Библиографическое описание:

Зурначян А. С. Проблемы государства и права в Судебнике Смбата Спарапета [Текст] // Юридические науки: проблемы и перспективы: материалы II междунар. науч. конф. (г. Пермь, январь 2014 г.). — Пермь: Меркурий, 2014. — С. 7-11.

Вследствие нашествия в 13 веке монголов и длительного периода персидского и турецкого господства над армянскими землями, развитие государственности, экономики и права в самой Армении было подвергнуто сокрушительному разрушению. После падения армянских государств на территории Армении (XI — XII вв.) независимая армянская государственность начала возрождаться за пределами исторической Армении — в Киликии, куда переселилось за тот же период значительное количество армян. Киликия находилась на юго-восточной оконечности Малой Азии, на берегу Средиземного моря.

Киликийское армянское государство было образовано 1080 году и просуществовало около трехсот лет до 1375 года, составив ярчайшую и славную часть истории армянского народа, а также истории армянского государства и права.

Смбатом Спарапетом — армянским военачальником, государственным деятелем, дипломатом, правоведом и историком, братом царя Киликийского армянского государства, в 1265 году был составлен новый армянский Судебник, ставший ярким памятником армянского права и призванный регулировать возникающие правовые отношения. Судебник использовался в Киликийской Армении до самого распада этого царства.

Оснований для принятия этого акта было несколько и все они тесно связаны с историей Киликийского государства. До момента принятия этого Судебника на территории Киликийской Армении силу обязательного закона и основного источника права имел судебник Мхитара Гоша, который уже перестал отвечать требованиям времени, а также сложившемся в Киликии государственному строю и изменившимся феодальным отношениям.

Еще одной причиной, побудившей создать новый Судебник, послужило то, что Мхитар Гош написал свой документ на древнеармянском языке-грабаре, которым уже не пользовалось подавляющее большинство населения Киликийского Армянского государства. И, Смбат Спарапет, разумно сделав вывод о том, что непонимание законов одна из причин их неисполнения или ненадлежащего исполнения не только со стороны населения, но и правоприменителей, предложил Судебник на понятном и доступном языке.

В качестве источников рассматриваемого Судебника были применены как нормы обычного права, так и нормы канонического права. Однако, основным источником стали нормы Судебника Мхитара Гоша.

Вопрос о соотношении этих двух памятников армянского права до настоящего времени является спорным. Так, согласно одной точки зрения Судебник Смбата Спарапета является простым переводом Судебника Мхитара Гоша с древнеармянского языка на киликийский говор армянского языка, с некоторыми видоизменениями под современные Смбату условия, сложившиеся в Киликийском государстве [7, с. 41–42]. В качестве подтверждения своей позиции сторонники этой точки зрения приводят цитату из Введения к самому Судебнику: «Теперь я, Смбат … своим старческим умом вложил много труда в сей судебник, ибо он был настолько искажен и его древнеармянский язык настолько отошел от нынешнего, что стал совершенно непонятен и негоден для пользования…. И я, … премного потрудился над тем, чтобы переложить эту книгу со старого, недоступного языка на наш сладкозвучный и общепринятый язык» [1, с. 463].

Говоря о своем подходе к первоисточникам, Смбат Спарапет во Введении к Судебнику писал: «взяв сердцевину, я изложил их вкратце» [1, с. 464]. Видимо, поэтому, вторая группа ученых, указывает, что это не просто перевод, а краткое переложение Судебника Мхитара Гоша [1, с. 441].

Третья группа ученых придерживается той точки зрения, что, несмотря на использование большего количества источников, основным из которых являлся Судебник Мхитара Гоша, Смбат Спарапет создал самостоятельный правовой акт [1, с. 441; 4, с. 90–95; 6, с. 196–197].

Мы придерживаемся третьей точки зрения и считаем, что Судебник Смбата Спарапета соответствует всем характеристикам самостоятельного документа, как по своей сущности, так и по содержанию. Смбат Спарапет не только переводил и сокращал текст законов Гоша и других используемых источников, но и нередко вносил в них изменения, перерабатывал, дополнял новыми нормами, актуальными для сложившихся общественно-политических и экономических отношений в Киликийской Армении. Смбатом Спарапетом была осуществлена большая правотворческая работа. Он указывал, что «написал я сей Судебник для упрочения святой церкви и благоденствия страны, а также мирских судей и царей» [1, с. 464]. Естественно, что для достижения целей по созданию кодифицированного правового акта, который должен применяться на территории армянского государства, должны быть положены в первую очередь источники армянского права, в то числе и Судебник Мхитара Гоша, который применялся на территории Киликийского государства и его нормы были знакомы местным властям и населению.

Судебник Смбата является кодифицированным актом, содержащим 202 статьи, которые сгруппированы в восемь глав: «О царях и их детях, ишханах (князьях), рыцарях, священнослужителях и других, подвластных царю»; «Наследственное право»; «Семейное право»; «О залоговом и ином имущественном праве»; «Торговое право; «Право завещания»; «Право рабовладения»; «Право на возмещение за ущерб и убытки». Как видно, из названий глав, Смбат Спарапет постарался сгруппировать статьи своего Судебника по предмету правового регулирования. Проведенный анализ текста Судебника позволяет сделать вывод, что этот принцип соблюден не во всем документе, но сама идея и ее, пусть и частичное, применение является достижением армянской правовой мысли.

В тексте своего Судебника Смбат Спарапет, в отличие от Мхитара Гоша, устанавливал приоритет светской власти по отношению к церковной. Это объясняется устройством Киликии, где армянское духовенство обладало властью только в вопросах вероисповедания и морали. Та исключительная властью, которую духовенство имело в Армении, ярко отражалось в структуре Судебника Мхитара Гоша, где церковная власть стоят выше светской и именно с норм о церковном праве начинается Судебник Гоша. В Киликии светская власть в лице царя и его вассалов подчинила себе практически всю область правоотношений, а оставшееся в качестве привилегированного класса духовенство и послушная церковь были одними из основ Киликийского государства.

Государственный суверенитет Смбат отождествлял с личностью царя, который как носитель верховной власти, обладал исключительными полномочиями. Согласно статье 1 Судебника «Царь может и в здравии и в свой смертный час завещать и принимать решения, отдавать горы и поля и все земли кому только пожелает, причем ни его дети, ни кто другой не имеют права препятствовать этому… Царь один имеет право чеканить монету, строить города и крепости, возводить мосты через большие реки и строить приюты на больших дорогах и горных переходах страны» [1, с. 465].

Несмотря на то, что царь, по сути, обладал безграничными возможностями, он был обязан в своей деятельности руководствоваться законами и определенными ограничениями. Так, Смбат писал, что «незаконно, чтобы царь внебрачно жил с любовницей, ибо он стоит на одной ступени с Богом и патриархом. Пусть он вступает в законный брак» [1, с. 465]. За нарушение этих правил и неисполнения обязанности по защите своих поданных и заботе о них царь мог быть наказан свержением со стороны Бога или народа.

Статья первая Судебника «О царях и их детях» регулировала также очень важный вопрос, связанный с наследованием престола. Устанавливался принцип, согласно которому после смерти царя наследовал престол его старший сын. Но в этой же статье предусматривается, что «отец все же должен для блага страны внимательно проверить, с одобрения всех своих областей и областных начальников и святой церкви, чтобы они возвели на царский трон того из сыновей, который им приемлем…» [1, с. 464]. Таким образом, получается, что царь являлся выборным лицом. Эта двоякость показывает, что с одной стороны Смбат был сторонником абсолютизма и централизованной монархии, но при этом старался учесть старую тенденцию армянских нахараров (феодалов), желавших видеть на троне избранного ими и подчиняющегося им царя.

Но не только и не столько этот факт является примечательным. Большим прорывом стало то, что Смбат, в отличие от Мхитара Гоша, фактически отстранил от возможности взойти на престол братьев царя. Напомним, что Смбат Спарапет был братом царя Киликийского армянского государства и при сохранении норм Судебника Мхитара Гоша мог бы претендовать на престол.

Однако, как отмечают специалисты, фактически же в Армении, в том числе и Киликийской, действовал принцип первородства, основанный на нормах обычного права, когда престол наследовал старший сын. А компромиссные положения Судебника Гоша об избрании царя из братьев или Судебника Смбата о выборе царя из сыновей остались лишь на бумаге и на практике не применялись [6, с. 210–211].

До принятия Судебника Смбата первородная дочь царя не имела права наследовать престол. Однако и в этом вопросе Смбат сделал большой шаг вперед — «… в случае если вообще нет царского сына, а только дочь, то отец может короновать ее на царство…». При этом, устанавливалось четкое условие, что ее сыновья уже не имеют право наследования престола [1, с. 465]. В случае же, если у царя вообще нет детей, то к престолу призываются сыновья его братьев

Смбат Спарапет установил нормы, которые санкционировали и оформляли сложившиеся сословные порядки периода развитого феодализма. При этом, по сравнению с Мхитаром Гошем, Смбат сильно подчеркивал значение знати и духовенства, а также открыто проводил принцип классового и сословного неравенства людей.

По Судебнику общество делилось на два разряда — «азатов» (свободных) и «цара» (несвободных). Смбат не принимал равенство людей и социальное неравенство считал законным, справедливым и вечным. «Закон гласит, — писал он, — что род человеческий распадается на много классов: ибо есть азаты и рыцари и те, кто не таков и имеет иные занятия» [1, с. 533].Эта позиция прямо входит в противоречие с позицией Мхитара Гоша, который был сторонником идей равноправия людей и социальное неравенство объяснял экономическими причинами. Кроме этого, Смбат, исходя из реалий современного ему Киликийского армянского государства, где институт рабовладельчества получил сильное развитие, а торговля рабами достигла больших размеров, закреплял его правовое регулирование в своем Судебнике. Рабы не только продавались, но и использовались в самой Киликии. Раб был не только производителем, но и говорящим орудием производства, он был в то же время вещью, предметом частной собственности [5, с. 155–156].

Однако, не смотря на данные факты, можно утверждать, что с точки зрения развития правовой мысли и юридической техники в Судебнике Смбата имеются многочисленные интересные и прогрессивные для своего времени нормы, регулировавшие гражданские, семейные, трудовые, уголовные правоотношения, а также вопросы судоустройства и правосудия.

Вопросы регулирования гражданско-правовых отношений были актуальны в связи с высоким уровнем развития торговли и товарно-денежных отношений в Киликии. Предметом купли-продажи и других договоров могло быть практически любое имущество, в том числе и земля. Судебник Смбата различал несколько видов собственности на землю — вотчина («айреник»), поместная церковно-монастырская, право приобретения земли духовными лицами, горожанами, ремесленниками. Кто угодно мог приобрести землю в собственность, если располагал достаточными к тому средствами [2, с. 132].

Статьей 132 главы 5 Судебника был установлен особый порядок продажи домов. Если дом находился в черте города, то при его продаже платеж его цены мог следовать через год или более, а если дом находился вне черты города, то при его продаже он приравнивался к земельному участку и платеж должен иметь место немедленно, без отсрочки. Согласно ст. 133 Судебника отсрочка платежа, по общему правилу, также не предусматривалась при продаже мельниц, лавок и вообще вещей, «которые приносят арендную плату». Отсрочка допускалась только по согласию владельца.

В регулировании семейно-брачных отношений, которым в Судебнике уделялось большое внимание, также имелись существенные отличия.

Важнейшее отличие мы усматриваем уже в самом начале Судебника Смбата. Очевидно, что в Киликийской Армении стремились максимально подчинить вопрос регулирования семейно-брачных отношений светской власти, тогда как у Мхитара Гоша этот вопрос бы исключительной компетенцией властей церковных. Это отражается в статьях Судебника, их виде и содержании.

Обязательным условием для заключения брака считались совершеннолетие, взаимное согласие вступающих в брак, психическое и физическое здоровье. Если, Мхитар Гош, на основании правил установленных Седьмым каноном собора 1243 г. определял, что при вступлении в брак жениху должно было быть не менее 14 лет, а невесте — не менее 12 лет [6, с. 250], то Смбат Спарапет в статье 111 Судебника установил возраст наступления брачного совершеннолетия для обоих полов — пятнадцать лет, что противоречило церковным канонам [1, с. 512].

Смбат запрещал вступление в брак двух лиц, страдающих слепотой или немотой. Заключение брака между одним слепым или немым и человеком не страдающим этими заболеваниями разрешалось.

В качестве необходимого условия для брака Судебник Смбата считал наличие «туайра» (дар в виде определенной суммы или имущества, приносимый мужем и переходящий в собственность жены) и «пруйга» (доля женщины в отцовском имуществе, которая является ее собственностью и которую она вносит в дом мужа). Однако это положение входило в противоречие с армянским обычным правом. Мхитар Гош, основываясь на обычном праве, устанавливал отличные от Смбата правила. Брачующиеся до и после брака делали друг другу подарки. Жена же входила в дом мужа с «ожитом» (приданное), а ее родители подносили зятю разные подарки.

Судебник Смбата, в отличие от Судебника Гоша, содержал целый ряд статей, в которых подробно рассмотрены основания для прекращения брака. В целом можно выделить два основания для прекращения брака — смерть одного из супругов или развод. Несмотря на то, что Смбат в статье 78 Судебника закреплял принцип построения семьи на патриархальных началах, указав, что «Закон божий повелевает, чтобы муж был главой над женой и так полагается, чтобы жена была под властью мужа, как ноги и остальные части тела под властью головы» это не означает полное бесправие женщины. Развод мог совершаться как по инициативе мужа, так и по инициативе жены.

Итак, основаниями для прекращения брака были следующие: 1) Смерть мужа, при этом к смерти мужа приравнивалось его длительное отсутствие и «распространенный слух, что он умер». В этом случае жена должна была прождать семь лет, а потом имела право выйти замуж. В случае, если муж вернется, то жена имела право сама решить с кем ей оставаться, что еще раз показывает некоторую свободу армянских женщин в семейных отношениях. Аналогичная норма с семилетним сроком устанавливалась и для мужчин. 2) Непослушание жены. Если между супругами на почве непослушания жены возникнет раздор, то брак мог быть расторгнут. В этом случае жена получала все, что она принесла в дом мужа и половину приплода животных. Надо отметить, что непослушание жены не было основанием для развода по Судебнику Мхитара Гоша. 3) Болезнь. Для решения вопроса о разводе по этому основанию и применению его последствий о разделе имущества, необходимо было установить, когда возникла эта болезнь — до или после вступления в брак, и знал ли супруг о наличии этой болезни. Если супруг был введен в заблуждение и второй супруг знал о своем заболевании до вступления в брак, то супруга возвращалась в родительский дом и забирала свое приданое. Если же заболевание возникло в доме мужа и не излечимо, то муж имел право развестись. Но он мог вступить в повторный брак только через 7 лет. Статья 104 Судебника устанавливала очень важное и новое для армянского права условие — муж мог развестись со своей женой, потерявшей здоровье в его доме только в случае пожизненной оплаты средств ей на существование. Это положение по сути своей говорит об установлении Судебником Смбата прообраза алиментных обязательств супругов, в том числе и бывших. 4)Попадание в рабство одного из супругов (ст. 81). Вслучае, если кто-то из супругов попадал в рабство, то через семь лет муж считался свободным. Аналогичное правило установлено для жены. 5) Взаимная ненависть (ст. 82). Последствия развода по этому основанию зависели от того, кто из супругов является виновником возникновения этой взаимной ненависти. Если установлена вина мужа, то он обязан был вернуть имущество жены, а также уплатить ей штраф в размере 1/3 суммы приданного, если жена была девственницей. Если же в разводе виновата жена, то дети должны оставаться у мужа, который получал все имущество и имел право жениться. Такого права жена без разрешения мужа или до его смерти не имела. 6) Прелюбодеяние (ст. 83). Если изменил муж и при этом он содержит свою жену и ее обеспечивает, то жена не имела право на развод. Если жена изменила, то муж имел право развестись с ней.7) Изменение религиозной принадлежности. 8) Неспособность к сожитию. Кданному основанию можно отнести нечистоплотность и сварливость жены (ст. 97), импотенции мужа (ст. 102,103), распутство и колдовстве жены (ст. 100).

В судебнике Смбата Спарапета имеются очень интересные положения по вопросам наследования имущества. Предусматривалось два традиционных вида наследования — по завещанию и по закону, приоритет из которых имело наследование по завещанию. Собственник имущества мог завещать его кому угодно, даже рабу. Если завещатель состоял в браке, то его завещание могло относится лишь к имуществу, составляющему его личную собственность. Статьей 144 Судебника устанавливались условия законности завещания. Так, если оно совершалось в городе, то необходимо было присутствие нотариуса, а если в деревне — сельского священника и трех свидетелей [1, с. 524]. Необходимо отметить, что эта норма опять показывает желание Смбата уменьшить значение церкви. Тогда как М.Гош предусматривал обязательное присутствие священника и церковных служителей независимо от места составления завещания [3, с. 201–203].

В наследовании по закону Судебник различал наследование по отцовской линии и наследование по материнской линии.

Статьей 118 Судебника устанавливалась следующая очередность наследования по отцовской линии: наследники первой очереди-дети; наследники второй очереди — братья; наследники третьей очереди — братья отца; наследники четвертой очереди — другие родственники по мужской линии до четвертой степени. Наличие наследников одной очереди исключает наследников других степеней родства. Прежде всего наследниками являлись сыновья умершего, которые получали равную долю, за исключение старшего сына и младшего сына. Старший сын получал двойную долю наследства, а младшему сыну полагался отцовский дом. Если не было сыновей, то наследовали незамужние дочери, наследование замужних дочерей при этом исключалось. Если не было сыновей и незамужних дочерей, то к наследованию призывались замужние дочери, но при этом устанавливалась обязательная доля в наследстве в размере ¼ для братьев наследодателя. Если не было наследников и четвертой очереди, то имущество считалось выморочным и переходило в казну.

Статьей 119 Судебника устанавливался аналогичный порядок наследования и для имущества по материнской линии, но за одним существенным исключением. Так, внуки от дочери (если ее не было в живых) и внуки от сына (если он не был жив) могли быть наследникам имущества. Это говорит о появлении в армянском праве института наследования по праву представления, который широко развит в современном законодательстве.

Существенно отличалась в рассматриваемых документах система преступлений и наказаний за их совершение. Смбат, в отличие от М. Гоша, положил в основу уголовно-правовой системы интересы государства. Практически все преступления расценивались, как направленные против государства и именно оно обладало монопольным правом «мстить за насилие».

По Судебнику Смбата, допускалось одновременное применение двух и более наказаний, тогда как у Гоша одно наказание, как правило, исключало другое [1, с. 466–468].

К тому же в Судебнике Гоша активно применялась система композиции, когда допускалась замена более суровых видов наказаний, например смертной казни, на менее суровые наказания. Смбат не придавала композиции серьезного значения, и был сторонником реальной суровой ответственности за совершенные преступления. Наказание имело несколько целей — возмездие, устрашение и исправление. Причем вместо церковного наказания (епитимии, покаяния), как было распространено у Гоша, Смбатом вводилось уголовное наказание. Церковное наказание применялось только для преступлений против религии и для тех случаев, когда судья не считал нужным применять уголовное наказание.

В статье 124 Судебника, Смбат устанавливает принцип индивидуальной ответственности преступника: «Если сын законом приговорен к смерти, то отца за это нельзя арестовать, а также брата за брата; таким образом, даже если отец добровольно предложит себя в жертву за вину сына, то не полагается принимать этого; ибо судебное установление повелевает, чтобы каждый человек отвечал за себя собственной головой» [1, с. 517]. Кроме того, Смбат полагал, что при назначении наказания суд должен учитывать следующие обстоятельства: возраст убившего, умственное состояние, его профессию и время (убийства) и на основании всего этого назначить наказание; так же следовало учитывать «злостность, мстительность, преднамеренность или невольность, а далее откроется действительное положение вещей, согласно тому, будет ли виновный после убийства плакать и тосковать или же выражать душевную радость и смеяться» [1, с. 477].

Данные факты показывают, что при оценке преступления Смбата интересовали, прежде всего, элементы субъективной стороны преступления.

Так, от наказания освобождались лица, совершившие преступление в состоянии невменяемости (ст. 174 и 196 Судебника). «Тот, кто по неведению убьет своего товарища на войне в сумятице, по закону не несет за это ответственности... За этим должны следить судьи, чтобы воздерживались от (пролития) невинной крови» [1, с. 533]; «Если невменяемый по одержимости дьяволом и с его помощью убьет человека, то следует точно установить: обстоит дело именно так и не было ли мести, после чего отвечает церковь и его не приговаривают судом» [1, с. 541].

В статье 163 Судебника Смбата был закреплен институт необходимой обороны, который является одним из самых интересных и важнейших институтов уголовного права. Он указывал следующее: «Закон повелевает: если кто идет своей дорогой, которая занята разбойникам для убийства и грабежа, и прохожий даст отпор и убьет занявших дорогу, то он не отвечает за кровь, а скорее достоин похвалы и награды». В данном случае ответственность за убийство не наступала.

Царская юрисдикция, по Смбату, касалась всего населения Киликии, без различия национальной или религиозной принадлежности. Царскому суду подлежали наряду с армянами и мусульмане, и крестоносцы, и «колонисты» из итальянских городов. Последним предоставлялось право судиться у своих «консулов» только по мелким уголовным и гражданским делам. Но тяжкие преступления, совершенные ими, и гражданские споры, возникавшие между ними и армянами, были подсудны царским судам [6, с. 312–313]. В Киликии церковное судопроизводство носило субсидиарный характер, как дополнение к светскому суду.

Таковы, основные и принципиальные положения Судебника Смбата Спарапета и его отличия от норм Судебника Мхитара Гоша. Необходимо отменить, что частично эти отличия связаны с тем, что Мхитар Гош составлял свой Судебник в условиях отсутствия армянской государственности, что откладывало свой серьезный отпечаток, в том числе и в невозможности исходить из позиции государственного принуждения при реализации его норм. Смбат Спарапет имел возможность более строгого требования по исполнению норм своего Судебника.

Подводя итог, отметим, что возникновение Судебника Смбата Спарапета было обусловлено потребностями и условиями Киликийского армянского государства, поэтому с его падением прекратилось и применение самого Судебника. Данный факт приходится констатировать с сожалением, так как этот Судебник мог оказать большее положительное влияние на дальнейшее развитие армянского права, как публичного, так и частного.

Литература:

1.                  Авакян Р. О. Памятники армянского права. Ереван: ЕФ МНОЮИ- XXI ВЕК, 2000.

2.                  Айкянц А. М. История развития частного права в Армении. Ереван: Асогик., 2006.

3.                  Армянский Судебник Мхитара Гоша / Памятники древнеармянской литературы. Т. 2. Ереван: Изд-во АН АССР, 1954.

4.                  Самуэлян Х. История древнеармянского права. Т.1. Ереван: АРМФАН,1939.

5.                  Сардарян К. Г. Проблемы государственной власти и права в Судебнике Смбата Спарапета // Право и образование. 2012. № 9.

6.                  Сукиасян А. Г. История Киликийского армянского государства и права (XI-XIVвв.). Ереван: Изд-во «Митк», 1969.

7.                  Торосян Х. Суд и процесс в Армении в X-XIII вв. Ереван: Изд-во АН АССР, 1985.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle