Библиографическое описание:

Евдокимова О. В. Рыболовство в традиционном мировоззрении коми-пермяков [Текст] // История и археология: материалы междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, ноябрь 2012 г.). — СПб.: Реноме, 2012. — С. 78-80.

Человек в своей активной деятельности постоянно соприкасается с миром природы. Хозяйственные занятия часто формируют направление творческой народной мысли, развитие и трансформацию мифологических представлений.

В этнокультурной традиции деятельность общества складывается из ряда норм и ритуалов, примет и запретов, а также из своеобразного диалога с мифологическими персонажами.

Коми-пермяки с ХV в. – православные христиане, однако образы низшей мифологии (лешие, водяные, домовые) в отличие от языческих божеств высшего ранга сумели сохранить свое первоначальное естество, они продолжали нести у коми-пермяцкого промыслового населения древнюю функцию духов – хозяев мест.

Результативность рыбного промысла коми-пермяки связывали с настроениями водяного духа – Вакуля. Куль по отношению к рыбакам выступает в разных ролях: он может быть их помощником, одаривающим рыбой, регулятором количества улова и злобным существом, пугающим рыбаков, портящим их снасти. В большинстве случаев та или иная функция духа зависит от действий самого человека.

Судя по опубликованным источникам и рассказам старожилов, Водяной показывался из воды в виде огромного человека с большой головой, с темно-зелеными глазами илистыми волосами, одетого в зеленый кафтан. Крупных старых щук часто принимали за живое воплощение этого духа, особенно тогда, когда щуки стояли в воде головой по течению, а не против, как обычно стоят рыбы. Таких щук остерегались бить острогой, так как верили, что они в силах обратить острогу против самого рыбака. У коми-пермяков было зафиксировано поверье, что в оз. Адты (Гайнский район) обитает огромная щука – хозяин всех рыб. Она позволяет рыбачить на озере всем желающим, но время от времени взамен забирает то лодку, то сеть, то собаку, а иногда и человеческое дитя [4, с. 124]. Встреча с кулем всегда представлялась предупреждением о грозящем несчастье. И, чтобы Куль и кульпияны не вышли из воды, на берегу ставили крест или звонили в колокол.

Учитывая свои сложные отношения с Водяным, коми-пермяки приурочивали к началу рыболовства обряд жертвоприношения воде – «дарили воду»: задабривали водяного яйцами, блинами, хлебом и даже деньгами и кусками ситца [6, с. 289].

В качестве дара оставляли сигареты, а также пойманную рыбу. При строительстве запруды для промысловых целей один из рыболовов, слывущий в народе знающим тöдiсь, признался, что обещал человечью «голову» водяному взамен на ее прочность [1, с. 86]. Вера в необходимость и эффективность приношения жертвы бытует и в настоящее время.

Другим выражением почитания водоемов и Вакуля является устная форма благодарения, произносимая после удачного улова.

Для подчинения себе водяных и «приманивания» рыбы коми-пермяки использовали различные «наговоры». В День Cв. Петра и Павла они обращались к Петру с молитвами об успешном лове рыбы. Провожая мужа на промысел, хозяйка приговаривала: «Сет, Петр-Павел, чери». («Дай, Петр-Павел, рыбу») [3, с. 127-130].

Перед самим рыболовным процессом «наговаривали»: «Ловись рыбка большая и маленькая». Если первый клев был удачным, вновь наживали на крючок приманку и говорили: «Дай бог не последнюю» [1, ПМ].

Для того, чтобы рыболовный процесс прошел успешно, в Великий четверг было принято бросать мерёжу посреди двора. Спустя некоторое время рыболовы мерёжу убирали, клали на место, показав, что порыбачили [2, ПМ].

Благоприятным днем для ловли рыбы считался и Ильин день (2.08). Тогда применялся один из самых распространенных способов рыболовства – лучение рыбы [3, ПМ].

В Кочевском районе в День Николая Чудотворца было принято ходить на реку. По легенде, в ней жила русалка, которая часто забирает к себе местных жителей. В дар жителям реки приносили чучело из использованного банного веника, чтобы чувствовался человеческий запах. Куклу в воду опускал обязательно мужчина, он и просил о спасении: «Забери эту куклу в дар, у нее родных и близких нет! По этой кукле никто плакать не будет, а таких, как мы, с собой не берите». Затем опускали чучело в воду, и колдовали. Стоит отметить, что вместе с чучелом в воду бросали и краюшку хлеба, чтобы рыбы было вдоволь [1, ПМ].

Особое внимание рыболовы округа обращали на природные явления и время года. Когда цвели черемуха и рябина хорошей добычей рыболова были окунь, лещ, красноперики. А когда цвела рожь - пескари, аргыши, караси. Если цвел шиповник – шаклей [4, ПМ]. Когда цвел шиповник, ар (красноперик) становился красным. Цветение миновало – он принимает обыкновенный вид, не красный [5, ПМ].

Рыбу ловили круглый год, но основной промысел падал на летние и первые осенние месяцы. Использовали невод, применяли ветель. Тихая солнечная погода считалась наиболее удачной для клева. Дождь мешал удачной рыбалке. Зимой ставили морды (или по течению, или напротив ставилась: если рыба вверх поднимается, по течению, тогда морду к верху надо ставить, и наоборот. В ноябре вверх идет налим и хариусы).

Уяснение причинной связи между подготовкой к рыбалке и результатами лова приводило к появлению многих поверий и примет среди населения округа.

Юсьвинские рыболовы готовились к дождливой погоде, если вылавливали кровянистую рыбу, а к солнечной – вёдру, если пойманная рыба не кровила [3, с. 143].

Бытовало поверье в «капризные» озера, где нельзя было ловить рыбу в грязной и сырой одежде, употреблять сети, не просохшие еще после лова в другом месте, бросать мусор в воду или на берегу, воспрещались ссоры или вражда между участниками рыбной ловли. При не соблюдении правила вместо рыбы в сети попадался конский навоз или же под «нечистым» рыбаком лодка вдруг начинала погружаться в воду.

Рыбаки Косинского района перед уходом на промысел, подкидывали вверх рукавицы, при этом произносили: «ну-ка, рыба попадет или нет мне?» Если рукавица падала пальцем вниз – попадет, и наоборот (если пальцем вверх – рыболовный процесс окажется неудачным). Если человека наполняли злые мысли, он предпочитал не ходить на рыбную ловлю [6, ПМ].

Информанты рассказывали, что утром перед рыболовством не рекомендовалось топить печь, труба должна была оставаться закрытой, чтобы несчастья не было [6, ПМ].

Бытовало и такое поверье: когда рыба начинала метать икру (об этом свидетельствовали растения, птицы: шиповник зацветает, значит окунь нереститься начинает. Кукушка начинает куковать, плотва начинает нереститься), колокола не звенели, чтобы не испугать рыбу [1, ПМ].

Было принято уважительно относится к пойманной рыбе. Нельзя было ее оскорблять, мять руками, отдавать собакам, позволять детям играть с ней. Особенно оскорбительным для рыбы считалось выбросить ее на улицу [5, с. 184].

В запретных действиях можно проследить остатки бытового полового табуирования. Поскольку, промысловая деятельность считалась мужским занятием, прикосновение женщин к орудиям промысла могло повлечь за собой неудачу на промысле. Перед рыбной ловлей, после интимного общения с женщиной, необходимо было пройти очищение путём омовения тела. Во время критических дней женщинам не позволяли ловить рыбу сетями, иначе вода и сеть становились «нечистыми».

Среди запретных действий следует отметить следующие воспрещения: запрещалось срезать удочки вблизи муравейника, чтобы не ловить одну мелочь; нельзя было плевать или наступать на сети и удочки, перешагивать через них женщинам; не вырезалось удилище из дерева, наклонившегося на полдень, чтобы рыба не срывалась с крючка; нельзя было брать на рыбалку еду из рыбы; не мели полы и не выносили мусор из дома, если кто-то уходил на рыбную ловлю; перед рыболовством было запрещено курить - считалось, что рыба чует запах [5, с. 213].

Важное место в традиционном рыболовстве занимали магические действия и предметы, наделяемые сверхъестественными силами. Например, дыму приписывалась очистительная сила. Этот обряд получил название окуривание. Рыбаки на Иньве, если рыба переставала попадаться в невод, верили, что подействовала сверхъестественная сила. В этом случае поступали следующим образом: вытаскивали невод на берег, разводили костер и забрасывали его травой, направляя дым на невод. Потом и сами рыбаки очищались, проходя через дым.

Большое магическое значение придавали зубам щуки. В деревне Чажегово Гайнского района рыбаки обрезывали из бересты щучью челюсть, объясняя это тем, что щука – рыба святая, и любит, когда ее поминают, это означало – рыбалка будет удачной [3, с. 140].

В Коми-Пермяцком округе рыба входила в состав не только будничных, но и праздничных, и поминальных блюд. Важную роль играл рыбный пирог, включавшийся, коми-пермяками в различные обрядовые действия. Обоснование подобной значимости рыбного пирога можно найти в одном из коми-пермяцких преданий, согласно которому чудские люди для того, чтобы ублажить Висела, лесного царя у леших, стряпали рыбный пирог из окуней, любимое его кушанье [2, с. 219].

Связывая щуку с кулем, коми-пермяки избегали выпекать поминальные пироги с этой рыбой, подчас и вовсе отказывались употреблять ее в пищу.

Рыбным пирогом обязательно угощались во время трапезы, которой отмечалась установка матицы – важной конструкции потолка жилища. Перед тем как поднять матицу, коми-пермяки поясами привязывали к ней рыбный пирог, завернутый в белый холст как символ будущего довольства хозяина дома. Рыбный пирог выпекался на здоровье людям и для благополучной жизни в новом доме [3, с. 164].

Такой пирог был существенной частью родильного обряда. Навещая роженицу, как русские, так и коми-пермяцкие женщины обязательно приносили рыбный пирог, игравший важную роль в ритуалах, направленных на благополучие семьи.

Итак, рыболовство коми-пермяцкого народа в значительной мере зависело от природного фактора, а также от своеобразного диалога с мифологическими персонажами, что способствовало формированию творческой народной мысли, развитию и трансформации мифических представлений.


Литература:

  1. Голева Т.Г. Мифологические персонажи в системе мировоззрения коми-пермяков. /СПб.: Издательство «Маматов», 2011. - 272 с.

  2. Заветный клад: Избранная коми-пермяцкая народная проза и поэзия. / Кудымкар, 1997. - 219 с.

  3. Кирьянов И.К., Коренюк С.Н., Чагин Г.Н. Рыболовство в Пермском крае в стародавние времена. – Пермь: «Книжный мир», 2007. – 168 с.

  4. Климов В.В. О чем говорят названия Пармы. Кудымкар, 1971. – 156 с.

  5. Конаков Н.Д. Коми охотники и рыболовы во второй половине 19 – начале 20 в. / М., 1983. – 248 с.

  6. Смирнов И.Н. Пермяки: историко-этнографический очерк. – Казань, 1891. – Т. IX.- Вып.2. 289 с.


Полевые материалы автора:

        1. Полевые материалы автора: Кочевский район, д. Кузьмино, Хомяков Михаил Андреевич 1949 г.р., Хомякова Тамара Ивановна 1952 г.р.

        2. Полевые материалы автора: Юсьвинский район, д. Б.Они, Ошмарина Евдокия Филипповна 1926 г.р.

        3. Полевые материалы автора: Косинский район, д. Кривцы, Колегова Мария Трофимовна 1925 г.р.

        4. Полевые материалы автора: Юсьвинский район, д. Андроново, Климова Александра Алексеевна, 1935 г.р.

        5. Полевые материалы автора: Кудымкарский район, д. Балкачи, Рыбъяков Николай Матвеевич 1930 г.р.

        6. Полевые материалы автора: Косинский район, с. Пуксиб, Голева Ирина Александровна 1928 г.р.



Обсуждение

Социальные комментарии Cackle