Библиографическое описание:

Волос А. А. Некоторые вопросы защиты слабой стороны в гражданском правоотношении по проекту изменений Гражданского кодекса Российской Федерации [Текст] // Актуальные проблемы права: материалы II междунар. науч. конф. (г. Москва, октябрь 2013 г.). — М.: Буки-Веди, 2013. — С. 27-32.

Автором анализируются недавно вступившие в силу, а также подготовленные изменения в Гражданский кодекс Российской Федерации с точки зрения защиты слабой стороны в договоре. Отдельно рассматриваются два направления указанного вопроса: создание дополнительных возможностей для суда (введение принципа добросовестности) и введение новых правовых механизмов защиты слабой стороны.

Ключевые слова:слабая сторона, изменения ГК РФ, принцип добросовестности.

На сегодняшний день вопросы, связанные с защитой слабой стороны в гражданском правоотношении, являются особенно актуальными как в теории, так и на практике. Это обусловлено тем, что гражданское право должно создавать условия для эффективного развития экономики, конкуренции, что невозможно без защиты субъектов, которые в силу определённых объективных причин оказываются в невыгодном положении по сравнению с контрагентом. В этом плане значимыми являются такие проблемы: кто является слабой стороной, какими способами и в каких правоотношениях ее нужно защищать.

Слабой стороной в обязательстве является та, которая имеет меньше возможностей (ресурсного, экономического, организационного и иного характера) для реализации своего права, а также обладает меньшим набором ресурсов для осуществления и защиты своих субъективных прав в сравнении с контрагентом [7, с. 82–101]. То есть сильная сторона — это та, которая имеет возможность навязывать свои условия другим лицам, создавать для себя какие-либо преимущества и т. п. Это может быть, например, государство, организация, обладающая доминирующим положением на рынке.

Очевидно, что законодательная поддержка слабой стороны — актуальная задача развития современного гражданского права. Справедливо замечание Е. В. Вавилина о том, что «в нормативно-правовых актах быть заложены механизмы осуществления и защиты субъективных прав и законных интересов слабой стороны» [7, с. 85–86]. Указанная задача находит своё отражение и в проекте изменений Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) [3].

Следует отметить, что защита слабой стороны в гражданском правоотношении может осуществляться не только законодателем, но и судом. Так, на практике не раз встречались случаи, когда суд защищал слабую сторону, применяя общие положения ГК РФ, например, принцип недопустимости злоупотребления правом. В частности, Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд в своем постановлении указал, что осуществление предприятием права на отказ от договора поставки энергоресурсов… может привести к нарушению прав общества как экономически более слабойстороны (выделено нами — А.В.) в правоотношениях из публичного договора теплоснабжения, а потому не могут быть признаны правомерными с точки зрения п. 1 ст. 10 ГК РФ [4].

После принятия Федерального закона от 30.12.2012 № 302-ФЗ [1] важнейшим инструментом защиты слабой стороны в гражданском правоотношении стал принцип добросовестности. В соответствии с новой редакцией ст. 1 ГК РФ при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно. Никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения.

Надо сказать, что чётких критериев добросовестности закон не называет. Это и понятно, т. к. указанная категория относится к числу оценочных, включает в себя элемент субъективного восприятия того или иного действия (бездействия) [8, с. 316]. Думается, что критерии нового принципа гражданского права должны быть выработаны судебной практикой. Тем не менее, очевидно, что недобросовестными будут, в частности, такие действия, которые направлены на существенное ограничение прав слабой стороны: навязывание контрагенту невыгодных условий в том случае, если последний не может отказаться от заключения договора, непредоставление полной достоверной информации о предмете сделки и т. п.

Несомненно, особую роль при защите слабой стороны в конкретных видах гражданских правоотношений играют те правовые механизмы, которые установлены в законе.

Особым примером договора с участием слабой стороны является договор присоединения. Конструкция ст. 428 ГК РФ позволяет считать, что, по замыслу законодателя, слабой стороной выступает та сторона, которая принимает стандартные условия договора в целом [9, с. 39–40]. Но действующий ГК РФ не считает должным признавать в качестве слабой стороны в договоре присоединения лицо, осуществляющее предпринимательскую деятельность, т. к. сторона, присоединившаяся к договору в связи с осуществлением своей предпринимательской деятельности, не может расторгнуть договор, если знала или должна была знать, на каких условиях заключает договор (п. 3 ст. 428 ГК РФ). Думается, что положение Концепции о развитии гражданского законодательства Российской Федерации [2] об исключении последнего правила из Кодекса выглядит уместным и правильным. Подчеркивается, что подобное изменение будет упреждающим образом воздействовать на сильную сторону, навязывающую выгодные для нее условия посредством использования конструкции договора присоединения.

Более того, на защиту субъекта бизнеса как слабой стороны в договоре направлено и новое предложение по поводу редакции п. 3 ст. 428 ГК РФ. Теперь правила о договоре присоединения будут применяться и тогда, когда при заключении договора, не являющегося договором присоединения, условия договора определены одной из сторон, а другая сторона поставлена в положение, затрудняющее согласование иного содержания отдельных условий договора.

Новая редакция ст. 428 ГК РФ должна способствовать усилению положения бизнеса в некоторых правоотношениях. Речь идет, например, о договорах с кредитными организациями. Нередко банк, как более сильная сторона, навязывает контрагенту невыгодные для него условия кредитного договора, договора лизинга и т. п. Думается, очень важно создать правовой механизм, который уменьшил бы такую возможность кредитной организации. Изменение норм о договоре присоединения — важный шаг в этом направлении.

Ещё одним примером гражданско-правового соглашения, в котором одна сторона может оказывать влияние на другую, является публичный договор (ст. 426 ГК РФ). В данном случае законодатель защищает слабую сторону, т. е. ту, которая обращается к коммерческой организации, которая не может оказывать кому-либо предпочтение в отношении заключения подобного договора.

Проект ГК РФ предлагает заменить в ст. 426 ГК РФ указание на одну из сторон публичного договора: «лицо, занимающееся предпринимательской деятельностью» вместо «коммерческая организация». Это правильное изменение, продиктованное потребностями деловой практики и, в том числе направленное на защиту слабой стороны. К примеру, оказание платных образовательных и медицинских услуг соответствующими некоммерческими организациями не подпадало под действие данной статьи. Т.о. данные организации могли отказаться от заключения договора.

Некоторые изменения предлагается внести и в часть вторую ГК РФ. Так, на уровне Кодекса будет закреплена особая разновидность кредитного договора — «потребительский кредит» (ст. 821 ГК РФ в редакции проекта изменений ГК РФ). Указанное соглашение заключается между гражданином и кредитной организацией, которая объективно является более сильным субъектом рассматриваемого правоотношения в силу своих экономических, организационных, информационных возможностей. Именно поэтому закон должен предоставлять гражданам особые права, увеличивая, тем самым, обязанности их контрагентов.

До заключения договора потребительского кредита банки будут обязаны уведомлять потребителей обо всех обстоятельствах, влияющих на стоимость кредита: о порядке, сроках и условиях предоставления кредита, размере процентов за пользование кредитом, об иных платежах по договору, о графике платежей по договору, последствиях его несоблюдения заемщиком и др. (п. 2 ст. 821 ГК РФ в редакции проекта изменений ГК РФ). Если кредитор не исполнит обязанность по информированию заемщика, гражданин вправе отказаться от договора потребительского кредита путем возврата суммы кредита.

Особо отмечается, что в части, не урегулированной ГК РФ, отношения по договору потребительского кредита регулируются законом о потребительском кредите и законодательством о защите прав потребителей. Отметим, что закон о потребительском кредите до сих пор не принят, что негативно сказывается на защите граждан как участников подобных соглашений.

Одним из наиболее актуальных вопросов, касающихся изменений обязательственного права, является вопрос о необходимости введения общей диспозитивности договорного права. Так, например, Д. И. Степанов отстаивает необходимость законодательного закрепления презумпции диспозитивности норм договорного права. При этом императивные нормы предлагается специально обозначать каждый раз в законе, а также предоставить право судам выявлять императивные положения договорного права [10, с. 6–59]. Не вдаваясь в суть указанной дискуссии, отметим следующее. Совершенно справедливо указано в литературе, что одной из тенденций развития системы источников гражданского права является ориентация императивных норм на защиту более слабой стороны в правоотношении [6, с. 21]. Как отмечалось в литературе, слабой стороной может быть не только гражданин-потребитель, но и субъект бизнеса (например, в таких договорах, как контрактация, лизинг и многие другие) [5, с. 55–58]. Т.о. безграничное, необдуманное расширение диспозитивности негативно скажется на защите слабой стороны. Поэтому при решении вопроса о закрепления презумпции диспозитивности норм договорного права нужно быть очень аккуратным.

Изменения ГК РФ продиктованы в большей части судебной практикой. Именно поэтому в проекте изменений ГК РФ прослеживается тенденция к защите слабой стороны в гражданском правоотношении. Указанная тенденция имеет два направления: создание дополнительных возможностей для суда при защите слабой стороны (введение принципа добросовестности) и введение новых правовых механизмов осуществления и защиты субъективных прав и законных интересов слабой стороны.

Литература:

1.                  Федеральный закон от 30.12.2012 № 302-ФЗ «О внесении изменений в главы 1, 2, 3, 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации». СЗ РФ 31.12.2012, № 53 (ч. 1), ст. 7627.

2.                  Концепция от 07 октября 2009 года «Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации», принятая Советом при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства 07 октября 2009 года. // СПС «КонсультантПлюс» www.consultant.ru. (дата обращения: 18.09.2012).

3.                  Проект Федерального закона N 47538–6 «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты», принятый Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации в I чтении 27.04.2012 года. // СПС «КонсультантПлюс» www.consultant.ru (дата обращения: 11.09.2013).

4.                  Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 7 сентября 2011 г. № 15АП-8638/2011 по делу № А53–26634/2010 // СПС «КонсультантПлюс» www.consultant.ru. (дата обращения: 11.09.2013).

5.                  Волос А. А. Субъект предпринимательства как слабая сторона договора // Эволюция российского права: тезисы докладов XI Всероссийской научной конференции молодых учёных и студентов (Екатеринбург, 26–27 апреля 2013 года) / Уральская государственная юридическая академия. — Екатеринбург, 2013. Часть 1.

6.                  Долинская В. В. Источники гражданского права: Учебное пособие. М., 2005.

7.                  Вавилин Е. В. Осуществление гражданских прав и исполнение обязанностей. Саратов: СГАП, 2008.

8.                  Вавилин Е. В. Принципы гражданского права. Механизм осуществления и защиты гражданских прав / Е. В. Вавилин; ФГБОУ ВПО «Саратовская государственная юридическая академия». — Саратов: Изд-во ФГБОУ ВПО «Саратовская государственная юридическая академия», 2012.

9.                  Мечетин Д. В. Слабая сторона в договоре присоединения // Гражданское право. 2010. № 2.

10.              Степанов Д. И. Диспозитивность норм договорного права. К концепции реформы общих положений Гражданского кодекса РФ о договорах // Вестник ВАС РФ. 2013. № 5.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle