Библиографическое описание:

Асянова С. Р. Содержание принципов планирования расследования преступлений [Текст] // Юридические науки: проблемы и перспективы: материалы II междунар. науч. конф. (г. Пермь, январь 2014 г.). — Пермь: Меркурий, 2014. — С. 122-124.

Расследованию любого преступления, как и всему уголовному процессу, характерно организационное, плановое начало. При этом важно понимать, что планирование не сводится лишь к составлению плана, которым процесс расследования сопровождается изначально. Смысл планирования значительно шире и представляет собой как организационную, так и творческую сторону работы следователя. Данная деятельность предполагает не только построение версий и обозначение всех вытекающих из их анализа обстоятельств и вопросов, подлежащих выяснению. Важным в деятельности следователя отмечается умение определить первоочередные следственные действия, оперативно-розыскные и иные проверочные и профилактические мероприятия, необходимые для исследования выдвинутых версий, выяснения вытекающих из них вопросов, установления предмета доказывания по делу и решения других задач расследования. Среди всех элементов в плане расследования по делу свое конкретное выражение находят и такие пункты, как определение конкретных исполнителей намеченных мероприятий, сроков и очередности их выполнения.

Исходя из этого, и учитывая, что расследование преступлений — это один из видов сложнейшей многоцелевой поисково-познавательной деятельности, планирование каждого расследования должно опираться на основополагающие принципы — индивидуальности, целенаправленности, системности, динамичности, реальности.

Современной науке известно о происхождении и содержании различных принципов планирования расследования. Для всех них характерны общие свойства — выраженная нормативность, предписание, руководящее указание, общее требование или основное правило. Одним словом, они отражают общие регулятивные правила.

Кроме этого, во всех принципах обязательно находят свое отражение такие мировоззренческие подходы, как идеализм и материализм. Так, с точки зрения идеализма принципы — недоказуемые и непреложные аксиомы. А с позиции материализма, принципы — это та цель, которую надо достичь в процессе исследования [1].

Отдельно можно говорить и о системном подходе, который также занимает прочное место при планировании расследования преступления. Исходя из того, что мыслительный процесс в планировании расследования включается с первой же секунды с момента поступления информации о том или ином преступлении, то его можно представить как развивающуюся систему.

Вместе с тем, в рамках мыслительной деятельности каждое планирование важно рассмотреть и с позиций деятельностного подхода. В этой связи оно, как и любая деятельность, всегда целенаправленна. Объясняется это просто: управление и сознательная деятельность без цели немыслимы.

Таким образом, вышесказанное позволяет нам более детально рассмотреть основные принципы планирования расследования.

Первый — принцип индивидуальности. Даже, если мы допустим, что совершены два похожих преступления, они всегда будут отличаться, что отразится в целом на ходе расследования. В этом отношении абсолютно некорректно считать, что планирование расследования этих преступлений должно быть однотипным. Подобное суждение, возможно, допустимо лишь в части первоначальной стадии расследования. А в последующем его ход неизменно отличен. Методы и способы расследования каждого дела индивидуальны, соответственно и план расследования каждого дела должен

быть индивидуальным [2].. Несмотря на общую, казалось бы, типовую структуру плана расследования конкретный план по уголовному делу всегда уникален. И элементарное желание проигнорировать принцип индивидуальности, упростить конкретный план расследования до шаблонного варианта может отвести следователя от намеченной цели. В криминалистике наших дней под этим принципом подразумевают: обязательность учета неповторимых особенностей и специфических ситуаций, характерных для конкретного уголовного дела; необходимость творческого подхода к планированию; недопустимость формализма, упрощенчества, стереотипов и шаблонов. Задача следователя на начальном же этапе планирования расследования отойти от банального хода расследования, суметь скомбинировать различные методы познания и приспособить типовые криминалистические инструменты к неповторимым особенностям конкретного уголовного дела.

Второй — принцип целенаправленности. Он служит, своего рода, ориентиром, направляет и «регулирует» процесс планирования и расследования. Именно этот принцип в случаях вынужденных изменений соответствующим образом корректирует планирование.

Таким образом, грамотное определение следователем цели — уже «половина успеха». Затем следователю остается обозначить пошаговые задачи, прописать потребность в ресурсах, средствах, времени. Руководство этим принципом позволяет запланировать конкретные действия, сроки, очередность, место и исполнителей по каждому пункту плана расследования. Четкое следование поставленной цели автоматически влечет

за собой последовательность при преодолении каждого из этапов процесса. Иначе говоря, «дорогу осилит идущий».

Одна из особенностей содержания этого принципа в криминалистике — выяснение обстоятельств, подлежащих доказыванию, которые в большинстве своем определяются уголовным и уголовно-процессуальным законами и в какой-то части руководящими документами Верховного Суда РФ, а также рекомендациями самой науки «Криминалистика». А это означает, что руководствуясь профессиональными навыками, следователь обязан правильно обозначать для себя не только первоочередные задачи, но и выбирать соответствующие правовые ресурсы. «Наложить» закон на поставленную цель, вносить, если это надобно, соответствующие коррективы — значит эффективно влиять на ход расследования преступления.

Третий — принцип системности. Системность представлена на каждом этапе виде планирования (общее, календарное, отдельных следственных действий). При этом каждый элемент плана является или может стать отдельной автономной системой. И как показывает практика, в большинстве случаев она представляет собой составную часть более общей системы. Именно эти моменты дают нам право говорить о целостности планирования и плана расследования. Нельзя достичь цели при проведении планирования какого-либо следственного действия, если не придерживаться или попробовать «перешагнуть» хотя бы одну из составляющих этого процесса. К примеру, нецелесообразно уделять внимание разработке тактических приемов и обдумыванию очередности их применения без определения первоочередности решения тех или иных задач или выяснения обстоятельств, которые требуют первоначального доказывания. Без осмысления целостности планирования, учета всех его пошаговых элементов и взаимосвязей между ними невозможно достичь, чтобы главная задача расследования была связана с частными. Таким же образом невозможно корректно определить очередность организации запланированных мероприятий, а также скоординировать их по времени, месту выполнения и исполнителям. При этом план не должен содержать противоречий, все мероприятия должны быть взаимно увязаны по времени и месту выполнения, конкретным исполнителям, ожидаемым результатам и т. д. [3].

Четвертый — принцип динамичности. В криминалистике изучение этого принципа позволяет характеризовать динамичность как гибкую, постоянную, своевременную составляющую эффективного хода расследования преступления. Оно и понятно: учитывая поступление дополнительной информации следователю приходится вносить соответствующие изменения, исключать из первоначального плана недейственные пункты, заменять отдельные элементы на новые и т. д. Тонкостью при следовании этому принципу является то, что по мере получения новой информации незамедлительному пересмотру подвергаются план и весь цикл планирования всего расследования, а не только той части, которая претерпевает изменения в связи с нововведениями. При этом указанные циклы должны повторяться до тех пор, пока не будут установлены все обстоятельства, подлежащие доказыванию, и решены все иные задачи расследования.

В общем, динамичность планирования расследования является проявлением закономерности развития следственной версии. Таким образом, даже самый полный, глубокий, перспективный план расследования подвергается постоянным изменениям и дополнениям. Из этого, конечно, не следует, что при составлении первоначального плана расследования можно пренебречь требованиями всесторонности и глубины анализа поступивших материалов, детальной разработкой версий, намечаемых мероприятий и т. п. Предполагать, что план «не стабильный» и он все равно будет изменяться и дополняться, это, по меньшей мере, не корректно. Возникает закономерный вопрос «когда же следователю реализовывать план, если он все время может подвергаться изменениям?». Если учесть, что у следователя в производстве находятся и другие дела, а он при этом «динамично динамит» самим же созданный план, на самом деле, организовать расследование и раскрыть преступление ему не хватит ни определенного нормативными документами времени, ни жизни. В этой связи принцип динамичности транслирует свою специфику, а именно по мере установления ранее неизвестных фактов следственная ситуация объективно меняется и следователь элементарно реагирует на эти изменения.

Пятый — принцип реальности. Если руководитель того следователя, кому поручается запланировать и организовать расследование преступления, решит проверить, чем занимается его сотрудник и на верном ли он пути, то достаточно спросить его об этом. Отсутствие иллюзий при планировании, фантазий — при составлении плана, творческого начала — при организации расследования — все это явно свидетельство того, что следователь к процессу подходит реально. На всех этапах, пока в расследовании дела не поставлена точка, важно быть в осознанности и находиться «здесь и сейчас».

Так, реальное видение обстановки на начальном этапе избавит следователя от ошибочных предположений. Критичное отношение позволит объективно рассмотреть доказательства с позиций уголовно-процессуального закона. На последующих этапах реальность проявляется в выполнимости процессуальных действий в конкретных условиях, определении оперативно-розыскных мероприятий. Именно этот принцип выручает учитывать временной ресурс, который всегда ограничен.

Рассматриваемый принцип играет главную роль при контроле за ходом расследования и умении субъективно и объективно оценить возможности следствия. Применительно к этому принципу, речь надо вести еще и об использовании интуиции, опыта личного следователя и его коллег по делу, знаниях современного уровня развития науки и техники, требований закона, понимании неотложности отдельных действий.

Практически самоконтроль следователя и реалистичное отношение к своей деятельности на всех этапах планирования расследования выступают его друзьями, которые учитывают, соотносят, обосновывают, анализируют и т. д.

Безусловно, в научной литературе рассматриваются и другие принципы, такие как всесторонность, инициативность, своевременность, полнота, гипотетичность, законности, оптимальность, объективности, быстрота и активность расследования, научность, обоснованность, соответствие формы и содержания планирования. Тем не менее, на наш взгляд, они больше дополняют и характеризуют пять рассмотренных выше принципов.

Таким образом, планирование любой криминалистической деятельности реально возможно лишь при ряде условий. Одним из них является строгое следование общепринятым и зарекомендовавшим себя принципам. При этом внешне это должно быть представлено как планомерный процесс, который и будет способствовать повышению раскрываемости преступлений.

Литература:

1.                  Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 20. С. 34.

2.                  Шавер Б. М., Винберг А. И. Криминалистика. М., 1940. С. 74.

3.                  Сергеев Л. А., Соя-Серко Л. А., Якубович Н. А. Планирование расследования. М., 1975. С. 12.

4.                  Бескровный Ю. В. Планирование как метод организации раскрытия и расследования преступлений / Ю. В. Бескровный // Российский следователь. — 2010. — № 5. — С. 2–3.

5.                  Герасимов И. Ф. и Драпкин Л. Я. (Криминалистика / под ред. Н. П. Яблокова, В. Я. Колдина. М., 1990. С. 233–234).

6.                  Ефимичев С. П., Демин В. П. О принципах оперативно-розыскной деятельности // Оперативник (сыщик). 2009. N 1 (18). С. 8–11.

7.                  Ищенко Е. П., Егоров Н. Н. Криминалистика для следователей и дознавателей: Науч.-практ. пособие / Под ред. А. В. Аничина. М., 2009. С. 256–262.

8.                  Колдин В. Я. Криминалистика социалистических стран. М., 1986. С. 196–197.

9.                  Тарасов-Родионов П. И. Предварительное следствие. М., 1948. С. 66.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle