Библиографическое описание:

Дубонос И. И. Осень патриарха: второй президентский срок Рафаэля Кальдеры как кончина IV республики в Венесуэле [Текст] // История и археология: материалы междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, ноябрь 2012 г.). — СПб.: Реноме, 2012. — С. 13-15.

В 1990-е гг. Венесуэлу сотрясали удары глубокого экономического кризиса и политических скандалов. Громко заявившее о себе попыткой переворота в 1998 г. боливарианское движение рвалось к власти, находя себе новых и новых сторонников. IV республика (условное название периода 1830-1999 гг. в политической истории Венесуэлы [1]) доживала свои последние дни.
Нужно сказать, что кризисы были в истории Венесуэлы и раньше: Федеральная война в середине XIX века, диктатура Гомеса в начале и Переса Хименеса в середине XX века. Но в этот раз кризис приобрел особенно опасную форму, поскольку политические проблемы соседствовали и были связаны с экономическими. В этой ситуации IV республику могло спасти только чудо. Чуда можно было бы ждать от молодого, сильного правителя — но его не было.

Рис. 1. Рафаэль Кальдера в годы своего второго...


Последним правителем IV республики стал Рафаэль Кальдера, глубокий старик, который вторично (после срока 1969-1974 гг.) вступил в должность президента в возрасте 78 лет. Он пытался спасти IV республику, но не преуспел — старый и уставший, он не смог обуздать молодого Уго Чавеса, который в 1998 г. выиграл выборы, в 1999 г. став последним президентом Венесуэлы, принесшим клятву на Конституции 1960 г. Конституции, одним из авторов которой был Рафаэль Кальдера.
Кальдера был одним из символов IV республики. Крупный российский исследователь Э.С. Дабагян назвал его «патриархом венесуэльской политики» [2], и с этой оценкой нельзя не согласиться. Кальдера, начав свою политическую деятельность еще при правлении Элеасара Лопеса Контрераса в 1936 г., когда он основал Национальный союз студентов, стал, наряду с Ромуло Бетанкуром, одним из архитекторов послепересовской Венесуэлы, заложив основы той политической системы, которая господствовала в 1960-1998 гг.
Но его приход к власти в 1994 г. показал кризис, охвативший созданный им же режим. Здесь следует несколько подробнее разъяснить ситуацию. Созданная Кальдерой и Бетанкуром политическая система базировалась на двух основных документах: «Пакте о перемирии» и «Пакте Пунто-Фихо».
«Пакт Пунто-Фихо» получил свое название по месту подписания — крупнейшему на тот момент городу штата Фалькон Пунто-Фихо [3, c. 803], где тогда располагалась резиденция Рафаэля Кальдеры [2, c. 116], в которой и был 31 октября 1958 г. подписан этот документ. Выработанный Кальдерой, имевшим профессиональное юридическое образование, при сотрудничестве с членами своей Социал-христианской партии, а также партии Демократическое действие, пакт был гарантом создаваемой венесуэльской демократической государственности. По условиям этого соглашения, лидеры указанных трех крупнейших партий (ДД, СХП и Республиканско-демократического союза) гарантировали, что вне зависимости от результата выборов в Национальную Ассамблею однопартийное правительство не будет сформировано. Гарантировалось как минимум выслушивание правительством всего спектра мнений, отказ от сектантства (имевшего место быть в годы «трехлетия ДД» в 1945-48 гг.) в политике [4].

Рис. 2. ... и первого президентского сроков.


Другой основополагающий документ — «Пакт о перемирии» — был подписан между руководством предпринимательских организаций и профсоюзов еще в апреле 1958 г. В нем подчеркивалась недопустимость забастовок, вместо которых в случае трудовых конфликтов между предпринимателями и их наемными рабочими предлагалось обращаться к посредничеству арбитражных комиссий, состоящих из представителей государства, профсоюзов и организаций предпринимателей. Постулировалось также построение отношений между рабочими и предпринимателями на базе коллективных соглашений, а не индивидуальных договоров. [2, c. 117]
Особенностью обоих этих документов было то, что они были острием своим направлены против крайних левых сил. Пакт Пунто-Фихо устанавливал господство на легальной политической арене трех указанных партий, которые сформировали коалиционное правительство, не допустив к власти представителей КПВ. Пакт о перемирии исключал коммунистов из переговорного процесса между рабочими и предпринимателями.
Эти два документа, легшие в основу режима, определили его специфику — Республика Венесуэла в 1960-1998 гг. была государством безусловно антикоммунистическим. Коммунисты оказались исключены из большой политики, превращены в маргиналов [5, c. 58-59]. Возникшая трехпартийная (с начала 1970-х фактически ставшая двухпартийной) система могла быть устойчива лишь в условии наличия общего врага — левых, борьба с которыми сплачивала три партии, две из которых (ДД и СХП) стояли на центристских позициях, а одна — на правых (РДС).
Особенностью Венесуэлы в этих условиях было то, что наблюдалась весьма своеобразная форма социального контракта, когда находившиеся у власти центристы активно направляли доходы, получаемые от нефтеэкспорта, на социальную сферу в обмен на поддержку населением сложившейся политической системы. Этот нефтеэтатистский договор позволял Венесуэле оставаться островком стабильности в бурные 1960-80-е гг.
Но резкое падение цен на нефть в конце 1980-х [6] и последовавшее за этим не менее резкое падение ВВП Венесуэлы [7] привели к прекращению действия этого социального контракта — у правительства кончились деньги для «выплат» по своим обязательствам. Неолиберальное правление Карлоса Андреса Переса подлило масла в огонь, резко поляризовав общество, финалом чего стала попытка переворота, осуществленная левыми офицерами во главе с Уго Чавесом 4 февраля 1992 г.
В этой ситуации Кальдера понял, что Венесуэла идет к революционной катастрофе. Он попытался спасти ситуацию, выступив против президента Переса в Национальной ассамблее [8, c. 125]. Это обозначало для него неизбежное выступление со вполне левыми идеями, что, как уже было сказано выше, было абсолютно неприемлемо для венесуэльского истеблишмента, который ополчился против него. Кальдера был вынужден покинуть СХП, бессменным лидером которой он был с момента основания, и выступить на выборах 1993 г. самостоятельно [9, c. 48]. Его поддержал только созданный им же в процессе предвыборной кампании блок малых левых партий, получивший название «Конвегенция». Вместе с тем, в такой ситуации ему удалось одержать победу над представителями традиционных «партий Пунто-Фихо».
Вновь пришедший к власти профессиональный юрист Кальдера недооценил значение экономики. Пытаясь установить социальный мир в стране, он не учел продолжающийся экономический кризис, который не позволял возобновить действие нефтеэтатистского социального контракта. В этой ситуации его «Проект страны» оказался неосуществим и привел лишь к углублению кризиса и усилению протестных настроений в обществе [10, c. 35-36]. Кальдера оказался вынужден вернуться к неолиберальным методам Карлоса Андреса Переса. Введя в действие план «Задачи Венесуэлы», предусматривавший обширные неолиберальные преобразования, он был вынужден осуществлять и отстаивать политику, противоположную той, которую он обещал обществу в своей предвыборной программе. Так, в 1996 г. он заявлял: «Для снижения бюджетного дефицита до контролируемого уровня нужно приложить максимум усилий, предпринять болезненные для населения шаги, но иначе нам не удастся преодолеть кризис и отсечь голову гидре инфляции. <...> График приватизации будет жестко выполняться. <...> Одна из самых неотложных [мер – И.Д.] — либерализация обменного курса национальной денежной единицы — боливара» [11, c. 10-11].

Рис. 3. Уго Чавес после провала мятежа 4 февраля 1992 г.


Население, особенно беднейшие его слои, в ответ на эти слова покидали лагерь Кальдеры, который, по меткому выражению Марко Куполо, «под патронажем МВФ менял свою ориентацию» [9, c. 49]. Покидая его лагерь, они устремлялись к боливарианцам, лидер которых, Уго Чавес, заслужил славу непримиримого борца с IV республикой.
Ситуация с Уго Чавесом была еще одним стратегическим просчетом Кальдеры. После того, как в результате событий 4 февраля 1992 г. тот оказался в тюрьме, его тюремная камера практически сразу превратилась в боливарианский политический штаб, куда к опальному полковнику стекались все те, кто был недоволен существующим порядком вещей и хотел его изменить (или использовать желающего его изменить Чавеса в своих интересах). Оставлять Чавеса в тюрьме, создавая вокруг него героически ореол страдающего честного борца с режимом, было в высшей степени неразумно. В этих условиях для Кальдеры самым верным было бы убрать Чавеса из Венесуэлы, т.е. выслать его как государственного преступника (благо, прецедент такого решения в отношении Переса Хименеса уже имел место быть [12, p. 287]) из страны. Но вместо этого Кальдера решил попытаться использовать Чавеса в своих интересах: действительно, Чавес, вставший на сторону Кальдеры и выступающий как его наследник дал бы тому огромный политический капитал, тем более что Конституция 1960 г. не допускала переизбрания Кальдеры. Кальдера амнистировал Чавеса, а тот ответил: «Нет, я не пойду с Кальдерой, а на улицу, в катакомбы, к народу» [8, c. 136].
В результате ситуация для Кальдеры стала еще хуже, чем была тогда, когда Чавес сидел в тюрьме — оттуда он хотя бы не мог участвовать в выборах, на которые он пошел во главе «Движения V Республика». Само название этой политической силы указывало на их желание провести коренную перестройку венесуэльской государственности, чего так боялся и не хотел Кальдера.
Итогом просчетов Рафаэля Кальдеры в политике и экономике стал приход этого радикала к власти. Кальдера, который делал все ради сохранения IV республики, фактически стал ее могильщиком. Инаугурация 2 февраля 1999 г. Уго Чавеса стала концом IV республики — того режима, сохранение и укрепление которого можно назвать целью всей деятельности Рафаэля Кальдеры.

Литература:
  1. Las 5 Repúblicas de Venezuela [Resourso electronico]. – Regimen de acceso: http://www.venezuelatuya.com/historia/cinco_republicas.htm. – Data de acceso: 6.10.2012.

  2. Дабагян, Э.С. Патриарх венесуэльской политики / Э.С. Дабагян // Латинская Америка. – 1997. – №8-9. – С. 111-132.
  3. Punto-Fijo // The New Encyclopaedia Britannica. – 15-th ed. – Ch., 2002. – Vol. 9. – P. 803.

  4. Texto de Pacto de Punto Fijo // Analitica.com [Resourso electronico]. – Régimen de acceso: http://www.analitica.com/bitblioteca/venezuela/punto_fijo.asp. – Data de acceso: 6.10.2012.
  5. Дабагян, Э.С. Венесуэла: Основные вехи политического развития в XX веке / Э.С. Дабагян // Новая и новейшая история. – 2008. – № 5. – С. 48-67.
  6. Oil Price History and Analysis // WTRG Economics [Electronic resource]. — Mode of access: http://www.wtrg.com/prices.htm. — Date of access: 20.09.2012.

  7. GDP Growth Rate // Google Public Data Explorer [Electronic resource]. — Mode of access: http://www.google.com/publicdata/explore?ds=d5bncppjof8f9_&hl=en_US&dl=en_US

  1. #!ctype=l&strail=false&bcs=d&nselm=h&met_y=ny_gdp_mktp_kd_zg&scale_y=lin&ind_y=false&rdim=region&idim=country:VEN&ifdim=region&tstart=-261370800000&tend=

  2. 969397200000&hl=en_US&dl=en_US&ind=false. — Date of access: 20.09.2012.

  1. Сапожников К. Уго Чавес / Константин Сапожников. — М. : Молодая Гвардия, 2011. — 470 [10] с.
  2. Куполо, М. Нефть и политика / Марко Куполо // Латинская Америка. – 1997. – № 1. – С. 44-50.
  3. Гонсалес, Ф. "Задачи Венесуэлы": истоки, проблемы, перспективы / Франклин Гонсалес // Латинская Америка. – 1997. – № 1. – С. 34-43.
  4. Кальдера Р. Альтернативы у нас нет [ежегодное послание президента Национальному конгрессу] / Рафаэль Кальдера // Латинская Америка. – 1997. – № 1. – С. 6-13.
  5. Perez Jimenes, Marcos // The New Encyclopaedia Britannica. – 15-th ed. – Ch., 2002. – Vol. 9. – P. 286-287.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle