Библиографическое описание:

Шагивалеева И. З. Некоторые вопросы правового понимания понятия «животный мир» [Текст] // Юридические науки: проблемы и перспективы: материалы II междунар. науч. конф. (г. Пермь, январь 2014 г.). — Пермь: Меркурий, 2014. — С. 63-66.

В соответствии с ФЗ РФ «О животном мире» животный мир объявляется достоянием народов Российской Федерации, неотъемлемым элементом природной среды и биологического разнообразия Земли, возобновляющимся природным ресурсом, важным регулирующим и стабилизирующим компонентом биосферы, всемерно охраняемым и рационально используемым для удовлетворения духовных и материальных потребностей граждан России [1].

В толковом словаре В. И. Ожегова под животным (животиной) понимается живой организм, существо, обладающее способностью двигаться и питающееся, в отличие от растений, готовыми органическими соединениями.

По Ожегову «животина» то же, что животное, при этом следует отметить, что речь идет, как правило, о домашнем животном [2 c. 141].

В быту часто под словом «животные» понимается лишь четвероногое наземное позвоночное (млекопитающие, пресмыкающиеся и земноводные).

Д. И. Ушаков определяет основное понятие как живое существо, способное чувствовать и передвигаться [3 c.130].

В научной литературе данный термин трактуется несколько шире и соответствует латинскому «Animalia». Поэтому к животным, помимо млекопитающих, относятся так же: рыбы, птицы, насекомые, черви и т. д.

С точки зрения науки понятие животного мира часто отожествляется с термином «дикая фауна».

Термин «фауна» употребляют при характеристике животных, принадлежащих к разным таксономическим категориям, например, фауна птиц, фауна птиц любой территории. Иногда термин «фауна» используют для характеристики состава животных того или иного времени, например, современная фауна.

С точки зрения права понятие «животный мир», определяется как совокупность живых организмов всех видов диких животных, находящихся в состоянии естественной свободы.

Вместе с тем следует заметить, что при признании животных дикими только по признаку их видовой принадлежности не всегда учитываются, например, такие случаи, когда представитель в целом одомашненного вида, по каким причинам освободился от человеческой опеки и вторично приспособился к жизни без специальной поддержки со стороны людей, т. е. вторично одичал. Такие животные составляют большие группы и юридически должны подпадать под действие Закона «О животном мире».

Вместе с тем, они не признаются объектами животного мира и, соответственно, объектами экологических правоотношений. В связи с этим, целесообразно закрепить, по нашему мнению, такой механизм отнесения животных к категории диких, который не будет ограничиваться критерием видовой принадлежности, а учитывать популяционный и единичный критерии с целью правовой охраны одичалых животных.

Отсюда возникает вопрос, относится ли к дикой фауне одичавшее животное?

В соответствии с толковым словарем русского языка содержание данного слова определяется как стать диким, вернуться в естественное природное состояние [4].

Поэтому, исходя из смысла определения, можно прийти к выводу, что одичавшее животное так же будет относиться к дикой фауне.

Особый правовой режим должен быть предусмотрен для экспериментальных животных, которые не могут быть непосредственно отнесены ни к диким, ни к домашним животным. Например, к лабораторным животным могут относиться — крыса, мышь, собака или домашняя кошка.

Сделать вывод о том, что лабораторные животные находятся в состоянии естественной свободы, говорить не приходится. По причине этого данные животные не попадают под действие фаунистического законодательства, но особый порядок их использования не регламентируется и нормами гражданского права.

До недавнего времени правовой режим экспериментальных животных в нашей стране регулировался Приказом Минздрава СССР «О мерах по дальнейшему совершенствованию организационных форм работы с использованием экспериментальных животных» [5].

В данном нормативном акте понятие животных используемых в экспериментальных целях определялось как: «тест-системы», экспериментальные модели».

Примечательно то, что хотя России и известен такой объект правоотношений как экспериментальное (лабораторное) животное, но четкого выделения его в ряду других животных в законах не прослеживается.

Сказанное, с позиции действующей правовой доктрины, таких животных можно отнести к специфическим объектам правоотношений по следующим основаниям:

-          юридическая наука и практика не отражают правового режима таких животных (целевое назначение, специфика содержания и использования). Такое выделение должно найти отражение в специальном федеральном законе, определяющем особенности правового положения и использования экспериментальных или лабораторных животных в Российской Федерации;

-          во-вторых, экспериментальным животным может быть не любая единица (чистота генов и т. д.);

-          в третьих, экспериментальных животных следует отнести к ограниченно оборотоспособным объектам.

Учет этих особенностей экспериментального животного, позволит, на наш взгляд, в дальнейшем более эффективно решать вопросы формирования законодательства, регулирующего использование таких животных.

В ходе исследования выяснено, что под животным миром понимается не только животные, относящиеся к объектам охоты и рыболовства, но и все другие животные, которые находятся в состоянии естественной свободы.

Для отнесения животных находящиеся в так называемой полуневоле к объектам животного мира, следует выяснять цель заключения животных в такую среду, если в целях сохранения ресурса и генетического фонда объектов, то отношения подпадают под действие ФЗ «О животном мире».

Н. Н. Веденин обращая внимание на основное определение, данное ФЗ «О животном мире» не соглашается с ним, обращая внимание на территориальный аспект, так как это совокупность животных, населяющих не только территорию РФ, данное определение, по его мнению, не охватывает всех животных, а лишь дикую фауну.

Соглашаясь с мнением таких авторов лишь в части признания животных как всех организмов животного происхождения, а не только дикую фауну, следует отметить, что относительно домашних (сельскохозяйственных) животных имеется отдельное законодательство, к примеру: Федеральный закон от 3 августа 1995 г. N 123-ФЗ «О племенном животноводстве» (с изменениями и дополнениями), закон РФ от 14 мая 1993 г. N 4979–1 «О ветеринарии» (с изменениями и дополнениями), Постановление Правительства РФ от 12 июня 2008 г. N 450 «О Министерстве сельского хозяйства Российской Федерации» (с изменениями и дополнениями), Постановление Правительства РФ от 29 октября 1992 г. N 830 «О Государственной ветеринарной службе Российской Федерации по охране территории России от заноса заразных болезней животных из иностранных государств» и т д.

Анализ других нормативных материалов регулирующих оборот животного мира привел к выводу, что не всегда основное определение согласовывается с представлениями, содержащимися в других законах.

При исследовании темы не раз было обращено внимание на нормы НК РФ. Примечательно то, при уточнении основного понятийного аппарата мы пришли к выводу, что действующий Кодекс, регулируя правовой режим животного мира и уточняя содержание основных понятий, не совпадает с ФЗ «О животном мире». Так, как в соответствии с НК РФ под животными понимаются не все объекты животного мира, а только те, которые являются объектами охоты. Данные в нормативных актах определения животного мира может вызывать неоднозначные оценки.

Кроме того, в ФЗ «Об охоте и сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменения в отдельные законодательные акты РФ» понятие диких животных определяется через термин «продукция охоты» [6].

С точки зрения правового понимания понятия животного мира, последний в законодательстве определяется по разному: как вещь, согласно нормам ГК РФ, если быть точнее, как «особый» вид вещей и как объект животного мира, согласно ФЗ «О животном мире». Принимая во внимание нормы ГК РФ можно лишь предположить, что к объектам животного мира применяются общие положения об имуществе только потому, что нет нормативных актов, которые регулировали бы данные вопросы.

ГК РФ оперирует понятием «животные», но вместо определения, в Кодексе, говорится о том, что в отношении животных применяются общие правила об имуществе, постольку, поскольку законом или иными правовыми актами не установлено иное.

Отмечается, что нормы ГК РФ абсолютно всех животных (диких, домашних) традиционно относят к вещам особого рода или одушевленным вещам.

С. А. Боголюбов отмечает, что с момента изъятия объекта животного мира из природной среды, они становятся не «объектами», а животными, имуществом, отношения по поводу которых регулируются не экологическим с а гражданским законодательством.

М. И. Брагинский, толкуя суть статьи 137 ГК РФ, подчеркивает, что под животными имеется в виду домашние или одомашненные животные, поэтому нормы ГК РФ не распространяются на животных, находящихся в состоянии естественной свободы.

В свою очередь А. Н. Гуев, трактуя нормы ГК РФ считает, что в них говорится «не только о домашних животных, но и о диких» [7 c.179].

Поддерживая позицию, К. Д. Гасникова считаем, что при определении объектов животного мира подпадающих под действие ФЗ «О животном мире» следует обратить внимание на основной критерий — среду обитания животного. Под средой обитания объекта животного мира мы понимаем природную среду в ее естественном состоянии, а самих животных как природный объект.

На сегодняшний день в Государственную Думу РФ внесен на обсуждение проект ФЗ «О защите животных от жестокого обращения».

Согласно проекту под животным понимается любое животное, обладающее нервной системой и оказывающиеся в сфере деятельности или воздействия человека. Не давая определения объектам животного мира, законодатель, вероятно, исходил из того, что данный термин не нуждается в специальном толковании по причине его распространенности.

Обращение к зарубежному законодательству позволяет прийти к выводу, что например, в Германском гражданском уложении законодатель проводит четкую градацию между понятиями «вещь» и «животное», назвав главу данного уложения — «вещи и животные» и уточнив, что животные не являются вещами [8 c.88].

Аналогичную точку зрения можно встретить и в российской научной литературе, С. С. Алексеев указывает в своих работах, «по этическим соображениям к животным неприменим термин «вещь».

Анализ законодательства субъектов РФ приводит к выводу о неоднозначности определения животного мира. Например, В ЛК республики Башкортостан, при определении понятия «лес» упоминаются и животные. Понятие «животных», употребляемое в данном нормативном акте порождает вопрос, о чём идёт речь? О животном мире или о части животного мира, обитающего в лесах?

Статья 2 ФЗ «О животном мире» объект животного мира определяет как организм животного происхождения.

Интересно определение Д. Е. Захарова, который определяет понятие животного мира как движимую, неделимую, непотребляемую вещь, в гражданском обороте обладающая качеством товарности, характеризующаяся способностью испытывать негативные болевые ощущения от внешних раздражителей, а также возможностью в результате «вещественной трансформации» переходить из одного качественного состояния в другое (биологическая гибель приводит к уничтожению одушевленной и появлению неодушевленной вещи) и в отличие от всех иных вещей в гражданском праве имеющая потребности, удовлетворение которых обеспечивает само ее существование.

Примечательно то, что анализ системы зарубежного законодательства, например Украины, позволяет прийти к выводу, что в действующем законе «Об охране окружающей среды» упоминаются объекты животного мира. Ими являются: дикие животные — хордовые, в том числе хребетные (пресмыкающиеся, птицы, земноводные, рыбы и прочие) и бесхребетные (членистоногие, моллюски, иглошкурые и т. д.), а так же норы, домики, логова, муравейники, бобровые норки и прочее жилище и сооружения животных, нерест, другие территории, являющиеся средой их существования.

Изложенное наводит нас на определенные размышления по поводу признания объектом животного мира его частей. В соответствии с юридическими словарями под объектом животного мира все — таки понимается организм животного происхождения, а не его части. Поэтому с данным определением мы не можем согласиться.

Интересное понятие объекта животного мира дает А. М. Щеколодкин. По мнению автора — это многоклеточные организмы животного происхождения, микроорганизмы, начиная со стадии зиготы (оплодотворенной яйцеклетки) или неоплодотворенной яйцеклетки (в случае партеногенеза) — консументы или редуценты (т. е. плотоядные и растительноядные животные, паразиты и сапрофаги, питающиеся органическими останками), обладающие нервными клетками и нервной сетью (системой) и не относящиеся к сельскохозяйственным, одомашненным или домашним животным, вредителям сельскохозяйственных растений и леса, паразитам человека, сельскохозяйственных, одомашненных или домашних животных [9 c.18].

Из определения названного автора следует, что микроорганизмы к объектам животного мира не относятся. Думается, следует согласиться с ним, что это все — таки различные объекты права.

Из выше изложенного делается вывод о том, что в юридическом отношении животные признаются дикими, если они: являются компонентами окружающей среды; находятся в состоянии естественной свободы.

Как объекту права для животного мира характерны ряд признаков:

1)        принадлежность к дикой фауне, естественное происхождение;

2)        нахождение объектов животного мира в состоянии естественной свободы, то есть прослеживается естественная связь животного с природной средой. Следует отметить, что мы разграничиваем понятия «окружающая среда» и «природная среда», поскольку последняя содержит антропогенный фактор, по нашему мнению целесообразно будет указывать экологическую взаимосвязь с природой как одного из признаков животного мира и что немаловажно — это нахождение в живом состоянии на территории Российской Федерации;

3)        естественная свобода предполагает естественный отбор;

4)        непотребляемость объекта, следует почеркнуть, что данный термин, как признак объектов животного мира применяется фаунистическому фонду в целом.

Таким образом, под животным миром мы понимаем диких животных (дикое животное) находящихся в состоянии естественной свободы, определяемый как экологическая связь животного с природой, исключающая какое — либо воздействие на нее со стороны человека.

Литература:

1.         Российская Федерация. Законы. О животном мире: федер. закон РФ: [принят Гос. Думой 22 марта 1995 г.] // Собрание законодательства Российской Федерации. — 1995. — № 17. — Ст. 1462. — ISSN 1560–0580. Режим доступа http://pravo-zoozahita.ru/zakon-o-zhivotnom-mire-s-izmeneniyami-i-popravkami-na-1-marta-2013-goda/

2.         Ожегов, В. И. Толковый словарь русского языка / В. И. Ожегов — М.: Оникс, 2010. — С. 141. — ISBN 978–5-488–02732–9.

3.         Ушаков, Д. И. Большой толковый словарь современного русского языка / Д. И. Ушаков — М.: Дом Славянской Книги, 2011. — 960с.- ISBN 978–5-903036–99–8.

4.         Толковый словарь русского языка // [электр. Ресурс]. — Режим доступа http://formaslov.ru/ %D0 %9E %D0 %B4 %D0 %B8 %D1 %87 %D0 %B0 %D1 %82 %D1 %8C.

5.         О мерах по дальнейшему совершенствованию организационных форм работы с использованием экспериментальных животных: приказ Минздрава СССР от 12 августа 1977 г. — № 755.

6.         Российская Федерация. Законы.Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ:[принят Гос. Думой 17 июля 2009.: одобр. Советом Федерации 18 июля 2009 г.] // Собрание законодательства Российской Федерации. — 2009. — № 30. — Ст. 3735. — ISSN 1560–0580.

7.         Гуев, А. Н. Гражданское право / А. Н. Гуев — М.: Инфра-М, 2004. — С. 179. — ISBN5–16–001403–9.

8.         Бергманн, В. Проблемы гражданского и предпринимательского права в Германии / В. Бергманн — М.: Бек, 2001. — 336с. — ISBN 5–85639–301–5.

9.         Щеколодкин, А. Н. Правовые проблемы охраны и использования объектов животного и растительного мира на особо охраняемых территориях: автореферат дисс. канд. юр наук: 12.00.06. — М.: ин-т законодательства и сравнит. правоведения при Правительстве РФ, 2006. — С. 18.

10.     Абова Т. Е., Комментарии к ГК РФ / Т. Е. Абова, А.Ю, Кабалкин — М.: Юрайт — Издат, 2012. — 928с. — ISBN 978–5-9916–1855–7.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle