Библиографическое описание:

Жанбаев Е. Тактические приемы и правила допроса [Текст] // Юридические науки: проблемы и перспективы: материалы II междунар. науч. конф. (г. Пермь, январь 2014 г.). — Пермь: Меркурий, 2014. — С. 100-103.

Тактика допроса всегда была и будет актуальной для теории и практики расследования уголовных дел, потому что именно в тактике допроса отражается весь тактический потенциал криминалиста и его профессиональные достоинства.

Допрос имеет подробную и проработанную многими годами практики процессуальную регламентацию, которая предполагает тактические параметры: время, место, последовательность действий криминалиста, объем полномочий должностных лиц, производящих допрос; права и обязанности свидетеля, потерпевшего, подозреваемого и обвиняемого в процессе производства допроса. В связи с этим существует проблема соотношения процессуальной и криминалистической характеристики допроса. При этом уголовно-процессуальное право формирует необходимую форму производства допроса, а криминалистическая тактика в эту процессуальную форму вносит свое криминалистическое содержание [1, С.12].

В основном для собирания достоверной информации, получаемой от допрашиваемых лиц, применяются приемы и правила логико-психологической природы. В их круг, в частности, включаются следующие:

-          создание благоприятных условий для продуктивного проявления психических способностей носителей собираемой информации (например, путем активизации воспоминаний допрашиваемого лица на базе временной, предметной, событийной, пространственной, образной ассоциации, проведения допроса на месте устанавливаемого события);

-          использование психологической реакции носителя информации на действия следователя (например, путем предъявления допрашиваемому вещественного доказательства);

-          использование следователем достоверных знаний или предположений о действиях, которые, исходя из психологических и иных особенностей носителя информации, он мог совершить когда-то, с демонстрацией этих знаний и результатов их реализации в присутствии этого лица (например, путем обращения внимания владельца квартиры, в которой произошла инсценировка происшествия, на обнаруженные следы инсценировки);

-          намеренное побуждение носителя информации к определенному поведению (например, даче правдивых показаний, проявлению так называемой виновной осведомленности) путем использования психологических особенностей данного человека и ожидаемой с его стороны естественной реакции на действия следователя [2, С.39].

В случае отказа какого-либо лица давать показания широко применяется метод убеждения. При реализации этого метода рекомендуется выяснить мотивы и причины отказа, привлечь внимание к положительным сторонам личности собеседника и его поведения в быту, на работе, в прошлом или настоящем. Наряду с этим, указанный метод может быть реализован на основе:

-          обращения к здравому смыслу собеседника, разъяснения возможности наступления нежелательных последствий правового характера для него самого или других лиц в случае отстаивания неразумной позиции, объяснения социальной значимости его поведения и сведений, которыми он располагает;

-          оглашения анализа собранных данных, обличающих собеседника в неискренности;

-          демонстрации возможности результативного решения анализируемой задачи независимо от собеседника;

-          проявления интереса к второстепенным, незначительным моментам и деталям на фоне подчеркнутого временного внимания к неосновным элементам исследуемого события в целях создания преувеличенного представления о характере и объеме знаний следователя;

-          демонстрация по ходу допроса осведомленности следователя об обстоятельствах и деталях жизнедеятельности лица (на основе знаний, полученных заблаговременно путем тщательного изучения его прошлого). Это может создавать у допрашиваемого представление о том, что следователю все известно, включая обстоятельства расследуемого события и его роль в нем.

Получению ожидаемой информации путем допроса способствует тактически правильное предъявление вещественных доказательств. Особенно эффективным это средство тактического воздействия может быть в отношении лиц, отказывающихся сообщить известные им сведения, а также лиц, сообщающих ложную информацию.

Вывод о том, какой прием представляется наиболее оптимальным для данного случая, делается следствием с учетом сложившейся ситуации и особенностей личности допрашиваемого, его процессуального статуса, физического и психического состояния в момент допроса, интересов, намерений, привязанности, симпатий и антипатий.

Успех в работе с носителем личностной информации во многом зависит от умения следователя формулировать вопросы и тактически грамотно пользоваться этим средством получения информации.

Вопросы, задаваемые допрашиваемому лицу, подразделяются на основные, дополнительные, первоначальные, промежуточные, заключительные, уточняющие, конкретизирующие, напоминающие, детализирующие, уличающие, контрольные.

Вопросы следователя должны быть адресными, лаконичными, корректными. Формулировка вопроса должна быть четкой, конкретной, понятной носителю информации. В нем не должны содержаться подсказки, элементы навязывания своего мнения. Нельзя задавать наводящих вопросов. Содержание вопроса не должно давать повода для предположительного ответа.

Нередко результативной оказывается реализация правила неожиданной постановки основного (ключевого) вопроса. Тактика реализации принципа внезапности постановки основного вопроса (вопросов) определяется исходя из особенностей личности допрашиваемого и ситуации, сложившейся до момента начала допроса и во время его производства. В одних случаях к основному вопросу допрашиваемое лицо необходимо подготовить путем плавного перехода от обсуждения второстепенных незначительных обстоятельств дела, а то и отвлекающего обсуждения тематики, выходящей за пределы предмета допроса. В других случаях целесообразней иной подход: допрос начинается сразу же с неожиданной для допрашиваемого постановки основного вопроса, как говориться, в лоб [3,С. 49–50].

Процесс информационного взаимодействия в ходе допроса не исчерпывается обменом информацией между его процессуальными участниками. Он также протекает между ними и теми объектами материальной микросреды, которые являются естественными элементами окружающей обстановки, а также теми объектами, которые специально внедрены, привнесены в нее извне (имеются в виду те объекты, на фоне и под воздействием которых производится допрос).

С учетом этого, допрос может быть определен как организуемый, направленный и управляемый следователем процесс его вербального и невербального информативного взаимодействия с допрашиваемым, другими (факультативными) участниками данного следственного действия, а также объектами материальной микросреды (обстановки) по месту допроса, осуществляемого в целях получения достоверных, исчерпывающих фактических данных о предмете допроса.

Уголовно-процессуальный закон предусматривает лишь основные правила допроса, имеющие обязательный характер. Закон не регламентирует те тактические приемы, которые применяются для того, чтобы получить и зафиксировать в определенных, конкретных условиях наиболее полные и правдивые показания, исходящие как от вполне добросовестных людей желающих сказать следователю всю правду, но иногда впадающих в невольные ошибки, так и от тех, кто сознательно хочет ввести следствие в заблуждение. И это понятно, так как приемы постоянно меняются и варьируются в зависимости от конкретных обстоятельств дела, характера собранных доказательств, личности допрашиваемого и его индивидуальных особенностей. Поэтому, если правила допроса, установленные уголовно-процессуальным кодексом, обязательны и несоблюдение этих правил является серьезнейшим нарушением законности, применение тех или иных тактических приемов носит избирательный характер.

«Тактический прием — наиболее рациональный и эффективный способ действия или наиболее целесообразная в данных условиях линия поведения лица, осуществляющего процессуальное действие».

Тактика допроса предусматривает умелый выбор и эффективное исполь-зование тех тактических приемов, которые в данном конкретном случае способствуют получению правдивых и полных показаний, а также помогают изобличить допрашиваемого во лжи и проверить достоверность сообщений уже в ходе допроса.

Состав инкриминируемого преступления определяет содержание допроса, поскольку следователь обязан выяснить каждое обстоятельство, соответствующее этому составу. Однако тактические приемы, основанные на психологических особенностях личности допрашиваемого и зависящие в первую очередь от объема собранных доказательств, могут в одинаковой мере применимы, например, как по делу о хищении, так по делу об убийстве.

Значение показаний допрашиваемых зависит от того, насколько успешными были их допросы. Чем полнее полученные показания, чем точнее соответствуют они действительности, тем эффективнее их можно использовать в ходе рассмотрения дела в суде. Поэтому следователь обязан сделать все от него зависящее, чтобы допрос был результативным, а полученные показания способствовали установлению истины по делу.

Очевидно, что тактические приемы могут использоваться в определенных пределах. Прежде всего тактические приемы допроса должны осуществляться в строгом соответствии с уголовно-процессуальным законом.

Основным критерием, определяющим пределы применения тактических приемов допроса является требование закона о том, что «фактические данные, признаются недопустимые, если они получены путем насилия, угроз и иных незаконных мер» (ст. 115 УПК РК). Тактический прием должен быть не только законным, но и отвечать требованиям целесообразности, эффективности и избирательности. Поэтому в каждом конкретном случае следователь должен проанализировать, какой из тактических приемов наиболее целесообразен, исходя из конкретной ситуации, сложившейся по делу, даст ли он необходимый эффект, будучи примененный при допросе данного лица, не приведет ли он к самооговору. «Во всех случаях средства психического воздействия должны обладать избирательным действием. Необходимо, чтобы они давали положительный эффект только в отношении лица, скрывающего правду, препятствующего установлению истины, и были бы нейтральны в отношении незаинтересованных лиц».

В системе тактического арсенала следователя, используемого для решения отмеченных и других задач допроса, базовым, определяющим является метод криминалистического наблюдения как универсальный, самый распространенный, доступный и продуктивный (при умелом использовании) метод дознания [4, С.17].

Наблюдение представляет собой один из методов целенаправленного, непосредственного восприятия субъектом, визуальным или иным способом, признаков объекта наблюдения (человека, события и т. д.) в целях использования полученной информации (знаний) в научной и практической деятельности.

Криминалистическое наблюдение — это не пассивное созерцание окружающего мира, а активная, целенаправленная, часто напряженная мыслительно-конструктивная деятельность. Практика, научные исследования психологов и криминалистов позволили выработать принципы, которыми целесообразно руководствоваться следователю и другим субъектам указанного вида наблюдения. Выделим наиболее существенные из них:

-          до начала процесса наблюдения необходимо получить как можно более полное представление об объекте познания, ориентируясь на другие источники;

-          в процессе наблюдения следует исходить из сформированных целей и задач, реализуя при этом мысленный план наблюдения;

-          во всех случаях нужно отыскивать в наблюдаемом объекте не только то, что предполагалось обнаружить, но и обратное тому.

В процессе наблюдения также важно:

-          мысленно расчленять объект наблюдения на части (голова, руки и проч.) и в каждый момент наблюдения фиксировать внимание на одной из частей, не забывая держать в поле зрения целое;

-          не доверять однократному наблюдению, исследовать объект с разных точек зрения, в разные моменты и в разных ситуациях, изменяя условия наблюдения;

-          подвергать сомнению воспринимаемые признаки, которые могут в конечном счете оказаться ложной демонстрацией;

-          сравнивать все части, элементы, признаки, проявления объекта наблюдения, противопоставлять их, искать сходство, связи, различия.

К числу рассматриваемых принципов относятся и положения, указывающие на необходимость сравнивать результаты наблюдения с результатами наблюдения того же объекта другими участниками следственной деятельности, четко и конкретно формулировать результаты наблюдения, фиксировать их надлежащим образом и в надлежащей форме.

Реализация данных положений имеет свои особенности, обусловленные спецификой объекта наблюдения, познавательной ситуации и целей наблюдения [4,С. 21]

Напомню, что элементами информационной системы, в роли которой выступает допрашиваемый, источниками поступающей от него невербальной информации являются:

-          внешность, одежда, другие сопутствующие вещи, предметы материальной микросреды по месту проживания, работы, досуга;

-          паралингвистическое поведение (перемещения в пространстве, изменения положения, позы тела, мимика, жесты и т. п.);

-          действия, поступки в официальных и неофициальных, в формальных и неформальных условиях, в криминальных, криминалистических и иных ситуациях;

-          объекты, средства, продукты трудовой и иной деятельности;

-          графическая, топографическая и содержательная стороны письменной речи.

Воспринимаемая наблюдательным следователем информация, поступающая из этих источников, позволяет диагностировать свойства и состояния коммуникатора, распознавать его подлинные цели, замыслы и решать другие задачи.

Отдавая должное значимости результатов криминалистического наблюдения за отдельными видами вербальных и невербальных коммуникаций допрашиваемого лица, необходимо подчеркнуть, что к расшифровке и анализу полученной таким путем информации следует подходить с позиции строгого соблюдения ряда принципиально важных правил, вытекающих из мирового и отечественного следственного опыта. Определяющими среди таких правил являются положения о необходимости, во-первых, рассмотрения различных видов информационных сигналов в комплексе и взаимосвязи; во-вторых, учета особенностей ситуации, в которой реализуется активность партнера следователя по информационному общению.

При всей важности какого-либо сигнала того или иного вида и даже комплекса сигналов одного вида их понимание не гарантирует от ошибки в распознавании и принятии решения. Риск ошибки может быть сведен к минимуму лишь на основании сравнительного анализа результатов наблюдения за различными видами коммуникаций, связанных между собой и образующих целостный распознавательный комплекс. При этом также возникает необходимость поправки на специфику ситуаций, своеобразие объективных и субъективных факторов, детерминирующие те или иные отклонения от обычных проявлений активности допрашиваемого, включая влияние на них состояния носителя и условий передачи информации (состояние здоровья коммуникатора, степень его тревожности от ожидаемых неблагоприятных перспектив и другие факторы).

Литература:

1.                 Аубакиров А., Богодухова Е. Общие положения тактико-психологического характера допроса несовершеннолетних// Мир Закона. 2008 г. № 1.С.12

2.                 Криминалистика: Учебник для вузов. Под редакцией А. Ф. Волынского.- М: Закон и право, ЮНИТИ-ДАНА, 2002.С.39

3.                 Полевой Б. Х. Мировая практика собирания доказателсьтв. М: «Инфра-М», 2007. С.49–50

4.                 Образцов В. А., Богомолова С. Н. Допрос потерпевшего и свидетеля на предварительном следствии, — М.: Омега-Л им. А. С, Грибоедова, 2003. С.17

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle