Библиографическое описание:

Битжанова Ж. С. Угроза и насилие как способы совершения преступления [Текст] // Юридические науки: проблемы и перспективы: материалы II междунар. науч. конф. (г. Пермь, январь 2014 г.). — Пермь: Меркурий, 2014. — С. 91-93.

На современном этапе развития казахстанского общества государство признает, что человек, его достоинства, неотъемлемые права и свободы представляют собой высшую ценность. Их нарушение омрачает жизнь людей, мешает им нормально работать, проводить досуг и отдыхать, препятствует нормальному воспитанию подростков, ведет к несчастным случаям с детьми, гибели материальных ценностей и так далее. Вот, почему такие деяния имеют большую степень общественной опасности и ряд из них признан преступлениями.

С принятием статуса демократического государство, Казахстан, признало за собой обязанность неуклонно соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина. Конституция РК, провозгласила человека, его права и свободы высшей ценностью и рассматривает их признание, соблюдение и защиту как обязанность государства [1]. Таким образом, в основном законе страны закреплена недопустимость какого-либо вмешательства извне в область индивидуальной жизнедеятельности личности.

Одним из направлений следования указанному положению Конституции является защита граждан от противоправного принуждения. В ныне действующем Уголовном Кодексе РК последнее представлено как физическое и психическое принуждение, и находит свое отражение в его нормах: предусматривающих обстоятельства, исключающие преступность деяния; смягчающие либо отягчающие наказание; в качестве способа совершения преступления в соответствующих статьях Особенной части УК РК [2].

Принуждение потерпевшего как разновидность посягательства на право личной неприкосновенности гражданина, объектом своего воздействия, предполагает главным образом психику человека. Его результатом являются нарушения в процессе протекания нормальной психической деятельности индивида и возникновение опасности причинения вреда его здоровью. Противоправное принуждение влияет на состояние защищенности личности, и, следовательно, требует немедленных правомерных и адекватных мер противодействия ему.

Сложность объяснения содержания феномена «принуждение» в уголовном праве заложена в неоднозначности его определения в УК РК, в котором не дается общего для всех норм его понятия. Практика же квалификации преступлений, в которых имело место применение принуждения, базируется в основном, на научных представлениях. В рамках последних, в науке криминального цикла, принуждение рассматривается, в основном, в связи с физическим и психическим насилием над личностью, что, не в полной мере раскрывает уголовно-правовое значение данного феномена.

В настоящее время термин «принуждение» используется в уголовном законодательстве бессистемно. В отдельных статьях УК мы видим описания принуждения как способ совершения преступления. В других — оно просто названо. При этом, в законе нормативная дефиниция его понятия и порядок использования в нормах УК отсутствуют, что вызывает у правоприменителя ряд проблем (при квалификации; разграничении понятий — принуждение, понуждение, вовлечение, воздействие, склонение, насилие; и т. д.) [3,С.79].

Все это значительно осложняет выявление, пресечение и предупреждение преступных деяний, характеризующихся принуждением. Процесс принуждения является воздействием свободы одного человека на свободу другого, что представляет собой сознательное осуществление подчинения. Широкое понятие принуждения необходимо дополнить признаком — волевой акт. В таком случае, можно говорить о том, что принуждение реализуется в двух последовательных волевых актах. Во-первых, это волевой акт субъекта принуждения, то есть того от кого оно исходит. Во-вторых, это волевой акт объекта принуждения, то есть осознанное принятие к исполнению указаний субъекта принуждения. По сути, можно говорить о том, что любое принуждение (даже совершаемое с преобладанием физического воздействия) всегда переходит в психическое воздействие, и принуждаемый исполняет подчинение сам, следуя предложенному в той или иной форме сигналу, и только после сознательной оценки необходимости этого.

Стало быть, всегда есть выбор, — быть или не быть. При этом необходимо отметить, что всякое принуждение является волевым понуждением человека, то есть любому принуждению предшествует самозаставление. Внутреннее состояние человека вовлеченного в процесс самозаставления, можно обозначить как самопонуждение. Следовательно, любое принуждение является моральным, то есть человека нельзя принудить ни к чему, если он сам себя не принудит.

Таким образом, целью физического заставления (понуждения) является не только стратегическая цель — принудить к действию или бездействию, то есть — добиться результата, но и тактическая цель — понудить психически. Процесс же принуждения следует определить как снятие самостоятельности индивидуальной воли. Исследование физического и психического принуждения по уголовному законодательству зарубежных стран обнаруживает разнообразие их представленности в уголовно-правовых нормах в зависимости от основных непосредственных объектов. В них при формулировке диспозиций специальных норм учтены различия по способам принуждения потерпевших, видам и формам высказывания субъектами преступления угроз, за которые они подлежат привлечению к уголовной ответственности. Обращает на себя внимание то, что при характеристике составляющих данных понятий, в части, касающейся второго вида принуждения, используется определение «психическое воздействие» а не «психическое насилие». Примечательно то, что в УК многих зарубежных стран принуждение потерпевшего к совершению каких-либо действий или воздержанию от их совершения предусмотрено в качестве общих норм [4].

Уголовный Кодекс РК 1996 года впервые в истории отечественного уголовного законодательства определил условия исключающие уголовную ответственность лиц, совершивших преступление в состоянии имевшего место физического или психического принуждения. Тем самым, де-факто была внедрена норма о непреодолимой силе, фактически отсутствующая и поныне в УК, в отличие от законодательства некоторых «продвинутых» зарубежных стран. Такое положение создает проблему в толковании УК, ведь лишение (утрата) физической свободы в чистом виде (без психического воздействия) не является непреодолимым принуждением. Указанным в законе условиям скорее соответствует воздействие непреодолимой силы (форс — мажорное обстоятельство), выраженное в объективной стороне состава преступления.

В уголовном праве насилие в принуждении можно определить как способ принуждения другого лица к совершению им каких-либо действий (бездействия). Таким образом, принуждение в целом выступает как более обширная, составная уголовно-правовая категория, включающая в себя физическое или психическое воздействие, являющееся, в свою очередь, способом заставить потерпевшего совершить какое-либо деяние против собственного волеизъявления.

В уголовном праве существует проблема разграничения близких по значению понятий «принуждение» и «понуждение». На мой взгляд, принуждение следует рассматривать только как результат понуждения, поэтому эти два явления не могут отождествляться.

Как нам представляется, запугивание может входить в объективную сторону состава «понуждение», так как оно имеет, продолжительный, как правило, систематический и неоднородный характер и совершается с целью вызвать у лица состояние страха. Сравнивая угрозу и запугивание, следует отметить, что в принуждении, угроза носит более интенсивный характер.

Под угрозой в принуждении — следует понимать вид психического воздействия, выражающийся в намерении субъекта причинить вред потерпевшему и направленный на его психику с целью возбуждения у него состояния страха, реальность которого фиксируется им на уровне восприятия.

Решающее значение для точного уяснения уголовно-правовых аспектов противоправного принуждения имеют психологические условия его восприятия потерпевшим. В принуждении психическое воздействие понимается автором как информационное воздействие на организм человека, осуществляемое через ощущение посредством органов слуха и зрения. Неинформационное воздействие связано с физическим контактом с организмом потерпевшего и его ощущение осуществляется посредством других органов. Поэтому такого рода воздействие следует относить к физическому воздействию (насилию).

Если лицо способно ощущать, оно осознает оказанное на него воздействие посредством анализа, сравнения, обобщения, у него складывается представление о грозящей опасности, возникают различные эмоциональные состояния, в том числе и состояния страха. Страх является объективным показателем реального восприятия угрозы потерпевшим в принуждении.

Анализ исторического развития законодательства об ответственности за противоправное принуждение показывает, что оно на протяжении многовековой истории всегда было взаимосвязано с развитием самого уголовного законодательства в целом. Развитие уголовно-правового регулирования противоправного принуждения происходит по пути увеличения количества составов, связанных с установлением ответственности за преступления, совершенных с применением физического и психического принуждения.

В целях обеспечения неприкосновенности личности от противоправного принуждения Уголовный кодекс РК необходимо дополнить ст. 36–1 «Принуждение лица к выполнению или отказу от выполнения какого-либо действия», предлагаемого содержания статьи. Сфера действия предлагаемой нормы, прежде всего, случаи общего принуждения не установленные в Особенной части УК РК.

Литература:

1.      Конституция РК от 30 августа 1995 года

2.      Уголовный кодекс Республики Казахстан. (с изменениями и дополнениями по состоянию на 04.07.2013 г.)

3.      Л. Д. Гаухман. Квалификация преступлений. М.,2003. С.79

4.      И. Ш. Борчашвили. Комментарий к Уголовному кодексу Республики Казахстан. Алматы. 2007.

5.      В. Г. Зарипов. Определение понятия «принуждение» в современном уголовном праве. Вестник Московского университета МВД России. № 7, 2006.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle