Автор: Бабич Елена Сергеевна

Рубрика: 4. История отдельных процессов, сторон и явлений человеческой деятельности

Опубликовано в

II международная научная конференция «Вопросы исторической науки» (Челябинск, май 2013)

Библиографическое описание:

Бабич Е. С. Трансформация представлений российских политиков об идеальном человеке в 1917–1938 гг. [Текст] // Вопросы исторической науки: материалы II междунар. науч. конф. (г. Челябинск, май 2013 г.). — Челябинск: Два комсомольца, 2013. — С. 34-37.

На протяжении различных эпох у различных народов существовал замысел построения идеального общества, своего рода идеального социального порядка, а проект идеального человека всегда являлся главной составной частью таковых социальных утопий. В конце XIX начале XX в. идеи о создании идеального общества и идеального человека были особенно популярны благодаря публикации трудов Чарльза Дарвина о естественном отборе, развитию медицины, успехам в генетике, популярности материализма и атеизма. В России это привело к тому, что генетика вторгалась в пределы религиозно-философских построений и идеологической доктрины, в виде евгенистических теорий. Некоторые из этих идей вновь обсуждаются в русле концепций особого пути и специфики России. Поэтому изучение и интерпретация идеологии и практики «формирования нового человека» будет полезна для расширения представления о них и для осмысления современных культурных практик адептов «революционного человека».

Идея стремления к социальному и экономическому равенству людей была особенно популярной для России первой трети XX века, в этот период разрабатывались проекты по созданию новых людей и нового антикапиталистического мира. Основными инициаторами и разработчиками концепции «нового человека» в послереволюционной России были Николай Бухарин, Лев Троцкий, Анатолий Луначарский и др. В своих разработках они конструировали модели человека в зависимости от собственных представлений о трудах К. Маркса, об атеизме и сверхчеловеке, о роли и месте человека в обществе, ближайших целей РКП(б).

Историография заявленной проблемы еще только складывается. Прежде всего, отметим работы О. А. Устинова [11], С. Г. Новикова и О. С. Забелинской [8]. Авторы рассмотрели основные характеристики идеального человека, условия его создания, причины подобных воззрений Н. И. Бухарина и А. В. Луначарского. Из философских работ выделим труды Г. Юдина [12] и А. Малахова [7]. Они делали акцент на философско-этическую составляющую проблемы, рассматривая сотворение «нового человека» в СССР в общемировом контексте. Интерес представляет и работа М. Геллера [3], особое место, в которой уделено именно воздействию роли государства на выработку у советского человека определённых качеств. Большое внимание автор уделяет анализу целей и способов идеологического влияния на граждан СССР. Вместе с тем приходится констатировать отсутствие исторических работ, освещающих весь комплекс проблем «формирования нового человека» в Советской России 1917–1938 гг.

В статье рассматривается трансформация идей о «новом человеке» в трудах политических деятелей России в 1917–1938 годов. При этом особое внимание уделяется трактовке физических и психических качеств человека, представлениям об идеале, норме и патологии людей.

Представления о модели «нового человека» в России после Октябрьского переворота 1917 были неоднородны, и менялась со временем. В 1920-е годы в ходу была модель «революционера-разрушителя старого мира». Лев Давидович Троцкий широко пропагандировал этот идеал в своих речах. В середине 1920-х г., в связи с провозглашением «строительства социализма», на смену модели революционера пришла модель «созидателя нового мира». Постулируется необходимость в «индустриальном человеке», «научно-организованном человеке» (НОЧ), «усовершенствованном коммунистическом человеке» (УСКОМЧЕЛ). Тогда от человека требовалась идейность, энергия и инициатива. Эти модели разрабатывались Николаем Ивановичем Бухариным и Анатолием Васильевичем Луначарским. Лев Давидович Троцкий также уделял внимание пропаганде идеального «коммунистического человека» будущего. Однако в дальнейшем Иосиф Сталин внес такие коррективы в эти идеи, что они изменили свою сущность.

Как уже отмечалось, первой моделью нового человека в России после Октябрьского переворота был идеал революционера. Её автором был Лев Давидович Троцкий (1879-1940). Он указывал, что задачей 1920-х еще не являлось воспитание или создание лабораторным путём человека будущего, гражданина коммуны. И в связи с этим он предлагал сформировать «конкретного человека нашей эпохи, который должен еще только бороться за создание условий, из которых вырастет гармонический гражданин коммуны» [9]. На данном этапе Троцкий предлагает создавать борцов, революционеров, которые были бы конкретно историческим, следовательно, временным типом [9]. Среди качеств, которые следовало формировать революционеру Л. Д. Троцкий выделял одновременное развитие телесных и духовных способностей, начитанность, ведение революционной деятельности, а также необходимость наличия друзей-революционеров за рубежом [9]. По его мнению революционер, был связан только с рабочим классом, имел свои особые психологические черты, качества ума и воли. Революционер, во-первых, не должен боятся применять беспощадное насилие; во-вторых, быть свободным от внутренних предрассудков религиозного, национального характера, то есть быть атеистом и интернационалистом; в-третьих, обладать мужеством в физическом смысле (не имел права быть трусом) и мужеством в идейном смысле (дерзание в действии, решимость на дела, опыт которых еще не проверен); в-четвёртых, он должен быть готовым ко всему. Внешний физический облик модели революционера Л. Д. Троцкий представлял как немного улыбающегося, худощавого, небольшого и подвижного, одновременно нервного и в то же время твёрдо уверенного и спокойного человека [9]. Безусловно, такая модель была создана Троцким для достижения определенной цели. Однако он и утверждал, что эта модель «революционера» была лишь временным идеалом. Действительным идеальным человеком будущего он считал более высокий общественно-биологический тип. Он писал, что это должен был быть гармонично развитый человек в физическом, психологическом и моральном аспектах. Среди таких качеств он выделял красоту, силу, ум, гармонично сложенное тело, ритмичные движения, музыкальный голос, равномерность развития, талантливость и одарённость. Обязательным было умение овладевать собственными чувствами и инстинктами, под этим Троцкий подразумевал подчинение разуму и воли процессов дыхания, кровообращения, пищеварения и оплодотворения в собственном организме человека. Так же идеал Л. Д. Троцкого должен быть обязательно здоров и не религиозен [10, с. 177–197].

В 1930-е годы в СССР среди партийных деятелей и марксистов различных направлений была популярной модель «созидателя нового мира». Среди наиболее известных разработчиков этой моделей были Николай Иванович Бухарин (1888–1938) и Анатолий Васильевич Луначарский (1875–1933).

Под идеальным человеком, в гуманистическом и антропологическом смысле Н. И. Бухарин понимал развитие полноценного, всесторонне развитого, «самого трудящегося коллективизированного человека» [1, с. 77,226]. Именно гармонично развитая личность в физическом, моральном и умственно-психологическом плане воспринимается Бухариным как целостный человек. Он выделял такие качества как интеллект, воля, доброта, добродетельность, способность человека приносить пользу обществу, быть производителем, держать баланс между гедонизмом и аскетизмом, быть высокоморальным [2, с. 390,479]. По мнению Н. И. Бухарина личность обязательно должна обладать красотой. С эстетической точки зрения смысл ее заключался в повышении эмоционального жизненного тонуса. Идеалом мужской и женской красоты он считал наиболее яркое выражение внешних черт чувственного образа, воплощающих идеальные характеры и качества. Это, прежде всего ум, мужество, благородство, нежность, сексуальные положительные черты [2, с. 479]. Он писал, что человек должен быть трудящимся, образованным и работоспособным, универсальным в своём развитии физических и умственных качеств [1, с. 71,86]. Также быть свободным во всех аспектах развития, в независимости от половой и национальной принадлежности [1, с. 203]. Личность по Бухарину является противоположностью «серому человеку», проектируемая им личность обладает культурностью, общественной активностью, целостностью, объединяющей интеллект и характер. Такая личность обладает и страстностью, героизмом, готовностью идти на риск, отвагой, инициативностью, упорством, смелостью, мужественным хладнокровием или страстью в достижении поставленной цели [1, с. 158,162]. У Бухарина не идёт речь об образовании стандартизированных, так сказать, «средних», «гармоничных личностей», у которых есть всего понемножку (немного эстетической красоты, немного добра, немного здоровья) [1, с. 103–104]. Основными критериями отличия личности от стандартного идеального человека по Н. И. Бухарину является вдохновение, фантазия и особенно талант. Именно таланту он уделял особое внимание, так как по его словам герои СССР это люди — таланты в своей области [1, с.70].

Среди разработчиков моделей «строителей нового мира» выделялся глава Наркомата просвещения Анатолий Васильевич Луначарский. Он пропагандировал воспитательный проект формирования «нового человека», призванного реализовать план индустриальной модернизации страны [8, с. 10–13]. А. В. Луначарский, как и Н. И. Бухарин ориентировался на антропологический идеал человека, и на личность. Однако для Луначарского были характерны особое внимание к вопросам морали, этики, культуры [6, с. 290]. Именно поэтому его идеалу «нового человека» подобен богочеловек Ницше, то есть обожествление всего самого лучшего в человеке, всех наивысших достижений человечества. Среди важных качеств он отмечал любовь к идеям, внимательность, человеколюбие, дух солидарности, индивидуализм как разнообразие, уникальность способностей, ставил задачу быть мастером своего дела, подчеркивал преданность идее, общим задачам и своему делу. Он так же указывал на необходимость отзывчивости, внимательность к другим людям, призывал вести здоровый, активный, трудолюбивый образ жизни, предлагал развивать универсальность интересов, возможностей и познаний, заинтересованность [5, с. 292]. Особенно важным было и то, что он выдвигал требования быть честным, трудолюбивым, миролюбивым, обязательно толерантным человеком с сильной волей [5, с. 291–292].

Все эти качества и характеристики проектировались Луначарским в период форсированной модернизации, требовавшей подчинить интересы индивида потребностям социума, ради победы в гонке с индустриальным Западом. Таким образом, идеал «нового человека», проектировавшийся Н. И. Бухариным и А. В. Луначарским, сочетал в себе антропоцентризм, дополненный социоцентризмом, с ориентиром на личность и подкреплённый утилитарными соображениями.

С установлением в партии единоличной власти Сталина модель формируемого человека меняется. И. В. Сталин исповедовал совершенно другие представления о людских ресурсах и нуждах партии. Его идеал «советского человека», заключался в деятельности на благо государства, этот человек должен был быть частью рабочей массы, он должен чувствовать себя «винтиком» гигантской машины государства [3, с. 9–11]. В противоположность антропологической ориентации на развитие личности был принят новый идеал — человека-исполнителя. Идеалом стал человек подчинённый дисциплине, которую государство поддерживает наказаниями [11, с. 118]. Формировался человек, чувствующий себя лишь незаметной деталью чего-то большего и более важного [3, с. 34–36]. Важнейшими качествами «советского человека» пропагандировались коммунистическая идейность, партийность, преданность идеалам партии, труд как цель и смысл жизни, коллективизм, беспредельная преданность социалистической многонациональной Родине. В пропаганде на первый план выдвигается необходимость формирования ответственности за страну, грамотность и начитанность, неприхотливость готовность к трудностям и жертвам [3, с. 28–32]. В литературе уже указывалось, что такой человек обладает идеалогизированным сознанием, испытывал страх от бесчисленных запретов и дефицита [3, с. 29–31].

Таким образом, все рассматриваемые идеи объединяло единство содержания, потому как целью было и оставалось создание инструмента для строительства нового мира, или новой власти. Каждая из таких моделей «Советского человека», включая временные, и непризнанные правящей партией, содержат как основную черту — чувство принадлежности к государству, ощущение себя частицей государственной машины, членом коллектива. Модель «социалистического человека» была неоднородной и содержала внутреннюю дифференциацию, которая зависела в первую очередь от проводимого политического курса партии, который менялся со временем, а так же от различий в трактовках понятий «социализма» и «коммунизма» у различных политических деятелей. Именно поэтому провозглашались различные типы «социалистического человека».

В первой трети ХХ века во многих странах для характеристики идеального человека использовались идеи о комфортной, счастливой и долгой жизни [12, с. 521]. Такие ценности вступали в противоречие с реальным «советским человеком», им стал безликий исполнитель, часть общей массы, подчинённый одной дисциплине, конформист. Однако для абсолютного большинства была также характерна вера в коммунистическое будущее, романтизм и представление о приоритете общественных интересов над личными. Такая раздвоенность сознания будет важной чертой «советского человека».

Литература:

1.                 Бухарин, Н. И. Социализм и его культура [Текст]: произведение / Н. И. Бухарин // Тюремные рукописи Н. И. Бухарина: в 2-х книгах. — М.: АЙРО-ХХ, 1996. — Кн. 1. — С. 50–216.

2.                 Бухарин, Н. И. Философские арабески [Текст]: произведение / Н. И. Бухарин // Тюремные рукописи Н. И. Бухарина: в 2-х книгах. — М.: АЙРО-ХХ, 1996. — Кн. 2. С. 220–528.

3.                 Геллер, М. Машина и винтики: История формирования советского человека [Текст]: монография / М. Геллер. — М.: МИК, 1994. — 336 с.

4.                 Луначарский, А. В. Мораль и свобода [Текст]: статья / А. В. Луначарский // Красная новь. — М.: Красная новь, 1923. — № 7. — С. 130 –136.

5.                 Луначарский, А. В. О воспитании и образовании [Текст]: сборник / сост., Г. Д. Днепров, К. С. Ершова, Ф. С. Озерская; ред. Н. В. Кондашова /А. В. Луначарский. — М.: Педагогика, 1976. — 631 с.

6.                 Луначарский А. В. Этюды критические и полемические [Текст]: произведение / А. В. Луначарский. — М.: Изд. журн. «Правда», 1905. — 410 с.

7.                 Малахов А. Брак рода человеческого [Текст]: статья / А. Малахов // Вопросы культурологии. — М.: Панорама, 2006. — Т. 12. — С. 41- 44.

8.                 Новиков, С. Г., Забелинская, О. С. Разработка А. В. Луначарским идеала «Нового человека»: ретроспективный взгляд [Текст]: статья / С. Г. Новиков, О. С. Забелинская // Учебный эксперимент в образовании. — Саранск, Изд-во МГПИ, 2011. — № 4 — С. 10–14.

9.                 Троцкий, Л. Д. Задачи коммунистического воспитания [Эл. ресурс]: [речь от 18 июня 1923г.] // www.magister.msk.ru/library/trotsky/trotl965.htm [дата обращения: 1.03.2013].

10.             Троцкий, Л. Д. Искусство революции и социалистическое искусство [Текст]: произведение / вступ. ст. Ю. Борев // Литература и революция — М.: Политиздат, 1991. — 400 с.

11.             Устинов, О. А. Реконструкция Антропологического идеала К. Маркса в поздних работах Н. Бухарина [Текст]: статья / А. О. Устинов // Вестник Университета Российской академии образования. — М.: ПОЛИМАГ, 2006. — № 4. — С. 116–119.

12.             Юдин, Б. Г. Сотворение трансчеловека [Текст]: статья / Б. Г. Юдин // Вестник РАН. — М.: Наука, 2007. — Т. 77. — № 6. — С. 520–527.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle