридической литературы, 1979. — 280 с.

31.     Черепахин Б. Б. Волеобразование и волеизъявление юридического лица // Правоведение. — Л.: Издательство Ленинградского университета, 1958. — № 2. — С. 43–50.

32.     Шершеневич Г. Ф. Учебник русского гражданского права. — М.: Спарк, 1995. — 287 с.

33.     Якушев В. С. Институт юридического лица в теории, законодательстве и на практике // Антология уральской цивилистики. 1925–1989. — М.: Статут, 2001. — С. 390–413.

34.     Ястребов О. А. Юридическое лицо публичного права: сравнительно-правовое исследование: Автореф. дис. … докт. юрид. наук. — Москва, 2010. — 60 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle